Институт Инновационного Проектирования | Роберт Хайнлайн ЗВЕЗДНЫЙ ДВОЙНИК
 
Гл
Пс
Кс
 
Изобретателями не рождаются, ими становятся
МЕНЮ
 
   
ВХОД
 
Пароль
ОПРОС
 
 
    Слышали ли Вы о ТРИЗ?

    Хотел бы изучить.:
    Нет, не слышал.:
    ТРИЗ умер...:
    Я изучаю ТРИЗ.:
    Я изучил, изучаю и применяю ТРИЗ для решения задач.:

 
ПОИСК
 
 



 


Все системы оплаты на сайте








ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
сертификация инноваторов
инновационные технологии
БИБЛИОТЕКА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ
Это интересно
ПРОДУКЦИЯ
 

 


Инновационное
обучение

Об авторе

Отзывы
участников

Программа
обучения

Вопрос
Ю.Саламатову

Поступить на обучение

Общественное
объединение



Молодому инноватору

FAQ
 

Сертификация
специалистов

Примеры заданий

Заявка на
сертификацию

Аттестационная
комиссия

Список
аттестованных
инноваторов

Инновационное
проектирование

О компании

Клиенты

Образцы проектов

Заявка
на проект

Семинары

Экспертиза проектов

   

Книги и статьи Ю.Саламатова

Теория Решения Изобретательских Задач

Развитие Творческого Воображения

ТРИЗ в нетехнических областях

Инновации 
в жизни науке и технике

Книги по теории творчества

Архивариус РТВ-ТРИЗ-ФСА

Научная Фантастика
 
 
Статьи о патентовани
   

Наука и Техника

Политика

Экономика

Изобретательские блоги 

Юмор 
 
Полигон задач

ТРИЗ в виртуальном мире
медиатехнологий
       

Книги для
инноваторов

CD/DVD видеокурсы для инноваторов

Програмное обеспечение
инноваторов

Покупка
товаров

Отзывы о
товарах
           

Роберт Хайнлайн ЗВЕЗДНЫЙ ДВОЙНИК

 

Посвящается Генри и Кэтрин Каттнер

1

 

Если за столик к вам подсаживается человек, наряженный, точно последняя деревенщина, но подающий себя так, будто застолбил все вокруг и не прочь прикупить еще, он наверняка из космачей.
Ничего удивительного. На службе он – Хозяин Вселенной, а когда ноги его попирают низменный прах земной – понятно, вокруг сплошь одни «кроты» – сидят, нос из норы высунуть боятся. А что до костюма – то какой спрос с человека, который почти всю жизнь не вылезает из летной формы? Ясное дело, колеся взад-вперед по Системе и не видя земного неба месяцами, трудно уследить, как нынче одеваются в обществе. И потому любой космопорт – отличная кормушка для целой тучи этих, прости меня, Господи, «портных». Они-то всегда радешеньки обслужить еще одного простака «по последней земной моде».
Я с первого взгляда понял, что этого парня угораздило довериться Омару-Палаточнику. На первое – широчайшие накладные плечи, на второе – шорты, такие короткие, что когда хозяин их сел, его волосатые ляжки оказались у всех на виду, а на десерт – кружевная сорочка, даже на корове смотревшаяся бы куда лучше.
Но свое мнение насчет одежды я сберег при себе, а вместо этого на последний полуимпериал угостил парня выпивкой, полагая, что выгодно поместил капитал – известно, как космачи обращаются с деньгами.
Мы сдвинули бокалы.
– Ну, чтоб сопла не остыли!
Так я в первый раз допустил ошибку насчет Дэка Бродбента. Вместо обычного: «И ни пылинки на трассе», или, скажем, «Мягкой посадки», он, оглядев меня с ног до головы, мягко возразил:
– С чувством сказано, дружище, только с этим – к кому-нибудь другому. Сроду там не бывал.
Вот тут бы мне еще разок не соваться со своим мнением. Космачи вообще нечасто заглядывают в бар «Каса-Маньяны» – не любят они подобных заведений, и от порта не близко. И раз уж один такой завернул – в «земном» наряде, да еще забрался в самый темный угол и не хочет, чтобы в нем узнавали космача, – это его дело. Я ведь и сам выбрал этот столик имея в виду обозревать окрестности, не засвечиваясь, – наодалживал по мелочи у того, у другого. Ничего особенного, однако иногда достает. Так мог бы и догадаться, что парень тоже себе на уме, и отнестись соответственно…
Но язык – он, знаете, без костей, а тут и вовсе с цепи сорвался. Любит он у меня пожить собственной жизнью, привольной и дикой.
– Не надо, адмирал. Если вы – крот, то я – мэр Тихо-Сити. И могу поспорить – на Марсе пьете куда чаще, чем на Земле, – добавил я, подметив, как плавно он поднимает бокал – сказывается привычка к невесомости.
– Сбавь голос, парень, – процедил он, почти не шевеля губами. – Почему ты так уверен, что я… дальнобойщик? Мы что, знакомы?
– Пардон, – отозвался я, – будьте кем угодно, имеете право. Но я же не слепой! А вы, только вошли, с головой себя выдали.
Он что-то пробормотал себе под нос.
– Чем это?
– Да успокойтесь. Вряд ли еще кто заметил. Я – дело другое.
Сознаюсь, люблю производить впечатление, и с этими словами я подал ему визитную карточку. Да-да, именно! Тот самый Лоренцо Смайт – Великий Лоренцо; стереовидение, кино, драма – «Несравненный мастер пантомимы и перевоплощений».
Все это здоровяк принял к сведению и сунул карточку в карман на рукаве. Мог бы и вернуть, с досадой подумал я. Визитки – прекрасная имитация ручной гравировки – стали мне в копеечку.
– Ага, вас понял. – Он заметно успокоился. – Я что-то делал не так?
– Сейчас покажу, – я поднялся. – До двери пройдусь, как крот, а обратно – изображу вас.
Все это никакого труда мне не стоило, и на обратном пути я слегка окарикатурил его походку, чтобы даже непрофессионал уловил разницу: ступни скользят по полу мягко, будто по палубе, корпус – вперед и уравновешен бедрами, руки перед собой, тела не касаются и в любой момент готовы за что-нибудь ухватиться.
Ну, и еще с дюжину мелочей, которые словами не описать. В общем, чтоб так ходить, нужно быть космачом. Мышцы постоянно напряжены, баланс тела удерживается автоматически – это вырабатывается годами. Крот всю жизнь гуляет по гладкому, твердому асфальту, да при нормальном, земном притяжении; он-то не полетит вверх тормашками, споткнувшись об окурок. Другое дело – космач.
– Понятно? – спросил я, усаживаясь на место.
– Да уж, – с кислым видом согласился он. – И это я… на самом деле так хожу?
– Увы.
– Хм-м… Пожалуй, стоит взять у вас несколько уроков.
– А что, это идея, – заметил я.
Некоторое время он молча меня рассматривал, затем, видать, оставив мысль об уроках, сделал знак бармену, чтоб тот налил нам еще. Незнакомец единым духом проглотил свою порцию, расплатился за обе и плавно, без резких движений, поднялся, шепнув мне:
– Подождите.
Раз уж он поставил мне выпивку, отказывать не стоило – да и не хотелось. Этот парень заинтересовал меня. Он даже понравился мне, пусть я знал его что-то около десяти минут. Знаете, бывают такие нескладно-обаятельные увальни, внушающие мужчинам уважение, а женщинам – желание сломя голову бежать следом.
Грациозной своей походочкой он пересек зал, обогнув у двери столик с четырьмя марсианами. Никогда не питал симпатии к марсианам – это ж надо – пугала-пугалами, вроде пня в тропическом шлеме, а считают себя человеку ровней! Видеть спокойно не мог, как они отращивают эти свои ложнолапы – будто змеи из нор выползают… И смотрят они сразу во все стороны, не поворачивая головы – если, конечно, можно назвать это головой! А уж запаха их просто не выносил!
Нет, вы не подумайте, никто не может сказать, будто я – расист. Плевать мне, какого человек цвета и кому молится. Но то – человек! А марсиане… Не звери даже, а не разбери что! Лучше уж дикого кабана рядом терпеть. И то, что их наравне с людьми пускают в рестораны, всегда возмущало меня до глубины души. Однако на этот счет есть договор; хочешь, не хочешь – подчиняйся.
Когда я пришел, тех четверых здесь не было – я б унюхал. Демонстрируя незнакомцу его походку, тоже их не видел. А тут – нарисовались, попробуй сотри – стоят вокруг стола на своих «подошвах», корчат из себя людей… Бармен – тоже, хоть бы кондиционер не поленился включить!
Вовсе не даровая выпивка удерживала меня за столом – надо же было дождаться своего «благодетеля», раз обещал. И тут меня осенило: прежде чем отсюда слинять, он как раз глядел в сторону марсиан. Может, это он из-за них? Я попытался понять, наблюдают они за нашим столиком или нет, но их поди разбери – чего хотят да что замышляют. Вот за это тоже их не люблю.
Какое-то время я занимался своей выпивкой и гадал, куда же подевался мой приятель-космач. Была у меня надежда на то, что благосклонность его примет, скажем, форму обеда, а если станем мы друг другу достаточно simpatico, авось и перехвачу взаймы. Прочие виды на будущее, честно говоря, удручали – дважды уже звонил своему агенту и натыкался на автоответчик. А ведь дверь комнаты не пустит меня ночевать, если я не смогу сегодня умаслить ее монетой… Да, было счастье и сплыло – дожил до конуры с автооплатой.
Вконец погрязнуть в черной меланхолии не позволил официант, тронувший меня за локоть:
– Вам вызов, сэр.
– А? А, спасибо, приятель. Тащите сюда аппарат.
– Простите, сэр, не могу. Это в вестибюле, кабина 12.
– Благодарю вас, – я вложил в ответ столько душевности, сколько стоили чаевые, которых у меня не было. Как можно дальше обойдя марсиан, я выбрался в вестибюль.
Здесь стало понятно, почему аппарат не подали к столу. 12 оказался кабиной повышенной защиты, полностью недоступной для подглядывания, подслушивания и тому подобного. Изображения на экране не было, и не появилось, даже когда я закрыл за собой дверь. Экран сиял белизной, пока я не сел, так что лицо мое оказалось против передатчика. Опалесцирующее сияние наконец рассеялось и на экране появился давешний незнакомец.
– Извините, пришлось вас покинуть, – быстро заговорил он, – я должен был спешить. У меня есть к вам дело. Приходите в «Эйзенхауэр», 2106.
И опять ничего не ясно! «Эйзенхауэр» подходит для космача ничуть не больше, чем «Каса-Маньяна». Похоже, попахивает от этого дельца: кто ж станет так настойчиво зазывать в гости случайного знакомого из бара? Если он, конечно, не баба…
– А зачем? – спросил я.
Космач, похоже, к возражениям не привык. Я наблюдал с профессиональным интересом: выражение его лица не было сердитым, о нет – оно скорее напоминало грозовую тучу перед бурей. Но он держал себя в руках и отвечал спокойно:
– Лоренцо, у меня нет времени на болтовню. Вам нужна работа?
– Ангажемент, вы это хотите сказать?
Я отвечал медленно. Почему-то показалось, что предлагает он мне… Ну, вы понимаете, что за «работу» я имею в виду. До сих пор я не поступался профессиональной честью, несмотря на пращи и стрелы взъевшейся на меня Фортуны.
– Разумеется, ангажемент, самый настоящий! – быстро ответил он. – И нужен самый лучший актер, какой только есть.
Я изо всех сил постарался сохранить на лице невозмутимость. Да я согласился бы на любой ангажемент – даже на роль балкона в «Ромео и Джульетте». Но нанимателю это знать совершенно ни к чему.
– А именно? Расписание у меня, знаете ли, ужасно плотное…
Но он на это не купился.
– Остальное – не для видеофона! Может, вы и не знаете, но я вам скажу: есть оборудование и против этой защиты! Давайте скорей сюда!
Похоже, я был нужен ему позарез. А раз так, можно было немного и поломаться.
– Вы за кого меня держите? Что я вам – мальчик? Носильщик, готовый в лепешку расшибиться за чаевые?! Я – ЛОРЕНЦО! – Тут я, задрав подбородок, принял оскорбленный вид. – Что вы предлагаете? Только конкретно.
– А, чтоб вас! Не могу я об этом по видео. Сколько вы обычно берете?
– Ммм… Вы спрашиваете про гонорар?
– Да, да!
– За выход? Или за неделю? Или, может, вы имеете в виду длительный контракт?
– Вздор, вздор. Сколько вы берете за вечер?
– Моя минимальная ставка – сто империалов за выход.
Здесь я, между прочим, не врал. Бывало, конечно, и у меня – когда публика устраивала скандал, приходилось возвращать деньги, причем немалые. Но всяк себе цену знает, так что нищенские подачки не для меня. Лучше уж затяну ремень потуже, да немного перетерплю.
– Ладно, – тут же отозвался он, – сотня ваша, как только вы здесь появитесь. Только поскорей!
– А?!
Лишь сейчас до меня дошло, что мог бы заломить и двести, и даже двести пятьдесят.
– Но я еще не согласился!
– Вздор! Обговорим это у меня. Сотня в любом случае ваша. А если согласитесь, назовем ее, скажем, премией сверх гонорара. Ну идете вы наконец?!
– Сейчас, сэр, – кивнул я. – Подождите немного.

 

* * *
 

К счастью, «Эйзенхауэр» от «Каса» неподалеку – ехать мне было бы не на что. Но, хотя искусство пешей ходьбы утрачено в наше время, я-то им владел в совершенстве, а пока шел – собрался с мыслями. Не дурак ведь – прекрасно понимал, если кто-то так настойчиво предлагает ближнему своему деньги, для начала стоит оценить карты. Наверняка здесь что-то опасное или противозаконное. Или то и другое сразу. Соблюдение законов меня беспокоило мало – Закон частенько оказывается идиотом, как сказал Бард, и я обеими руками за. Однако, как правило, стараюсь «не занимать левый ряд».
Пока что фактов было недостаточно, а потому – не стоило принимать в голову. Я закинул плащ на плечо и шел, наслаждаясь мягкой осенней погодкой и запахами большого города.
Парадным входом я пренебрег и поднялся служебным лифтом на двадцать первый. Что-то подсказывало: здесь не место и не время для встреч с восторженной публикой.
На стук отворил мой приятель-дальнобойщик.
– Любите вы, однако резину тянуть, – буркнул он.
– М-да?
Я пропустил замечание мимо ушей и огляделся. Номер, как я и думал, оказался из дорогих; однако каков бардак!.. По углам дюжинами валялись немытые бокалы и кофейные чашки – судя по всему, народу здесь уже побывала тьма. С дивана сердито уставилась какая-то незнакомая личность – наверняка тоже космач. Мой вопросительный взгляд остался без ответа: похоже, знакомство в программу вечера не входило.
– Наконец-то! Итак, к делу.
– …которое, – подхватил я, – напоминает о некоей премии, или, скажем, авансе…
– А, верно.
Он обернулся к лежавшему на диване:
– Джок, заплати.
– Так он же…
– Заплати!
Теперь стало ясно, кто здесь хозяин. Хотя будущее показало, что Дэк Бродбент упирал на это нечасто. Джок мгновенно поднялся и, все еще хмурясь, отслюнил мне полусотенную и пять десяток. Я спрятал деньги не пересчитывая и сказал:
– К вашим услугам, джентльмены.
Здоровяк пожевал губами.
– Для начала, я хотел бы, чтоб вы поклялись не заикаться об этой работе даже во сне.
– Клятва? Даже так? Слова джентльмена вам недостаточно? – Я обратился к лежащему: – Нас, похоже, не представили. Меня звать Лоренцо.
Он мельком глянул на меня и отвернулся. Мой знакомый из бара поспешно вставил:
– Имена тут ни к чему.
– Да? Знаете, мой незабвенный папаша, перед тем, как преставиться, мне строго-настрого наказал: во-первых, не мешать виски ни с чем, кроме воды, во-вторых, не читать анонимных писем, а в-третьих, не иметь дел с человеком, не желающим себя называть. Удачи вам, господа!.
Я направился к выходу. Сотня империалов приятно согревала меня сквозь карман.
– Погодите!
Я остановился.
– Ладно, вы правы. Меня зовут…
– Командир!!!
– Да брось ты, Джок. Мое имя – Дэк Бродбент, а этого невежу зовут Жак Дюбуа. Оба мы дальнобойщики, пилоты-универсалы: любые корабли, любые ускорения.
– Лоренцо Смайт, – скромно раскланялся я. – Лицедей и подражатель, член Агнец-клуба.
Кстати, когда я в последний раз платил членские взносы?
– Замечательно. Джок, хоть улыбнись для разнообразия! Ну как, Лоренцо, сохраните вы наше дело в секрете?
– Буду нем, как могила. Слово джентльмена джентльмену.
– Независимо от того, возьметесь ли?
– Независимо. Я свое слово держу; цел будет ваш секрет. Вот разве что меня допросят с пристрастием.
– Лоренцо, я прекрасно знаю, что делает с человеком неодексокаин. Невозможного мы с вас не спросим.
– Дэк, – торопливо встрял Дюбуа, – погоди. Надо хотя бы…
– Заткнись, Джок. Не люблю галдежа над ухом. Так вот, Лоренцо, для вас есть работа – как раз по части перевоплощений. И перевоплощение должно быть такое, чтоб никто – ни одна живая душа не смогла подкопаться. Вы это сможете?
Я сдвинул брови:
– Не понял – смогу или захочу? Вам, собственно, для чего?
– В курс дела введем вас позже. В двух словах – нам нужен дублер для одного весьма популярного человека. Загвоздка в том, что надо обмануть даже тех, кто его знает близко. А это немного сложнее, чем принимать парад с трибуны или вручать медали скаутам.
Он пристально посмотрел мне в глаза.
– Тут должен быть настоящий мастер, Лоренцо.
– Нет, – тотчас ответил я.
– Вот тебе раз… Вы же еще ничего толком не знаете! Если вас мучает совесть, так могу вас успокоить: тому, кого вы сыграете, вреда от этого никакого. И ничьих законных интересов не ущемляет. Мы вынуждены его подменять.
– Нет.
– Но, почему, черт возьми?! Вы даже не представляете, сколько мы можем вам заплатить!
– Не в деньгах дело, – твердо отвечал я. – Я актер. А не дублер.
– Ничего не понимаю! Туча актеров кормится тем, что копирует знаменитостей!
– Ну, это – шлюхи, а не актеры. Я так не хочу. Кто уважает людей, пишущих за других книги? Или художников, позволяющих другому подписаться под своей работой ради денег? В вас нет творческой жилки. Чтобы было понятней, вот вам такой пример: стали бы вы – из-за денег – принимать управление кораблем, пока кто-то другой гуляет в вашей форме по палубе и, ни бельмеса в вашем деле не смысля, называется пилотом экстра-класса? Стали бы?
– А за сколько? – фыркнул Дюбуа.
Бродбент метнул в него молнию из-под бровей.
– Да, похоже, я вас понимаю.
– Для артиста, сэр, первым делом – признание. А деньги – так… Подручный материал.
– Уф-ф! Ладно. Ради денег вы за это браться не хотите. Что касается признания… Если, скажем, вы убедитесь, что никто кроме вас тут не справится?
– Может быть. Хотя трудновато вообразить подобные обстоятельства.
– Зачем воображать. Мы сами все объясним.
Дюбуа взвился с дивана:
– Погоди, Дэк! Ты что, хочешь…
– Сиди, Джок! Он должен знать.
– Не сейчас и не здесь! И ты никакого права не имеешь подставлять всех из-за него! Ты еще не знаешь, что он за птица.
– Ну, это – допустимый риск.
Бродбент повернулся ко мне. Дюбуа сцапал его за плечо и развернул обратно:
– К чертям твой допустимый риск! Дэк, мы с тобой давно работаем в паре, но если сейчас ты раскроешь пасть… Кто-то из нас уж точно больше ее никогда не раскроет!
Казалось, Бродбент удивлен. Глядя на Дюбуа сверху вниз, он невесело усмехнулся:
– Джок, старина, ты уже настолько подрос?
Дюбуа свирепо уставился на него. Уступать он не хотел. Бродбент был выше его на голову и кило на двадцать тяжелей. Я поймал себя на том, что Дюбуа мне, пожалуй, симпатичен. Меня всегда трогала дерзкая отвага котенка, бойцовский дух бентамского петушка, или отчаянная решимость «маленького человека», восклицающего: умираю, но не сдаюсь! И так как Бродбент, похоже, не собирался его убивать, я решил, что Джоком сейчас подотрут пол.
Вмешиваться я однако не собирался. Всякий волен быть битым, когда и как пожелает.
Напряжение, между тем, нарастало. Вдруг Бродбент расхохотался и хлопнул Дюбуа по плечу:
– Молоток!
Затем повернулся ко мне и спокойно сказал:
– Извините, мы вас оставим ненадолго. Нам бы тут… кое о чем переговорить.
Номер, как и все подобные номера, был оборудован «тихим уголком» с видео и «автографом». Бродбент взял Дюбуа под локоть и отвел туда. Между ними сразу же завязалась оживленная беседа.
В дешевых гостиницах такие «уголки» не всегда полностью глушат звук. Однако «Эйзенхауэр» – отель-люкс, и оборудование, конечно, имел соответствующее. Я мог видеть, как шевелятся их губы, но при этом не слышал ни звука.
Впрочем, губ мне было достаточно. Лицо Бродбента находилось прямо передо мной, а Дюбуа отражался в стенном зеркале напротив. Когда-то я был неплохим «чтецом мыслей», и не раз с благодарностью вспоминал отца, лупившего меня до тех пор, пока я не освоил безмолвный язык губ. «Читая» мысли, я требовал, чтобы зал был ярко освещен, и пользовался… Ну, это неважно. В общем, по губам я читать умел.
Дюбуа говорил:
– Дэк, ты безмозглый, преступный, неисправимый и совершенно невозможный лопух! Ты, может, желаешь со мной на пару загреметь на Титан – считать булыжники? Да это самодовольное ничтожество тут же в штаны наложит!
Я чуть не проморгал ответ Бродбента. Ничтожество, это ж надо! Самодовольное! Не считая естественного сознания своей гениальности, всегда считал себя человеком, в общем-то, скромным…
Бродбент: «…неважно, что карты с подвохом, когда заведение в городе одно. Джок, выбирать нам не из чего!»
Дюбуа: «Ну так привези сюда дока Скорциа, пусть применит гипноз, веселящего вколет… Но не вздумай ему открываться, пока он не созрел, и пока мы на Земле!»
Бродбент: «Но Скорциа сам говорил, что на один гипноз да химию надежды никакой. Нужно, чтоб он сотрудничал с нами, понимаешь, со-трудничал! Сознательно!»
Дюбуа фыркнул:
– Какой там «сознательно» – ты посмотри на него! Видал когда-нибудь петуха, вышагивающего по двору?! Да, с виду он вылитый шеф, черепушка такой же формы… А остальное? Нервишки не выдержат, сорвется и все испортит! Ни за что такому не сыграть, как надо, – ему до актера, как окороку до свиньи!
Если бы бессмертного Карузо обвинили в том, что он «пустил петуха», он не был бы оскорблен сильнее. Но в мою пользу безмолвно свидетельствовали Барбедж и Бут, и я спокойно продолжал полировать ногти. Однако про себя решил, что в один прекрасный день заставлю приятеля-Дюбуа сперва смеяться, а затем – плакать, и все это – в течение двадцати секунд. Я подождал еще немного, поднялся и направился в «тихий уголок». Они моментально заткнулись. Тогда я негромко сказал:
– Бросьте, господа. Я передумал.
Дюбуа несколько расслабился:
– Так вы отказываетесь?
– Я имею в виду, вы меня ангажировали. И можете ничего не объяснять. Помнится, дружище Бродбент уверял, что работа не побеспокоит мою совесть. Я ему верю. Насколько я понял, нужен актер. А со всем остальным – пожалуйте к моему агенту. Я согласен.
Дюбуа разозлился, но промолчал. Я думал, Бродбент будет доволен и перестанет нервничать, но он обеспокоился пуще прежнего.
– Ладно, – согласился он, – продолжим. Лоренцо, не могу сказать, на какой срок вы понадобитесь. Но не больше нескольких дней. И то – играть придется раз или два – по часу, примерно.
– Это не так уж важно. Главное, чтоб я успел как следует войти в роль… Так сказать, перевоплотился. Но все же – сколько дней я буду занят? Нужно ведь предупредить моего агента…
– Э, нет. И речи быть не может.
– Но – сколько? Неделя?
– Меньше. Иначе – мы идем ко дну.
– А?
– Ничего, не обращайте внимания. Сто империалов в день вас устроят?
Я немного помялся, но вспомнил, как легко он выложил сотню за небольшое интервью со мной, и решил, что самое время побыть бескорыстным. Я махнул рукой:
– Это – потом. Надеюсь, не заплатите меньше, чем заработаю.
– Отлично.
Бродбент в нетерпении повернулся к Дюбуа:
– Джок, свяжись с ребятами. Потом позвони Лэнгстону, скажи: начинаем по плану «Марди Гра». Пусть сверяется с нами. Лоренцо…
Он кивнул мне и мы прошли в ванную. Там он открыл небольшой ящичек и спросил:
– Можете вы с этими игрушками что-нибудь сделать?
Игрушки и есть – из тех непрофессиональных, но с претензией составленных наборов, какие приобретают недоросли, жаждущие славы великих артистов. Я оглядел его с легким презрением.
– Я так понимаю, сэр, вы хотите начать прямо сейчас? И безо всякой подготовки?
– А? Нет, нет! Я хочу, чтобы вы… изменили лицо. Чтобы никто не узнал вас, когда мы отсюда выйдем. Это, наверное, не сложно?
Я холодно ответил, что быть узнаваемым – тяжкое бремя любой знаменитости. И даже не стал добавлять, что Великого Лоренцо во всяком публичном месте узнают толпы народу.
– О'кей. Тогда сделайтесь кем-нибудь другим.
Он круто повернулся и вышел. Я, покачав головой, осмотрел игрушки, которые, как полагал Дэк, были моим «производственным оборудованием». Жирный грим – в самый раз для клоуна, вонючий резиновый клей, фальшивые волосы, с мясом выдранные из ковра в гостиной тетушки Мэгги… Силикоплоти вообще ни унции, не говоря уж об электрощетках и прочих удобных новинках нашего ремесла. Но если ты, действительно, мастер, то способен творить чудеса, обходясь лишь горелой спичкой или тем, что найдется на любой кухне. Плюс собственный гений, разумеется. Я поправил свет и углубился в творческий поиск.
Есть разные способы делать знакомое лицо незнакомым. Простейший – отвлечь внимание. Засуньте человека в униформу, и его лица никто не заметит. Ну-ка, припомните лицо последнего встреченного вами полисмена! А смогли бы вы узнать его в штатском? То-то. Можно также привлечь внимание к отдельной детали лица. Приклейте кому угодно громадный нос, украшенный к тому же малиново-красным прыщом. Какой-нибудь невежа в восторге уставится на этот нос, а человек воспитанный – отвернется. И никто не запомнит ничего, кроме носа.
Но этот примитив я отложил до другого раза, рассудив, что мой наниматель не хотел быть замеченным вовсе. Это уже потрудней: обращать на себя внимание куда легче. Требовалось самое распростецкое, незапоминающееся лицо, вроде истинного лица бессмертного Алека Гиннеса. Мне же с физиономией не повезло: слишком уж она аристократически-утонченна, слишком красива – худшее из неудобств для характерного актера. Как говаривал отец: Ларри, ты чертовски «слишком привлекателен». Если вместо того, чтобы учиться ремеслу, будешь валять дурака, то пробегаешь лет пятнадцать в мальчиках, воображая, что ты – актер, а остаток жизни проторчишь в фойе, торгуя леденцами. «Дурак» и «красавчик» – два самых оскорбительных амплуа в шоу-бизнесе, и оба тебе под стать. Возьмись за ум, Ларри!
Потом он доставал ремень и начинал облегчать мне упомянутую выше процедуру. Отец был психологом-практиком и свято верил, что регулярный массаж gluitei maximi посредством ремня – весьма способствует оттоку лишней крови от детского мозга. Теория, возможно, хлипковата, но результаты налицо: когда мне стукнуло пятнадцать, я делал стойку на голове на туго натянутом канате, декламировал страницу за страницей из Шекспира и Шоу, а из прикуривания сигареты мог устроить целый спектакль…
Я все еще размышлял, когда Бродбент заглянул в ванную.
– Да господи ты боже!.. – завопил он. – Вы и не начинали?!
Я холодно глянул на него.
– Я так понял – вам нужна работа. А сможет, к примеру, повар, будь он хоть cordon bleu, приготовить какой-нибудь новый соус, сидя на лошади, скачущей галопом?
– К дьяволу всех лошадей! – Он постучал пальцем по часам. – У вас еще шесть минут. Если уложитесь, мы, похоже, действительно имеем шанс.
Еще бы. Конечно, времени бы побольше, но в искусстве трансформации я превзошел даже папашу. Его коронный номер «Убийство Хьюи Лонга», – пятнадцать лиц за семь минут, я однажды сыграл на девять секунд быстрее!
– Стойте, где стоите, – бросил я. – Момент.
И я стал Бенни Греем – ловким, неприметным человечком, убивающим направо и налево в «Доме без дверей». Два легких мазка от крыльев носа к уголкам рта – для придания щекам безвольности, мешки под глазами и «землистый» – поверх всего. На все – около двадцати секунд – я мог бы наложить этот грим во сне. «Дом» выдержал девяносто два представления, прежде чем его экранизировали.
Я повернулся к Бродбенту. Тот ахнул:
– Господи! Прямо не верится…
Продолжая быть Бенни Греем, я даже не улыбнулся. Он и вообразить себе не мог, что вполне можно обойтись без грима! С гримом, конечно, проще, но мне он нужен был исключительно для Бродбента. Он, в простоте душевной, полагал, что все дело в краске да пудре.
А Бродбент все еще глазел на меня.
– Слу-ушайте, – умерив голос, протянул он, – а нельзя ли со мной проделать похожую шутку? Только быстро.
Я уже собрался ответить «нет», но тут понял, что это – своего рода вызов моему мастерству. Ужасно захотелось сказать: попади он в руки отцу, через пять минут мог бы смело отправляться торговать на улице конфетами. Однако я придумал нечто получше.
– Вы просто хотите, чтоб вас не узнали?
– Да-да! Можно меня наштукатурить как следует, налепить фальшивый нос, или еще там чего?..
Я покачал головой:
– Как бы я вас ни «штукатурил», все равно будете не лучше мальчишки на маскараде. Играть-то вы не умеете, и учиться поздновато. Ваше лицо трогать не будем.
– Все же… Если приделать мне этакий рубильник…
– Послушайте, «этакий рубильник» только привлечет к вам внимание, будьте уверены! Как вам понравится, если кто-нибудь из знакомых увидев вас, скажет: «А здорово этот верзила похож на Дэка Бродбента! Прямо вылитый, разве что нос другой!»?
– А? Меня такое устроит. То есть, пока он уверен, что это не я. Я-то сейчас должен быть… В общем, на Земле меня нет.
– Он будет абсолютно уверен, что это не вы. Походка – вот ваша основная беда. Мы ее поменяем, и это будете вовсе не вы, а любой другой высокий, плечистый парень, немного смахивающий на Дэка Бродбента.
– О'кей. Как я должен ходить?
– Нет, вы этому не научитесь. Мы заставим вас ходить, как надо.
– Это как?
– Насыплем, хотя бы, мелких камешков в носки башмаков. Это вынудит вас опираться больше на пятки и ходить прямее. Таким образом вы избавитесь от скрюченности и кошачьих повадок космача. М-мм… А плечи стянем сзади лентой, чтобы вы их не забывали малость развести в стороны. О! За глаза хватит!
– Думаете, стоит изменить походку, и меня не засветят?
– Мало того – никто не сможет сказать, почему так уверен, что перед ним не вы. Подсознательная уверенность в этом не оставит никаких сомнений. Можно, если хотите, поработать еще и с лицом; просто ради вашего спокойствия…
Мы вышли из ванной. Я, конечно, оставался Бенни Греем: если уж вошел в роль, требуется некоторое усилие, чтоб вновь стать самим собой. Дюбуа занимался видеофоном. Он поднял глаза, увидел меня, и у него отвисла челюсть. Джок, как ошпаренный, вылетел из «тихого уголка» и заорал:
– Это еще кто?! Где актер?
На меня он посмотрел лишь мельком: Серый Бенни – этакий вялый, неприглядный мужичонка, смотреть не на что.
– Какой актер? – поинтересовался я – ровным, бесцветным голосом Бенни. Дюбуа одарил меня еще одним взглядом и вновь отвернулся бы, кабы не обратил внимания на одежду. Бродбент, расхохотавшись, хлопнул товарища по плечу:
– Тебе, помнится, не нравилась его игра?!
Затем, уже другим тоном:
– Со всеми успел связаться?
– Д…да, – Дюбуа, совершенно убитый, еще раз посмотрел на меня и отвел взгляд.
– О'кей. Через четыре минуты нужно сваливать. Посмотрим, Лоренцо, как быстро вы обработаете меня.

 

* * *
 

Дэк успел снять ботинок, куртку и взялся за сорочку. Тут засветился сигнал над дверью и зажужжал зуммер. Дэк застыл.
– Джок, мы, что, ждем кого-то?
– Это Лэнгстон, наверно. Он говорил – может, успеет заскочить до того, как мы отчалим.
Дюбуа направился к двери.
– Непохоже. Это, скорее…
Я так и не успел узнать, на кого похоже это скорее. Дюбуа отворил. В дверях, будто гигантская поганка из ночного кошмара, стоял марсианин.
Какое-то время я не видел ничего, кроме марсианина. И не замечал ни Жезла Жизни в его ложнолапах, ни человека за его спиной.
Марсианин скользнул в комнату, человек последовал за ним. Дверь захлопнулась.
– Добрый день, господа, – проквакал марсианин. – Уже уходите?
Меня скрутил острый приступ ксенофобии. Запутавшись в рукавах сорочки, Дэк был вне игры. Но малыш Джок Дюбуа проявил подлинный героизм и стал мне больше, чем братом. После смерти, к сожалению…
Он бросился на Жезл, заслонив собой нас.
Скорее всего, Джок умер еще прежде, чем упал. В животе его зияла дыра, в которую свободно прошел бы кулак. Но перед смертью он успел сжать в руках ложнолапу и, падая, не отпустил. Она вытянулась, словно сливочная тянучка, и лопнула у самого основания. Несчастный Джок продолжал сжимать Жезл в мертвых пальцах.
Человеку, пришедшему с этой вонючкой, пришлось отскочить, чтобы достать пушку. И тут он прокололся: нужно было пристрелить сперва Дэка, а затем – меня. Вместо этого он пальнул в мертвого Джока, а второго выстрела Дэк ему не оставил, попав точно в лоб. Ишь ты, а я и не знал, что Дэк при оружии!
Обезоруженный марсианин даже не пытался смыться. Поднявшись, Дэк подошел к нему и сказал:
– А, Рррингрийл. Рад видеть тебя.
– Рад видеть тебя, капитан Дэк Бродбент, – проквакал марсианин. – Ты скажешь моему Гнезду?
– Я скажу твоему Гнезду, Рррингрийл.
– Благодарю тебя, капитан Дэк Бродбент.
Длинный, костлявый палец Дэка целиком вошел в ближайший глаз марсианина, достав, похоже, до самого мозга. Дэк выдернул палец – весь он был вымазан отвратительной зеленоватой слизью. В агонии тварь втянула ложнолапу в «ствол», но даже мертвая оставалась стоять на своей подошве. Дэк бросился в ванную, там зашумела вода. Я застыл в столбняке, не в силах двинуться с места – точь-в-точь сдохший Рррингрийл.
Появился Дэк, вытирая руки о рубаху:
– Нужно их убрать, и быстро!
Ничего себе – «вытри стол»!
Я решил выяснить отношения. Одной, довольной путаной, фразой, объяснил ему, что в это дело встревать не желаю, что теперь нужно вызывать полицию, и я хочу свалить до того, как здесь будут ищейки, и пошел он – не скажу куда – со своими перевоплощениями, и я намерен, расправив крылышки, упорхнуть в окно. Дэк отмахнулся:
– Не трясись, Лоренцо. Мы в цейтноте. Помоги-ка оттащить их в ванную.
– А?! Бог с тобой! Запрем номер, и – ноги в руки! Авось на нас не подумают.
– Авось не подумают, – согласился он, – никто не знает, что мы здесь. Но они без труда догадаются, что Джока убил Рррингрийл. Вот этого допустить нельзя. Сейчас – нельзя.
– А?
– Мы не можем позволить газетчикам растрезвонить, что марсианин убил человека! Заткнись и помогай.
Я заткнулся и стал помогать. Помнится, Бенни Грей был худшим из маньяков-садистов, когда-либо баловавшихся расчлененкой. Он-то и оттащил оба тела в ванную, пока Дэк, вооружившись Жезлом, довольно умело разделывал Рррингрийла на мелкие кусочки. Первый надрез он постарался провести так, чтобы не задеть мозговой полости, и проделал это довольно чисто. Однако помочь ему я все равно бы не мог. По-моему, дохлый марсианин воняет куда хуже живого. Oubliette удалось отыскать тут же, в стене, за биде, но долго бы мы его искали, не помоги нам предупреждение «Опасно, радиация». Спустив туда останки Рррингрийла – у меня даже достало храбрости помочь, – Дэк все тем же Жезлом принялся расчленять трупы людей, спуская кровь в ванну.
Ну и кровищи в человеке! Мы открыли краны на полную катушку, и все же… Брррррр!
Но взявшись было за бедного малыша Джока, Дэк вдруг остановился. На глазах его показались слезы, он сделался как слепой, и я забрал у него Жезл, пока он не отхватил себе пальцы. Бенни Грей вновь занялся привычной работой.
Когда я закончил, в номере не осталось никаких следов двух людей и марсианского монстра. Тщательно вымыв ванну, я наконец разогнулся. В дверях возник Дэк. Он был спокоен, будто ничего не случилось.
– Я проверил, не осталось ли чего на полу. Если сюда доберется криминалист, он запросто установит, как было дело. Но он, надо думать, не доберется. Пошли! Нужно наверстать почти двенадцать минут.
Мне и в голову не пришло спрашивать – куда и зачем.
– Сейчас, подкуем вам башмаки…
Дэк замотал головой:
– Нет, жать будут. Теперь главное – скорость.
– Хозяин – барин, – ответил я и отправился за ним. У двери он притормозил:
– Да. Неподалеку могут быть другие. Если что – стреляйте, иного выхода нет.
Жезл Жизни он держал наготове, прикрыв его плащом.
– Марсиане?
– Или люди. Или смешанным составом.
– Дэк, а Рррингрийл был с теми, в баре?
– Ну да! С чего же я, по-вашему, все ходил вокруг да около, а после притащил вас сюда?! Похоже, они сели вам на хвост. Или мне. Да вы не узнали его разве?
– Еще чего, конечно не узнал. Это твари, на мой взгляд, все одинаковые.
– Ну, они то же самое про нас говорят. А в баре был Рррингрийл, его парный брат Ррринглатх, и еще двое из их Гнезда или побочных линий. Все, пора. Увидите марсианина, стреляйте. Вторую пушку прихватили?
– Да. И знаете, Дэк… Ничего в ваших делах не понимаю, но пока эти твари против вас, я – с вами. Терпеть не могу марсиан.
Он ошарашенно уставился на меня:
– Не порите ерунду! Вовсе мы не боремся с марсианами. Те четверо – просто ренегаты!
– Ка-ак?!
– Приличных марсиан очень много – то есть, почти все! Да и Рррингрийл – не из худших. Славно я, бывало, поигрывал с ним в шахматишки…
– Ах вон оно что… Ну, коли так…
– Кончайте. Поздно отступать. Марш к лифту! Я прикрою.
Я закрыл рот. Спорить не приходилось – действительно, по самые брови увяз.

 

* * *
 

Мы спустились к подземке и двинули на скоростную линию, к экспресс-капсулам. Одна двухместная как раз оказалась свободна. Дэк буквально впихнул меня внутрь, я даже не заметил, что за код он набирает. Когда перегрузкам надоело вдавливать меня в сиденье, я не очень удивился мигающей надписи: «Космопорт Джефферсон – выходите!»
Плевать мне было, какая станция – лишь бы подальше от «Эйзенхауэра». Нескольких минут полета в вакуумном туннеле хватило для разработки плана – приблизительного, поверхностного, подверженного, как пишут в изящных романах, изменениям в связи с обстоятельствами, но все же – плана. Он состоял из одного слова: «БЕЖАТЬ!»
Еще утром я счел бы его невыполнимым: в нынешнем обществе человек без денег беспомощней младенца. Однако с сотней монет в кармане я мог слинять далеко и быстро. Я не чувствовал себя обязанным Дэку Бродбенту. В силу своих – не моих! – собственных заморочек он чуть не подставил меня под пулю. Затем – втянул в сокрытие преступления. И вот теперь заставляет бегать от закона. Но полиция – пока – за нами не охотится, а значит, отвязавшись от Бродбента, я могу спокойно забыть все, как дурной сон. Вряд ли меня заподозрят, если дело когда-нибудь и всплывет – слава богу, любой джентльмен носит перчатки, и свои я снимал лишь гримируясь, да еще пока занимался той дьявольской «уборкой».
Замыслы Дэка меня вовсе не трогали – бурный прилив щенячьего героизма при мысли, что он воюет с марсианами, не в счет. Остатки симпатии улетучились, едва я обнаружил его дружелюбие к инопланетным тварям. А ради его перевоплощений я теперь и пальцем не шевельну. Катись он к дьяволу! Все, чего я хочу от жизни, – это немного денег на поддержание души в теле, плюс – сцена. Отродясь не любил играть в полицейских и гангстеров – самый захудалый театр интересней.
Порт Джефферсон будто создан был для моего плана. Теснота, суета, гвалт, паутина вакуум-туннелей вокруг – если Дэк оставит меня хоть на полсекунды без присмотра, я уже буду на полпути к Омахе. Там отсижусь несколько недель, потом свяжусь с агентом, выясню, не справлялся ли кто насчет меня.
А Дэк, видать, что-то почуял – капсулу мы покинули одновременно, иначе б я просто захлопнул дверь и удрал. Но тут оставалось только прикинуться слепым и идти рядом, будто щенок на поводке. Мы поднялись в верхний холл, прошли между кассами «Пан-Ам» и «Америкен Скайлайнс», и Дэк решительно устремился через зал ожидания к конторке «Диана Лтд». Я было подумал, он хочет купить билеты на катер до Луны. Как он собирается протащить меня на борт без паспорта и справки о вакцинации, я не знал, однако представление о его предприимчивости уже имел. Значит, слиняю, когда вынет бумажник: если человек считает деньги, то сосредоточится же на них хоть на несколько секунд! Но мы не свернули к кассам «Дианы», а прошли под вывеску «Частные Стоянки». Здесь пассажиров не было – одни голые стены вокруг. Я с досадой подумал, что прозевал отличную возможность затеряться в толчее общего холла.
– Дэк! Мы что, летим куда-то?
– А то!
– Да вы спятили! У меня ж бумаг – никаких. Даже туристского пропуска на Луну!
– И не надо.
– Ага, чтоб меня зацапали на «выезде»? А потом здоровый бычара-мусор привяжется с вопросами?!
На плечо мое легла ладошка с доброго кота величиной.
– Время, время! Зачем нам «выезд», официально вы никуда не летите. А меня – так и вовсе здесь нет. Вперед, старина!
Не такой уж я маленький, и с мускулами все в порядке, но показалось, что вытаскивает меня из потока машин дорожный робот. Завидев дверь с буквой М, я предпринял отчаянную попытку вырваться:
– Ну полминуты, Дэк, пожалуйста! Вы что, хотите, чтоб я в штаны напустил?
Он только усмехнулся:
– Да-а? Вы же перед уходом из отеля там были!
Даже шаг не замедлил, не говоря уж – отпустить меня…
– Почки последнее время пошаливают…
– Лоренцо, старина, нюхом чую – пятки у вас пошаливают, а не почки. Знаете, я вот что сделаю. Во-он того быка видите? – В конце коридора, у самого выхода к стоянкам, страж порядка предавался отдыху, взгромоздив свои сапожищи на стойку. – Так я что говорю – очень уж меня совесть заела. Просто необходимо исповедаться – как вы пришили вошедшего марсианина и двух своих сопланетников, как вы, наставив на меня пушку, принудили помочь избавиться от трупов, как вы…
– Вы что, спятили?!
– Полностью, приятель, – от таких-то волнений! Опять же – совесть…
– Но… Вы же не мое мне клеите!
– Да-а? Это как сказать. Думаете, вам поверят больше, чем мне? Я, в отличие от некоторых, знаю, с чего все заварилось. И знаю кое-что о вас. Вот, к примеру…
И он напомнил мне пару тех давних проделок, которые я твердо полагал похороненными и похеренными навеки. Черт с ним, выступал я раза два в «холостяцких шоу». В нашей семье такое, мягко говоря, не принято, но жить-то надо! А что касается Биби – это с его стороны просто непорядочно. Откуда я мог знать, сколько ей лет?! Ну, тот вексель, которым я расплатился в отеле, – вовсе ни в какие ворота! Престранные обычаи в Майами-Бич. Тамошняя деревенщина и на обычного неплательщика смотрит, будто на бандита с кистенем. Что я, не заплатил бы, если б мог?! Что до «несчастного случая» в Сиэтле… Словом, знает он обо мне много чего, но зачем же так искажать факты?! Я же…
– Ну что ж, – продолжал Дэк, – подойдем сейчас к нашему глубокоуважаемому жандарму и во всем чистосердечно раскаемся. И кладу семь против двух, что знаю, кого первым выпустят под залог!
За разговором мы миновали полисмена. Он увлеченно пудрил мозги сидевшей за барьером дежурной и на нас даже не посмотрел. Дэк вынул откуда-то два пропуска с надписью: «Полевой допуск – разрешение на обслуживание – стоянка К-127» и сунул их под монитор. Монитор считал информацию и высветил разрешение взять машину на верхнем уровне, код Кинг-127. Дверь распахнулась, механический голос произнес:
– Будьте осторожны. Внимательно следите за радиационными предупреждениями. За несчастные случаи на поле Компания ответственности не несет.
Усевшись в небольшую машину, Дэк набрал абсолютно другой код. Машина, развернувшись, юркнула в какой-то туннель. Куда нас несет – меня совершенно не волновало: теперь все едино.
Покинутая нами машина отправилась обратно. Прямо передо мной к далекому стальному потолку поднималась лесенка. Дэк подтолкнул меня к ней:
– Давайте скорей!
Добравшись до люка в потолке, я увидел надпись: «ОПАСНО! РАДИАЦИЯ! Находиться не более 13 секунд». Цифры были вписаны мелом. Пришлось затормозить. Заводить детей я, конечно, не собирался, однако и дураком себя не считал. Дэк оскалился:
– Ах, вы сегодня не в свинцовых подштанниках?! Открывай и давай быстро на корабль! Там всех-то дел на десять секунд, если не канителиться.
Мне хватило и пяти. Футов десять пробежал под открытым небом, затем нырнул в люк корабля, а там уж понесся через две ступеньки.
Кораблик был невелик. Во всяком случае, рубка тесная; рассматривать снаружи времени не было. До этого я летал лишь на лунных катерах – «Евангелине», да ее братишке «Гаврииле»; это когда имел глупость согласиться выступать на Луне в компании с еще несколькими простаками. Наш импрессарио полагал, что акробатика, пляски на канате и вообще всякого рода кунштюки при 1/6 "g" пройдут куда как успешней. И даже времени на репетицию не оставил, недоумок. А без привычки… Короче, назад я вернулся только благодаря Фонду Помощи Нуждающимся Гастролерам, и это стоило мне всего моего гардероба…
В рубке находились двое. Один, лежа в ускорителе, возился с какими-то верньерами, другой вертел в пальцах отвертку. Лежавший глянул на меня и ничего не сказал. Второй обернулся и тревожно спросил через мое плечо:
– А Джок где?
Из люка, словно чертик из табакерки, выпрыгнул Дэк:
– Потом, потом! Вы массу его скомпенсировали?
– Ага.
– Рыжий, диспетчерская отсчет дала?
Из ускорителя лениво отозвались:
– Дала, дала. Каждые две минуты сверяюсь. Вовремя ты, у нас еще… ага, сорок… семь секунд.
– Место мне, живо! Еще отметку эту ловить!
Рыжий так же лениво вылез из ускорителя. Дэк тут же рухнул в него. Другой космач сунул меня на место штурмана и, пристегнув ремнями, направился к выходу. Рыжий последовал было за ним, но задержался:
– Да, чуть не забыл. С вас билетики, – сказал он добродушно.
– А, ч-черт!
Рывком ослабив ремень, Дэк полез в карман, достал полевые пропуска, с которыми мы прошли на борт, и отдал ему.
– Спасибо, – ответил Рыжий, – до скорого! Давай – и чтоб сопла не остыли!
И с той же изящной ленцой он удалился. Слышно было, как хлопнула дверь шлюза, и у меня заложило уши. Дэк не попрощался – он был занят компьютером.
– Двадцать одна секунда, – буркнул он. – Предупреждения не будет. Расслабьтесь, и из ускорителя не высовывайтесь. Старт – только цветочки.
Я почел за лучшее делать, что говорят. Секунды тянулись, будто часы; напряжение становилось невыносимым. Я не выдержал:
– Дэк…
– Да отвяжись ты!
– Куда мы хоть летим?!
– На Марс!
Я успел увидеть, как красная кнопка под его пальцем уходит в панель, – и отключился.

2

И чего, скажите на милость, смешного, когда человека мутит? Этим чурбанам с железными потрохами всегда весело – они и сломанную ногу собственной бабушки оборжут.
А меня, естественно, скрутило сразу же, как только Дэк убавил тягу и перевел посудину в свободный полет. Однако с космической болезнью я быстро справился – слава богу, с самого утра ничего не ел. Тем не менее, чувствовал себя все плоше и плоше – в предвкушении всех прелестей этой жутковатой экскурсии. С другим кораблем мы состыковались через час сорок три, что для меня, крота по природе, равносильно тысяче лет чистилища. Все это время Дэк находился в ускорителе по соседству, и, должен заметить, шуточек по моему поводу не отпускал. Будучи профессионалом, он воспринял мои мучения с безразличной вежливостью стюардессы – а не как эти безмозглые горлопаны; вы наверняка встречали таких не раз среди пассажиров лунных катеров. Будь моя воля, все дубиноголовые остряки живо бы оказались за бортом еще на орбите и уж там-то вдоволь повеселились бы над собственными конвульсиями в вакууме.
Как назло, в точку рандеву мы вышли гораздо раньше, чем я собрался с мыслями и смог бы задавать вопросы. Проклятая болтанка лишала всякого любопытства. Думаю, если б жертве космической болезни сообщили, что расстреляют ее на рассвете, ответом было бы:
– Да? Пере… дайте, пожалуйста, тот пакет!
Но наконец я оправился настолько, что неодолимая воля к смерти сменилась во мне хилым, еле дышащим, но все же желанием еще немного пожить. Дэк все это время возился с корабельной рацией, причем сигналы шли в очень узком диапазоне: с контролем направления он нянчился, как стрелок – с винтовкой перед решающим выстрелом. Слышать его или читать по губам я не мог – слишком низко склонился он над передатчиком. Похоже, держал связь с «дальнерейсовиком», к которому мы приближались.
Но в конце концов он бросил рацию и закурил. Я с трудом подавил тошноту, подступившую к горлу при одном виде табачного дыма, и спросил:
– Дэк, не пора ли вам, наконец, развязать язык?
– Успеется. До Марса – далеко.
– Ах так?! Да катитесь вы к черту со своим высокомерием! – довольно слабо возмутился я. – Не желаю на Марс! Знал бы, и слушать ваши бредни не стал!
– Да успокойтесь вы, никто вас силком не тащит!
– Э-ээ?
– Выход у вас за спиной. Хотите – топайте. Уходя, закройте дверь.
Насмешку я оставил без ответа. Он продолжал:
– Ах, я и позабыл, вы же без воздуха задохнетесь. Тогда выход у вас один – лететь на Марс. Уж я присмотрю, чтоб вы потом вернулись домой. «Одолей» – то есть, вот эта посудина – идет на стыковку с «Рискуй». «Рискуй» – сверхскоростной дальнерейсовик. И через семнадцать целых хрен десятых секунды после стыковки он стартует к Марсу – мы, кровь из носу, должны быть там в среду.
С раздражением и упрямством, на какие только способен тот, кого укачало, я ответил:
– Не поеду ни на какой Марс. Здесь останусь. Ведь должен кто-нибудь отвести корабль на Землю, я-то знаю!
– Корабль – да, – согласился Дэк, – но не вас. Потому что те трое, за кого нас должны были принять в порту Джефферсон, сейчас на борту «Рискуй». «Одолей» же, как видите, трехместный. Боюсь, место для четвертого здесь вряд ли отыщется. И кстати, как вы пройдете через контроль на «въезде»?
– Плевать! Хочу на Землю!
– Ага. И в кутузку за все грехи разом – от «попытки нелегального въезда» до «разбоя на космических трассах»? Не валяйте дурака! Вас в конце концов примут за контрабандиста, препроводят в тихий кабинетик, там введут иглу за глазное яблоко и выкачают из вас все! Уж они-то умеют спрашивать, и от ответа не отвертитесь. Однако на меня все свалить у вас тоже не выйдет – добрый старый Дэк Бродбент уже целую вечность не возвращался на Землю; это подтвердит куча самых достойных свидетелей.
Вот теперь мне действительно поплохело! К невыносимой тошноте добавился страх.
– Ты, значит, отдашь меня легавым?! Ах ты…
Я запнулся, не в силах сходу подобрать слово.
– Что ты, старина?! И не подумаю! Можно бы, конечно, скрутить тебе руки, а там думай обо мне что хочешь… Только – нужды нет. Парный брат Рррингрийла – Ррринглатх – наверняка в курсе, что старина Грийл в номер вошел, а обратно не вышел. Он и наведет. Парный брат – тебе такое родство и не снилось! Вообще землянину его не понять – мы ж не размножаемся делением.
И знать не желаю, как эти твари размножаются, – вроде кроликов, или там аист их приносит в маленьком черном узелке. Если верить Бродбенту, вернуться на Землю мне не светит вовсе. Об этом я и сказал. Он покачал головой.
– Вздор. Положись на меня – вернем в целости-сохранности, как и вывезли. Закончим дело – выйдешь через то же, или другое, все равно – поле, в пропуске будет сказано, что ты – механик, вызванный зачем-нибудь в последнюю минуту; загримируешься, возьмешь ящик с инструментом… Ты же актер – неужто механика не сыграешь?
– А… Конечно, но…
– И порядок! Держись старого, мудрого Дэка – с ним не пропадешь. Я восемь наших ребят на уши поставил, чтоб слетать на Землю и назад с тобой вернуться – кто мешает второй раз то же сделать? Но если наша гильдия не поможет – у тебя ни одного шанса. – Он усмехнулся. – Все дальнобойщики – вольные торговцы в душе. Искусство контрабанды, вот что это такое! И каждый из нас всегда поможет другому в маленьком, невинном обмане таможенной службы. Но с посторонними наша гильдия не сотрудничает.
Я все пытался призвать к порядку желудок и обмозговать ситуацию как следует.
– Дэк, это связано с контрабандой?
– Да нет! Вот разве вас мы вывозим беспошлинно.
– Я хотел сказать, контрабанда, по-моему, вовсе не преступление.
– А кто ж спорит?! Только те, кто делает деньги на зажиме торговли! А от вас требуется перевоплощение, Лоренцо. И вы – как раз тот человек, который нам нужен. Я же не случайно подсел к вам в баре – вас целых два дня выслеживали. И я, стоило мне сойти на Землю, тут же отправился к вам.
Дэк нахмурился:
– И хотел бы я быть уверенным, что достойный наш противник преследовал не вас, а меня.
– Почему?
– Значит, они просто пытались выяснить, что я замышляю. Тогда все – о'кей, счет ничейный, полная ясность. А вот если выслеживали вас, выходит, они знают, что мне нужен актер, способный сыграть эту роль.
– Но откуда им было знать? Или вы сами рассказали?
– Лоренцо, дело слишком серьезное. Гораздо серьезней, чем вы думаете. Я сам всех подробностей не представляю, и потом – чем меньше вы об этом будете знать, тем вам же спокойней. Одно скажу: подробные характеристики некоего лица были скормлены большому компьютеру «Бюро Переписи Населения» в Гааге, чтобы машина сравнила их с характеристиками профессиональных актеров – всех, какие есть. Всеми средствами это старались держать в секрете, но кто-нибудь мог все же догадаться и разболтать. Дело в том, что актер должен быть во всем похож на оригинал – отбор проводился строгий. И воплощение требуется – идеальное.
– Ого! И машина именно меня назвала?
– Да. И еще одного.
Вечно язык мой суется, куда не просят! Но я не смог удержаться, будто жизнь моя от этого зависела. Хотя – так примерно и было: кто же, интересно, мог сыграть не хуже меня?
– Еще одного? Кого это?
Дэк смерил меня взглядом. Он заметно колебался.
– Один парень, как его… ээ… Орсон Троубридж! Может, слыхали?
– Это пугало?!
От ярости даже тошнота на минуту прошла.
– Да? А я слыхал – он прекрасный актер…
Я был просто вне себя от мысли, что кто-либо может считать этого нелепого Троубриджа способным сыграть роль, которая под силу только мне:
– Эта… помесь ветряка с Демосфеном?
Я остановился: гораздо приличнее просто не обращать внимания на подобных «коллег». Но этот щеголь еще и страдал острейшей формой нарциссизма: если даже по ходу пьесы требовалось поцеловать даме руку, Троубридж обязательно обманывал публику и целовал собственный большой палец. Эгоист, позер, фальшивый насквозь человечишко – разве такому вжиться в роль?!
Вдобавок, по какой-то необъяснимой прихоти Фортуны, его козлиная декламация и обезьяньи кривлянья прилично оплачивались – а настоящие мастера голодают…
– Дэк! Да как вы подумать могли, что он подойдет?!
– М-мм… Не то, чтоб он подходил, – он сейчас связан долгосрочным контрактом. Сразу хватятся, пропади он хоть на неделю. Хорошо, вы оказались «на воле». Получив ваше согласие, я велел Джоку отозвать ребят, занимавшихся Троубриджем.
– И правильно!
– Но знаете, Лоренцо, должен вам сказать: пока вы обуздывали свою требуху после торможения, я связался с «Рискуй» и дал команду продолжать переговоры с Троубриджем.
– Что?!
– Так вы ж сами просились. У нас как – раз уж дальнобойщик подрядился забросить груз на Ганимед, так он доставит его на Ганимед. Сдохнет, а доставит, не пойдет на попятный, когда корабль уже загружен! Вы сказали, берете эту работу – без всяких там «но» и «если». Выберетесь. И уже через несколько минут празднуете труса при первом шорохе. Потом – с космодрома сбежать хотели. И вот только что истерику закатили – хочу на Зе-е-млю! Знаете, может, вы и лучший актер, чем Троубридж, – я не разбираюсь. Но нам нужен парень, который не сдрейфит в случае чего. И сдается мне, Троубридж как раз из таких. Если с ним договоримся – заплатим вам и отправим назад. Ясно?
Более чем. Дэк вслух не говорил, но явно имел в виду, что я не тот партнер, на которого можно положиться, и был по-своему прав. И обижаться оставалось лишь на самого себя. Конечно, только полный кретин соглашается, сам не зная, на что, – но я ведь согласился! Безоговорочно… А теперь вдруг решил отвалить в сторонку, будто новичок, испугавшийся публики.
Что бы ни случилось, играй до конца! – вот древнейшая заповедь шоу-бизнеса. Может, философы ее и опровергнут, однако жизнь наша редко подчиняется логике. Мой папаша соблюдал эту заповедь свято. Я сам видел, как он доигрывал два акта с острым приступом аппендицита, да еще выходил на поклоны, прежде чем его отправили в больницу. Сейчас я словно видел лицо отца – лицо истинного актера, с презрением взирающего на горе-фигляра, готового без зазрения совести отпустить публику неудовлетворенной…
– Дэк, – неуклюже промямлил я, – извините, бога ради. Я был неправ.
Он пристально оглядел меня:
– Так вы будете играть?
– Да.
Я отвечал совершенно искренне, но вдруг вспомнил об одной вещи, делавшей эту работу для меня вовсе безнадежной, вроде роли Белоснежки в «Семи гномах».
– Все – о'кей, я буду играть. Но…
– Что «но»? – презрительно спросил Дэк. – Опять ваша проклятая натура.
– Нет, нет! Но – вы говорили, летим на Марс. Дэк, я должен буду играть среди марсиан?
– Ну конечно, а то среди кого?
– А… Но, Дэк, я же не переношу марсиан! Они меня всегда из колеи вышибают! Я постараюсь справиться, но может получиться… понимаете?
– Э, если дело только в этом – плюньте и забудьте!
– Как «забудьте»? Я…
– Говорят вам – плюньте! Нам все известно – вы в таких вещах сущий чайник, Лоренцо. Эта боязнь марсиан – все равно, что детские страхи перед пауками и змеями, но – неважно. Мы все учли. Так что – не беспокойтесь понапрасну.
– Ну, раз вы… Тогда все в порядке.
Не то, чтобы он меня успокоил – слово «чайник» уж больно задело. Для меня чайниками всегда оставалась публика – в общем, этой темы я больше не поднимал. Дэк опять пододвинул к себе микрофон и сказал:
– Одуванчик – Перекати-полю. План «Клякса» отменяется. Продолжаем по плану «Марди Гра».
– Дэк?.. – начал я, когда он отложил микрофон.
– После, – отмахнулся он. – Идем на стыковку. Может, тряхнет малость – нет времени рассусоливать. Сидите тихо и не суйтесь под руку.
И нас-таки тряхнуло. Когда мы оказались на планетолете, я даже обрадовался возобновлению невесомости – постоянная, но легкая тошнота куда лучше редких, но бурных приступов. Однако лафа продолжалась минут этак пять. Когда мы с Дэком вплывали в шлюз, трое космачей с «Одолей» уже стояли наготове. Тут я на минуту замешкался – чего возьмешь с такого безнадежного крота вроде меня, который пол-то от потолка в невесомости отличить не может. Кто-то спросил:
– А где этот?
– Да вот! – отвечал Дэк.
– Этот самый? – вопрошавший будто глазам не верил.
– Он, он, – подтвердил Дэк, – только в гриме; не суетись зря. Лучше помоги устроить его в соковыжималку.
Меня схватили за руку, протащили узким коридором и впихнули в одну из кают. У переборки против входа стояли две «соковыжималки» – гидравлические устройства, вроде ванн, распределяющие давление равномерно, – на дальнерейсовиках ими пользуются при высоких ускорениях. Живьем таких ни разу не видал, но в одном фантастическом опусе – «Нашествие на Землю», кажется, – среди декораций было нечто похожее.
На переборке была наляпанная по трафарету надпись: «Внимание! находиться вне противоперегрузочных устройств при ускорении свыше трех g запрещено! По приказу…» Я продолжал вращаться по инерции, надпись скрылась из виду прежде, чем ее удалось дочитать. Меня уложили в соковыжималку. Дэк и его напарник торопливо пристегивали ремни, когда завыла сирена, и из динамиков раздалось:
– Последнее предупреждение! Два g! Три минуты! Последнее предупреждение! Два g! Три минуты!
Снова завыла сирена. Сквозь вой слышен был голос Дэка:
– Проектор и записи – готовы?
– Здесь, здесь!
– А лекарство?
Дэк, паря надо мной, сказал:
– Дружище, мы тебе инъекцию вкатим. Малость нульграва, остальное – стимулятор; это чтоб оставался на ногах и зубрил роль. Поначалу возможен легкий зуд – в глазных яблоках и по всему телу. Это не страшно.
– Дэк, подожди! Я…
– Некогда, некогда! Нужно еще раскочегарить как следует эту груду металлолома.
Он развернулся и выплыл из каюты, прежде чем я успел что-либо сказать. Напарник его, закатав мой левый рукав, приложил инъектор к коже и вкатил мне дозу раньше, чем я это почувствовал. Затем и он удалился. Вой сирены сменился голосом:
– Последнее предупреждение! Два g! Две минуты!
Я попытался осмотреться окрест, но лекарство буквально оглушило. Глаза заломило, зубы – тоже; нестерпимо зачесалась спина – но дотянуться до нее мешали ремни безопасности. Похоже, они и спасли меня от перелома руки при старте. Вой сирены смолк, из динамиков послышался бодрый баритон Дэка:
– Самое распоследнее предупреждение! Два g! Одна минута! Оторвитесь там от пинакля – пришла пора ваши жирные задницы поберечь! Сейчас дадим копоти!
Голос его пропал. На этот раз вместо сирены пошли первые аккорды Ad Astra, сочинение Аркезиана, Опус 61 до мажор. Это была довольно спорная версия Лондонского Симфонического – у них там нотки «ужаса» на четырнадцатом такте несколько режут ухо.
Но на меня, оглушенного и раздавленного, музыка никак не подействовала – нельзя же намочить реку!..
В каюту вплыла… русалка. Так мне сперва показалось – именно русалка, правда, без рыбьего хвоста. Когда жжение в глазах малость стихло, я разглядел весьма интересную девушку – в шортах и с очень даже симпатичной грудью под безрукавкой. Уверенные движения ясно говорили, что невесомость для нее дело привычное. Деловито меня оглядев, она заняла соседнюю соковыжималку, положив руки на подлокотники и даже внимания не обратив на пристяжные ремни. Отзвучал финальный аккорд, и тут я почувствовал нарастающую тяжесть.
Вообще-то два g – ускорение не из смертельных, особенно в компенсаторе. Пленка, прикрывавшая меня сверху, обтянула тело, удерживая его в неподвижности; чувствовалась просто некоторая тяжесть, да дышать было трудновато. Вам наверняка доводилось слышать кучу различных баек о космачах, отступавших лишь перед десятью g. Не спорю, может и правда. Но даже двойное ускорение в соковыжималке – начисто отбивает охоту двигаться…
С некоторым опозданием я понял, что раздавшийся глас небесный обращен лично ко мне:
– Лоренцо, дружище, как ты там?
– В… порядке.
Потраченное на ответ усилие меня доконало.
– А… на… долго… это?
– Ерунда, на пару дней!
Видимо, я застонал – Дэк расхохотался:
– Не хнычь, салага! Мой первый полет на Марс занял тридцать семь недель, и все это время мы болтались в невесомости на эллиптической траектории! А ты, считай, покататься поехал – два g пару деньков, а во время торможения – норма! Курам на смех! С тебя за это еще причитается!
Я хотел было сказать все, что думаю о нем и о его шутках, но вспомнил, что не у себя в гримерной, к тому же здесь была дама. Отец всегда говорил: женщина вскоре забудет любое оскорбление действием, но может до самой смерти вспоминать неосторожное выражение. Прекрасный пол весьма чувствителен к понятиям отвлеченным. С практической точки зрения факт сей более чем странен, но во всяком случае я никогда не распускал языка в присутствии дам. С тех самых пор, как тяжелая папашина рука однажды в кровь не разбила мне губы. В выработке условных рефлексов отец дал бы фору самому профессору Павлову…
Тут Дэк заговорил снова:
– Пенни, красавица моя, ты здесь?
– Да, капитан, – ответила девушка из соседнего компенсатора.
– О'кей, приступайте. А я разберусь с делами и тоже приду.
– Хорошо, капитан.
Она повернулась ко мне и сказала мягким, чуть хрипловатым контральто:
– Доктор Чапек хотел, чтобы вы несколько часов отдохнули и посмотрели записи. Если возникнут вопросы – я здесь для того, чтобы на них отвечать.
– Слава богу, – вздохнул я, – наконец хоть кто-то готов отвечать на мои вопросы.
Она промолчала и, с некоторым усилием подняв руку, повернула выключатель. Свет в каюте угас, пошли первые кадры стереофильма. Я сразу узнал главного героя – кто из миллиардов жителей Империи не узнал бы его?!
Это был Бонфорт.
Тот самый, Его Светлость Джон Джозеф Бонфорт, бывший премьер-министр, лидер официальной оппозиции, глава Партии Экспансионистов – самый любимый – и ненавидимый! – человек в Солнечной Системе.
Потрясенное мое сознание заметалось в поисках разгадки и нашло единственно возможный ответ. Бонфорт пережил уже три покушения. По крайней мере, так утверждали газетчики. Два раза из трех спасался он лишь чудом. Но чудес, как известно, не бывает. Может, все три попытки увенчались успехом? Только старый, добрый дядюшка Джо Бонфорт каждый раз оказывался совсем в другом месте, а?!
Много же актеров им потребуется!

3

 

Я не встревал в политику. Папаша всегда предупреждал меня на этот счет.
– Ларри, – говорил он, – не суйся в эти дела. Заслужишь дурную славу, а публике это не нравится.
Вот я и не совался. Даже голосовать не ходил ни разу – и после поправки в 98-м, позволившей голосовать людям «кочевым», в том числе, конечно, мне и моим коллегам.
Но если кого из политиков и уважал, то никак не Бонфорта! Всегда считал, что человек этот просто опасен и – вполне возможно – предаст человечество при первом удобном случае. Перспектива встать вместо него под пулю была мне – как бы это сказать – неприятна.
Зато – какова роль!
Я играл однажды главного героя в «Орленке», и еще Цезаря в двух пьесах, вполне достойных его имени. Но сыграть подобное в жизни – слишком велик соблазн заменить кого-нибудь на гильотине! С другой стороны – возможность хоть на несколько минут создать нечто высшее и совершенное… Не зря говорят, Искусство требует жертв!
А кто же из собратьев пошел на это в трех предыдущих случаях? Да, то были мастера, и лучшая похвала им – безвестность… Я попытался припомнить, когда состоялись покушения и кто из коллег, способных сыграть его роль, умер в то время, или просто пропал. Но ничего не вышло. Не только из-за невнимания к политическим интригам – актеры вообще часто пропадают из вида, это у нас профессиональное. Что ж, даже лучшие из людей не застрахованы от случайностей.
Внезапно я поймал себя на том, что внимательно изучаю оригинал.
Я понял, что сыграю его. А, дьявол, да я сыграл бы его с ведром на ноге и горящими подмостками за спиной! Начать с телосложения: мы могли спокойно обменяться одеждой – она сидела бы идеально! Эти горе-конспираторы, затащившие меня сюда, слишком уж большое значение придавали внешнему сходству – оно, без поддержки мастерства, ничего не значит, а потому для мастера совсем необязательно. Нет, с ним, конечно, проще, и им очень повезло, когда, играя с компьютером в «подкидного», они выбрали – совершенно случайно – мастера, да еще – настоящего близнеца своему политикану! И профиль точь-в-точь мой, и даже руки! Такие же длинные, узкие, как у аристократа, – а ведь руки подделать куда сложней!
Что касается хромоты – результат неудачного покушения – это и вовсе не составляло труда. Понаблюдав за ним несколько минут, я уже знал, что могу встать из компенсатора (при нормальной гравитации, конечно) и пройтись точно так же, даже не думая об этом. Как он поглаживает вначале ключицу, а затем подбородок, собираясь изречь нечто глобальное, уже сущие пустяки – подобные мелочи я впитывал, словно песок – воду.
Правда, он лет на пятнадцать-двадцать постарше, но играть старшего гораздо легче, чем наоборот. Вообще, возраст для актера – вопрос внутреннего отношения и с естественным процессом старения ничего общего не имеет.
Через двадцать минут я мог бы сыграть его на сцене, или сказать за него речь. Но этого, похоже, недостаточно. Дэк говорил, я должен ввести в заблуждение тех, кто очень хорошо знает Бонфорта, возможно, даже общаясь с ними в кулуарах. Это будет посложней. Кладет ли он сахар в кофе? Если да – сколько ложечек? Которой рукой – и как – прикуривает? Стоило мне задать последний вопрос, как Бонфорт на экране закурил, и сознание мое четко запечатлело его давнюю привычку к старомодным, дешевым папиросам и спичкам, приобретенную, видать, задолго до того, как он вступил в колонну борцов за так называемый прогресс.
Хуже всего, что человек – вовсе не какой-нибудь набор постоянных качеств. Черты его характера все, знающие этого человека, воспринимают по-разному. И чтобы добиться успеха, мне нужно играть роль для всякого знакомого Бонфорта – персонально; смотря, кто передо мной. Это не то что трудно – невозможно! Какие отношения были между оригиналом и, скажем, Джоном Джонсом? А с сотней, тысячей Джонов Джонсов?! Откуда мне знать? И сколько таких я смогу запомнить?
Сценическое действо само по себе – как всякое творчество – процесс отвлеченный, не требующий подробной детализации. Но вот при перевоплощении важна каждая деталь. Иначе скоро любая глупость – скажем, вы жуете сельдерей, не чавкая, – выдаст вас с головой.
Тут я вспомнил, что должен быть достоверен, лишь пока снайпер не прицелится. И все же продолжал изучать человека, которого мне предстояло заменить, – а что оставалось?
Отворилась дверь, и Дэк, собственной персоной, заорал:
– Эй, есть кто живой?!
Зажегся свет, трехмерное изображение поблекло. Меня словно встряхнули как следует, не дав досмотреть сон. Я обернулся. Девушка по имени Пенни в соседнем компенсаторе безуспешно пыталась приподнять голову, а Дэк с бодрым видом стоял на пороге. Выпучив на него глаза, я изумленно спросил:
– Ты еще ходить ухитряешься?!
А тем временем профессиональный отдел моего сознания – он у меня полностью автономен – подмечал все и складывал в особый ящичек: «Как стоят при двух g.» Дэк усмехнулся:
– Да ерунда, я же в корсете.
– Хммммм!
– Хочешь – тоже вставай. Обычно мы пассажиров не выпускаем, пока идем больше, чем при полутора. Обязательно найдется идиот – поскользнется на ровном месте и ногу сломает. Но раз я такого качка видел – при пяти g вылез из компенсатора да еще ходил – правда, пупок надорвал. А двойное – ничего, все равно, что на плечах кого-нибудь нести.
Он обратился к девушке:
– Объясняешь ему, Пенни?
– Он еще ни о чем не спрашивал.
– Да ну? А мне показалось, Лоренцо – юноша любознательный…
Я пожал плечами:
– Думаю, теперь это неважно. Судя по обстоятельствам, я не проживу срок, достаточный для наслаждения знанием.
– А?! Старина, о чем это ты?
– Капитан Бродбент, – язвительно начал я. – В выражении моих чувств я связан присутствием дамы. Таким образом, я лишен возможности пролить свет на ваше происхождение, привычки, нравственный облик и смысл жизни. Будем считать, я знаю, во что вы меня втравили. Я раскусил вас, едва увидев, кого предстоит играть. Теперь мне любопытно одно: кто собирается покушаться на Бонфорта на сей раз? Даже глиняный голубь вправе знать, кто пустит в него пулю.
В первый раз я видел Дэка удивленным. Потом он вдруг захохотал так, что, не в силах бороться с ускорением, сполз по переборке на пол.
– И не вижу ничего смешного, – зло сказал я.
Дэк оборвал смех и стер проступившие слезы.
– Ларри, старичок, ну неужели ты вправду думаешь, что я тебя в подсадные утки нанимал?
– А что, может, нет?!
И я поделился с ним соображениями насчет прошлых попыток устранить Бонфорта. Дэку хватило такта не рассмеяться вновь.
– Ясно. Вы, значит, решили, что будете пробу снимать, как при столе у средневекового короля. Что ж, попытаюсь разубедить. А то вряд ли вам будет приятно чувствовать себя мишенью. Так я с шефом уже шесть лет. И знаю: за это время он ни разу не пользовался дублерами! При двух покушениях на него я сам был – и сам пристрелил одного из «горилл»! Пенни, ты с шефом дольше – при тебе он приглашал хоть раз дублера?
Девушка смерила меня ледяным взглядом:
– Никогда! И сама мысль о том, что шеф мог бы подвергнуть опасности другого, спрятавшись за его спиной… Я просто обязана дать вам по физиономии – вот что я должна сделать!
– Успокойся, Пенни, – мягко сказал Дэк. – Вам обоим и кроме этого есть чем заняться на пару. И он не так уж глупо рассудил – для постороннего, конечно. Кстати, Лоренцо, это – Пенелопа Рассел, личный секретарь шефа и ваш главный режиссер.
– Рад познакомиться, мадемуазель.
– Сожалею, но ответить тем же не могу!
– Прекрати, Пенни! Иначе – отшлепаю по попке – и два g меня не остановят! Лоренцо, я понимаю, играть Бонфорта малость рискованней, чем править инвалидной коляской. Мы оба знаем, что находились уже желающие прикрыть его страховой полис. Но сейчас это исключено! В сложившейся ситуации, по причинам, которые вы вскоре поймете, парни, играющие против нас, даже пальцем не посмеют тронуть шефа – либо вас в его роли! Вы уже видели – они играют грубо. Они при первом удобном случае прикончат меня или даже Пенни. В данный момент они и вас убили бы, кабы дотянулись! Но стоит вам выйти на публику в роли шефа – вы все равно, что в сейфе швейцарского банка! Они просто не смогут убить вас при нынешних обстоятельствах!
Он пристально вгляделся в мое лицо.
– Ну как?
Я помотал головой.
– Не улавливаю смысла.
– Скоро уловите. Тут дело тонкое – оно касается марсианского образа жизни. Обещаю вам: еще до посадки вы все поймете.
Однако дело не становилось более привлекательным. Пока что Дэк меня впрямую не обманывал – насколько я могу судить, но вполне мог говорить не все, что знает, такое я за ним уже замечал.
– Слушайте, Дэк, а почему я должен верить вам или этой леди? Извините, мисс? Я хоть и не питаю особых симпатий к мистеру Бонфорту, но у публики он пользуется славой человека, болезненно – до отвращения даже – честного. С ним я когда смогу побеседовать? Только по прибытии на Марс?
На угловатом, располагающем лице Дэка вдруг проступило уныние.
– Похоже, что нет. Пенни вам не говорила?
– Чего?
– Старина, мы просто вынуждены подменять шефа. Его похитили.
У меня вдруг ужасно разболелась голова. От двойной тяжести, а может, от обилия впечатлений.
– Вот теперь, – продолжал Дэк, – вы знаете, отчего Джок Дюбуа не хотел доверяться вам на Земле. Это – самая крупная сенсация для газетчиков; со времен первой высадки на Луну. Поэтому нам приходится крутиться, как проклятым, лишь бы никто ничего не разнюхал. Так что, пока не разыщем шефа и не вернем его обратно, вся надежда на вас. И вы, похоже, уже начали входить в роль. Этот кораблик на самом деле – вовсе не «Рискуй». Он – личная яхта и походная канцелярия шефа; имя ему – «Том Пейн». «Рискуй» крутится на рейде возле Марса и передает наши позывные – и знают об этом только его капитан и старший помощник. А «Томми» тем временем на всех парусах мчится к Земле за подходящей заменой для шефа. Улавливаете, старина?
– Допустим… Однако, капитан, если мистер Бонфорт похищен политическими противниками – зачем делать из этого тайну? Я бы на вашем месте у каждого столба об этом кричал!
– Верно – на Земле. И в Новой Батавии. И на Венере. Но не на Марсе! Вы, может, знаете легенду о Кккахграле Юном?
– Э-э… Боюсь, что нет.
– Тогда слушайте внимательно. Она – наглядная иллюстрация марсианской щепетильности. Короче говоря, этот парень, Кккахграл Юный – а жил он тысячи лет назад – должен был прийти в определенное время к определенному месту, чтобы удостоиться высокой чести – вроде посвящения в рыцари. Не по своей – на наш взгляд – вине, но он опоздал. В силу марсианских приличий – за опоздание ему полагалась казнь. Учтя его молодость и выдающиеся подвиги некоторые радикалы предложили повторить испытание. Кккахграл и не подумал согласиться! Настоял на своем праве лично выступать в качестве обвинителя на суде чести, выиграл дело и был казнен. Что сделало его живым воплощением и святым покровителем марсианских приличий. Так-то.
– Но… Бред ведь!
– Ой ли? Мы же – не марсиане. А они – очень древняя раса; у них сложена целая система требований и обязанностей для любого случая жизни. Марсиане – величайшие из всех мыслимых формалистов! Древние японцы со своими «гиму» и «гири» в сравнении с марсианами – отъявленнейшие из анархистов! У марсиан нет понятий «верно – неверно», есть лишь «пристойно – непристойно» – в квадрате, в кубе и со всякими довесками. Тут в чем дело – шефа усыновляет Гнездо того самого Кккахграла Юного, ясно вам теперь?
Но я упорно не хотел понимать. По-моему, этот Ккках больше всего смахивал на одну из самых отвратительных кукол «Ле Гран Гиньоль». Бродбент между тем продолжал:
– Да ведь просто! Шеф сейчас – похоже, крупнейший из исследователей марсианских обычаев и психологии. Он уже четыре года ими занимается. А в среду в Лэкус Соли состоится обряд его усыновления. Если шеф будет на месте и выдержит экзамен – все отлично! Если не будет – а вопроса «почему?» просто не возникнет – его имя втопчут в грязь во всех Гнездах Марса – от полюса до полюса! Стало быть, громадный межпланетный и межрасовый политический успех, величайший из достигнутых когда-либо, сработает с точностью до наоборот. И последствия будут… Думаю, меньшее, чем удовлетворятся марсиане – отказ даже от нынешнего ограниченного сотрудничества с Империей. А более вероятна месть. Погибнут люди – может быть, все, кто окажется в тот момент на Марсе. Тогда экстремисты из Партии Человечества возьмут верх, и Марс будет присоединен к Империи силой – но только после смерти последнего марсианина. И все это – оттого, что Бонфорт не явился на обряд усыновления! Марсиане на подобные вещи смотрят именно так.
Неожиданно, как и появился, Дэк вышел. Пенелопа Рассел снова включила проектор. Меня раздражало то, что я не успел вовремя спросить почему бы противникам Бонфорта просто-напросто не прикончить меня? Раз уж им так легко направить телегу политики по нужной для них дороге, помешав Бонфорту – самому, либо еще как – принять участие в этом варварском обряде? Что поделаешь, забыл спросить – может, из-за подсознательной боязни ответа.
Я продолжил изучение Бонфорта – отслеживал манеры и жесты, вникал в настроения, которые им сопутствовали; воспроизводил про себя голос и интонации, все глубже погружаясь в детали. Вдохновение полностью завладело мной – я уже «влез в его шкуру».
Однако увидев Бонфорта в окружении марсиан, я пришел в ужас. Они касались его своими ложнолапами!!! Я настолько сжился с изображением, что буквально ощутил их прикосновения – и еще этот невыносимый запах! Задушенно вскрикнув, я замахал руками:
– Уберите их!!!
Изображение пропало; зажегся свет. Мисс Рассел удивленно смотрела на меня:
– Что с вами?
Я перевел дух и постарался унять дрожь.
– Мисс Рассел, вы меня извините… Но, бога ради, не показывайте больше такого. Я не переношу марсиан!
Она смотрела на меня, словно не верила глазам и ушам. Во всяком случае – весьма презрительно.
– Говорила же, на него просто смешно надеяться, – буркнула она себе под нос.
– Мне очень жаль… Но никак с этим справиться не могу!
Она не ответила и с трудом выбралась из соковыжималки. Под двойной тяжестью мисс Рассел держалась не так уверенно, как Дэк, но справлялась. Так ни слова не сказав, она ушла, хлопнув дверью.
Назад она не вернулась. Вскоре дверь отворилась, пропустив в каюту человека, находившегося внутри некоего сооружения, наподобие детского стульчика на колесах.
– Как мы себя чувствуем? – пробасил он.
Выглядел вошедший лет на шестьдесят; был малость полноват, а в обращении несколько ироничен. В диплом его я не заглядывал, но держался он точь-в-точь как врач перед пациентом.
– Неплохо, а вы, сэр?
– Не жалуюсь. То есть, ни на что, кроме ускорения, – добавил он, бросив взгляд на свою каталку, – он был буквально вплетен в нее. – Что вы скажете о моем колесном корсете? Возможно, несколько не по моде, однако в моем возрасте не следует в погоне за модой перегружать сердце. Да, чтоб выдержать протокол: я – доктор Чапек, личный врач мистера Бонфорта. Ваше имя мне известно. Так что мы имеем относительно вас и марсиан?
Я постарался объяснить все кратко и без эмоций. Доктор Чапек кивнул:
– Капитану Бродбенту следовало предупредить меня. Придется изменить ваш вводный курс. Бродбент весьма опытен – как капитан; но иногда сей молодой человек прежде делает, а уж потом – думает… Настолько образцовый экстраверт, что пугает меня порой. Но это, к счастью, не смертельно. Мистер… Смайт, я, если позволите, проведу с вами сеанс гипноза. Даю клятву врача, что сделаю это лишь с целью избавления вас от затруднений и ни в коей мере не потревожу вашей духовной целостности.
Он вынул из кармана старомодные часы – такие давно уже сделались привычным атрибутом его профессии – и нащупал мой пульс.
– Вы могли бы и не спрашивать позволения, сэр, – ответил я. – Только ничего не выйдет. На меня гипноз не действует.
Я изучал технику гипноза, когда занимался чтением мыслей. Но моим наставникам так и не удалось загипнотизировать меня самого. А в таком номере немного гипноза вовсе не помешает, если, конечно, местные власти на время забудут о драконовских правилах, коими медицинская ассоциация буквально сковала нас по рукам и ногам.
– Хм-м, вот как?.. Тогда просто сделаем все, что можно. Расслабьтесь, лягте поудобнее, и побеседуем о том, что вас беспокоит.
Он продолжал играть с часами, раскачивая их на цепочке, хотя давно уже сосчитал мой пульс. Я хотел напомнить ему об этом – часы пускали зайчиков мне прямо в лицо – но у него это было, наверное, что-то наподобие нервного тика, и сам он ничего не замечал. Во всяком случае – дело не стоит того, чтобы выговаривать постороннему пожилому человеку.
– Уже расслабился, – заверил я, – спрашивайте, док. Или – свободные ассоциации, если хотите.
– Вы просто представьте, что плывете, – мягко сказал он. – Двойное ускорение, тяжеловато все же, верно? Я в полетах обычно стараюсь побольше спать – во сне легче переносить такую тяжесть. Да и кровь при двух g отливает от мозга – спать хочется… Они там снова запускают двигатели. Неплохо бы заснуть… Всем нам будет тяжело… Нужно будет поспать…
Я хотел было посоветовать ему спрятать часы – вдруг выронит и разобьет, – но вместо этого заснул.

 

* * *
 

Проснувшись, я обнаружил в соседнем компенсаторе доктора Чапека.
– Как спалось, юноша? – приветствовал он меня. – До чего надоела мне эта проклятая каталка, вы представить себе не можете! Вот и решил прилечь тут – перераспределить нагрузку.
– А, мы все еще идем под двумя?
– Что? О, да. Именно под двумя.
– Извините, я тут отключился… Долго спал?
– О, нет, совсем немного! Как вы себя чувствуете?
– Отлично! Действительно, здорово отдохнул.
– Обычно так и бывает. При повышенном тяготении, я хочу сказать. Ну как, будем смотреть картинки дальше?
– Если вы, док, рекомендуете…
– И прекрасно.
Он дотянулся до выключателя; свет погас. Я вдруг понял, что доктор собирается снова показывать мне марсиан, и приказал себе не паниковать. Еще я счел нужным все время помнить, что их здесь вовсе нет, а изображений пугаться просто смешно. В прошлый раз они просто слишком неожиданно появились.
Стерео действительно показывало марсиан и с Бонфортом, и без. И я обнаружил, что вполне могу смотреть на них без всякого страха или отвращения. Внезапно до меня дошло, что я с удовольствием смотрю на них! Я ахнул от удивления, и доктор Чапек остановил запись.
– Беспокоит?
– Док! Вы… загипнотизировали меня?!
– Э-э… С вашего разрешения…
– Но я же не поддаюсь гипнозу!
– Очень жаль.
– А… а вы все же ухитрились! Не такой уж я чайник, чтобы не понять. Давайте еще разок эти кадры – никак не могу поверить…
Он вновь пустил запись. Я смотрел и изумлялся. Марсиане, оказывается, совсем не отвратительны! И не безобразны ничуть – на самом деле они причудливо-грациозны, точь-в-точь китайские пагоды! На людей, конечно, не похожи, но ведь самые привлекательные в мире создания – райские птицы – вообще не имеют ничего общего с людьми!
Теперь я понимал, что ложнолапы их могут быть весьма выразительными, а их будто бы неловкие движения очень напоминают неуклюжее дружелюбие щенка. Теперь я понимал, что всю жизнь видел их в кривом зеркале отвращения и страха.
Конечно, соображал я, надо еще привыкнуть к их запаху… И тут почувствовал, что изображения… пахнут! Я ни с чем не спутал бы этот запах, но он меня нисколько не раздражал! Даже нравился!
– Доктор, – поспешно спросил я, – в этом аппарате есть синтезатор запахов?
– М-мм… Скорее всего – нет. Ведь мы – на яхте; каждый грамм лишнего веса, знаете…
– Но как же так? Я отчетливо чувствую запах!
– Ах да, – он несколько смутился, – видите ли, юноша, я проделал с вами одну вещь; надеюсь, она не причинит вам неудобств…
– Сэр?..
– Понимаете, копаясь в вашей черепушке, я выяснил основную причину подсознательной неприязни к марсианам. Причина сия – запах их тела. У нас нет времени браться за это всерьез, и я задал вам самое тривиальное смещение. Попросил у Пенни – та девушка, что была с вами до меня – на время ее духи и… Боюсь, что с этого момента, юноша, марсиане будут для вас пахнуть, словно веселые дома в Париже. Было бы время, я взял бы аромат попроще – скажем, спелую землянику, или горячие оладьи с патокой. Но времени не было; пришлось… хм… сымпровизировать.
Я принюхался. Да, очень похоже на аромат дорогих духов – и все же, черт побери, запах принадлежал марсианам.
– Что ж, пахнет приятно.
– И не могло быть иначе.
– Но вы же сюда целый флакон извели! Каюта пропахла насквозь.
– Как?.. Отнюдь. Я лишь подержал у вашего носа пробку полчаса назад. А затем вернул духи Пенни, она их унесла.
Доктор потянул носом.
– Никакого запаха. На этикетке было написано: «Вожделение джунглей». На мой вкус, мускуса многовато. Я обвинил Пенни в том, что она задумала свести всю команду с ума, но она лишь посмеялась надо мной.
Он повернул выключатель; изображение пропало.
– На сегодня – достаточно. Я хочу заняться с вами кое-чем, более полезным.
Стоило ему выключить проектор – и запах пропал. Ну точно как при выключении синтезатора! Я вынужден был признать, что запах существует лишь в моем воображении. Правда, я-то способен убедить себя в чем угодно – я ведь, как-никак, актер.
Через несколько минут вернулась Пенни, благоухающая, словно марсианин.
Я просто влюбился в этот аромат.

4

 

Мое обучение в гостиной мистера Бонфорта продолжалось до самого торможения. Все это время я ни минуты не спал – сон под гипнозом не в счет – да и не чувствовал такой необходимости. Мне постоянно помогали док Чапек или Пенни. К счастью, имелась масса фотоснимков и записей с Бонфортом – этого добра, слава богу, у любого политика навалом. К тому же со мной были те, кто очень хорошо его знал. Словом, материала хватало – вопрос был в том, сколько я в состоянии – под гипнозом или без – усвоить.
Не помню, когда именно я избавился от неприязни к Бонфорту. Чапек уверял – и я склонен верить – что этого он мне под гипнозом не внушал. Больше я не возвращался к этой теме – в вопросах врачебной этики доктор был исключительно щепетилен. Как врач и гипнотерапевт, он заслуживал всяческого доверия.
По-моему, дело тут в следующем: вжиться в роль человека, вызывающего отвращение, невозможно. Похоже, мне понравился бы и Джек-Потрошитель, если б я его задумал сыграть. Судите сами – вживаясь в роль, полностью отождествляешь себя с персонажем. Вы становитесь им! А человек – либо себе нравится, либо кончает самоубийством – тут уж одно из двух.
Говорят: «Понять – значит простить». А я начал понимать Бонфорта.
Когда началось торможение, мы получили обещанный Дэком отдых при нормальном притяжении. В невесомости мы не провели ни минуты: вместо того, чтобы выключить двигатели – чего космачи очень не любят, – команда проделала, по словам Дэка, «косой поворот на 180 градусов». Двигатели при этом работали на полную катушку, и маневр сей довольно удачно обманывал ваш вестибулярный аппарат.
Не помню, как этот эффект называется. То ли Кориолана, то ли Кориолиса.
Вообще я мало знаю о космических кораблях. Те, что могут стартовать прямо с планеты, космачи презрительно зовут «самоварами» – за густую струю пара или водорода из сопел. Однако они – самые настоящие ракеты, и двигатели их тоже работают на ядерном топливе – в смысле, котел им подогревают, или еще что. Хотя космачи их за корабли не считают. Планетолеты же, вроде «Тома Пейна» замечательны, как мне объяснили, тем, что работают на каком-то Е, равном мс-квадрат, а может, М, равном ес-квадрат… Знаете, наверное: то самое, которое Эйнштейн изобрел.
Дэк из кожи вон лез, пытаясь мне все это втолковать. Тем, кого заботят подобные штуки, вероятно, было бы весьма любопытно, однако не понимаю, для чего джентльмену такие вещи? По-моему, стоит научникам выдумать свой очередной «закон» – и жить на свете становится гораздо сложнее. Плохо нам что ли было без всего этого?!
Нормальная гравитация продолжалась часа два. Меня провели в кабинет Бонфорта, где я занялся лицом и костюмом. Теперь окружающие называли меня не иначе, как «мистер Бонфорт», или «шеф», или (это – док Чапек) – «Джозеф», желая облегчить мне перевоплощение.
И только Пенни… Она просто физически не могла звать меня мистером Бонфортом. Она старалась изо всех сил, но ничего не выходило. Впрочем, и без очков было видно, Пенни – классическая тайно-и-безнадежно-влюбленная-в-своего-босса-секретарша. И меня здесь она воспринимала с глубочайшей, никак не объяснимой, но вполне естественной горечью. Сей факт не давал покоя ни ей, ни мне, тем более – я находил ее весьма привлекательной. Ни один человек не способен ни на что путное, если рядом женщина, которая его презирает. Сам я для Пенни ничего худого не желал – мне было просто жаль ее. И все же такая обстановка порядком надоедала.
Наконец подоспело время для генеральной репетиции. На «Томе Пейне» далеко не все знали, что я вовсе не Бонфорт. Не могу судить, кто знал, а кто нет, но выходить из роли и задавать вопросы мне позволялось только при Дэке, докторе или Пенни. Еще – почти наверняка – знал обо всем управляющий Бонфорта, мистер Вашингтон, но он ни разу не подал вида. Это был пожилой, худощавый мулат. Лицо его, с плотно сжатыми губами, здорово напоминало лик статуи католического святого. Было еще двое посвященных, но не на «Томе Пейне» Они оставались на борту «Рискуй» и обеспечивали тыл, взяв в свои руки пресс-релизы и текущие дела. Одного звали Билл Корпсмен, он занимался связью с прессой, другого – Роджер Клифтон. Не знаю, как описать словами деятельность последнего. Политический представитель? Вы, может, помните, в бытность Бонфорта премьер-министром Клифтон занимал пост министра без портфеля? Однако это еще ни о чем не говорит. А положение было таково: Бонфорт разрабатывал, а Клифтон – осуществлял.
Эти пятеро должны были быть в курсе, возможно знал кто-то еще – меня на этот счет не предупредили. Остальной персонал и команда «Тома Пейна» наверняка заметили некоторую странность происходящего, но совсем не обязательно им было знать, что к чему. Прибытие мое видела куча народу, но в облике Бенни Грея. А в следующий раз я появился перед ними уже как Бонфорт.
Кто-то из посвященных сообразил запастись настоящим гримом, но я им почти не пользовался. Вблизи «штукатурку» очень легко заметить – даже силикоплоть по фактуре слишком уж отличается от кожи. Поэтому я лишь наложил несколько мазков «полупрозрачного», и поверху – «надел» лицо Бонфорта. Пришлось пожертвовать большей частью моих волос, после чего док Чапек затормозил их рост, но это все вздор, актеру и так постоянно приходится пользоваться париками. Кроме того, я был уверен – этот ангажемент обеспечит меня на всю оставшуюся жизнь, и подумывал уже, не провести ли остаток дней в праздности.
С другой стороны, меня одолевало сомнение, таким ли уж длинным выйдет этот «остаток». Помните старую, мудрую пословицу – о парне, который чересчур много знал, и еще одну – насчет неразговорчивости покойника? Но, по чести сказать, я начал доверять этим людям. Сами по себе они рассказывали о Бонфорте больше, чем все пленки и фото, вместе взятые! Политический деятель – не просто некая человеческая фигура, это – люди, сплотившиеся и поддерживающие его, так я понимаю. Если бы Бонфорт не был достойным человеком, рядом с ним никогда не сложилось бы такой команды, как эта.
Наибольшей проблемой оказался марсианский язык. Как большинство актеров, я в свое время нахватал понемногу – марсианский, венерианский, наречия спутников Юпитера – хватит, чтоб выдать пару слов перед камерой или на сцене. Но эти «раскатистые», или – «дрожащие», согласные… Наши голосовые связки далеко не так универсальны, как мембраны у марсиан. А транскрипция этих звуков привычным для нас алфавитом – «ккк», «жжж», или там «ррр» – имеет столько же общего с их настоящим звучанием, как "г" в слове «гну» – со щелчком на вдохе, который произносят в этом слове банту. А «жжж», в частности, ближе всего к приветственному улюлюканью в Бронксе.
Счастье еще, что Бонфорт не блистал способностью к языкам, а я все-таки профессиональный актер и довольно легко подражаю как пиле, которая наткнулась на гвоздь, так и курице, которую подняли с насеста. Марсианский же я должен был освоить лишь в той мере, в какой владел им Бонфорт. Он изучал язык, компенсируя недостаток способности трудолюбием: все, что заучивал, непременно писал на пленку и по записи исправлял ошибки.
Таким образом, я получил возможность работать над его ошибками с проектором и Пенни, которая отвечала на вопросы.
Земные языки делятся на четыре группы: флективные, как англо-американский, аморфные, вроде китайского, агглютинативные, например, турецкий, и полисинтетические, скажем, эскимосский. К последним теперь относят и инопланетные – такие странные и непривычные, что порой совершенно не поддаются человеческому восприятию. Чего стоит один «неповторяющийся», или «прогрессирующий» венерианский… По сравнению с ним марсианский еще ничего – он хоть по форме похож на земные. Бэзик-Марс, деловой язык, по типу относится к корневым и содержит простые, конкретные понятия – вроде приветствия: «Рад видеть тебя». Гранд-Марс полисинтетичен и включает в себя массу оттенков для выражения сложнейших отношений в их традиционной системе поощрений и взысканий, обязанностей и обязательств. Для Бонфорта он оказался почти непосильным; Пенни рассказывала, что марсианские точечные тексты Бонфорт читал достаточно бегло, но разговорный… На нем он мог изъясняться лишь сотней-другой фраз.
И пришлось же мне попотеть, братцы, чтобы овладеть этой парой сотен!
Но Пенни доставалось еще больше, чем мне. Они с Дэком говорили немного по-марсиански, однако репетиторство целиком легло на нее. Дэк все время был занят в контрольной рубке: со смертью Джока ему приходилось тянуть за двоих. Последние миллионы миль до Марса мы шли под одним g, и за все это время он к нам ни разу не заглянул. Я же, с помощью Пенни, зубрил церемониал усыновления.
Я как раз завершил изучение своей предстоящей речи. Произнеся ее, я должен был стать полноправным членом Гнезда Кккаха. По духу она вряд ли отличалась от той, какую правоверные иудейские юноши читают, налагая на себя бремя мужчины, но была отточена и стройна, словно, по меньшей мере, монолог Гамлета. Я прочел ее с характерными ошибками и мимикой Бонфорта, а закончив, спросил:
– Ну как?
– Очень хорошо, – серьезно ответила Пенни.
– Спасибо, Хохолок.
Выражение это я почерпнул из записей с уроками языка. Так Бонфорт называл Пенни, когда бывал в настроении. У меня вышло точно как у него.
– Не смейте так меня называть!
Я с откровенным недоумением взглянул на нее, все еще выдерживая роль:
– Пенни, малышка, что с тобой?!
– Не смейте меня больше так называть! Вы – обманщик! Трепач! Вы… актер!
Она вскочила и бросилась было бежать, но у двери остановилась. Не поворачиваясь ко мне, она зажала лицо руками; плечи ее при каждом всхлипе вздрагивали.
Пришлось напрячься, чтобы снова вернуть свой облик – я подобрал живот, сменил выражение лица Бонфорта на мое собственное и моим же собственным голосом произнес:
– Мисс Рассел!
Она прекратила плач, обернулась и раскрыла от удивления рот. Уже в собственном облике я предложил:
– Вернитесь и сядьте.
Похоже, она хотела мне возразить, но передумала и медленно прошла к своему месту. Присела, зажала руки между коленями, на лице ее просто написано было: «Я с тобой больше не играю!» Точь-в-точь маленькая, капризная девочка…
Выдержав паузу, я мягко заметил:
– Да, мисс Рассел, именно актер. Это что, повод орать на меня?
Она упрямо молчала.
– Именно как актер, я здесь. И именно для актерской работы. И вы знаете, кому из нас это нужно. И знаете, что нанят я был с помощью надувательства – если б сразу узнал, что придется делать – пальцем бы не шевельнул; по мне – уж лучше с голоду подыхать. Я подобные дела ненавижу гораздо сильней, чем вы ненавидите меня в этом качестве. И, знаете ли, несмотря на вдохновенные заверения капитана Бродбента, вовсе не думаю, что смогу выкрутиться из этой истории, не попортив шкуры. А шкуру свою я люблю до неприличия – она у меня единственная. Послушайте, более, чем уверен, – знаю, отчего вам тяжело со мной примириться. Но – верно это или нет – какого черта вы еще осложняете мне работу? Чем я-то виноват?
Ответила она еле слышно.
– Что? – переспросил я.
– Это нечестно! Это… чудовищно!
Я вздохнул.
– Точно. И более того – абсолютно невозможно, когда тебе не помогают другие. Так что зовите капитана Бродбента и скажите ему: с этим делом пора завязывать.
Пенни так и вскинулась:
– Нет, нет! Мы не можем все бросить!
– Отчего бы это? Гораздо лучше сразу выкинуть все из головы, чем продолжать и заведомо сесть в лужу. Какая уж работа в такой обстановке… Или я не прав?
– Но… но… Мы должны!.. Мы вынуждены!
– Что значит «вынуждены», мисс Рассел? Политические игрища? Вот уж чем никогда не интересовался. И не уверен, что вы действительно настолько поглощены этим занятием. Ну, так почему же мы должны?
– Потому что… Потому, что он…
Слова ее прервал приглушенный всхлип. Подойдя, я опустил руку ей на плечо:
– Я знаю. Потому, что, если мы бросим, – все, что он создавал годами, пойдет, извиняюсь, псу под хвост. Потому, что он не может сделать этого сам, и его товарищи скрывают сей факт, пытаясь провернуть все за него. Потому, что соратники верны ему! Потому, что вы верны ему! И все же вам больно оттого, что кто-то занимает место, принадлежащее ему по праву! Кроме этого, вы с ума сходите от горя и неизвестности! Так?!
– Т…так…
Я еле расслышал ответ. Взяв ее за подбородок, приподнял лицо:
– И я знаю, отчего тебе так тяжело видеть меня на его месте. Ты любишь его! Но ведь для него я делаю все, на что способен! К черту, женщина! И ты еще мешаешь меня с грязью?! Ты хочешь, чтоб мне было в десять раз тяжелей?!
Пенни была потрясена. Похоже, она собиралась закатить мне оплеуху, но вместо этого, запинаясь, проговорила:
– Простите… Простите меня, пожалуйста… Я… я не буду так больше.
Отпустив ее подбородок, я бодро сказал:
– Ну что ж, продолжим.
Она не пошевелилась:
– Вы… простите мне?..
– А? Да вздор все это, Пенни. Просто вы любите его, и очень беспокоитесь. Ну, за работу! Я должен знать роль назубок, а времени у нас – чуть больше часа.
И я снова принял облик Бонфорта. Пенни выбрала бобину и пустила проектор. Просмотрев запись еще раз, я заглушил звук и прочел речь, проверяя, совпадают ли мои – то есть, его – слова с движениями губ на экране. Пенни изумленно наблюдала за мной, переводя взгляд с меня на изображение и обратно. Речь кончилась; я выключил проектор.
– Ну, как оно?
– Замечательно!
Я улыбнулся – точь-в-точь как он:
– Спасибо, Хохолок.
– Не за что, мистер Бонфорт.
Спустя два часа мы вышли в точку рандеву. Едва корабли состыковались, Дэк провел в мой кабинет Роджера Клифтона и Билла Корпсмена. На фото я их уже видел. Поднялся навстречу:
– Привет, Родж. Рад видеть вас, Билл.
Звучало достаточно сердечно, однако вполне обыденно: с Бонфортом они не виделись лишь те несколько дней, которые он «провел на Земле». Прохромав им навстречу, я подал руку. Корабль все еще шел с включенными двигателями, уходя с орбиты «Рискуй». Клифтон быстро оглядел меня и подыграл – вынул изо рта сигару, пожал мою руку и ответил:
– С возвращением, шеф. Рад видеть вас.
Он оказался невысоким, лысоватым, средних лет человеком. По виду, собаку съевшим на различных юридических штучках и здорово играющим в покер.
– Было тут без меня что-нибудь выдающееся?
– Нет, шеф, текучка, как всегда. Я передал Пенни.
– Хорошо.
Повернувшись к Корпсмену, я протянул ему руку, но он словно бы не заметил: руки в боки, он оглядел меня сверху донизу и наконец присвистнул:
– Чудеса! Теперь точно верю, что мы имеем шанс!
Он еще раз так и сяк осмотрел меня и сказал:
– Повернись-ка, Смайт. Ага, теперь пройдись, посмотрим, как у тебя с походкой.
Я понял, что раздражен такой наглостью, как был бы раздражен сам Бонфорт. Видимо, на лице моем это тотчас отразилось – Дэк дернул Корпсмена за рукав:
– Кончай, Билл. Забыл, о чем договаривались?
– Ладно, не трусь, – ответствовал Корпсмен, – кабинет звукоизолирован. Я только поглядеть хотел, точно ли он подходит. Да, Смайт, а что там с твоим марсианским? Можешь выдать чего-нибудь?
Я ответил одним многосложным, скрипучим словом на Гранд-Марсе, переводимым примерно так:
– Приличия требуют, чтобы один из нас покинул это место!
На самом деле смысл его гораздо сложней – это, по сути, вызов, после которого чье-нибудь Гнездо получает известие о смерти. Но Корпсмен, похоже, ничего не понял. Ухмыльнувшись, он сказал:
– Здорово, Смайт. Я тобой доволен.
Зато Дэк понял все. Он взял Корпсмена под руку и напомнил:
– Билл, я сказал: кончай. Я здесь пока капитан, и это – приказ. Начинаем спектакль немедленно – и без антрактов, понял?
К Дэку присоединился Клифтон:
– Действительно, Билл, мы именно так и решили, помнишь? В противном случае кто-нибудь может в самый ответственный момент забыться.
Покосившись на него, Корпсмен пожал плечами:
– Ладно, ладно. Я же только проверить хотел. Идея-то моя, в конце концов.
Он улыбнулся мне одними губами и сказал:
– Добрый день, мистер Бонфорт. С возвращением.
Слишком уж он нажимал на это «мистер», но я ответил:
– Рад видеть тебя, Билл. Есть что-нибудь, о чем я непременно должен знать до посадки?
– Нет, похоже. Пресс-конференция в Годдард-Сити, сразу после церемонии.
Он явно следил за моей реакцией на сообщение. Я кивнул:
– Отлично.
– Родж, – торопливо вмешался Дэк, – как так? Это что, горит? Вы уже дали согласие?
– Я что хочу сказать, – продолжал тем временем Корпсмен, повернувшись к Клифтону, – пока наш кормчий не передрейфил вконец. Я ведь и сам могу ее провести – скажу ребятам, у шефа ларингит после церемонии, или ограничимся ответами на письменные вопросы, если хотите. Они их нам заранее дадут, а я, пока идет обряд, составлю ответы. Но раз уж он так похож на шефа, то я согласен рискнуть. Как, «мистер Бонфорт»? Справишься?
– Не вижу препятствий, Билл.
Я подумал, что если уж удастся надуть марсиан, то беседу со стадом диких земных репортеров выдержу и подавно. Им еще самим надоест. Теперь я неплохо владел Бонфортовой манерой разговаривать и, хоть в общих чертах, усвоил его политическую платформу и систему ценностей. А подробности для пресс-конференции не понадобятся.
Однако Клифтон выглядел озабоченным. Но прежде, чем он успел что-либо сказать, по внутренней связи передали:
– Капитана вызывает контрольная рубка. Минус четыре минуты.
Дэк направился к дверям, быстро проговорив:
– Ну, вы тут сами разбирайтесь, мне еще эту телегу в сарай загонять, а у меня там только салаженок Эпштейн.
И он направился к выходу.
Корпсмен крикнул вслед:
– Эй, кэп! Хотел тебе сказать…
С этими словами он выскочил за Дэком, даже не попрощавшись. Роджер Клифтон, прикрыв за ним дверь, тихо сказал:
– Согласны вы рискнуть на пресс-конференцию?
– Вам решать. Мое дело – устроить все, как надо.
– Мммм… Тогда я, пожалуй, склонен рискнуть. Конечно, с вопросами в письменном виде. Но ответы Билла я прежде проверю сам.
– Отлично. А если найдете возможность дать их мне минут за десять до начала, то вовсе проблем никаких. Запоминаю я быстро.
Клифтон пристально меня разглядывал.
– Не сомневаюсь, шеф. Хорошо. Пенни передаст вам ответы сразу после церемонии. Тогда вы сможете удалиться в мужскую комнату, и спокойно все просмотреть.
– Договорились.
– Ну и отлично. Ох, скажу я вам; насколько лучше я себя почувствовал, увидев вас! Чем-нибудь еще могу вам помочь?
– Пожалуй, все, Родж. Хотя… О нем слышно что-нибудь?
– Э-э… И да и нет. Он – в Годдард-Сити, в этом мы уверены. Его не могли вывезти с Марса, или хотя бы из города. Мы перекрыли все лазейки; им просто не удалось бы проскользнуть.
– Да, но Годдард-Сити – городишко небольшой? Наверняка не больше сотни тысяч? Так что ж вам мешает…
– Мешает то, что мы не можем пока объявить о похищении. Едва кончится обряд усыновления, уберем вас с глаз долой и объявим – будто все произошло лишь сейчас. И вот тогда – заставим их по винтику город разобрать! Конечно, городская верхушка – все ставленники Партии Человечества, но после церемонии они вынуждены будут с нами сотрудничать. И сотрудничество будет таким искренним, какое вам и не снилось. Они уж постараются найти его, пока не налетело все Гнездо Кккахграла и не устроило на месте города поле под эту свою кукурузу – не помню, как называется.
– Да-а… Похоже, обычаи и психологию марсиан мне еще зубрить и зубрить.
– Как и всем нам.
– Родж… э-э… А почему вы уверены, что он до сих пор жив? Почему бы им – чтоб не рисковать понапрасну – просто не убить его?
Меня вдруг замутило – вспомнил, как, оказывается, просто избавиться от тела, если убийца – человек бывалый и не боится крови…
– Да, понимаю вас. Но это тоже связано с марсианскими понятиями о «приличиях» (Родж воспользовался марсианским словом). Смерть, пожалуй, единственная уважительная причина невыполнения обязательств. И если Бонфорта убьют, Гнездо Кккаха усыновит его посмертно – и после в полном составе, а возможно, вместе со всеми семействами Марса, задастся целью отомстить. Уверяю вас, они даже и не почешутся, вымри все человечество, или будь оно уничтожено! Но если убьют одного, чтобы он не смог пройти обряда усыновления – тут уж совсем другой коленкор! Это становится вопросом обязанностей и приличий, а на подобные вещи марсиане реагируют просто автоматически; иногда это здорово напоминает инстинкт! Шучу, конечно, но то, что они порой выделывают, иначе как дьявольщиной не назовешь.
Нахмурившись, он добавил:
– Временами я сожалею, что не остался в своем родном Суссексе.
Корабельная сирена прервала нашу беседу и заставила разойтись по компенсаторам. Дэк устроил все по первому классу – катер из Годдард-Сити уже ждал, когда мы перейдем в свободный полет. Впятером мы отправились вниз, заняв все пассажирские места в катере. Сделано это было потому, что резидент-комиссар изъявил намерение встретить меня, поднявшись на борт. Удержало его лишь сообщение Дэка, что все свободные места заняты.
Я пытался получше рассмотреть Марс: до этого я видел его лишь мельком из контрольной рубки «Тома Пейна». Но туристского любопытства особенно проявлять не следовало – ведь до этого "я" много раз посещал планету. Разглядеть мне так ничего и не удалось. Вначале пилот закрыл при развороте обзор, а когда, уже в атмосфере, мы перешли в планирующий полет, я провозился с кислородной маской.
Эти мерзкие маски марсианского образца чуть не положили конец всей затее. Я ни разу не имел с ними дела, а Дэк впопыхах не подумал, что простая кислородная маска может создать такую кучу проблем. Космическим скафандром и аквалангом мне уже доводилось пользоваться, думал, и здесь то же самое. Черта с два. Любимая модель Бонфорта – «Легкое дыханье», изделие компании Мицубиси – оставляла рот свободным, подавая кислород из зарядного устройства на спине прямо в носовой зажим. Что и говорить, отличный аппарат! Если к нему привыкнуть. Хотите, можете в нем есть, пить, болтать и все такое. Но я скорей позволил бы дантисту запустить мне в рот обе руки!
Сложность состояла в том, что постоянно приходилось контролировать движения губ, языка и лицевых мускулов. Иначе, вместо, скажем, приветствия окружающие услышат от вас прекрасную имитацию кипящего чайника. А все оттого, что эта чертова штука работает на разности давлений. К счастью моему, пилот сразу же установил в катере марсианское давление, всем пришлось надеть маски, и я получил около двадцати минут на репетицию. Тем не менее уже через несколько минут у меня возникло жгучее желание сплясать на этой дурацкой маске джигу и растоптать ее ко всем чертям. Тогда я принялся убеждать себя, что тысячи раз пользовался этой дрянью, что она для меня привычнее зубной щетки – и в конце концов убедил.
Дэк, как вы помните, избавил меня от бесед с резидент-комиссаром в космосе. Увы, на Марсе он не мог сделать того же – резидент-комиссар встречал катер на космодроме. Но время поджимало, пора было ехать в город, и от общения с другими людьми я был избавлен. И весьма странную вещь я вдруг ощутил: среди марсиан дышалось куда свободнее, чем среди своих земляков.
Но еще более странно было – оказаться на Марсе.

5

 

Резидент-комиссар Бутройд, как и весь его персонал, был ставленником Партии Человечества. Здесь к ней не принадлежали разве что наемные техники-смотрители из гражданских. Однако Дэк заявил, что поставит шестьдесят против сорока за непричастность Бутройда к похищению. Он считал комиссара честным, хотя и туповатым. По этой же причине ни Дэк, ни Клифтон не верили в причастность к похищению премьер-министра Кироги. Похищение они приписывали подпольной террористической группировке, примыкающей к Партии Человечества и называющей себя Людьми Дела. А уж она-то, тесней некуда связана с кое-какими деятелями из деловых кругов, которые завсегда не прочь набить свой карман потуже.
Сам же я между деловым человеком и человеком Дела особой разницы не ощущал.
Но стоило нам приземлиться, произошло нечто такое, что заставило меня усомниться: а так ли уж старина Бутройд туп и честен, как полагает Дэк? Мелочь, конечно, но из тех, что способны свести на нет любое перевоплощение. Раз уж я имел статус Весьма Важного Гостя, резидент-комиссар вышел встречать меня лично, но так как в данный момент я был лишь рядовым членом Великой Ассамблеи без всяких там официальных постов и путешествовал частным образом, никаких особых почестей мне не полагалось. Бутройд встречал меня лишь со своим заместителем, да девчушкой лет пятнадцати.
Я знал его по фотоснимкам, да еще Пенни и Родж рассказывали о нем то немногое, что знали. Я подал комиссару руку, поинтересовался, что с его синуситом, поблагодарил за приятное времяпрепровождение в прошлый мой приезд; побеседовал с его замом в той известной манере «как мужчина с мужчиной», в которой Бонфорт был весьма силен, а затем обратился к юной леди. Я знал, что какие-то дети у Бутройда есть и среди них – дочь, и это, судя по возрасту, наверняка она. Но ни я, ни Родж с Пенни не знали, встречался я с ней уже или нет.
Однако в этом помог сам Бутройд:
– Вы еще не знакомы – это Дейдри, моя дочь. Прямо-таки заставила взять ее с собой!
В записях, по которым я изучал роль, не было ничего о том, как Бонфорт обращается с маленькими детьми, а потому следовало, не мудрствуя лукаво, быть Бонфортом – вдовцом за пятьдесят, без детей или хотя бы племянников. И уж тем более – без опыта общения с девочками-подростками. Зато с богатейшим опытом общения со взрослыми любых мастей! И потому я повел себя так, будто она по крайней мере раза в два старше, чем есть, даже поцеловал ей руку. Щеки ее ярко вспыхнули, но девочка была весьма польщена.
Бутройд снисходительно поглядел на нее:
– Ну, что ж ты? Спроси, не стесняйся. Другого раза может не быть!
Она совсем раскраснелась и пролепетала:
– Сэр… Нельзя ли попросить ваш автограф? Девочки в нашей школе все собирают… У меня даже мистера Кироги есть… Если вас не затруднит… Я очень хотела бы ваш.
На свет божий появился небольшой блокнот, прятавшийся до этого за ее спиной. Тут я отчетливо ощутил себя водителем вертолета, у которого потребовали права, а они дома, в других штанах. Роль-то я изучал прилежно, однако кто мог знать, что придется подделывать подпись?! А-а, п-провались ты, невозможно же заучить все за два с половиной дня!
Но Бонфорт просто не мог отказать в подобной ерунде, а я был Бонфортом, не забывайте. Весело улыбнувшись, я спросил:
– Значит, у вас есть даже мистер Кирога?
– Да, сэр…
– Только подпись?
– Да. И еще он приписал: С наилучшими пожеланиями.
Я подмигнул Бутройду:
– Видали, а?! С наилучшими пожеланиями! Юным леди я, меньше, чем с любовью, никогда не пишу! Мы с вами, мисс, знаете, что сделаем…
Взяв у нее блокнот, я осмотрел его. Дэк, нервничая, напомнил:
– Шеф, время!
– Не беспокойтесь, капитан, – сказал я, не оборачиваясь, – все марсиане на свете могут подождать, пока не будет исполнено желание юной леди. – Я передал блокнот Пенни. – Запишите размеры, а потом напомните мне послать фото, которое сюда подойдет, – и с автографом, разумеется.
– Слушаю, мистер Бонфорт.
– Устроит вас это, мисс Дейдри?
– У-р-раа! Еще бы!
– И прекрасно. Очень рад знакомству. Ну что ж, капитан, в путь? Господин комиссар, вон та машина – не наша?
– Ваша, мистер Бонфорт. – Комиссар, недовольно морщась, покачал головой. – Похоже, вы обратили в свою экспансионистскую ересь члена моей семьи. Охота с полным снаряжением, а? Подсадные утки, и все такое?
– Урок, урок вам, ха-ха! Не берите с собой дочерей в дурные компании! Верно, мисс Дейдри? – Я пожал ему на прощанье руку. – Рад был видеть вас, господин комиссар. Спасибо за встречу: нам пора!
– Да, конечно. Рад был вас видеть.
– Спасибо, мистер Бонфорт!
– Вам спасибо, дорогая мисс!
Не торопясь, чтобы не показаться в стереозаписи суетливым или взволнованным, я направился к машине. Вокруг кишмя кишели фотографы, репортеры, операторы и прочие охотники до новостей. Билл удерживал их в стороне. Когда мы подошли, он, помахав нам, крикнул:
– Счастливо, шеф! – и вернулся к беседе. Родж, Дэк и Пенни сели со мной в машину. На поле толкалась целая толпа, не такая, конечно, как в земных портах, но все-таки. После того, как Бутройд меня признал, на их счет я не беспокоился – однако здесь наверняка были и те, кто точно знал о подмене.
О них я постарался забыть. Сейчас они не могли причинить мне вреда, не засветившись.
Машина оказалась герметичным «Роллс-Аутлендером», но кислородной маски я, по примеру других, не снял. Я поместился справа, рядом – Родж и Пенни, а Дэку с его длинными ножищами досталось одно из откидных сидений. Водитель оглядел нас сквозь перегородку и нажал стартер.
Родж вздохнул облегченно:
– Фу-ты! Я уж было перепугался.
– А, не стоило того. Давайте теперь помолчим, хорошо? Хочу повторить речь.
Речь я и так знал на отлично, просто хотелось поглазеть на марсианские пейзажи. Машина шла по северному краю поля, мимо вереницы пакгаузов. Пока что глазеть можно было лишь на рекламы: «Вервайс Трейд Компани», «Диана Аутлайнз, Лтд.», «Три Планеты», «И.Г.Фарбениндустри»… Марсиан кругом было так же много, как и людей. Мы, кроты, считаем марсиан медлительнее улиток, и справедливо: таковы они в гостях, земное притяжение для них тяжеловато. Не то на Марсе – уж здесь они на своих «подошвах» скользят легче, чем камешки по воде!
К югу от нас лежала плоская равнина, и тянулся к непривычно близкому горизонту Большой Канал. Противоположного берега было не разглядеть. Впереди виднелось Гнездо Кккаха. Сказочный город! Я всматривался в него, и даже сердце замирало от этой изящной, хрупкой красоты… И тут Дэк внезапно рванулся вперед.
Мы уже миновали полосу оживленного движения у складов, но машине, выскочившей из-за поворота, я никакого значения не придал. А Дэк, видать, постоянно держал ухо востро: стоило встречной машине приблизиться, он неожиданно опустил перегородку, перегнулся через шофера и вцепился в баранку. Машина рванулась вправо, едва не врезавшись во встречную, затем влево, чудом не вылетев с шоссе. Ох, как своевременно было то чудо! Дорога в этом месте шла по самому берегу канала.
В «Эйзнехауэре» два дня назад я был Дэку не помощник: безоружен, да и не ожидал ничего такого. Сейчас моим единственным оружием тоже был разве что мышьяк в пломбе, но вел я себя гораздо лучше. Дэк, перегнувшийся через спинку сиденья, все внимание сосредоточил на дороге. Шофер, сперва опешивший, теперь пытался вырвать у него руль.
Я подался вперед, левой сдавил шоферу горло, а большим пальцем правой ткнул в бок:
– Шевельнешься – получишь пулю!
Голос принадлежал негодяю из «Второй истории джентльмена», реплика тоже оттуда.
Мой пленник притих. Дэк быстро спросил:
– Родж, что они там?
Клифтон, посмотрев назад, ответил:
– Разворачиваются.
– О'кей. Шеф, держите его на мушке, пока я пересяду.
С этими словами он уже перебирался за руль. Буркнув что-то о неумеренной длине своих ног, Дэк уселся наконец, и дал газу.
– Вряд ли что-нибудь на четырех колесах догонит «роллс» на прямой трассе. Родж, как они там?
– Только развернулись!
– Аат-лично! А с этим субчиком что? Может, выкинуть?
Жертва моя задергалась, сдавленно сипя:
– Э-э! Что я вам сделал?!
Я нажал пальцем посильней, он заткнулся.
– Абсолютно ничего, – согласился Дэк, не спуская глаз с дороги. – Разве что замышлял малю-усенькую такую аварию, как раз, чтобы мистер Бонфорт опоздал. И если б я вовремя не усек, что ты шкуру свою бережешь и сбавляешь скорость, у тебя бы, глядишь, получилось, а? Или, может, нет?
Он повернул так резко, что машина встала на два колеса, а гироскоп ее тревожно загудел, восстанавливая равновесие.
– Ну, что там, Родж?
– Отстали.
– Ага.
Дэк не сбавлял скорость – мы делали больше трехсот в час.
– Вряд ли они устроят пальбу – тут у нас их приятель. Как полагаешь, ты? Или не задумаются списать тебя в расход?!
– Не знаю я, о чем вы тут толкуете, но неприятностей через свои беззакония уж точно наживете!
– Точно, говоришь? Да неужели? Думаешь, четверым уважаемым людям не поверят, а поверят твоей рецидивистской роже? Да ты, может, и водить толком не умеешь! И вообще мистер Бонфорт предпочел доверить машину мне! Ну а ты, натурально, не мог же ему отказать в такой ерунде, а?
Колесо наше на что-то наткнулось; машину тряхнуло, и мы с пленником чуть не прошибли макушками потолок.
– ………вы с вашим мистером Бонфортом! – пленник грязно выругался. Выдержав паузу, Дэк заметил:
– А знаете, шеф, не стоит, пожалуй, его выкидывать. Сейчас вас отвезем, а потом этим типом займемся – там, где потише. Похоже, если умеючи поспрошать, он мно-ого чего расскажет!
Шофер затрепыхался. Я сильней сдавил его глотку и еще раз ткнул пальцем. Не слишком уж похоже на пистолет, но поди проверь! Пленник угомонился и буркнул:
– Не посмеете вы мне наркоту колоть!
– Боже, как вы могли подумать! – В голосе Дэка звучало неподдельное возмущение. – Ведь это противозаконно! Пенни, дорогая, шпилька у тебя найдется?
– Конечно, – озадаченно ответила Пенни. Кажется, она не испугалась, хотя, как и я, ничего не поняла.
– И чудесно. Малыш, тебе загоняли когда-нибудь шпильку под ноготь? Говорят, снимает даже гипноблоки – действует непосредственно на подсознание, или вроде того. Только вот звуки, которые при этом издает пациент, несколько резковаты для слуха; мы с тобой поэтому поедем в дюны, там никто, кроме скорпионов, не услышит. А когда ты нам все расскажешь, для тебя наступит весьма приятный момент: отпустим на все четыре стороны. Иди себе, куда хочешь, до города недалеко. Но – слушай внимательно! – если будешь предельно любезен и вежлив в обращении, получишь просто королевскую награду! Мы дадим тебе в дорогу твою маску.
Дэк замолчал, некоторое время слышался лишь свист разреженного марсианского воздуха. На Марсе человек без кислородной маски пройдет, самое большее, три сотни ярдов. И то, если он в приличной форме. Я, правда, читал об одном – он ухитрился пройти целых полмили, прежде, чем загнулся. А спидометр показывал, что до Годдард-Сити около двадцати трех километров.
Пленник заговорил:
– Не знаю я ничего, ребята, честно! Меня наняли, чтоб тачку вам расшиб!
– Ну, мы тебе поможем вспомнить.
Машина приближалась к воротам марсианского города.
– Здесь мы вас оставим, шеф. Родж, возьми свою пушку, присмотри за гостем. Шефу пора.
– Да, верно.
Родж придвинулся поближе и тоже ткнул пленника пальцем. Дэк, посмотрев на часы, удовлетворенно заметил:
– На четыре минуты раньше срока! Отличная машина, мне бы такую. Родж, не нависай, мешаешь.
Клифтон посторонился. Дэк профессионально рубанул пленного ребром ладони по горлу. Тот отключился.
– Это его угомонит на время. Нельзя допустить переполоха на глазах у всего Гнезда. Что там со временем?
В запасе оставалось еще три с половиной минуты.
– Вы должны появиться точно вовремя. Ни до, ни после – секунда в секунду! Понимаете?
– Да, – хором ответили мы с Клифтоном.
– Тридцать секунд, чтобы дойти до ворот. У вас еще три минуты. Что собираетесь делать?
– Нервы в порядок привести, – вздохнул я.
– Да в порядке твои нервы, старина. Поздравляю, не растерялся. Ничего, еще часа два – и отправишься домой с грудой денег, карманы не выдержат! Последний рывок…
– Ох, Дэк, твои б слова да богу в уши… Не так уж гладко все шло, верно ведь?
– Это точно.
– Да, Дэк, на минуту.
Я вылез из машины и прошел к водительской дверце.
– Дэк… А что будет, если я в чем-нибудь ошибусь?
– А? – Дэк был заметно удивлен, затем рассмеялся – немного слишком сердечно. – Не ошибешься, Лоренцо! Пенни говорила, ты сложил в черепушку все, что надо.
– И все-таки?
– Ты не можешь провалиться, тебе говорят. Я все понимаю; сам когда-то сажал корабль в первый раз. Но там, как дошло до дела, просто времени не было бояться.
В разреженном воздухе непривычно тонко прозвучал голос Клифтона:
– Дэк! Вы следите за временем?
– Куча времени – больше минуты!
– Мистер Бонфорт! – Это была Пенни. Я подошел к ней, она вылезла из машины и протянула руку:
– Счастливо, мистер Бонфорт!
– Спасибо, Пенни.
Родж пожал мне руку, Дэк хлопнул по плечу:
– Минус тридцать пять секунд. Пора.
Я кивнул и зашагал вверх, к воротам. Должно быть, добрался я до них на пару секунд раньше – массивные створки распахнулись, стоило мне к ним подойти. Я перевел дух, в последний раз проклял эту дурацкую маску…
…и вышел на сцену.

 

* * *
 

Сколько раз вы это проделывали – никакого значения не имеет. Премьера! Занавес пошел! Ваш выход! – и дух перехватывает, и замирает сердце. Конечно, стараниями менеджера зал полон. Конечно, вы все это в точности проработали на репетициях. Все равно. Ваш выход – и сотни глаз направлены на вас; публика ждет, что вы скажете, ждет, что вы сделаете, может, даже ждет от вас чуда – а кое-кто и провала… Братцы! Вам все это наверняка знакомо. Именно на этот случай Бог создал суфлеров.
Осмотревшись, я увидел здешнюю публику, и мне жутко захотелось удрать. Впервые за три десятка лет почувствовал мандраж на сцене.
Будущие родственники заполняли все вокруг, куда только хватало глаз. По обе стороны оставленного для меня прохода их были тысячи – точь-в-точь грядка, плотно засаженная спаржей. Я знал, что перво-наперво нужно дойти по этому проходу до центра площади и затем ступить на пандус, ведущий во внутреннее Гнездо, и все это – как можно быстрее…
Я не мог сделать и шагу.
Тогда я сказал себе: «Парень, ты же – Джон Джозеф Бонфорт! До этого ты бывал здесь десятки раз! Все это – твои друзья. И ты здесь потому, что сам так хотел, и они тоже рады видеть тебя сегодня! А ну, давай пошел! Там-там-та-ТАМммм! А вот и новобрачная!»
И я снова стал Бонфортом. Дядюшкой Джо Бонфортом, единственно желавшим – сделать все как надо, к вящей славе и на благо народа своей планеты и своих друзей-марсиан. Я сделал глубокий вдох и пошел.
Глубокий вдох меня и выручил – я почуял знакомый запах. Тысячи и тысячи марсиан – собранные вместе, они благоухали так, словно здесь кто-то выронил и разбил целый ящик «Вожделения джунглей»! Уверенность в том, что я действительно чувствую запах, даже заставила обернуться, поглядеть, не идет ли следом Пенни. Пальцы мои все еще хранили тепло ее руки.
Я пошел по оставленному мне коридору, пытаясь идти так же быстро, как и марсиане на своей родной планете. Толпа смыкалась позади. Вполне возможно, малыши удерут от старших и сгрудятся на дороге. Малыши – я хочу сказать, марсиане, только что прошедшие стадию деления, они вдвое меньше «взрослых» по росту и весу. Их, пока не подрастут, из Гнезд никуда не выпускают; потому мы забываем порой, что бывают на свете и маленькие марсиане. Чтобы подрасти и восстановить память и знания, им требуется лет пять. А сразу после деления марсианин – абсолютный идиот, ему даже до слабоумного еще расти и расти. Перераспределение генов после конъюгации и регенерация после деления надолго выбивают его из колеи, об этом была целая лекция на одной из кассет Бонфорта в сопровождении не шибко-то качественной, любительской съемки.
Малыши, веселые, дружелюбные идиотики, полностью освобождены от любых приличий и всего, что с ними связано. Марсиане в них души не чают.
Два таких малыша, совсем еще маленькие, выскользнули из толпы и стали, загородив проход, будто два несмышленых щенка посреди шоссе. Оставалось либо тормозить, либо сбивать их с ног.
Я затормозил. Они придвинулись вплотную, теперь уже окончательно перекрыв коридор, и, выпустив ложнолапки, зачирикали, обмениваясь впечатлениями. Я их совершенно не понимал, а они немедленно вцепились в мои брюки и принялись шарить в нарукавных карманах.
Толпа тесно обступила коридор, и обойти малышей я не мог. Что же делать? Малыши были так милы, что я чуть не полез в карман за конфетой, которой там не было. С другой стороны, обряд усыновления рассчитан по секундам, почище любого балета. Не добравшись вовремя до пандуса, я совершу тот самый, классический, грех против приличий, прославивший в свое время Кккахграла Юного.
Но малыши и не думали уступать мне дорогу: один из них откопал в кармане мои часы.
Я вздохнул, и волна аромата накрыла меня с головой. Приходилось рисковать. Ласкать детишек принято во всей Галактике; если обычай сей перевесит крошечное нарушение марсианских приличий, то мне, считай, удалось создать прецедент. Я опустился к малышам, став на одно колено, ласково потрепал и погладил их чешуйчатые бока.
Поднявшись, произнес осторожно:
– Пока, ребятки, мне пора.
Фраза эта исчерпала львиную долю моего Бэзик-Марса. Малыши опять придвинулись ко мне, но я бережно отстранил их и быстро-быстро зашагал дальше, стараясь наверстать упущенное. Ничей Жезл Жизни не проделал дыры в моей спине! Значит, можно надеяться, я не так уж сильно погрешил против приличий. Благополучно добравшись до пандуса во внутреннее Гнездо, я начал спуск.

*****************************************************************

Строкой звездочек я обозначил здесь обряд усыновления. Почему? А потому, что знать о нем положено только принадлежащим к Гнезду Кккаха. Это внутреннее дело нашего Гнезда.
И ничего странного: мормоны, к примеру, могут иметь сколько угодно самых близких друзей-немормонов, но разве эта дружба дает «иноверцам» право посещения их храма в Солт-Лейк-Сити? Ни под каким видом! Марсиане частенько наносят визиты друг к другу, однако ни один никогда не войдет в чужое внутреннее Гнездо! Даже супруги-конъюганты не пользуются такой привилегией. Вот почему я не имею права детально описывать обряд, как и член масонской ложи не может рассказывать о ее ритуалах посторонним.
Скажу лишь, что никаких отклонений не допускается, а сам обряд во всех Гнездах Марса одинаков; стало быть, и свалившаяся на меня роль одинакова для всех усыновляемых. Мой поручитель и покровитель, старейший марсианский друг Бонфорта Кккахррриш, встретил меня у входа и погрозил Жезлом. В ответ я потребовал, чтобы он убил меня, если я виноват в нарушении приличий. Правду сказать, я его не узнал, хотя и видел на фото, просто это должен был быть он – таков ритуал.
Объявив таким образом, что ни ногой не переступлю Великий Квадрат Добродетели – Почитание Материнства, Почитание Домашнего Очага, Почитание Гражданского Долга, а также – ни одного пропуска в воскресной школе, – я получил позволение войти. 'Ррриш провел меня по всем пунктам, где мне задавали вопросы, а я отвечал. Каждое слово, каждый жест были отработаны, словно в классической китайской пьесе, – и слава богу, иначе я не имел бы ни единого шанса. Большинства вопросов и половины своих ответов я не понимал вовсе – то и другое просто зазубрил наизусть. И от того что марсиане предпочитают неяркий свет, было ничуть не легче, приходилось блуждать наощупь, точно кроту.
Раз довелось мне играть с Хоуком Мэнтиллом, незадолго до его смерти. Он уже тогда был глух, как камень. Вот это, скажу вам, партнер! Он не мог даже пользоваться слуховым аппаратом – атрофия слухового нерва; кое-что читал по губам, но это, сами понимаете, далеко не всегда возможно. И поэтому Мэнтилл управлял постановкой лично и рассчитал все действие по секундам. Я сам видел, как он подавал реплику, выходил за кулисы, а в положенное время возвращался, отвечая на реплику, которой не слышал; лишь сверяясь по времени!
Здесь происходило нечто похожее. Я знал роль и играл. Если бы и вышла накладка, то не по моей вине.
Однако на меня были постоянно направлены с полдюжины Жезлов, что никоим образом не воодушевляло. Я принялся убеждать себя, что они не станут прожигать меня насквозь из-за случайной оплошности, – я, в конце концов, всего лишь бедный, туповатый землянин, и марсиане склонны проявить снисходительность, вознаградив мои потуги проходным баллом. Но, если честно, верилось с трудом.
Прошло, казалось, несколько дней – ерунда, конечно; обряд занимает ровно одну девятую марсианских суток – пока дело дошло до трапезы. Не знаю, что именно я ел и знать не хочу. По крайней мере, не отравился.
Затем старейшины произнесли речи. Я же в ответной речи поблагодарил Гнездо за оказанную честь, после чего получил имя и Жезл. Я стал марсианином.
И пусть я понятия не имел, как пользоваться Жезлом, а мое новое имя звучало воплем испорченного крана! С этой минуты оно было моим законным марсианским именем, а сам я – прямым родственником самого аристократического семейства планеты. Это – спустя пятьдесят два часа после того, как крот без гроша в кармане на последний свой полуимпериал выставил угощение незнакомцу в баре «Каса-Маньяны»!
По-моему, это лишний раз доказывает, что знакомых следует выбирать с умом.
Ушел я, едва позволили обстоятельства. Дэк загодя составил мне речь с доказательствами того, что приличия требуют моего присутствия в другом месте, и я был отпущен. Нервничал, скажу я вам, будто парень, по ошибке попавший на заседание женской ассоциации! Ведь дальнейших ритуалов я не знал, руководствоваться стало нечем! Мог лишь предполагать, что любое публичное действие обложено непрошибаемой стеной приличий, нарушение коих карается смертью – но ни аза в тех приличиях не понимал. В конце концов я повторил извинения еще раз и удалился. 'Ррриш и еще один из старейшин пошли за мной. На обратном пути я имел удовольствие поиграть с еще двумя малышами, может быть, теми же самыми; дойдя со мной до ворот, старейшины проскрипели: «Гутбаа» и отпустили с миром. Ворота захлопнулись за мной, и только тут я смог перевести дух.
«Роллс» ждал меня на том же месте. Я поспешил к нему, дверца распахнулась – в машине сидела одна Пенни. И удивительно, но от этого мне стало очень даже приятно…
– Хохолок! Наша взяла!
– Я и не сомневалась.
– Зовите меня просто – Кккахжжжер! – Я, как положено, заглушил первый слог вторым и лихо отсалютовал Жезлом.
– Осторожней с ним, – немного нервно сказала Пенни. Я забрался на переднее сиденье рядом с ней и спросил:
– А вы не знаете, как этой штукой пользуются?
Понемногу отходя, я чувствовал, что измотан, однако настроение было веселое. Сейчас бы еще тройную порцию чего покрепче, да к ней бифштекс вот такой толщины… А там посмотрим, что скажет критика!
– Не знаю. Но лучше отложите его в сторонку!
– По-моему, надо нажать вот здесь…
И я нажал. В крыше «роллса» образовалась аккуратная, дюйма в два, дырка, отчего он перестал быть герметичным.
Пенни тяжело вздохнула.
– Тьфу-ты… Извините. Лучше, действительно, не трогать, пока Дэк меня не научит.
Она сглотнула:
– Да ничего, только не направляйте его куда попало.
Едва включив двигатель, Пенни рванула с места. Я понял, что в этой компании не один Дэк так суров с машинами.
Ветер свистел в проделанной Жезлом дыре.
– А к чему такая спешка? Мне же еще ответы для пресс-конференции готовить! Они у вас, Пенни? И, кстати, где остальные?
Я совсем забыл, что с нами еще и пленный водитель. От всего внешнего я отрешился, едва ворота Гнезда захлопнулись, впустив меня внутрь.
– В городе. Они не смогли вернуться.
– Пенни, да в чем дело? Что стряслось?!
Я очень сомневался, что смогу вести пресс-конференцию без репетиции. Может, рассказать немного об усыновлении? Уж тут-то врать не придется…
– Мистер Бонфорт… Мы нашли его.

6

Только сейчас я заметил, что Пенни меня больше не называет мистером Бонфортом. Естественно, я ведь им и не был теперь, я вновь – лицедей Ларри Смит, нанятый для временной подмены!
Отдуваясь, откинулся я назад и позволил себе расслабиться.
– Ну что ж, значит, с этим – все? Наконец-то…
Гора с плеч! До этого момента я даже не представлял, сколь тяжела эта гора. И «хромая» нога перестала болеть… Я, дотянувшись, похлопал Пенни по руке, сжимавшей баранку, и сказал родным своим голосом:
– До чего я рад, что все позади! Но тебя, дружище, мне будет недоставать. Ты – партнер, лучше не надо. Что поделаешь – даже лучшая пьеса когда-нибудь кончается, и актеры расходятся по домам. Надеюсь, встретимся как-нибудь.
– Надеюсь…
– Дэк, наверное, уже изобрел способ незаметно подменить меня и протащить на борт «Тома Пейна»?
– Не знаю.
Голос ее звучал как-то странно. Присмотревшись, я понял: она… плачет! Сердце бешено забилось. Пенни плачет? Оттого, что мы расстаемся?! Я не мог поверить, хоть и желал всей душой, чтобы догадка подтвердилась. Поглядеть на мое привлекательное лицо и отточенные манеры – можно подумать, женщины по мне с ума сходят. Однако не сходят же – грустно, но факт! А уж Пенни – тем более…
– Ну зачем вы, Пенни? – поспешно сказал я. – Разобьете машину.
– Не… не… не мо… гу больше…
– Так давайте, я поведу. Что стряслось? Вы сказали, его нашли, а дальше?
У меня появилось вдруг страшное, но вполне логичное подозрение:
– Он ведь… жив, верно?
– Д…да… но они… они иска…лечили его!
Сдерживаемые рыдания прорвались наружу; мне пришлось перехватить руль. Но Пенни быстро взяла себя в руки:
– Извините.
– Хотите, я поведу?
– Ничего, все в порядке. К тому же, вы не умеете – в смысле, не должны уметь.
– Что? Ерунда, прекрасно умею, а роль ведь уже кон…
Я оборвал себя на полуслове, догадавшись, что роль, скорее всего, продолжается. Раз уж с Бонфортом так грубо обошлись, и этого не скрыть, не может же он показаться на люди в таком виде через четверть часа после усыновления его Гнездом Кккаха. Значит, мне придется взять на себя пресс-конференцию и публично откланяться, пока Бонфорта будут перевозить на борт его яхты. Что ж, отлично, выйду на бис. Делов-то.
– Пенни, а что говорят Дэк с Роджем? Играть дальше, или не надо?
– Не знаю. Времени совсем не было.
Мы уже подъезжали к пакгаузам у космодрома. Впереди маячили громадные купола Годдард-Сити.
– Та-ак… Пенни, притормози-ка и объясни толком. Нужно понять, как вести спектакль дальше.

 

* * *
 

Шофер раскололся – пользовались ли при этом шпилькой, я не спрашивал. Затем его, как было обещано, отпустили и даже оставили маску. Все остальные с Дэком за баранкой бросились в Годдард-Сити. Хорошо, меня с ними не было! Космачам нельзя доверять ничего, кроме звездолетов.
По адресу, который назвал шофер, они примчались в Старый Город, под один из первых куполов. Я так понял, это из тех «веселых местечек», без каких ни один порт, с тех пор, как финикийцы обогнули Африку, не обходится. Обитают там списанные с кораблей дальнобойщики, проститутки, торговцы наркотой, налетчики и прочий сброд. Такие места полицейские патрулируют только в паре.
Шофер, как выяснилось, не соврал, однако информация явно устарела. В помещении – точно – кого-то держали: там стояла кровать, с которой не вставали, похоже, с неделю, и кофейник на столе еще не успел остыть. На полке валялось полотенце с завернутой в него старомодной вставной челюстью. Клифтон ее узнал – челюсть принадлежала Бонфорту. Все следы были налицо. Не было лишь самого Бонфорта и его тюремщиков.
Уходя, ребята собрались было претворить в жизнь первоначальный план – тут же по окончании обряда объявить о похищении и прижать как следует Бутройда, пригрозив в случае чего призвать на помощь Гнездо Кккаха. Но они нашли Бонфорта – просто наткнулись на него, выходя из Старого Города. Выглядел он нищим, оборванным стариком со щетиной недельной давности на лице, грязным и не в своем уме. Он еле держался на ногах. Мужчины не узнали Бонфорта – узнала Пенни и заставила остановиться.
Тут она опять разрыдалась, и мы чудом не врезались в тягач, пробиравшийся к грузовым докам.
А дело, похоже, было так: парни из той машины на шоссе, пытавшейся столкнуться с нами, доложили обо всем своим покровителям, и противник решил, что похищение утратило актуальность. Но – вопреки всем слышанным мной доводам – никак не мог понять, что помешало просто, без затей, прикончить его. Гораздо позже до меня дошло: то, что они сотворили с Бонфортом, было ходом, куда более изощренным и жестоким, чем просто убийство.
– А где он сейчас?
– Дэк отвез его в приют для дальнобойщиков, третий купол.
– Мы сейчас туда?
– Не знаю… Родж велел подобрать вас, а потом они пошли через служебный вход. Нет, наверное, туда ехать не стоит. Не знаю, что делать…
– Ладно. Пенни, остановите.
– Что?
– Здесь наверняка есть видео. И мы шагу с места не сделаем, пока не выясним – или не догадаемся – что нам делать. В одном я уверен: нужно держать марку, пока Дэк или Родж не дадут отбой. Ведь должен кто-то побеседовать с газетчиками и официально отбыть на борт «Тома Пейна». Вы твердо уверены, что мистер Бонфорт не в состоянии сам все это провернуть?
– Нет, нет! Это невозможно! Вы… вы не видели его!
– Верно, только слышал от вас. Отлично, Пенни. Я вновь – мистер Бонфорт, а вы – мой секретарь. Так и держимся.
– Слушаю, мистер Бонфорт.
– Теперь, если вас не затруднит, свяжитесь с капитаном Бродбентом.
Справочника в машине не оказалось, пришлось запрашивать Информационную. Наконец Пенни дозвонилась в клуб дальнобойщиков. Я мог слышать ответ:
– Клуб «Пилот». Миссис Келли у аппарата.
Пенни прикрыла микрофон:
– Мне представиться?
– Конечно, чего скрывать.
– Говорит секретарь мистера Бонфорта, – уверенно ответила Пенни. – Его пилот, капитан Бродбент, у вас?
– А, знаю, знаю, дорогуша, – сказала миссис Келли и крикнула кому-то: – Эй, там, табакуры! Дэка не видали?
Через минуту она ответила:
– Он в номер свой пошел, милочка. Счас соединю.
Вскоре Пенни сказала:
– Командир, шеф хочет с тобой говорить, – и передала микрофон мне.
– Дэк, это шеф.
– Слушаю, сэр. Где вы сейчас?
– Пока в машине. Пенни меня встретила. Скажите, Дэк, где именно Билл назначил пресс-конференцию?
Дэк явно колебался:
– Хорошо, что вы позвонили, сэр, – Билл отменил ее. Ситуация несколько… поменялась.
– Да, Пенни мне сообщила. И знаете, капитан, я только рад. Честно говоря – устал сегодня, как пес. Не хотелось бы ночевать на планете; к тому же – и нога расшалилась… Жду-не дождусь невесомости – хоть отдохну как следует.
Сам я невесомости терпеть не мог, но Бонфорту нравилось.
– Так может, вы или Родж извинитесь за меня перед комиссаром и уладите оставшиеся формальности?
– Хорошо, сэр, сделаем!
– И ладно. Катер для нас скоро будет готов?
– «Фея» готова к старту в любую минуту, сэр. Подъезжайте к третьим воротам, я распоряжусь, чтобы вас встретила полевая машина.
– Прекрасно. У меня все.
– Счастливо, сэр!
Я вернул микрофон Пенни, она уложила его на место.
– Знаешь, Хохолок, вполне возможно, что аппарат постоянно прослушивают. А может, и машина набита «жучками». Если хоть одно из двух верно, они имели возможность выяснить две вещи: где находится Дэк, а заодно и он, а во-вторых, что собираюсь делать я. Что скажешь?
Она задумалась, вынула свой блокнот и написала: Нужно избавиться от машины.
Я кивнул и взял у Пенни блокнот: Ворота №3 далеко?
Она ответила: Дойдем.
Договорившись таким образом, мы оставили машину на личной стоянке какой-то шишки городского масштаба – возле одного из складов. Оттуда ее скоро вернут назад – такие пустяки сейчас значения не имели.
Пройдя около пятидесяти ярдов, я остановился. Что-то было не в порядке. Погода стояла чудесная, фиолетовое марсианское небо было чистым, приятно грело солнце… Прохожие и проезжие не обращали на нас никакого внимания – а если и обращали, то на молодую, симпатичную девушку, но никак не на меня. И все же что-то было не так.
– Что случилось, шеф?
– А? А, так вот в чем дело!
– Сэр?..
– Я вышел из образа. Не в его характере пробираться тайком. Давай-ка, Пенни, вернемся.
Возражать она не стала. Мы снова уселись в машину, я напустил на себя побольше важности и велел везти себя к воротам №3.
Ворота оказались не теми, через которые мы выезжали. Наверное, Дэк выбрал их потому, что пассажиров тут почти не было – везли, в основном, груз. Пенни, игнорируя запрещающий знак, остановила «роллс» у самых ворот. Дежурный пытался протестовать, но она холодно заявила:
– Машина мистера Бонфорта. Будьте любезны позвонить в канцелярию резидент-комиссара, пусть за ней пришлют.
Дежурный смешался. Заглянув на заднее сиденье, он узнал меня, вытянулся и отдал честь. Я приветственно помахал рукой; он распахнул передо мной дверцу.
– Лейтенант наш строг, – извиняющимся тоном сообщил он, – а по инструкции, мистер Бонфорт, нельзя проезд загромождать… Но насчет вас-то, наверно, все в порядке.
– Можете ее сразу и отогнать, – ответил я. – Я и секретарь отбываем. Полевая машина за нами пришла?
– Сейчас посмотрю, сэр.
Дежурный удалился. По-моему, он был достаточным количеством публики, собственными глазами видевшей, что мистер Бонфорт подъехал на правительственной машине и проследовал на личную яхту. Жестом Наполеона я сунул Жезл Жизни под мышку и захромал за ним. Пенни поспешила следом. Дежурный спросил о чем-то у привратника и быстро вернулся, не снимая с физиономии улыбки:
– Полевая ждет, сэр!
– Благодарю вас.
Я было поздравил себя с тем, как точно все рассчитал…
– Э-э…
Дежурный заметно волновался. Понизив голос, он добавил:
– Я тоже экспансионист, сэр. Доброе дело вы сегодня провернули!
Он указал взглядом на Жезл Жизни. Глаза его светились благоговением.
Как поступил бы на моем месте Бонфорт, я знал точно.
– Сделал все, что мог. Спасибо вам! И еще – детишек вам побольше, мы должны иметь абсолютное большинство!
Дежурный заржал гораздо громче, чем заслуживала моя шутка.
– Крепко запущено! А ничего, если я ребятам расскажу?
– Ну какой может быть разговор!
Мы двинулись к воротам. Охранник вежливо придержал меня за локоть:
– Э-ммм… Ваш паспорт, мистер Бонфорт.
По-моему, я и глазом не моргнул.
– Пенни, наши паспорта.
Пенни держалась до отвращения официально:
– Капитан Бродбент уладит все формальности.
Охранник отвел взгляд.
– Я и не сомневаюсь, что все в порядке… Но я же, понимаете ли, должен их проверить и записать номера…
– Да, конечно. Тогда, наверное, нужно связаться с капитаном Бродбентом, пусть подъедет. Кстати, назначено нам время старта? Свяжитесь с диспетчерской.
Но Пенни пришла в ярость:
– Мистер Бонфорт, это же смешно! Мы никогда не подвергались подобным… проверкам! Во всяком случае, на Марсе!
Дежурный торопливо вставил:
– Да конечно же все в порядке! Ганс, не видишь – это же мистер Бонфорт!
– Да, но…
Я, радостно улыбаясь, перебил его:
– Тогда сделаем проще. Если вы… Как вас зовут, сэр?
– Хэзлвандер. Ганс Хэзлвандер, – отвечал охранник неохотно.
Так вот, мистер Хэзлвандер, если вы свяжитесь с комиссаром Бутройдом, я с ним побеседую и не придется отрывать от дел моего пилота. Заодно это сбережет мне кучу времени – час или около того.
– Ох, не нравится мне это, сэр… Может, я лучше начальнику охраны позвоню? – предложил Хэзлвандер с надеждой.
– Тогда дайте мне номер Бутройда. Я сам ему позвоню.
На сей раз тон был ледяным – только так и никак иначе солидный, занятой человек, душу кладущий за демократию, ставит на место тех, кто подлой бюрократической волокитой сводит его дело на нет. Это подействовало. Охранник поспешно заговорил:
– Да я знаю, что все у вас как надо, мистер Бонфорт! Только – правила ведь у нас, понимаете…
– Понимаю. Благодарю вас.
Я направился в ворота.
– Погодите! Обернитесь, мистер Бонфорт!
Я обернулся. Черт бы побрал это идиотское буквоедство! Пока расставили все точки над j и закорючки над й, угодили в лапы целой толпы репортеров! Один, припав на колено, уже навел стереокамеру:
– Жезл подержите на виду, пожалуйста!
Остальные, с ног до головы увешанные разными репортерскими причиндалами, брали нас с Пенни в кольцо. Кто-то карабкался на крышу «роллса». Кто-то тянул ко мне микрофон, а его напарник издали направлял другой – дистанционный, весьма похожий на винтовку.
Я разозлился, словно одна из «первых леди», чье имя набрали в газете слишком мелкими буквами, однако помнил, что должен делать. Улыбаясь я пошел медленнее: Бонфорт хорошо знал о том, что в записи любое движение выглядит быстрее. Я мог позволить себе провернуть все в полном соответствии.
– Мистер Бонфорт, почему вы отменили пресс-конференцию?
– Мистер Бонфорт, говорят, вы собираетесь потребовать у Великой Ассамблеи полного имперского гражданства для марсиан – комментарии?
– Мистер Бонфорт, когда собираетесь выносить на голосование вотум доверия?
Я поднял руку с зажатым в ней Жезлом и улыбнулся:
– Спрашивайте по очереди, пожалуйста! Слушаю – первый вопрос?
Они, конечно же, заговорили наперебой; во время шумного спора о приоритете я смог обдумать обстановку, выиграв несколько лишних минут. Тут подоспел Билл:
– Ребята, совесть-то у вас есть?! У шефа был такой напряженный день; я сам вам все расскажу!
Я успокоил его:
– Ладно, Билл, у нас есть еще пара минут. Джентльмены, мне пора, но постараюсь в общих чертах удовлетворить ваше любопытство. Насколько мне известно, нынешнее правительство пока не собирается пересматривать отношений Империи с Марсом. Я в правительстве никакого поста не занимаю, это лишь мое мнение и в качестве официального источника оно вряд ли уместно. Думаю, вам лучше спросить об этом мистера Кирогу. Что касается вотума доверия – оппозиция не собирается выдвигать его на голосование до тех пор, пока не будет полностью уверена в успехе. Это все, что я могу сказать, джентльмены, но все это вы и сами не хуже меня знали.
Кто-то заметил:
– Очень уж «в общих чертах», вам не кажется?
– А я вам что обещал? – ответил я. – Задавайте вопросы из области моей компетенции. К примеру: «По прежнему ли вы колотите вашу супругу?» Я вам все подробно расскажу.
Тут я заколебался: ведь Бонфорт известен своей честностью, особенно по отношению к прессе.
– Нет, я вовсе не пытаюсь вас надуть. Все вы знаете, зачем я сегодня здесь. Об этом, если позволите, могу все как есть рассказать – и можете меня потом цитировать, где хотите.
Покопавшись в памяти, я наспех состряпал подходящий винегрет из знакомых мне выступлений Бонфорта.
– Подлинное значение происшедшего сегодня – вовсе не то, что одному человеку оказана честь. Это, – я помахал марсианским Жезлом, – доказательство того, что две великие расы вполне способны быть выше предрассудков и достигнуть полного взаимопонимания! Мы, люди, стремимся достичь звезд. Но ведь в один прекрасный день мы можем обнаружить – да уже сейчас это видим! – что мы далеко не в большинстве! И если хотим добиться успеха в освоении Галактики, то должны идти к звездам с достоинством, с мирными намерениями и с открытой душой! Мне приходилось слышать: марсиане, мол, добьются превосходства на Земле, дай им только шанс. Чушь собачья! Нашим марсианским соседям Земля просто не подходит! Защищайте свою территорию – да, но не позволяйте страху и ненависти толкать вас в пропасть! Звезды – не для ничтожеств; и величие человека должно выдержать сравнение с величием Вселенной!
Один из репортеров удивленно задрал бровь:
– Мистер Бонфорт! А вы не то же самое говорили в прошлом феврале?
– И в следующем скажу то же самое! И в январе, и в марте, и во все остальные месяцы! Истины никогда не бывает слишком много!
Обернувшись к охраннику, я прибавил:
– Извините, господа, нам пора, иначе опоздаем.
Мы с Пенни проследовали в ворота. Как только мы уселись в небольшую машину с защитным покрытием из свинца, дверцы ее с пневматическим вздохом захлопнулись, и машина тронулась. Вела ее автоматика, потому я смог наконец расслабиться и стать самим собой.
– Уффффффф!
– По-моему, вы были неподражаемы, – серьезно объявила Пенни.
– А я было перепугался, когда меня поймали на повторе.
– Зато выкрутились отлично! На вас будто вдохновение снизошло – вы говорили точь-в-точь, как он!
– А были там такие, кого следовало назвать по имени?
– Неважно. Один, может, два. Но вряд ли они этого ждали – в такой кутерьме.
– Да ну их… Как в мышеловку поймали. Этот негодяй-охранник с маниакальной тягой к паспортам… Да, Пенни, я почему-то думал, документами занимаетесь вы, а не Дэк.
– Дэк ими не занимается. Каждый носит свои при себе.
Она полезла в сумку и извлекла маленькую книжечку.
– Мой – вот, но я решила его не показывать.
– А… э-ээ…
– Его паспорт был при нем, когда его похитили. И мы не решались запрашивать дубликат – до этого момента.
На меня вдруг разом навалилось утомление от всех этих прыжков и ужимок.
Не получив от Дэка с Роджем руководящих указаний, я продолжал представление и на катере, и при пересадке на борт «Тома Пейна». Сложности это никакой не представляло: я просто-напросто отправился прямиком в собственную каюту и провел длиннющий, отвратительнейший час в невесомости, грызя ногти и гадая, что же творится теперь внизу, на Марсе. С помощью нескольких таблеток от тошноты даже заснуть ненадолго ухитрился – и зря. Тотчас же пошли вереницей какие-то невообразимые кошмары: репортеры тыкали в меня пальцами, фараоны хватали за плечо, а марсиане – целились Жезлами. Все они дружно обзывали меня самозванцем и оспаривали лишь привилегию, кому резать меня на ломти и отправлять в ubliette.
Разбудил меня вой предстартовой сирены. Затем из динамиков загудел густой баритон Дэка:
– Первое и последнее предупреждение! Треть g! Одна минута!
Я бросился в компенсатор. Со стартом жить стало куда веселей: треть g – совсем ничего, почти как на поверхности Марса, однако достаточно, чтоб требуха не поднимала бунтов, а пол был на полу.
Минут через пять раздался стук в дверь. Не дожидаясь, когда я вылезу из компенсатора, вошел Дэк.
– Здрасьте, шеф.
– Привет, Дэк. Рад, что вы появились.
– И я чертовски рад появиться, – устало ответил он, окинув взглядом мое лежбище. – Можно, я тут лягу?
– Конечно!
Дэк, кряхтя, улегся.
– Ну, дела! И достало ж меня это все, кто б знал! Неделю бы дрых. А может, и дольше.
– Так давай на пару. А… он на борту?
– Еще бы. Через всю эту ярмарку проволокли.
– Я думаю… Хотя почему ярмарка, порт ведь небольшой. В Джефферсоне, на мой взгляд, было бы сложней.
– Ну нет, там-то как раз все просто.
– Почему это?
– Потому. Здесь все всех знают, языки чесать любят, хоть хлебом не корми… – Дэк криво усмехнулся. – Мы выдали его за груз этих креветок из Канала, свежемороженых. Даже пошлину за вывоз заплатили.
– И как он?
– Ну, – Дэк сдвинул брови, – док Чапек сказал, придет в форму. Это только вопрос времени…
С яростью он добавил:
– Попадись они мне в руки!.. Да ты разревелся бы, будто пацан сопливый, кабы увидел, что они с ним сделали! А мы – ради него же самого – вынуждены дать им спокойно уйти…
Дэк и сам еле удерживался от рева. Я мягко сказал:
– Пенни говорила, его искалечили порядком… Неужели настолько?
– А?! Да нет, ты ее не понял. Снаружи он был всего лишь грязен, как бобик, да весьма нуждался в бритье…
Я тупо глядел на него:
– А я-то думал, они его избивали… Чем-нибудь, вроде бейсбольной биты.
– Да лучше б уж избивали! В крайнем случае – несколько сломанных костей! Не-ет, им понадобился его мозг!
– А-а…
Мне вдруг стало худо.
– Промывка мозгов?!
– Да. То есть, и да, и нет. Политических секретов они и не трудились из него выкачивать – у него таких просто не водится, он всегда в открытую действует. Они, наверное, только под контролем его держали, чтоб не мог сбежать…
Дэк на некоторое время замолчал.
– Док полагает, они каждый день вводили ему минимальную дозу – только-только чтоб приструнить, и так до самого последнего момента. А перед тем, как отпустить, вкололи наполную!.. Хватит, чтоб слона на всю жизнь идиотом сделать. Его лобные доли пропитаны этой дрянью насквозь.
Мне вдруг стало так дурно – даже порадовался, что не успел пообедать. Читал я кое-что о таких штуках. С тех пор их ненавижу!.. Вмешательство в человеческую личность – действие, на мой взгляд, просто сверхунизительное и аморальное. Убийство рядом с ним естественно и чисто – так, шуточки. А выражение «промывка мозгов» пришло к нам из времен движения коммунистов – это конец Смутных Веков. Тогда оно означало изощренные пытки, призванные подавить волю человека и изменить его личность – через страдания тела. Однако возни выходило – на месяцы, и разработан был более «продуктивный» способ. С его помощью человек становился рабом в считанные секунды – всего-то одна инъекция любой производной кокаина в лобные доли мозга.
Вначале мерзость сию применяли в психиатрии – буйный пациент становился контактным и мог быть подвергнут психотерапии. Тогда это было бесспорной гуманизацией лечения, поскольку позволяло обходиться без лоботомии. Слово «лоботомия» нынче – такое же устаревшее, что и «пояс целомудрия», оно означало этакое перемешивание человеческого сознания с помощью скальпеля; так убивали личность, оставляя в живых тело. Да, вы не можете поверить, но все это действительно существовало – как и казни с целью «изгнания дьявола»!
Коммунисты же разработали новую технологию промывки мозгов – с применением наркотиков. А когда не стало коммунистов, банды Братьев довели ее до полного совершенства. Вводя мизерные дозы, они добивались от человека абсолютного подчинения, а могли и накачать его до состояния бесчувственной протоплазмы. И все это – единственно во имя Братства! А то какое же, в самом деле, братство, если человек желает что-то скрыть?! И как же лучше всего убедиться в его искренности? Конечно, загнать упрямцу этакому иглу за глазное яблоко и впрыснуть ему пару миллиграммчиков в мозг! «Не разбив яиц не сделаешь яичницы» – аргумент, достойный мерзавцев всех времен и народов!
Конечно, все это давным-давно запрещено законом. Разве что в качестве лечения, да и то – с разрешения суда. Но уголовники промывкой мозгов пользуются частенько, а иногда и легавые забывают на время про этот закон. Все же единственный способ вытянуть из подследственного показания, и следов не остается. Хочешь – можешь даже приказать жертве забыть все, что с ней проделывали.
Так что о промывке мозгов я знал и без Дэка, а чего не знал – вычитал в Энциклопедии Батавии из корабельной библиотеки, смотри статью «Неприкосновенность личности», а также «Пытка».
Я замотал головой, стараясь отогнать от себя этот кошмар.
– Но оправиться-то он сможет?
– Док говорит, наркотик этот не разрушает мозг и не изменяет структуры – только парализует. Значит, кровь его постепенно из мозга вымывает, а почки – выводят из организма. Но на все это требуется время.
Дэк в упор поглядел на меня:
– Шеф!
– Что?! Ведь он вернулся! Не пора ли кончать с этими «шефами»?
– Шеф, об этом я и хочу с вами потолковать. Лоренцо! Ты совсем не можешь поиграть еще, а? Немного, самую малость!
– Да зачем? И перед кем? Тут, вроде, все свои…
– Э-э, не так все просто. Лоренцо, нам удалось провернуть операцию по-тихому. Знаем только я да ты, – Дэк загнул два пальца, – да Родж с Биллом, да Пенни, да еще доктор. Да еще одного ты не знаешь, он на Земле, звать его – Лэнгстон. Джимми Вашингтон, кажется, что-то пронюхал, но от этого – родная мать точного времени не добьется. Неизвестно, сколько народу участвовало в похищении, но уж точно – немного. И они, во всяком случае, болтать не станут. А хоть и стали б – им самим теперь подмены не доказать при всем желании, вот что забавно. Я хочу сказать: здесь, на «Томми», команда и посторонние ничего знать не должны. Старичок, поиграй еще малость, а? Всех дел-то: показаться иногда команде да девчонкам Джимми Вашингтона! Только пока он не поправится! Ну как?
– Ммм… А почему бы нет… Это надолго?
До конца рейса! И все! Мы потихоньку пойдем, на малых оборотах; тебе даже понравится!
– Заметано. И знаешь, Дэк, не надо мне этого оплачивать. Последнее действие я сыграю потому, что ненавижу промывку мозгов любого рода!
Дэк вскочил и от души хлопнул меня по плечу:
– Лоренцо! Мы с тобой одной крови! И не беспокойся за гонорар – в обиде не останешься!
Он продолжил игру:
– Отлично, шеф. Спокойной ночи, сэр.

 

* * *
 

Но одно всегда тянет за собой другое. Стоило Дэку вернуться в рубку, мы стартовали на более высокую орбиту, где нас уже не смогли достать никакие газетчики, даже если б они, в погоне за новостями, вознамерились преследовать нас на катере. Поэтому проснулся я в невесомости, однако, проглотив таблетку, ухитрился с горем пополам позавтракать. Тут же появилась Пенни:
– С добрым утром, мистер Бонфорт!
– И вас также, Пенни, – я кивнул в сторону гостиной, – что-нибудь новенькое?
– Нет, сэр, все по-старому. Капитан шлет привет и спрашивает, не затруднит ли вас зайти к нему.
– Хорошо.
Пенни проводила меня в рубку. Дэк пребывал там, восседая на стуле, который он обхватил ногами, чтоб не взлететь. Родж и Билл сидели, пристегнувшись к кушетке. Дэк, оглянувшись, сказал:
– Спасибо, что пришли, шеф. Нужна ваша помощь.
– С добрым утром. Что случилось?
Клифтон ответил на приветствие в обычной своей почтительно-вежливой манере; Корпсмен небрежно кивнул. Дэк продолжал:
– Еще один выход, и спектакль пройдет «на ура»!
– Но я думал…
– Минутку. Оказывается, службы новостей ждали от вас сегодня генеральной речи: ну, комментарии ко вчерашнему. Я думал, Родж ее отменит, но Билл уже все написал. Дело только за вами. Как?
Ну вот. Стоит приютить кошку – у нее тут же появляются котята!
– А где – в Годдард-Сити?
– Нет, нет! Прямо у вас в каюте. Мы ее транслируем на Фобос, а они – на Марс и, по правительственной связи, в Новую Батавию, там подхватит земная сеть и передаст на Венеру, Ганимед и дальше. Так, часа за четыре, ваша речь облетит всю Систему, а вам и шагу из каюты сделать не придется!
Да, масштаб был грандиозен! Меня никогда еще не транслировали на всю Систему. То есть, было раз, всего-то двадцать семь секунд… Однако, хоть двадцать семь, да мои!
Дэк, решив, что я собираюсь отказать, добавил:
– А хотите, можем сделать вначале запись, тут же, на борту, просмотреть и выкинуть, что будет не нужно.
– Ну ладно. Билл, текст у вас?
– Ну да.
– Дайте-ка посмотреть.
– На что тебе? Придет время – дам!
– У вас что, нет его?
– Говорят же, есть.
– Тогда позвольте посмотреть.
Корпсмен разгневался.
– Посмотришь за час до записи! Такие штуки лучше идут, когда читаешь без подготовки, экспромтом, ясно?
– Эти «экспромты» требуют тщательной подготовки, Билл. И прошу не учить меня моему ремеслу!
– Ты же вчера на космодроме вообще без всякого текста шпарил! А эта речь – все те же старые бредни, и я хочу, чтобы ты ее прочел точно так же!
Чем больше Корпсмен упирался, тем сильнее проступала во мне личность Бонфорта. А что бы он сказал в ответ на это ослиное упрямство!.. Похоже, Клифтон почуял надвигающуюся грозу, потому что сказал:
– Ох, Билл, кончай ты, ради бога! Дай текст.
Корпсмен недовольно хрюкнул и бросил мне листы. В невесомости они не могли упасть на пол, а разлетелись по всей каюте. Пенни собрала их, сложила по порядку и подала мне. Я поблагодарил и начал читать.
Текст я просмотрел быстро и оглядел собравшихся.
– Ну как? – спросил Родж.
– Минут на пять об усыновлении, остальное – аргументы в пользу политики экспансионистов… Почти то же самое, что я видел раньше.
– Верно, – согласился Клифтон. – Усыновление – стержень, на котором держится все остальное. Вы, вероятно, в курсе – мы собираемся вскоре обернуть очередной вотум доверия в нашу пользу…
– Ясно, и не хотите упустить случая ударить в барабан. В общем, все в порядке, хотя…
– Что? Что-нибудь не так?
– Э-э… Стиль. В нескольких местах кое-какие слова нужно заменить. Он так не сказал бы.
У Корпсмена сорвалось с языка нечто такое, что в присутствии дамы вовсе недопустимо. Я холодно взглянул на него.
– Слушай, Смайт, – завопил он, – кто из нас лучше знает?! Ты?! Или все же тот, кто уже битых четыре года пишет ему речи?!
Я старался держать себя в руках. Отчасти Корпсмен был прав.
– Дело в следующем: писаный текст – немного не то, что устная речь. Мистер Бонфорт, насколько я могу судить, великолепный оратор. Его смело можно сравнить с Уэбстером, Черчиллем и Демосфеном – людьми, облекавшими великое в простые слова. А взять хоть это ваше «не согласные ни на какой разумный компромисс»! Оно здесь дважды встречается. Я – мог бы так выразиться, у меня вообще слабость к пышным оборотам, да и образованность свою я не прочь показать. Но мистер Бонфорт сказал бы: «тупицы», или «упрямые ослы», или «твердолобые бараны»!.. Потому что эти слова гораздо эмоциональнее!
– Думай лучше, как подать речь, а слова – моя забота.
– Билл, ты не понимаешь. Мне плевать, насколько политически эффективна эта речь, мое дело – перевоплощение. И я не могу говорить за него то, чего он в жизни не сказал бы! Иначе все будет выглядеть сплошным надувательством – вроде козла, говорящего по-гречески! Но если я прочту речь в его выражениях – нужный эффект получится автоматически! Он – великий оратор!
– Заткнись, Смайт! Тебя не речи писать нанимали. Тебя наняли…
– Билл, завязывай! – прервал его Дэк. – И осторожней бросайся этими «Смайтами», понял? Родж, что скажешь?
– На мой взгляд, – ответил Клифтон, – вы, шеф, возражаете лишь против некоторых выражений?
– В общем, да. Неплохо бы еще выкинуть личные выпады в адрес Кироги, и все измышления на тему, кто ему платит. Тоже как-то не в духе Бонфорта, по-моему.
Клифтон смутился.
– Этот кусок я сам вставил, но вы, кажется, правы. Он всегда оставляет слушателям возможность пошевелить мозгами.
Клифтон немного помолчал.
– Хорошо. Внесите все изменения, какие сочтете нужными. После мы сделаем запись и посмотрим, а если что будет не так, поправим. Или вообще отменим «по техническим причинам». – Он мрачно усмехнулся. – Да, Билл, так и сделаем.
– А, ч-черт!.. Да вы смеетесь все, что ли?!
– Отнюдь, Билл. Все идет, как надо.
Корпсмен вскочил и пулей вылетел из каюты. Клифтон со вздохом сказал.
– Билл терпеть не может замечаний и выслушивать их готов только от шефа. Но вы не думайте, он вовсе не бездарь. Да, шеф, когда вы будете готовы? Передачу нужно начать ровно в шестнадцать ноль-ноль.
– Не знаю точно. Во всяком случае, к сроку.
Пенни отбуксировала меня обратно в кабинет. Когда дверь за нами затворилась, я сказал:
– Пенни, детка, ты мне пока не понадобишься – около часа, наверное. Если не трудно, попроси у дока чего-нибудь посильней этих пилюль. Похоже, мне нечто в этом роде скоро пригодится.
– Хорошо, сэр.
Она проплыла к двери.
– Шеф…
– Что, Пенни?
– Я только хотела сказать… Билл врет, что писал за него речи! Вы не верьте!
– Ну конечно, Пенни. Ведь я слышал его речи. И читал Биллово творчество.
– Понимаете, Билл частенько составлял за него разные мелочи, да и Родж тоже. Даже я иногда. Он – он использовал чьи угодно идеи, если считал их стоящими, но когда выступал с речью – все было его собственным, до последнего слова, правда!
– Я и не сомневаюсь, Пенни… Но жаль, сегодняшнюю речь он не написал загодя.
– Ничего, вы только постарайтесь!
Так я и сделал. Начал с простой подстановки синонимов – нутряные латинские «скуловороты» заменил округлыми, скачущими легче мячика, германизмами, но постепенно пришел в ярость и разодрал речь в клочья. Любимейшая забава всякого актера – лепить по своему усмотрению добавки и импровизировать вокруг основной линии. Однако – как редко это удается!
Из публики я допустил в зал лишь Пенни и убедил Дэка, что ни одна живая душа не должна меня подслушивать. Хотя есть у меня подозрения, что этот здоровый обормот надул меня и подслушивал сам. Уже на третьей минуте Пенни прослезилась, а под конец – я уложился ровно в отпущенные двадцать восемь минут – она совсем раскисла. Я не допускал никаких вольностей с четкой и стройной доктриной экспансионизма, как возвещена она была своим общепризнанным пророком – Его Светлостью Джоном Джозефом Бонфортом; я лишь воссоздал его откровения и заповеди из материала предыдущих речей. И что любопытно – сам свято верил каждому своему слову!
Да, братцы, вот это была речь!

 

* * *
 

Чуть позже все собрались посмотреть меня в записи. Пришел и Джимми Вашингтон, чье присутствие укротило Била Корпсмена. Запись кончилась, и я спросил:
– Ну как, Родж? Будем что-нибудь вырезать?
Вынув изо рта сигару, Клифтон ответил:
– Нет. Если хотите знать мое мнение, шеф, ее нужно пустить в эфир как есть.
Корпсмен покинул каюту молча, но мистер Вашингтон подошел ко мне со слезами на глазах. Слезы в невесомости – вещь, весьма неприятная, они не стекают вниз.
– Мистер Бонфорт, вы были великолепны!
– Благодарю, Джимми.
А Пенни и вовсе онемела.
Что до меня самого – я отключился сразу же после просмотра. Спектакль, прошедший «на ура», всегда выматывает до предела. Проспал я больше восьми часов – разбудил меня вой сирены. Засыпая, я пристегнулся к кровати – терпеть не могу болтаться во сне по всей спальне – и теперь мог не беспокоиться. Однако, куда мы собираемся, я не знал и поспешил связаться с рубкой между первым и вторым предупреждением.
– Капитан Бродбент, это вы?
– Минуту, сэр, – ответил Эпштейн. Затем подошел Дэк:
– Слушаю, шеф? Отправляемся, согласно вашему распоряжению.
– Какому… А, ну да, верно.
– Думаю, сэр, мистер Клифтон к вам вскоре подойдет.
– Хорошо, капитан.
Я улегся обратно и принялся ждать разъяснений. Немедленно после пуска двигателей – один – вошел Родж, судя по всему, очень встревоженный. По лицу его я ничего не мог понять – оно в равной мере выражало триумф, беспокойство и растерянность.
– Что стряслось, Родж?
– Шеф! Они спутали нам все карты! Правительство Кироги только что ушло в отставку!

7

 

Я, как обычно, спросонья был туп непрошибаемо. Помотав головой, чтобы окончательно проснуться, я спросил:
– А что вам не нравится? Вы же сами к этому и вели, если не ошибаюсь?
– Так-то оно так. Но все же…
Он не договорил.
– Что «все же»? Никак вас не пойму! Столько лет вкалывали и строили всякие козни, а тут… Вы же добились своего! Зачем же теперь корчить из себя невесту, которая даже в спальне сомневается, хочет ли она замуж? Это же просто-таки святочный рассказ: всякие бяки сбежали не солоно хлебавши, и место для примерных, богопослушных деток освободилось! Или я настолько глуп…
– Н-ну… До сего времени вы политикой не интересовались…
– Это уж точно. С тех самых пор, как получил трепку, вознамерившись стать начальником скаутского патруля. Она меня на всю жизнь избавила от интереса к политике.
– Так вот, видите ли, каждому овощу – свое время.
– Это мне и папаша всегда говорил. Слушайте, Родж, а если б вы могли выбирать – что, оставили бы Кирогу на месте?! Вы сказали, он спутал вам все карты.
– Сейчас объясню, не торопитесь. Да, мы хотели поставить на голосование вотум доверия, добиться своего, а уже тогда форсировать всеобщие выборы и сместить их. Но все в свое время! Какой смысл начинать кампанию, не будучи на сто процентов уверенными в успехе?
– Ага. Значит, вы в нем пока не уверены. Думаете, Кирогу изберут еще на пять лет? А если не его, так кого другого из Партии Человечества?
Клифтон задумался.
– Похоже, нет. Перевес в нашу сторону.
– Тогда, может, я еще сплю? Вы что, не хотите победы?!
– Нет, мы хотим! Но вы понимаете, что значит эта отставка?
– Кажется, нет.
– Уффффф! По Конституции, любое правительство избирается на пять лет. Своей властью оно имеет право в любой момент назначить всеобщие выборы. Обычно таким образом взывают к народу в самый благоприятный для себя момент, понимаете? Но никто! никогда! не подаст! перед самыми выборами! в отставку! Если, конечно, не существует мощного давления извне. Теперь понимаете?
Действительно, чудно они поступили, хоть я в политике и не разбираюсь.
– Да, странно.
– В данном случае правительство Кироги в полном составе ушло с арены. Перед всеобщими выборами Империя оказалась в состоянии безвластия. Значит, император должен призвать кого-то для формирования временного правительства, чтобы оно провело выборы. Следуя букве закона, призван может быть любой член Великой Ассамблеи, но в соответствии с прецедентами, на деле у императора выбора нет. Когда правительство не просто жонглирует портфелями, а в полном составе подает в отставку, для формирования временного правительства император должен призвать лидера официальной оппозиции. Система такая настоятельно необходима, она не позволяет бросаться отставками по поводу и без повода. В прошлом пробовали другие методы, и правительства порой менялись чаще нижнего белья. Однако существующий порядок вынуждает правительство отвечать за свои поступки.
Я так добросовестно старался вникнуть в высший смысл происходящего, что едва не пропустил его последнее замечание:
– Естественно, теперь император вызовет мистера Бонфорта в Новую Батавию!
– Что? В Новую Батавию?! Здорово!
Я вспомнил вдруг, что ни разу не видел столицы Империи. То есть, на Луне однажды был, но превратности профессии не оставили на экскурсию по столице ни денег, ни времени.
– Так вот куда мы стартовали! Что ж, я не против. Ведь когда-нибудь вы найдете возможность забросить меня домой? Пускай не скоро…
– А, господи ты боже мой, мне бы ваши проблемы! Когда понадобится, капитан Бродбент найдет тысячу таких возможностей!
– Да, простите, я и забыл – у вас сейчас дела поважнее, Родж. Конечно с работой моей – все, хотя домой вернуться было бы неплохо, но несколько дней или даже месяц на Луне значения не имеют. Надо мной пока не каплет! Спасибо, что выбрали время поболтать о новостях…
Я посмотрел на него:
– Родж, вы все еще чем-то обеспокоены?
– Но говорят же вам! Император вызывает мистера Бонфорта! Император, друг мой! А мистер Бонфорт и на люди сейчас показаться не способен! Они, конечно, рисковали, делая этот ход, зато теперь мы в ловушке, и, похоже, нам мат.
– Погодите. Успокойтесь, пожалуйста. Понимаю к чему вы клоните, но, дружище, мы же еще не в Новой Батавии! До нее еще миллионы миль – сто, двести миллионов, а может, и больше. Док Чапек успеет помочь ему выкрутиться, и он еще сыграет свою роль! Верно?
– Хотелось бы этому верить…
– А что, есть сомнения?!
– Есть. Чапек сказал, о такой слоновьей дозировке нет клинических данных. Все зависит от индивидуального химизма, и от того, какой именно наркотик был введен.
Вдруг вспомнилось, как кто-то из статистов подсунул мне мощное слабительное прямо перед спектаклем. Я, конечно, доиграл до конца, что еще раз подтверждает превосходство разума над материей – а потом вздрючил эту скотину как следует!
– Родж, сдается мне, они не из простого садизма вогнали ему ту последнюю дозу? Похоже, они знали, что делают!
– Похоже. И Чапек думает так же.
– Э! Но в таком случае… Выходит, за похитителями стоит сам Кирога?! Гангстер правит Империей?!
Родж покачал головой:
– Совсем не обязательно. И даже вряд ли возможно. Но факт, действительно, говорит за то, что и Людей Дела, и саму ПЧ кормят из одних рук. И можно не сомневаться, те кому эти руки принадлежат, средств имеют достаточно и считаются образцом добродетели, так что будьте покойны – притянуть их к ответу никоим образом не удастся. И тем не менее, именно они скомандовали Кироге: «Умри!» – а он брякнулся на спину и засучил лапками…
Родж замолчал на минуту.
– И скорее всего, ему даже не намекнули, почему именно сейчас.
– Вот скотство! То есть, вы, точно, хотите сказать, что самая важная шишка в Империи так легко упала с ветки лишь потому… Потому, что кто-то из-за кулис отдал приказ?
– Нет, точно я сказать не хочу. Пока это всего только – мои личные умозаключения.
Я потряс головой:
– Брррр! И грязная же игра – политика!
– Отнюдь, – твердо возразил Клифтон. – Нет такого понятия: «грязная игра»! Просто вам попались игроки, нечистые на руку.
– А какая разница?
– Космическая! Кироге никогда выше третьего сорта не подняться, и потому он попал – то есть, я думаю, попал – в марионетки к негодяям. А вот Джон Джозеф Бонфорт – это личность! Он никогда ни от кого не зависел, и впредь не будет! Как последователь, он верил, а как лидер – убеждал и вел за собой!
– Да, похоже, я кое в чем ошибался, – смутился я. – Так что мы собираемся делать? Дэк ведь умерит свою прыть, и «Томми» не придет в Новую Батавию раньше, чем он станет на ноги?
– Нельзя канителиться. Конечно, ускоряться больше одногоg нужды нет – никто не ожидает, что человек в его возрасте станет слишком уж перегружать сердце. Но и тянуть не следует. Если император призывает, являться следует вовремя.
– И что потом?
Родж молча смотрел на меня. Это уже начинало раздражать.
– Родж, только не надо! Меня ваши дела больше не касаются. Разве что до конца полета еще поиграю. Грязная, там, игра, чистая – все одно не моя! Был уговор. Я получу гонорар и – домой. И там даже близко к избирательному участку не подойду!
– Да, дела обстоят именно так. Доктор Чапек, скорее всего, успеет подлечить мистера Бонфорта, а если и нет, вам ничего сложного делать не придется! Обряд усыновления был куда сложнее; а тут – всего-то аудиенция у императора… И вы…
– У императора?!
Я почти закричал. Монархии я, как и большинство американцев, не понимаю, не для меня такая система. Однако коронованные особы всегда внушали мне непонятную внутреннюю робость, граничащую с благоговением. В конце концов мы, американцы, вошли в Империю с черного хода. Когда подписали договор об особом статусе и праве голоса в решении дел Империи, было отмечено, что наши органы власти, Конституция и все остальное не подвергнутся изменениям. Также существует негласная договоренность, что члены императорской фамилии не станут ездить с визитами в Америку. Может, сложись все иначе, мы бы не так робели перед коронованными особами… Во всяком случае, демократичные американские леди шибче остальных хлопочут о представлении ко двору.
– Да вы не беспокойтесь, – заверил Родж. – Скорее всего, вам совсем ничего не придется делать. Просто мы должны быть готовы и к самому худшему. Я что хочу вам сказать – временное правительство не проблема. Законов оно не принимает и в политике государства погоды не делает. Тут я все сам организую. От вас может потребоваться лишь официальная аудиенция у короля Виллема, да еще, наверное, пара пресс-конференций; мы их заранее подготовим. Но это зависит от того, как скоро он станет на ноги. Да вы и не через такое прошли – а если и не понадобитесь, все равно гонорар останется за вами.
– К черту вас с вашим гонораром! Как говорил один герой сцены: «Исключая меня включительно!»
Прежде, чем Родж успел ответить, без стука ворвался Билл Корпсмен. Оглядев нас, он бесцеремонно осведомился:
– Ну что, Родж, сказал ему?
– Сказал, – ответил Клифтон, – но он не согласен.
– А?! Вздор!
– Нет, не вздор, – ответил я. – И кстати, Билл. Дверь, в которую ты только что влетел, дает тебе прекрасную возможность постучать. Может, слыхал случайно – есть такой обычай: постучать и спросить: «Вы позволите?» Не слыхал? Жаль.
– Ты мне мозги не пудри, нет времени болтать! Что за треп там с твоим отказом?
– Никакого трепа! Это не та работа, на которую я согласился вначале.
– Чепуха! Может, ты, Смайт, и туп настолько, что не въезжаешь, но ты слишком крепко влип! И всякий там лепет – не могу да не хочу – он, знаешь, вреден для твоего здоровья!
Я шагнул к нему и сжал его запястье:
– Это что – угроза?! Так может, выйдем, разберемся, а?
Он вырвал руку:
– Здесь? На корабле?! Ты что, в самом деле такой… простой? Дойдет до тебя когда-нибудь, чурбан хренов, что, возможно, это и вышло-то из-за твоего карканья?!
– Что «это»?
– Он имеет в виду, – объяснил Клифтон, – что бегство Кироги, возможно, вызвано вашей вчерашней речью. Может, он даже прав. Однако это к делу не относится. Билл, постарайся быть вежливее, прошу тебя. Мы здесь не для пустых препирательств.
Допущение, что моя речь могла вызвать отставку Кироги, меня приятно поразило. Я даже забыл о намерении пересчитать Корпсмену зубы. Они это серьезно?! Нет, речь даже мне самому понравилась, но такое!..
Если это правда, я действительно гений!
– Билл, – недоуменно спросил я, – вас не устраивает слишком сильный эффект от моей речи, так?
– А? Черта с два! Не речь, а не поймешь что!
– Да-а? Ну, знаешь, сразу на двух лошадях не ездят. Сам же пару минут назад говорил, что это «не поймешь что» вынудило ПЧ полностью сдать позиции! Или они настолько пугливы? Ты это имел в виду?
Раздосадованный, Корпсмен собрался было ответить, но вовремя заметил с трудом подавляемую улыбку Клифтона. Он смешался, пожал плечами и почти спокойно сказал:
– Ну ладно, ладно. Замечательно. В точку попал. Не имеешь ты никакого отношения к отставке Кироги. Однако есть еще куча дел! И как же нам быть, если ты откажешься поработать на общее дело?
Я возмущенно уставился на него, однако сдержался: сказывалось влияние личности Бонфорта. Играя роль человека уравновешенного, сам становишься уравновешенным.
– Билл, ты опять на два стула усесться хочешь! Все это время ты ясно давал понять, что меня наняли. Я контракт отработал и никому ничего больше не должен. Нанять меня снова без моего согласия нельзя. А я согласия не дам.
Он хотел вставить слово, но я перебил:
– Все. Можешь идти. Не желаю тебя больше видеть.
Он был поражен.
– Да ты… Ты здесь никто, и звать тебя никак! И какого черта ты тут командуешь?!
– Верно. Я здесь никто. Но это – моя личная каюта, мне предоставил ее капитан. И ты отсюда сейчас выйдешь – или вылетишь. Манеры твои мне вовсе не по вкусу.
– Так будет лучше, Билл, поверь, – мягко добавил Клифтон. – Помимо всего прочего, это действительно его каюта. В настоящее время. Так что предпочтительнее тебе удалиться.
Поколебавшись, Родж прибавил еще:
– Точнее, нам обоим. Похоже, дело наше – табак. Вы позволите, шеф?
– Пожалуйста.
Я сел и задумался. Жаль, что Корпсмену удалось спровоцировать перепалку, – не стоит он того. Но, по зрелом размышлении, я убедился: отказ мой никак не связан с неприязнью к Корпсмену – я все решил еще до его прихода.
Раздался резкий стук в дверь.
– Кто?
– Капитан Бродбент, сэр.
– А, входите, капитан.
Дэк вошел, уселся в кресло и несколько минут не интересовался ничем, кроме кусания собственных ногтей. Наконец он поднял глаза и произнес:
– Слушай, а может, передумаешь, если я этого зануду упеку в карцер?
– А? У тебя тут и карцер есть?
– Да нет, вообще-то. Но долго ли соорудить?
Я в упор посмотрел на него, пытаясь понять, что за мысли роятся под этой круглой черепушкой.
– Так ты действительно засадил бы Корпсмена в карцер, если б я попросил?
Он поднял взгляд, изогнул бровь и ухмыльнулся:
– Не-ет. Кто пользуется такими штуками, тот не капитан. Даже по его приказу я бы ничего подобного не сделал. – Дэк мотнул головой в сторону каюты Бонфорта. – Некоторые вещи человек должен решать сам.
– Это верно.
– Я слышал, ты для себя уже все решил…
– И это верно.
– Да-а… Знаешь, старина, я пришел сказать: я тебя уважаю. С первого взгляда подумал – так… Пустой щеголь и позер; за душой ни черта… Я ошибся.
– Спасибо, Дэк.
– Не хочу тебя уговаривать, только скажи: может, стоит еще какие-нибудь условия обсудить? Ты все хорошо обдумал?
– Да, Дэк, я точно знаю, чего хочу.
– Что ж, может, ты и прав. Извини. Кажется, надежда у нас одна – может, шеф успеет прийти в себя к сроку.
Он поднялся.
– Кстати, Пенни тебя хотела повидать. Если, конечно, не сию минуту собираешься нас покинуть.
Я рассмеялся, хоть и не до смеха было:
– Только «кстати», а? Ты уверен, что соблюдаешь очередность? Я-то думал, сейчас уламывать меня придет док Чапек…
– Он уступил даме – слишком занят мистером Бонфортом. Впрочем, док просил кое-что передать.
– Что же?
– Сказал: может, мол, катиться ко всем чертям. Он, конечно, гораздо заковыристее загнул, но смысл, в общем, таков.
– Да? Ну так передай, что я займу там для него местечко поближе к огоньку.
– Так можно, Пенни придет?
– Конечно. Только предупреди ее, что ответом все равно будет нет.
Все-таки решение я изменил. Попробуй поспорь, если противная сторона каждый свой аргумент подкрепляет для убедительности ароматом «Вожделения джунглей»! Нет, Пенни не пользовалась недозволенными приемами, в ее глазах не появилось ни единой слезинки, да и я себе ничего лишнего не позволял. Доводы ее были, в общем, справедливы – а потом и вовсе стали не нужны. Пенни – из тех людей, что считают себя в ответе за весь мир; такая искренность не может не убеждать.

 

* * *
 

Мое обучение по дороге на Марс показалось мне теперь детской забавой. Ролью я уже, в основном, овладел, и пока корабль шел к Новой Батавии, трудился до седьмого пота. Нужно было восполнить пробелы в знаниях и подготовиться играть роль Бонфорта в любой обстановке. На императорских приемах в Новой Батавии можно столкнуться с сотнями и даже тысячами людей. Родж собирался по возможности оградить меня от незапланированных встреч – их приходится избегать любому известному человеку, но тем не менее совсем избежать нельзя – популярность есть популярность, и никуда от нее не денешься.
Подобные танцы на канате делал возможными лишь ферли-хран Бонфорта – похоже, лучший из когда-либо создававшихся. Ферли был политическим представителем Эйзенхауэра еще в двадцатом веке, если не ошибаюсь. Разработанный им способ личного общения политиков с целой кучей народу был так же революционен, как изобретенное немцами планирование боевых действий. Но я ни о чем таком даже не слыхал, пока Пенни не продемонстрировала мне ферли-хран Бонфорта.
В нем не было ничего, кроме людей. Да и во всем искусстве политики нет ничего, кроме людей. И хранилище это содержало сведения о каждом, или почти каждом из тех тысяч и тысяч, с которыми Бонфорт лично встречался на своем долгом пути наверх. В каждом досье было аккуратно уложено все, что Бонфорт узнал о человеке от него лично. Абсолютно все – любая мелочь, ведь как раз мелочи жизни мы ценим больше всего. Имена, прозвища жены, детей, домашней живности; увлечения, гастрономические пристрастия, убеждения, странности и все такое. Затем обязательно следовала дата, место встречи и заметки о всех последующих встречах и разговорах Бонфорта с данным лицом.
Иногда прилагались и фото. Здесь не могло быть фактов «незначительных» – значение имело все. Ведь, исследуя эту информацию, я изучал самого Бонфорта! Количество подробностей зависело от политической значимости данного лица. Порой они составляли самые настоящие биографии в тысячу и даже больше слов.
Бонфорт и Пенни всегда носили с собой мини-диктофоны, работавшие от тепла тела. Как только представлялась возможность, он надиктовывал впечатления на пленку – в комнатах отдыха, по дороге – всюду, где оставался один. Если с ним была Пенни, записывали на ее диктофон, вмонтированный в корпус наручных часов. Пенни даже не приходилось переписывать или микрофильмировать данные – две девицы Джимми Вашингтона и так почти ничего не делали.
Когда Пенни показала мне ферли-хран целиком – а он был и вправду велик; в каждой кассете умещалось по десять тысяч слов – и сказала, что все это – сведения о знакомых мистера Бонфорта, я застонал. Верней, издал нечто среднее между стоном и воплем, чувства мои это выразило как нельзя лучше:
– Господи помилуй, малыш! Я же говорил, что такая работа – не для человека! Ведь жизни не хватит – все это запомнить!
– Конечно, не хватит!
– Но ты же только что сказала: все это – друзья и знакомые мистера Бонфорта!
– Не совсем. Я говорила: это то, что он хотел бы о них помнить. Хранилище нужно именно потому, что запомнить все невозможно. Не беспокойтесь, шеф, вам вообще не придется ничего запоминать. Я просто хотела показать вам, насколько полезен ферли-хран. Моя работа – следить за тем, чтобы у него перед встречей с кем-либо оставалась пара минут на просмотр досье. Будет нужно – я и вам подберу что требуется.
Пенни наугад выбрала кассету и вставила ее в проектор. Досье, кажется, содержало сведения о некоем мистере Сондерсе из Претории, Южная Африка. Бульдог по кличке Снаффлз Буллибой; несколько неинтересных разновеликих отпрысков; в виски-сода выжимает лимон.
– Пенни, вы действительно хотите сказать, что мистер Бонфорт искренне желал бы помнить все эти мелочи?! По-моему, слишком уж похоже на надувательство.
Вместо достойного отпора святотатцу последовал кивок:
– Я раньше тоже так думала. Но, шеф, посмотрите на это несколько иначе. Вы записывали когда-нибудь телефоны своих друзей?
– Ну конечно!
– Разве это – надувательство? Разве они так мало заботят вас, что вы не в состоянии запомнить их номера? Может, вы извиняетесь перед ними за это?!
– Ох, ладно, ладно! Сдаюсь. Убедила.
– Он рад был бы все это помнить, если б мог. А раз уж не может, ферли-хран – не большее надувательство, чем запись в блокноте о дне рождения друга. Он, по сути, и есть гигантский блокнот, в котором записано все. Вот вам приходилось когда-нибудь встречаться с действительно важными персонами?
Я напряг память. Великих артистов она явно не принимала в расчет – хорошо, если вообще знала, что такие бывают…
– Встречался однажды с президентом Уорфилдом. Мне тогда лет десять или одиннадцать было.
– А подробности помните?
– Ну конечно! Он спросил: «Как тебя угораздило сломать руку, сынок?». Я ответил: «С велика упал, сэр!», а он сказал: «Я тоже раз так падал, только сломал ключицу».
– А как по-вашему, если б он был жив – помнил бы ваш разговор?
– Нет, конечно!
– Почему же, вполне мог! Скорее всего, у него было на вас досье. Их и на детей заводят – ведь дети растут и становятся взрослыми. Дело в том, что люди такого уровня встречаются с огромным количеством народа! Они просто не в силах запомнить всех. Но каждый помнит свою встречу с выдающимся человеком! Во всех подробностях, потому что для любого самая важная персона – он сам. Ни один политик никогда об этом не забывает, и потому просто необходимо иметь возможность помнить каждого так же подробно, как тот – его, это всего лишь – проявление дружелюбия, вежливости и теплоты. На них держится все; по крайней мере, в политике.
Я попросил ферли-досье короля Виллема. Сведения были скудноваты, что меня попервости напугало. Затем я подумал, что Бонфорт мог и не знать Виллема так уж близко, он ведь, небось, встречался с ним лишь на нескольких официальных приемах. Премьер-министром он был еще при старом императоре – Фредерике. Никаких биографических подробностей не было, лишь приписка: Смотри «Дом Оранских». Смотреть я не стал – просто некогда было залезать в дебри многословия имперской и доимперской истории; да и в школе я по ней никогда не имел меньше «почти отлично». Интерес представляло лишь то, чего об императоре никто не знал, кроме Бонфорта…
Тут меня осенило: ферли-хран наверняка содержит сведения обо всех обитателях «Тома Пейна», они ведь, как-никак: А) люди; Б) с которыми встречался Бонфорт.
Я спросил об этом Пенни. Она слегка удивилась, но затем настала моя очередь удивляться: оказалось, на борту «Тома Пейна» целых шесть депутатов Великой Ассамблеи! Конечно, Родж Клифтон и сам мистер Бонфорт; но, едва заглянув в досье Дэка, я прочел: Бродбент, Дарий К. Достопочтенный; депутат ВА от лиги Вольных Странников, Высшая Палата. Далее указывалось, что он имеет степень доктора философии (физика), девять лет назад выиграл первенство Империи по стрельбе из пистолета, а также опубликовал три тома стихов под псевдонимом Эйси Уилрайт. После этого я зарекся на будущее судить о людях только по внешности.
Еще там присутствовало замечание, небрежно начертанное от руки: Весьма нравится женщинам – и наоборот.
Пенни и доктор Чапек тоже оказались депутатами и членами Высшей Палаты. И даже Джимми Вашингтон – от какого-то «тихого» избирательного округа. Несколько позже я выяснил – вышло, что представлял он Лапландию, со всеми тамошними оленями и, конечно же, Санта-Клаусом.
Еще он имел духовный сан – в некоей Первобиблейской Истинной Церкви Святого Духа; я о такой никогда не слыхал, но весь облик его подходил для этого как нельзя лучше.
С особым удовольствием я смотрел досье Пенни: Достопочтенная мисс Пенелопа Таллиаферро Рассел, магистр административного управления (Джорджтаун), бакалавр искусств (Уэлсли). Ну, это было неудивительно. Она представляла неорганизованных университетских дам – как я теперь понимал, еще один «тихий» округ, ведь из них пять против одной – экспансионистки. Дальше шли номера ее перчаток и всего остального, излюбленные цвета (кстати, насчет одежды я мог бы ей кое-что присоветовать), любимые духи («Вожделение джунглей», конечно) и куча других мелочей самого безобидного свойства. Был и «комментарий»: «Обостренное чувство справедливости; к точным наукам неспособна; гордится своим чувством юмора, коего начисто лишена; соблюдает диету, но при виде засахаренных вишен тотчас о ней забывает; комплекс ответственности за все сущее; обожает печатное слово в любой форме.»
Ниже – приписка рукой Бонфорта: «Ух, Хохолок! Я же вижу – опять нос суешь!»
Возвращая ей все обратно, я спросил, читала ли Пенни свое досье. Она посоветовала мне не лезть не в свои дела! Потом покраснела и извинилась.

 

* * *
 

Львиную долю времени отнимали репетиции, а что оставалось – шло на поддержку и уточнение внешности. Я добавил недостающие родинки, кропотливо наводил морщинки, сверял оттенок «полупрозрачного» по колориметру и укладывал электрощеткой остатки волос. Сложновато потом будет вернуть прежний вид, но надежность грима того стоит. Даже ацетоном не смыть, не говоря уж о всяких там салфетках и носовых платках. Я и шрам на «нужную» ногу нанес, по фото из истории болезни, что мне дал Чапек. Если б у Бонфорта была жена, или, скажем, любовница, она вряд ли смогла бы наверняка сказать, кто же из нас – настоящий. Повозиться, конечно, пришлось, зато о гриме можно было больше не заботиться и заниматься другими не менее важными делами.
Почти весь перелет я старался вникнуть в то, о чем думал Бонфорт, во что он верил – то есть, в политику Партии Экспансионистов. Да он, можно сказать, сам был Партией Экспансионистов! Не просто выдающимся ее деятелем, но – основоположником и духовным отцом. На заре существования партия была лишь движением «Наша Ноша» – сущим винегретом из самых разноцветных группировок, объединенных одним пониманием того, что «государственные границы» в космосе очень скоро станут весьма щекотливым вопросом для будущности всего человечества. Бонфорт четко определил курс и партийную этику; он заявил, что свобода и равноправие важнее даже флага Империи и не уставал повторять, что человечество не должно забывать об ошибках европейцев в Азии и Африке.
Но одной вещью я был просто ошарашен: оказывается, на первых порах Партия Экспансионистов в точности повторяла политику сегодняшней ПЧ! Я в таких вещах ничего не понимаю; мне и невдомек было, что политика партии с возрастом меняется зачастую сильнее, чем люди, – до полной неузнаваемости! Правда, краем уха я слыхал, будто Партия Человечества начиналась, как ответвление движения Экспансионистов, но никогда над этим не раздумывал. Однако, по зрелом размышлении, это неизбежно. Недальновидные течения затерялись со временем в недрах Истории, когда не смогли больше выдвигать достойных кандидатов, и единственное, шедшее по верному пути, просто обязано было разделиться на два потока…
Извините, отвлекся. Так вот, мое политическое образование не развивалось так же последовательно. Почина ради я старался лишь усвоить побольше выражений и фраз Бонфорта. По дороге на Марс я занимался, по существу, тем же, но тогда я усваивал, как он говорит, а теперь – что.
Бонфорт принадлежал к ораторам классической школы, но в споре отпускал иногда замечания – ядовитее купороса. Вот, например, выступление в Новом Париже; это когда поднялся гвалт вокруг договора с Гнездами Марса – так называемого Соглашения Тихо. Бонфорту удалось тогда провести его через ВА, но обстановка так обострилась, что вотум доверия был проигран и кресло премьер-министра пришлось освободить. Но как бы то ни было, Кирога не осмелился впоследствии денонсировать договор!
Речь ту я слушал с особым интересом – Соглашение Тихо в свое время сильно раздражало меня. Мысль о том, что марсиане должны пользоваться на Земле теми же правами, что и люди на Марсе, была для меня совершеннейшей чушью – до визита в Гнездо Кккаха.
Бонфорт на экране раздраженно гудел:
– Мой почтенный оппонент, возможно, знает, что девиз так называемой Партии Человечества – Да будут люди править людьми во имя людей! – не что иное, как бессмертные слова Линкольна, переиначенные для нужд современности. Но он явно не видит того, что – хоть голос и остается голосом Авраама – рука оказывается рукой Ку-Клукс-Клана! Ведь истинное значение этого, на первый взгляд невинного, лозунга – Да будут люди править везде и всеми во имя превилегированной верхушки!
Но, возразит мой почтенный оппонент, сам Бог велел человеку нести по Галактике светоч знания и осчастливить тамошних дикарей благами нашей цивилизации! Нет! Это, знаете ли, социологическая школа дядюшки Римуса: Холосый чехномазий петь о бозественном, а ста'ый Масса всем таким любить"! Весьма умилительная картинка, только жаль – рама маловата! Не уместились в ней ни кнут, ни колодки, ни лицевой счет «старого Массы»!
Я понял, что становлюсь если и не экспансионистом, то на худой конец – бонфортистом. Не то, чтобы он брал логикой – на мой взгляд, как раз логики ему порой недоставало – мое сознание настроено было на восприятие. Я очень хотел понять суть его убежденности и проникнуться его мыслями так, чтобы готовая фраза, едва понадобится, сама слетала с языка.
Без сомнения, Бонфорт четко знает, чего хочет и – что встречается очень редко – почему хочет именно этого. Сей факт невольно производил громадное впечатление и побуждал к анализу собственных жизненных ценностей. Во что же я верю и чем живу?
Конечно же, делом своим! Я родился и вырос актером, я любил сцену, я отдавал ей все, что имел, – и нечего там хихикать! Кроме того, театр – это все, что я знаю и чем могу заработать на жизнь. Чего вам еще?
Формальные этические учения никогда не привлекали меня. Возможность ознакомиться с ними я имел – публичные библиотеки суть неплохой способ провести время для актера с тощим кошельком. Но вскоре до меня дошло, что все они в смысле витаминов бедны, как тещин поцелуй. Дай любому «философу» вдоволь бумаги да времени – он тебе что угодно разложит по полочкам и базу подведет.
Ну, а нравоучительные детские книжонки я отроду презирал. Львиная доля их – откровенный треп, а те немногие, что имеют хоть какой-то смысл, сводятся к провозглашению священной истины: «правильный» ребенок не должен тревожить маму по ночам, а «правильный» мужчина должен неустанно пополнять свой лицевой счет и успевать вовремя стереть пушок с рыльца! Благодарю покорно!
Однако даже собачья стая имеет свои правила и обычаи. А я? Чем я руководствуюсь – или хотел бы руководствоваться – в собственной жизни?
Что бы ни случилось – играй до конца! В это я всегда свято верил и жил именно так. Но почему обязательно – играй? Некоторые пьесы иначе как отвратительными не назовешь! А вот почему. Ты уже дал согласие участвовать в ней и знал, на что идешь. А публика – чем виновата? Она платила за билеты, и теперь вправе требовать того, на что ты способен! Ты обязан ей этим! Обязан. Как и менеджеру, и режиссеру, и рабочим сцены, и остальным членам труппы. Как и своим наставникам, настоящим и тем, уходящим в глубь веков, к театрам под открытым небом и с каменными скамьями; и даже древним сказителям с базарных площадей! Noblesse oblige.
По-моему, эта заповедь приемлема к любому ремеслу. Око за око. Строй по отвесу и ватерпасу. Клятва Гиппократа. Не подводи команду. По работе и плата. Эти вещи не нуждаются в доказательстве! Они всегда были квинтэссенцией жизни, прошли через эпохи и достигнут звезд.
И я осознал вдруг, к чему стремится Бонфорт! Если вообще есть в природе нравственные ценности, не тускнеющие от времени и расстояний, то истинны они и для людей, и для марсиан! И будут истинными на любой планете любой звезды! Люди никогда не покорят Вселенную, не руководствуясь ими, – ведь иначе любая превосходящая раса сможет обвинить их в фарисействе!
Условие экспансии – нравственность. Слабого – задави, падающего – толкни – слишком узкая философия для необъятной шири Космоса.
Однако Бонфорт вовсе не был сюсюкающим апологетом розовых очков!
– Я не пацифист, – говорил он. – Пацифизм – учение весьма неприглядного свойства. Оно – для любителей пользоваться благами общества на дармовщинку; да еще потребовать в награду за свои грязные игрища нимба на макушку! Господин спикер, жизнь – для тех, кто не боится ее потерять! Этот билль должен пройти.
С этими словами он встал и перешел в другую половину зала – в знак поддержки военных приготовлений, отвергнутых общим собранием его партии.
Или вот:
– Делайте выбор! Всегда делайте свой выбор! Не беда, коль ошибетесь порой, – кто боится сделать выбор, тот неправ всегда! И к черту трусливых зайцев, дрожащих перед необходимостью выбирать самим! Встанем, друзья, сосчитаем, сколько нас.
Это было закрытое совещание, но Пенни записала все на свой диктофон, а Бонфорт – сохранил. Он здорово чувствовал ответственность перед Историей и хранил записи. И хорошо – иначе с чем бы я сейчас работал?
Я понял: Бонфорт и я – одной крови, и был искренне рад этому. Он – личность. Я мог гордиться этой ролью.
Насколько помню, я ни минуты не спал с тех пор, как пообещал Пенни провести аудиенцию с императором, если Бонфорт не поправится к сроку. Нет, вообще-то я собирался спать – не дело выходить на сцену с опухшей физиономией, – но потом так увлекся работой, а у Бонфорта в загашнике было столько словесных пилюль самого острейшего свойства… Просто удивительно, сколько работы можно провернуть, действуя двадцать четыре часа в сутки, да еще если никто не мешает – напротив, помогут чем угодно, только попроси.
Но незадолго до посадки в Новой Батавии ко мне вошел док Чапек и сказал:
– Закатайте-ка левый рукав, юноша.
– Зачем?
– Затем, юноша, что мы не можем послать вас к императору шатающимся от утомления. После укола проспите до самой посадки, а уж тогда дадим вам стимулирующее.
– А… А он, по-вашему, не сможет?
Доктор Чапек молча ввел мне лекарство. Я хотел было досмотреть очередное выступление, но, похоже, заснул в следующую же секунду. И, мне показалось, тут же – услышал голос Дэка, настойчиво повторяющий:
– Вставайте, сэр, вставайте, пожалуйста! Мы – на космодроме Липперши!

8

Луна полностью лишена атмосферы, поэтому планетолеты могут садиться прямо на поверхность. Однако «Том Пейн», казалось, обречен был ни на минуту не покидать Пространство, обслуживаясь только на орбитальных станциях. Посадить его можно было лишь на опоры – «в колыбель», как говорят космачи. Когда Дэк ухитрился проделать это, я спал – проспав такое редкое зрелище! Я слыхал, куда легче поймать яйцо тарелкой, не разбив его; Дэк же был одним из полдюжины пилотов, идущих и не на такой риск.
Но мне не удалось даже поглазеть на «Томми» в его «колыбели». Все, что я смог увидеть – внутренность герметичного перехода, который сразу же подвели к нашему шлюзу, да еще пассажирскую капсулу, понесшую нас в Новую Батавию. Здесь, при слабом лунном притяжении, капсулы развивают такую скорость, что к середине пути мы будто вновь оказались в невесомости.
Нас сразу же провели в аппартаменты, отведенные лидеру официальной оппозиции. То была официальная резиденция Бонфорта, пока – и если – он не изменит своего качества по окончании выборов. Роскошь здешняя меня просто поразила! Интересно, как же тогда выглядит обиталище премьер-министра?! Я думаю, Новая Батавия – вообще самая пышная и эксцентричная из всех столиц мира. К сожалению, осмотреть ее снаружи почти невозможно, зато Новая Батавия – единственный город Солнечной Системы, которому не страшна даже термоядерная бомба. Не то, чтобы совсем не страшна – кое-что, конечно бы, пострадало, я имею в виду постройки, находящиеся на поверхности…
Аппартаменты Бонфорта состояли из верхней гостиной, вырубленной в склоне горы, с выдающимся наружу прозрачным полукругом балкона, с которого можно было любоваться звездами и матушкой-Землей. Отсюда специальный лифт вел вниз – в спальню и кабинеты, надежно укрытые под тысячефутовой толщей каменного массива.
Осмотреть все как следует я не успел – пора было облачаться для аудиенции. Бонфорт и на Земле никогда не держал лакея, но Родж навязался мне помогать (вернее – мешать) наводить окончательный блеск. «Облачение» оказалось древней придворной одеждой: бесформенные, трубоподобные штаны, совершенно уж дурацкий пиджак с фалдами, похожими на гвоздодер, – и то и другое удушливо-черного цвета. Впридачу – сорочка: белый пластрон, от крахмала жесткий, будто кираса, воротничок-"разлетай" и белый галстук-бабочка. Сорочка Бонфорта была собрана воедино заранее, ведь услугами лакея он, как я уже говорил, не пользовался. А вообще-то каждый предмет полагалось надевать порознь и бабочку завязывать так, чтобы видно было: завязывали в последнюю очередь. Но нельзя же, в самом деле, требовать, чтобы человек разбирался в одежде так же хорошо, как в политике!
Да, выглядел костюмчик более, чем нелепо, но на траурном его фоне разноцветная диагональ ленты ордена Вильгельмины смотрелась просто здорово! Надев ее через плечо, я осмотрел себя в большом зеркале и остался доволен. Яркая полоса на мертвенно-тусклом черно-белом – весьма впечатляюще. Несмотря на неуклюжесть, традиционное облачение придавало достоинство и этакую, понимаете, неприступную величественность метродотеля. Я решил, что император тоже останется доволен.
Родж передал мне свиток, якобы с фамилиями тех, кого я рекомендовал в состав нового кабинета министров, а во внутренний карман пиджака сунул мне копию настоящего – обычный лист бумаги. Оригинал же был послан в канцелярию императора сразу после посадки. Теоретически, аудиенция представляла собой лишь формальность – император выражал глубокое удовлетворение тем фактом, что кабинет формирую именно я, мне же надлежало смиренно представить свои выкладки. Считалось, что до милостивого монаршего одобрения их следует держать в секрете.
На деле – все было уже решено. Родж с Биллом почти всю дорогу не вылезали из-за стола, обдумывая состав правительства и получая согласие каждого кандидата по спецсвязи. Я изучал досье всех рекомендованных, а также – альтернативных кандидатур. Так что список держали в секрете лишь от газетчиков; им он будет дан только после аудиенции.
Взяв свиток, я прихватил и Жезл. Родж в ужасе застонал:
– Да вы что, с ума сошли?! Нельзя же с этим к императору!
– А, собственно, почему?
– Но… Это же – оружие!
– Верно, церемониальное оружие. Родж, да любой герцог и даже самый паршивый баронет нацепят для такого случая свои шпаги! Ну, а я возьму Жезл!
Он замотал головой:
– Тут – дело другое. Вы разве не знакомы с этикетом? Их шпаги символизируют обязанность поддерживать и защищать монарха лично и собственным оружием. А вам, как простолюдину, оружие при дворе не положено!
– Нет, Родж. То есть, как вы скажете, так и будет, но – к чему упускать такой отличный шанс? Спектакль пройдет замечательно, точно вам говорю.
– Э-э… Боюсь, что не вижу…
– Так смотрите! На Марсе ведь узнают, что Жезл был со мной? Обитатели Гнезд, я имею в виду?
– Д-да, без сомнения.
– Именно! У любого Гнезда есть стереовизор – в Гнезде Кккаха, по крайней мере, их было навалом. Ведь марсиане не меньше нашего интересуются имперскими новостями, так?
– Так. Во всяком случае, старшие.
– И если я возьму с собой Жезл, они узнают об этом. Если нет – тоже. А для них это важно, это касается приличий! Ни один марсианин не покажется вне стен Гнезда или на какой-нибудь церемонии без Жезла! Да ведь они и раньше встречались с императором! И могу на что угодно спорить – свои Жезлы на аудиенцию брали!
– Но вы же не…
– Родж, забываете – теперь я именно марсианин!
Лицо Роджа разом прояснилось. Я продолжал:
– Я теперь не только Джон Джозеф Бонфорт, я Кккахжжжер из Рода Кккаха! И не взяв с собой Жезл Жизни, поступлю настолько неприлично… Даже не представляю, что может случиться после; я еще недостаточно знаком с марсианскими обычаями. А если я беру Жезл, тогда я – марсианский гражданин, который вот-вот станет премьер-министром Его Величества! Что, по-вашему, скажут на сей счет в Гнездах?!
– По-моему, я не продумал как следует этого вопроса, – задумчиво протянул Родж.
– Я тоже лишь сейчас додумался, как только пришлось решать: брать ли с собой Жезл. Но неужели мистер Бонфорт не обдумал этого еще до усыновления?! Родж, мы уже поймали тигра за хвост – отступать некуда, только оседлать его и – вперед!
Тут пришел Дэк и тоже взял мою сторону; похоже, даже удивился, что Роджу могло прийти в голову нечто другое:
– Будь уверен, Родж, мы создадим прецедент, и, сдается мне, далеко не последний в нашей карьере!
Взгляд его упал на Жезл:
– Эй, парень! Ты имеешь виды на кого-то из нас?! Или просто хочешь стену продырявить?!
– Да я же не жму ни на что!
– И слава всевышнему – балует нас, грешных, иногда! Он у тебя даже не на предохранителе!
Он аккуратно отнял у меня Жезл:
– Повернуть кольцо, а эту штуку опустить… Уффффф! Все. Теперь он – просто стэк.
– Извините, бога ради…
Из гостиной меня препроводили в гардеробную и сдали с рук на руки конюшнему короля Виллема – полковнику Патилу. То был индус в мундире имперской звездной пехоты, с прекрасной выправкой и мягким выражением лица. Поклон, коим он меня встретил, был рассчитан с точностью до градуса: отображал он и то, что я скоро стану премьер-министром, и то, что таковым я пока еще не стал, и что мой ранг хоть и выше, но все же человек я штатский, и следует вычесть пять градусов за императорский аксельбант на его правом плече.
Заметив Жезл, он мягко сказал:
– Марсианский Жезл Жизни, не так ли, сэр? Весьма любопытно. Вы сможете оставить его здесь; уверяю вас – с ним ничего не случится.
– Жезл я возьму с собой, – ответил я.
– Сэр?..
Он так и пронзил меня взглядом, ожидая, что я тут же исправлю ошибку. Я перебрал в памяти излюбленные фразы Бонфорта и выбрал одну: ясный намек на излишнюю самоуверенность собеседника:
– Вы, юноша, свое плетите, как хотите, а моего не путайте.
С лица его исчезло всякое осмысленное выражение:
– Прекрасно, сэр. Сюда, будьте любезны.

 

* * *
 

Войдя в тронный зал, мы остановились. Трон, пока что пустой, стоял на возвышении в противоположном конце. По обе стороны прохода к нему томились в ожидании придворные и знать. Видно, Патил подал условный знак: заиграл гимн Империи, и все застыли, вытянувшись. Патил слушал с вниманием робота, я замер в утомленной неподвижности пожилого человека, исполняющего свой долг, а прочие больше всего смахивали на манекены в витрине большого модного ателье. Надеюсь, мы не станем урезать расходы на содержание двора – вся эта пышность придворных и величественность стражи создают незабываемое зрелище!
С последними тактами гимна к трону подошел Виллем, принц Оранский, герцог Нассаусский, Великий Герцог Люксембургский, Кавалер Второй степени Священной Римской Империи, Генерал-адмирал Вооруженных сил Империи, Советник Гнезд Марса, Покровитель бедных и, Божьей милостью, король Нидерландов и Император Планет и межпланетного пространства.
Лица его я разглядеть не мог, но атмосфера церемонии вызвала во мне теплую волну доброжелательности. Я не был больше противником монархии.
Отзвучал гимн, король Виллем сел, кивнул в ответ на поклоны, и толпа придворных немного ожила. Патил пропал куда-то, а я, с Жезлом под мышкой, начал восхождение к трону, хромая даже при слабом лунном притяжении. Все это здорово напоминало путь к внутреннему Гнезду Кккаха, разве что здесь я ничего не боялся. Было немного жарко, да звенело в ушах. Вдогонку звучала мешанина из земных гимнов – от «Христианского короля» до «Марсельезы», «Звездно-полосатого стяга» и прочих. Поклон у первой ступеньки, поклон у второй, и последний, самый низкий, прежде, чем взойти к трону. Колен я не преклонил – это только дворянам положено, а простые смертные по отношению к своему суверену обладают несколько большим суверенитетом. Многие – в театре или на стерео, например, – этого не знают, потому Родж предварительно учинил мне настоящий экзамен.
– Ave, Imperator!
Будь я голландцем, сказал бы: «Rex», но я – американец. Мы обменялись загодя вызубренной школьной латынью – он осведомился, чего я хочу, я ответил, что, будучи призван им… И так далее. Затем он перешел на англо-американский с легким акцентом восточного побережья:
– Ты верно служил нашему отцу. Мы выражаем надежду, что и для нас ты будешь верным слугой. Ответь же.
– Воля императора – закон для меня, Ваше Величество.
– Приблизься.
Может, не стоило так спешить – ступени были высоки и круты, а нога действительно вела себя ужасно. Боль хоть и психосоматическая, но ничем не лучше настоящей. Я чуть было не загремел вниз, а Виллем вскочил с трона и поддержал меня за локоть. В зале загомонили. Император улыбнулся и, sotto voce, сказал:
– Ничего, старина, мы все это быстро провернем.
Он довел меня до табурета у самого трона и усадил немного раньше, чем сел сам; протянул руку за свитком, развернул его и сделал вид, что внимательно изучает чистый лист.
Зазвучала негромкая музыка, придворные начали изо всех сил наслаждаться обществом друг друга. Дамы хихикали, джентльмены отпускали галантности, мелькали веера… Никто не покидал своего места, но и не стоял столбом. Маленькие пажи, точь-в-точь херувимы Микеланджело, сновали по залу, разнося сладости. Один, став на колено, протянул поднос Виллему, тот, не отрывая глаз от свитка, взял с него конфету. Мальчик предложил поднос и мне, я тоже взял себе что-то, лихорадочно соображая, прилично ли это делать. «Что-то» оказалось изумительной шоколадкой без начинки, какие делают только в Голландии.
Вскоре я обнаружил, что многих придворных знаю по газетным фото. Присутствовали здесь многие земные монархи, оказавшиеся в наше время не у дел и деликатно скрывающиеся под вторыми титулами – герцогов, графов… Говорят, Виллем нарочно подкармливает их при дворе: для пущей важности, а может, чтоб были на глазах и подальше от политики и прочих соблазнов. А по-моему, он тут обе эти причины учел. Полно было и некоронованных потомков благородных семейств всех национальностей – из них некоторым действительно приходилось «работать» пропитания ради.
Я невольно старался различить в толпе габсбургские губы и виндзорские носы.
Наконец Виллем отложил свиток. Музыка и разговоры разом стихли. В мертвой тишине он произнес:
– Весьма достойные люди. Мы подумаем.
– Благодарю вас, Ваше Величество!
– Мы все взвесим и известим тебя.
Наклонившись ко мне, он прошептал:
– Не вздумай пятиться по этим проклятым ступеням! Просто встань; я сейчас исчезну.
– О, спасибо, сэр, – прошептал я в ответ. Он поднялся – за ним и я вскочил – и удалился, подняв мантией небольшой вихрь. Оглянувшись, я заметил несколько изумленных взглядов, но вновь заиграла музыка, придворные занялись светскими беседами, а я смог потихоньку уйти.
На выходе меня подхватил Патил:
– Сюда пожалуйте, сэр.
Выпендреж кончился, началась настоящая аудиенция. Патил провел меня сквозь маленькую дверцу, по длинному, узкому коридору, к еще одной двери. За ней оказался самый обычный кабинет, разве что на стене висел щит с гербом Дома Оранских и бессмертным девизом: Я поддержу!. Посреди комнаты стоял громадный письменный стол, заваленный грудой бумаг. В центре его, под металлическим пресс-папье в виде детских башмачков, лежал оригинал списка, копия с которого была у меня в кармане. На стене в раме висел семейный портрет: покойная императрица с детьми. У другой стены – потертый диван и рядом – небольшой бар, несколько кресел и качалка возле стола. Все остальное вполне подошло бы к несуетно-деловой обстановке кабинета домашнего врача.
Патил меня покинул; дверь за ним захлопнулась. Я не успел даже решить, прилично ли сесть куда-нибудь, как в дверь напротив поспешно вошел император, бросив на ходу:
– Здравствуй, Джозеф. Погоди минуту, я сейчас.
Он скорым шагом пересек кабинет и скрылся за третьей дверью. Два лакея шли следом, принимая от него облачение, которое он сбрасывал на ходу. Вскоре император вернулся, застегивая по дороге манжеты:
– Тебе-то, небось, короткий путь достался, а я – кругом добирайся. Проклятая память – все забываю приказать архитектору прорубить сквозной ход. А то изволь всякий раз обойти почти весь дворец, да эти в коридоре постоянно трутся… И сбруя на мне, как на цирковой лошади…
Переведя дух, император добавил:
– Хорошо, под нее ничего, кроме подштанников одевать не надо.
– Обезьяний пиджак, что на мне, тоже не самая удобная вещь в моем гардеробе, сэр, – заметил я. Он пожал плечами:
– Ладно, все это – издержки производства. Ты уже налил себе?
Он выдернул из-под пресс-папье список кандидатур:
– Нет? Так наливай; и мне, пожалуйста, тоже.
– Вам – что, сэр?
– Э? – Император обернулся и внимательно осмотрел меня. – Как всегда, конечно. Шотландского со льдом.
Я молча организовал выпивку, добавив себе в бокал малость воды. По спине пробежал холодок: если Бонфорт знал, что император пьет скотч со льдом, почему в досье об этом ничего не было?!
Но Виллем принял бокал, лишь пробормотав:
– Ну, чтоб сопла не остыли, – и вновь погрузился в изучение списка. Внезапно подняв взгляд, он спросил:
– Джозеф, а что ты скажешь про этих ребят?
– С-сэр?.. Ну, это, конечно, только основа кабинета…
Мы, где только можно, раздавали по два портфеля в одни руки; сам Бонфорт ведал вдобавок обороной и казной. В трех случаях на должность заступили замы ушедших в отставку министров – научных исследований, по делам населения, и по внеземным территориям. Если они желают свои временные посты превратить в постоянные – пусть постараются для нашей предвыборной кампании! Такие люди нас устраивали.
– Да, да, ваш второй эшелон… мм… А вот этот… Браун?
Я был неприятно удивлен. Ведь говорили, Виллем должен одобрить список без нареканий! Я-то боялся, в основном, отвлеченного трепа, и то не очень – хорошим собеседником легко прослыть, всего лишь не перебивая.
А Лотар Браун… Известный тип – «перспективный молодой человек». Я знал его по ферли-храну, да со слов Билла и Роджа. Он появился на горизонте уже после отставки Бонфорта и не занимал раньше руководящих постов. В партийной же верхушке Браун являл собой нечто непонятное: уже не солдат, еще не сержант. Если верить Биллу, Бонфорт рекомендовал для начала дать ему шанс проявить себя во временном правительстве и прочил Брауна в министры внеземных путей сообщения.
Родж Клифтон его, похоже, не одобрял; он поначалу вписал на это место Анхель Джезуса де ла Торре-и-Переса, заместителя бывшего министра. Однако Билл подчеркнул, что раз с Брауном не все ясно, настал подходящий момент его проверить: правительство временное, натворить дел он, если что, не успеет. И Клифтон сдался.
– Браун… – промямлил я, – н-ну что ж, перспективный юноша… Талантлив…
Виллем промолчал и вновь опустил глаза. Я лихорадочно вспоминал, что там у Бонфорта было о Брауне. Талантлив… прилежен… аналитический склад… Было ли там что-нибудь «против»? Да нет, разве что «маска внешней любезности»… Так это не смертельно. С другой стороны, и «за» доводов немного, а о «верности», скажем, или «честности» Бонфорт вообще не упомянул… Сомневаюсь, что это настолько важно: ферли-хран – собрание сведений, а не описание характера…
Император отложил список.
– Как, Джозеф – сразу хочешь присоединить Гнезда Марса к Империи?
– Да, сразу после избрания, сэр.
– Кончай, ведь прекрасно знаешь, до избрания я от тебя этого не потребую. Кстати, ты разве разучился выговаривать «Виллем»? «Сэр, сэр…» Извини, но слышать такое от человека, который старше тебя на шесть лет… Мы же не на дворцовом приеме.
– Хорошо, Виллем.
– Так вот. Оба мы знаем, что я не имею права вмешиваться в политику. Знаем мы и то, что правило это – лишь фикция, показуха для дураков. Джозеф, ты истратил многие годы, чтобы создать условия, при которых Гнезда согласятся полностью войти в состав Империи. – Он указал на мой Жезл. – Уверен, ты уже своего добился. И если ты победишь на выборах, то постараешься уломать ВА уполномочить меня провозгласить присоединение. Так?
Поразмыслив, я протянул:
– Виллем, ты… вы… вы же прекрасно знаете о наших планах. Должно быть, появились причины вновь поднимать эту тему?
Он поболтал соломинкой в своем бокале и уставился на меня, в точности изобразив бакалейщика из Новой Англии, собравшегося как следует обругать прицепившегося к нему бродягу:
– Ты, может, совета моего спрашиваешь?! Конституция все это описывает как раз наоборот – я с тобой должен советоваться…
– Да я рад буду вашему совету, Виллем! Хотя не обещаю обязательно ему следовать.
Он рассмеялся:
– Да, Джозеф, чертовски туг ты на обещания. Хорошо. Допустим, ты выиграл выборы и вернулся в свой кабинет, но присоединения Гнезд удается добиться лишь самым мизерным большинством. Если так, я не советовал бы тебе вылезать с вотумом доверия. А если с Марсом вовсе не выгорит, лучше прими спокойно взбучку, но останься на своем посту. Ничего, терпенье и труд все перетрут!
– Но почему же, Виллем?
– Потому, что оба мы – люди терпеливые. Видишь, – он указал на родовой герб, – я поддержу! Это не ради пустого звона сказано, да и не дело королю бросать слова на ветер. Дело короля – защищать, не отступая, и отводить удары. В Конституции написано: не мое собачье дело, будешь ты премьером, или нет. Однако реальное единство Империи – мое дело! Думаю, если с марсианским вопросом сразу не выгорит, после выборов вам следует выждать: во многих других отношениях политика ваша встретит понимание. А когда сможете собрать подавляющее большинство, придешь и скажешь: «Виллем, ты теперь вдобавок – император Марса». Так что – не суетись попусту.
– Все это следует обдумать, – осторожно заметил я.
– Вот и обдумай. А с каторгой – что?
– Каторгу мы сразу после выборов упраздним, не откладывая в долгий ящик!
Отвечая так, я не рисковал: Бонфорт всей душой ненавидел нынешнюю пенитенциарную систему.
– Ох, поклюют тебя за это!
– Могут. Ну и пусть их – большинство мы наберем!
– Рад, что ты не меняешь убеждений, Джозеф. Мне тоже неприятно видеть стяг Оранских на каторжных транспортах. Ну, а свобода торговли?
– После выборов – да.
– А казну за счет чего собираешься пополнять?
– По нашим прикидкам, после освобождения торговли произойдет подъем производительности, и доходы будут существенно выше, чем таможенные пошлины.
– А если не произойдет подъема?
Что делать в этом случае, я не знал – экономика для меня слишком загадочна и непостижима, есть в ней, на мой взгляд, что-то мистическое. Заранее же вопрос предусмотрен не был. Я усмехнулся:
– Виллем, этот вопрос я тщательно и всесторонне проработаю. Однако вся программа Партии Экспансионистов основана на том, что свобода торговли, свобода перемещений, всеобщее равенство, всеобщее право гражданства и минимум имперских ограничений – благо не только для подданных Империи, но – для самой Империи! Понадобятся деньги – найдем! Но не путем дробления Империи на округа!
Все это, кроме первой фразы, принадлежало Бонфорту, я лишь постольку-поскольку примеривался к обстановке.
– Ладно, ладно, это ты избирателям рассказывай, – буркнул Виллем. – Я только спросил.
Он снова взял со стола список:
– Так ты уверен, что здесь все на своих местах?
Я потянулся за листом, он передал список мне. Черт его знает, это же ясный намек на непригодность, по его мнению, Брауна! И Конституция не нарушена… Однако, клянусь всем запасом угля в пекле, не мне же менять что-либо в списке, составленном Роджем и Биллом!
С другой стороны, не Бонфорт же его составил! Они считали, что Бонфорт составил бы его так, будучи in compos mentis…
Мне ужасно захотелось сбегать и спросить у Пенни, что она думает об этом Брауне.
Я взял со стола Виллема ручку, вычеркнул из списка Брауна и печатными буквами – имитировать почерк Бонфорта я все еще не рисковал – вписал: «де ла Торре». Император сказал просто:
– Вот теперь ты, сдается мне, собрал крепкую команду. Удачи, Джозеф. Она тебе здорово пригодится.
На этом аудиенция завершилась, но повернуться и уйти я не смел. Нельзя же так вот покидать короля; эту прерогативу они за собой сохранили. Виллем захотел показать мне свою мастерскую и новые модели поездов. Похоже, он сделал для возрождения этого старинного хобби больше, чем кто бы то ни было, но все же, на мой взгляд, игрушки – не для взрослого человека. Однако его последнее произведение – игрушечный локомотив для экспресса «Королевский Шотландец» – я вежливо расхваливал до небес.
– Сложись все по-другому, – император преклонил колени и запустил обе руки в двигатель игрушки, – я стал бы неплохим управляющим магазина игрушек, или старшим машинистом. Но… Обстоятельства рождения сильнее нас.
– И вы, Виллем, серьезно предпочли бы такую работу нынешней?
– Не знаю. Здесь тоже не плохо: времени занимает мало и платят сносно, да и социальное страхование – по первому классу. Возможные революции я в расчет не беру – в смысле них нашему семейству всегда везло. Правда, скучна работенка, по большей части. Любой заштатный актер справился бы.
Он окинул меня быстрым взглядом:
– Тебя-то я избавлю от всяких там закладок первого камня или приема парадов, сам понимаешь.
– Понимаю и ценю.
– Первый раз за долгие годы у меня есть шанс подтолкнуть все на верный путь – то есть, на тот, который я считаю верным… Царствовать – вообще очень странное занятие, Джозеф. Предложат – не соглашайся!
– Боюсь, поздновато мне, даже если б и захотел.
Он что-то поправил в игрушке.
– В действительности, нужен я для того, чтоб не дать тебе свихнуться, Джозеф.
– К-как?
– Именно так. Должностной психоз – профессиональная болезнь правителей. Мои коллеги из прошлого – те, кто на самом деле правил, – все были малость «того». А взять ваших президентов – такая работа частенько уже в первый срок приводила к смертельному исходу. Но я-то подобных вещей не касаюсь, за меня работают профессионалы – вот ты, например. Но ты не чувствуешь убийственного гнета власти, потому что сам, или кто другой на твоем месте, всегда можешь слинять по-тихому, пока еще не слишком явно пахнет керосином. А старик-император (он всегда – старик, обычно мы добираемся до трона к среднему пенсионному возрасту) – он никуда не денется, во-от он, тут, как символ государства и живая связь времен! А профессионалы тем часом что-нибудь новенькое нам выдумывают… – он печально подмигнул. – Не слишком привлекательная работенка? Зато полезная.
Мы еще немного побеседовали о его железнодорожных забавах и вернулись в кабинет. Ну, теперь-то настала пора меня отпустить?!
Император будто прочел мою мысль:
– Ладно, хватит, пожалуй, отрывать тебя от дел. Перелет был очень утомителен?
– Да нет. Работал всю дорогу.
– Я думаю… Вы, собственно, кто такой?
Допустим, фараон вдруг хватает вас за плечо. Или под ногой вместо следующей ступеньки – пустота. Или вас застает в своей постели вернувшийся не вовремя муж. Сбивайте свой коктейль из всех этих потрясений – не глядя отдам за него мои чувства в этот момент! Я изо всех сил постарался еще сильней походить на Бонфорта:
– С-сэр?..
– Да сидите, сидите, – нетерпеливо бросил император. – В силу занимаемой должности я многое могу простить. Только не врите! Я уже час как знаю, что никакой вы не Бонфорт, хотя даже мать его одурачили бы. Жесты точь-в-точь его. Так кто вы такой?
– Меня зовут Лоуренс Смит, Ваше Величество, – убито ответил я.
– Выше нос, парень. Я уже сто раз мог позвать охрану, если б захотел. Ты здесь, надеюсь, не по мою душу?
– Нет, сэр. Я верен Вашему Величеству.
– Оригинально же ты эту верность выражаешь… Ладно, садись, наливай себе. И рассказывай.
И я рассказал ему все. По времени вышло гораздо длинней, чем одна порция выпивки, и под конец мне полегчало. Узнав о похищении, император пришел в ярость, но стоило мне поведать о насилии над сознанием Бонфорта, лицо Виллема стало подобно маске разгневанного Юпитера. Наконец он тихо спросил:
– Значит, он поправится на днях?
– Доктор Чапек так говорил.
– Ты не позволяй ему работать, пока не вылечится до конца, ладно? Этому человеку цены нет, понимаешь? Он стоит полудюжины таких, как мы с тобой. Продолжай представление, сынок, дай ему прийти в себя. Он нужен Империи.
– Да, сэр.
– Оставь ты это «сэр»! Раз уж замещаешь его, так и зови меня Виллемом. Знаешь, на чем ты попался?
– Нет, с… нет, Виллем.
– Он уже двадцать лет, как зовет меня Виллемом – и на «ты». И я очень удивился, когда он в личной беседе, хоть и по государственному вопросу, перестал меня так называть; но еще ни о чем не подозревал. Хоть и было в тебе нечто, наводящее на размышления. Потом мы пошли смотреть поезда – и все стало ясно!
– Простите, но как?!
– Ты был вежлив, дружок! Он много раз видел мою железную дорогу, и всегда становился груб до невозможности! Считал, что взрослому человеку не пристало заниматься такими глупостями. Со временем это превратилось в маленький спектакль, который нам обоим доставлял громадное удовольствие. Мы просто наслаждались!
– О, я не знал…
– Откуда же ты мог знать?
Я подумал, что – как раз было откуда. Этот проклятый ферли-хран… Только потом до меня дошло, что архив ни в чем не виноват. Он создавался как памятка о людях не слишком известных, а императора трудно к таковым отнести! Естественно, Бонфорту не было нужды записывать подробности знакомства с Виллемом! Заметки о своем повелителе, да еще деликатного свойства, он счел бы попросту неприличными; тем более – в досье может сунуть нос любой клерк. Ошибка была неизбежна. Если бы я и догадался обо всем раньше – досье все равно не стало бы полнее.
Император тем временем продолжал:
– Актер ты великолепный, раз уж рисковал жизнью, отправляясь в Гнезда Кккаха. Неудивительно, что решился меня надуть. Скажи-ка, сынок, я мог видеть тебя по стерео, или еще где?
Я назвался настоящим именем, когда император того потребовал. Теперь же робко назвал и сценическое. Услыхав: «Лоренцо Смайт», император, всплеснул руками и захохотал. Это меня несколько задело:
– А вы разве слыхали обо мне?
– Слыхал ли?! Да я же один из вернейших твоих поклонников!
Он еще раз внимательно оглядел меня:
– Ну, вылитый Джо Бонфорт! Никак не могу поверить, что ты и есть Лоренцо!
– Однако я именно Лоренцо.
– Да я верю, верю! Помнишь ту комедию, ты там бродягу играл? Сначала корову пытался подоить – та ни в какую! А в конце хотел поужинать из кошачьей миски, да тебя кот прогнал!
Я подтвердил.
– Пленку, где это было записано, я до дыр протер! Смотрел – и смеялся, и плакал одновременно!
– Так и было задумано.
Поколебавшись, я добавил, что пастораль «Побродяжка» играл, подражая одному из величайших мастеров прошлого.
– А вообще я драматические роли предпочитаю.
– Как сегодня, например?
– Ну уж нет! Этой роли с меня хватит – в печенках уже сидит!
– Ясно. Значит, ты скажи Роджу… Нет, ничего не говори. И вообще, Лоренцо, лучше никому не знать, как мы провели этот последний час. Если ты скажешь Клифтону, хоть просто передашь, что я просил не беспокоиться, он же на нервы изойдет! А ему – работать… Давай-ка сохраним это между нами, а?
– Как скажете, повелитель.
– Оставь ты, бога ради. Просто – так оно будет лучше. Жаль, не могу навестить дядюшку Джо, да и чем бы я ему помог? Хотя некоторые считают, одного прикосновения короля достаточно, чтобы случилось чудо… В общем, никому ничего не скажем; я ничего не видел и не слышал.
– Хорошо, Виллем.
– Теперь тебе, наверное, пора. Я и так дольше, чем следовало, тебя задержал.
– Да сколько пожелаете!
– Дать Патила в провожатые, или сам найдешь дорогу? Постой… Погоди минутку.
Он полез в стол, бормоча про себя: «Опять эта девчонка тут порядок наводила! А, вот…» Из ящика он вытащил небольшой блокнот.
– Похоже, мы больше не встретимся. Не мог бы ты перед уходом автограф оставить?

9

 

Роджа с Биллом я нашел в верхней гостиной. Они грызли ногти от нетерпения. Завидев меня, Корпсмен вскочил:
– Где ты шляешься, черт бы тебя побрал?!
– У императора, – холодно ответил я.
– Да за это время пять или шесть аудиенций можно провести!
Я не удостоил его ответом. После памятного спора о речи мы с Корпсменом продолжали работать вместе, но… «Сей брак был заключен без любви». Мы сотрудничали, но боевой топор не был зарыт в землю и мог в один прекрасный день вонзиться мне между лопаток. Я не предпринимал шагов к примирению, и причин к этому не видел. По-моему, его родители переспали спьяну на каком-нибудь маскараде.
Я и представить себе не мог, что поссорюсь еще с кем-нибудь из нашей компании. Только Корпсмен считал единственно мне приличествующим – положение лакея: шляпа в руках, «я-с – человек маленький, сэр». На такое я не мог пойти даже ради примирения; я, в конце концов, профессионал, нанятый для работы, требующей высокой квалификации. Мастера не протискиваются с черного хода, их, как правило, уважают! Так что Билла я игнорировал и обратился к Роджу:
– А где Пени?
– С ним. И Дэк с доктором – тоже.
– Он здесь?
– Да. – Поразмыслив, Клифтон добавил:
– В смежной с вашей спальне, она предназначалась для супруги лидера официальной оппозиции. Там – единственное место, где можно обеспечить ему необходимый уход и полный покой. Надеюсь, вас это не стеснит?
– Нет, конечно.
– Мы вас не побеспокоим. Спальни соединены гардеробной, но ее мы заперли, а стены звукоизолированы.
– Ну и отлично. Как он?
– Лучше. Много лучше – пока.
Клифтон нахмурился:
– Почти все время в сознании.
Подумав, он добавил еще:
– Если хотите, можете навестить его.
Над ответом я размышлял долго.
– А что док говорит – скоро он сможет выйти на люди?
– Трудно сказать. Похоже, еще не так скоро.
– А все же? Три, четыре дня? Тогда можно отменить пока что всякие встречи и убрать меня наконец со сцены. Так? Родж… как бы вам объяснить… Я с радостью повидал бы его и выразил мое уважение… Но не раньше, чем выйду на публику в его роли последний раз. Иначе я… Словом, увидев его больным и немощным… Такие впечатления запросто могут все испортить.
Когда-то я допустил ужасную ошибку, пойдя на похороны отца. Долгие годы после, думая о нем, я видел его лежащим в гробу, и только очень много времени спустя снова стал представлять его себе таким, каким отец был при жизни – мужественным, властным человеком, твердой рукой направлявшим меня и обучившим ремеслу. Я боялся, что с Бонфортом может выйти то же самое. До сих пор я играл бодрого, здорового мужчину в расцвете сил, каким видел его в многочисленных стереозаписях. Меня пугала мысль о том, что, увидев Бонфорта больным и слабым, я могу вспомнить об этом не вовремя, и тогда…
– Не смею настаивать, – ответил Клифтон, – вам видней. Можно, конечно, отменить все встречи и выступления, но хотелось бы, чтобы вы остались с нами до его полного выздоровления и продолжали выдерживать роль.
Я чуть было не ляпнул, что император просил меня о том же, однако вовремя прикусил язык. Разоблачение несколько сбило меня с панталыку; воспоминание же об императоре напомнило еще об одном деле. Я вынул из кармана исправленный список и отдал его Корпсмену.
– Билл, это одобренный вариант для служб новостей. Одно изменение: вместо Брауна – де ла Торре.
– Чего-о?!
– Джезус де ла Торре вместо Лотара Брауна. Так пожелал император.
Клифтон был поражен, а Корпсмен вдобавок – зол.
– Какая ему разница?! Нет у него такого права, черт бы его побрал!
Клифтон тихо добавил:
– Билл прав, шеф. Как юрист, специализирующийся по конституционному праву, могу вас заверить, что утверждение списка императором – акт чисто номинальный. Вы не должны были позволять ему вносить какие бы то ни было изменения.
Мне жутко захотелось гаркнуть на них; сдерживало лишь успокаивающее влияние личности Бонфорта. Денек нынче выдался тяжелый – такая неудача, несмотря на все старания; я просто с ног валился. Хотел было сказать Роджу, что если бы император не был бы действительно великим человеком, царственным, в лучшем смысле слова, нам всем такую кашу довелось бы сейчас расхлебывать!.. А все они виноваты – не натренировали меня как следует! Но вместо этого я раздраженно буркнул:
– Изменение внесено, и кончим об этом!
– Это ты так полагаешь! – взвился Корпсмен. – А я уже два часа, как передал список журналистам! Теперь иди назад и возвращай все на свои места, ясно?! Родж, ты свяжись еще раз с дворцом, скажи…
– Тихо! – сказал я. Корпсмен заткнулся, и я взял тоном ниже:
– Родж, вы, как юрист, может, и правы, не знаю. Зато знаю, что император в Брауне усомнился. Если кто из присутствующих желает пойти поспорить с императором – пожалуйста. Лично я никуда больше не собираюсь идти. А собираюсь я – снять эту допотопную хламиду, сбросить башмаки, высосать бочку виски и задать храпака.
– Погодите, шеф, – возразил Клифтон, – у вас еще пятиминутное выступление по всеобщей сети с объявлением нового состава правительства.
– Сами объявите. Как мой первый зам в этом правительстве.
Клифтон растерянно заморгал:
– Л-ладно…
Но Корпсмен настаивал:
– А с Брауном что делать?! Ему ж обещано было!
Клифтон изумленно вытаращил глаза:
– Когда это, Билл, и кем?! Его, как и всех прочих, лишь спросили, согласен ли он работать в правительстве – это ты имеешь в виду?
Корпсмен замялся, словно актер, спутавший роль:
– Ну да! Это ж – все равно, что обещание!
– Ничего подобного – пока состав кабинета не объявлен.
– Говорю тебе, он был объявлен! Еще два часа назад!
– Н-ну… Боюсь, придется созвать твоих парней и сказать, что ты ошибся. Или хочешь, я их соберу и заявлю, что им, по недоразумению, достался вариант, не одобренный мистером Бонфортом окончательно. Но сделать это следует до оповещения по всеобщей сети.
– Погоди. А этому – так все и спустить с рук?
Похоже, Билл имел в виду скорее меня, чем Виллема, однако ответ Роджа свидетельствовал об обратном:
– Да, Билл. Сейчас не время заводить конституционные склоки. Не стоит оно того. Ну как, объявишь сам? Или лучше мне?
Повадками Корпсмен напоминал кошку, которая вынуждена подчиняться лишь потому, что ее держат за шкирку. Он сморщившись, пожал плечами:
– Ладно уж, сам скажу. Хотел только убедиться, что сформулировано все, как надо. А то – где налажаешь, потом такие разговоры пойдут…
– Спасибо, Билл, – мягко ответил Родж.
Корпсмен направился к выходу. Я окликнул его:
– Кстати, Билл! Заявление для газетчиков!
– А? Что там еще?
– Ничего особенного. – Я буквально с ног валился от усталости. Роль постоянно держала на пределе. – Только скажи им, что мистер Бонфорт простудился, и врач прописал ему постельный режим и полный покой. Я вымотался, как собака!
Корпсмен фыркнул:
– Лучше скажу – пневмония.
– Это – как тебе больше нравится.
Стоило ему выйти, Родж наклонился ко мне:
– Шеф, я бы так делать не стал. В нашей работе от нескольких дней – вся жизнь порой зависит!
– Родж, мне, правда, нехорошо почему-то. Можете вечером по стерео об этом упомянуть.
– Но…
– Короче, я иду спать, и все тут! Почему, в конце концов, Бонфорт не может «простудиться» и оставаться в постели до тех пор, пока он не придет в норму? Каждый выход в этой роли увеличивает вероятность того, что кто-нибудь в один прекрасный день углядит фальшь! Да еще Корпсмен этот – со своими вечными подковырками!.. Даже мастер ни на что путное не способен, если под руку постоянно тявкают! Так что – пора кончать. Занавес!
– Да не обращайте на него внимания, шеф. Я уж постараюсь, чтоб Корпсмен вам не докучал. Здесь ведь не в теснотище на корабле – масса возможностей не мозолить друг другу глаза!
– Нет, Родж, я уже все обдумал. Сколько можно тут с вами валандаться?! Останусь, пока мистер Бонфорт не сможет на люди показаться – но выступать буду лишь в самом крайнем случае.
Вдруг мне стало как-то не по себе – я вспомнил, что император просил не отступать и понадеялся на меня…
– Мне действительно лучше не вылезать лишний раз. До сих пор все гладко сходило, но – они ведь знают, что на обряд усыновления явился не Бонфорт, хотя не осмелились об этом заявить – доказательств не было. Они и сейчас могут подозревать, что подмена все еще работает, но наверняка уже не знают: а вдруг он сам уже выздоровел? Настолько, что смог провести аудиенцию, верно?
Клифтон вдруг виновато как-то смутился:
– Боюсь, они полностью уверены, что вы – дублер, шеф.
– Ка-ак?!
– Мы вам всей правды не выкладывали – не хотели лишнего беспокойства… Док Чапек после первого же осмотра сказал: он лишь чудом может стать на ноги к аудиенции. И тот, кто его накачал, отлично знал, что делал.
– Та-ак. Стало быть, вы меня дурачили, говоря, что с ним все в порядке. – Я сдвинул брови:
– Родж, что с ним? Только без вранья!
– Когда я вам врал, шеф? Потому и предлагал навестить его, хотя отказу обрадовался, не скрою.
Помолчав, он добавил:
– Может, пойдете все же с ним побеседуете?
– М-м… Нет, пожалуй.
Причины на то были прежние. Раз уж придется играть и дальше, пусть хоть подсознание мое не отчебучит какой-нибудь пакости. Изображать нужно человека здорового.
– И все же, Родж, я верно говорю. Если даже они уверены, что подмена до сих пор продолжается, тем паче – не следует зря рисковать. Они были сбиты с толку, а может, просто не успели подготовить разоблачение. Но не вечно же так будет! Они массу самых гробовых проверок устроить могут, и стоит хоть одну не пройти… Подобные забавы еще прежде мячика изобрели!
Я еще раз оценил обстановку.
– Да, лучше мне пока «поболеть», и подольше. Билл прав – пусть будет пневмония.

 

* * *
 

Такова уж сила внушения – проснулся я наутро с заложенным носом и воспалением в горле. Док Чапек выкроил время, чтобы меня подлечить, и к вечеру я вновь почувствовал себя человеком. Все же доктор выпустил бюллетень о «вирусном заболевании мистера Бонфорта». Лунные города герметичны и воздухом снабжаются через системы кондиционирования, так что передачи инфекции респираторным путем можно не опасаться. Тем не менее, выражать соболезнования никто не торопился. Целых четыре дня провел я в праздности, роясь в огромной библиотеке и архиве Бонфорта! Оказывается, статьи о политике и экономике могут быть весьма увлекательным чтением. Никогда б не подумал. Император прислал цветы из дворцовой оранжереи – возможно, даже мне лично.
Так-то жить можно! Я бездельничал и наслаждался подзабытой уже возможностью быть Лоренцо Смайтом, а хоть и просто Лоуренсом Смитом. Правда, ловил себя на непроизвольных перевоплощениях, стоило кому-нибудь войти, но тут уж ничего не поделаешь. Необходимости в них, впрочем, не было: приходили лишь Пенни да доктор Чапек, да еще Дэк разок заглянул.
Однако, даже почивать на лаврах в конце концов надоедает. На четвертый день я устал от своей комнаты не меньше, чем от продюсерских приемных, кои немало повидал на своем веку. Одиноко было. Никто за меня не тревожился, визиты доктора Чапека носили чисто профессиональный характер, а Пенни заходила всего пару раз, и то – ненадолго. К тому же, она снова перестала называть меня мистером Бонфортом.
Когда в дверях показался Дэк, я был просто счастлив:
– А, Дэк! Что новенького?
– Да все по-старому. То, да се, и капремонт «Томми» задай, и Роджу с его политическими закавыками разобраться помоги… Восемь против трех – наживет он себе язву желудка с этой кампанией. Политика, куда денешься!
Он уселся на диван.
– Слушай, Дэк, а ты-то каким боком влез в это дело? Нет, серьезно? Всю жизнь считал, что космачи политикой интересуются не больше, чем актеры. А ты – и подавно…
– Так-то оно так… Они и не касаются всей этой ерунды, пока имеют возможность спокойно таскать всякий хлам с планеты на планету. Но хлам-то этот надо заиметь, а заимев – торговать, да с выгодой. Свободно торговать, стало быть. Без разных там таможенных хреновин и закрытых зон. Свободно! И вот тут уже – политика! Я-то сам начал с объединения «транзитников» – это, чтоб не брали пошлину дважды при сделках между тремя планетами. А требование такое было из списка мистера Бонфорта. А дальше – одно за другим – и вот я уже шесть лет, как вожу его яхту, да с последних всеобщих – представляю в Великой Ассамблее наших ребят.
Дэк вздохнул:
– Сам толком не понимаю, как втянулся.
– Так ты, может, бросить все это хочешь? Ну и не выставляй своей кандидатуры на следующие выборы!
Он вытаращил глаза:
– Это как? Ну, братец… Да кто политикой не занимается, тот не живет по-настоящему!
– Сам же гово…
– Знаю, что говорил! И грубо оно, и грязно иногда, и тяжело, и мелочей надоедливых куча. Однако политика – единственная игра, достойная взрослых людей. Остальное – детские забавы; абсолютно все!
Он поднялся:
– Топать пора.
– Да успеешь, Дэк! Посиди еще.
– Не могу. Завтра – сессия ВА, Родж там один не справится. Вообще прерываться не следовало, дел – гора!
– Гора? Вот не знал…
Мне было известно, что перед роспуском теперешний состав ВА должен еще раз собраться и согласовать временный кабинет. Но специально я на эту тему не думал; ведь – точно такая же формальность, как и утверждение у императора.
– А он сможет сам за это взяться?
– Нет. Но ты не беспокойся. Родж принесет извинения за твое – то есть, его – отсутствие и, согласно процедуре, попросит признать его полномочия. Потом зачитает «тронную речь» – Билл ее сейчас пишет – и, уже от собственного имени, внесет предложение утвердить список. Минута. Возражений нет. Голосуем. Единогласно. Все мчатся домой и принимаются сулить избирателям по две бабы каждый вечер и по сту империалов каждый понедельник с утра. Это уж – как учили.
Дэк перевел дух.
– А, чуть не забыл. Еще от Партии Человечества пришлют пожелания крепкого здоровья и корзину цветов, просто ослепляющую лживым великолепием! Они-то куда охотней прислали бы венок на его могилу!
Он внезапно помрачнел.
– На самом деле все так просто? А вдруг не признают полномочий Роджа? Я думал, на сессию нужно явиться лично…
– Ну да, обычно так полагается. Договорись с кем-нибудь о неучастии, или будь любезен явиться и голосовать. Однако им не с руки всю эту канитель заново раскручивать. Если завтра не признают полномочий Роджа, самим же дожидаться придется, пока мистер Бонфорт не вылечится. А если не станут упираться – смогут тут же бежать шаманить перед избирателями. И так ежедневно без толку собираются, с того самого момента, как Кирога ушел. Вся эта Ассамблея, фактически, мертвее тени Цезаря – осталось только сей факт конституционно оформить.
– Ладно. Ну, а все же – вдруг какой-нибудь идиот упрется?
– Тогда, конечно, конституционный кризис. Но такого идиота ни в жизнь не найдется.
Тема, похоже, иссякла, однако уходить Дэк не спешил.
– Дэк… А легче вам будет, если я выступлю?
– Да ладно, вздор. Утрясется. Ты ж решил не рисковать больше, разве что – совсем уж гореть станем. И я тебя отлично понимаю. Помнишь, как индеец сынишку за водой посылал?
– Нет.
– Ну, дает ему горшок глиняный – и порку хорошую на дорожку. «Папа, за что?!» – «Чтоб горшок не разбил». – «Так я ж еще не разбил!» – «Разобьешь – поздно будет». Так-то вот.
– Верно… Но – момент ведь – самый что ни на есть проходной! Все словно по нотам расписано. Или могут подстроить ловушку, из которой я не выберусь?
– Да нет. Полагается потом еще и с прессой потолковать, но тут уж можно и на недомогание сослаться. Проведем тебя секретным ходом, и газетчики останутся с носом.
Он усмехнулся.
– Правда, на галерку какой-нибудь маньяк может протащить пушку. Мистер Бонфорт ее так и называл: «Линия огня» – это с тех пор, как в него оттуда стреляли.
«Хромая» нога вдруг напомнила о себе приступом тупой боли…
– Ты пугаешь меня, Дэк?
– Нет, с чего ты взял?
– Значит, такова твоя манера обнадеживать… Слушай, только честно: ты хочешь, чтобы я завтра выступил с этой речью? Или нет?
– Кончено, хочу! А какого дьявола я, по-твоему, бросил все дела в такой день?! Чтоб потрепаться?!

 

* * *
 

Спикер pro tempore постучал председательским молотком, капеллан воззвал к Господу, позаботившись обо всех межконфессиональных тонкостях, и наступила тишина. Половина зала пустовала, зато галерка ломилась от туристов.
Раздался церемониальный стук, усиленный динамиками, и начальник караула простер к дверям руку с жезлом. Трижды император требовал позволения войти и трижды получал отказ. Тогда он попросил об оказании чести, и зал ответил овацией. Мы встретили Виллема стоя и сели, когда он занял свое место позади стола спикера. Император был в мундире главнокомандующего и, как полагалось, без эскорта, сопровождаемый лишь спикером и начальником караула.
Взяв Жезл Жизни под мышку, я встал со своего места на передней скамье и, обращаясь к спикеру, словно императора в зале не было, произнес речь. Речь была не та, что написал Корпсмен, – его творчество отправилось в мусорную корзину, едва я его просмотрел. Билл состряпал обычную предвыборную речь, коей здесь было не место и не время.
Моя же была нейтральна и лаконична. Я составил ее из различных выступлений Бонфорта, перефразировав их для периода, предшествовавшего формированию временного правительства. Я насмерть стоял за улучшение дорог, и оздоровление климата, и выражал надежду, что каждый возлюбит ближнего своего, как добрые демократы любят своего императора, а он отвечает им взаимностью… Вышла настоящая лирическая поэма белым стихом, слов этак на пятьсот. Где не хватило старых речей Бонфорта – я просто импровизировал.
Галерку пришлось призывать к порядку.
Поднялся Родж и предложил утвердить названные мной кандидатуры. Минута. Возражений нет. Клерк опускает белый шар. Тогда я вышел вперед в сопровождении соратника по партии и члена оппозиции, углядев краем глаза, что депутаты посматривают на часы, гадая, поспеют ли на полуденный катер.
Я принес присягу императору, сделав поправку на Конституцию, поклялся свято блюсти и расширять права и привилегии Великой Ассамблеи, а также – права и свободы граждан Империи, где бы они ни находились, и конечно же – прилежно отправлять обязанности премьер-министра Его Величества. Капеллан хотел вставить слово, но это я пресек.
Какое-то время казалось, что говорю я спокойно, будто в кулуарах, либо за кулисами, однако вскоре я обнаружил, что из-за слез, застилающих глаза, почти ничего не вижу. Когда я закончил, Виллем шепнул:
– Добрый спектакль, Джозеф!
Не знаю, ко мне он обращался, или к старинному своему другу… И знать не хочу. Не стирая с лица слез, я дождался ухода Виллема и объявил сессию закрытой.
Диана Лтд в этот день пустила четыре дополнительных катера. Новая Батавия опустела. Остался в столице лишь двор, что-то около миллиона разных колбасников, кондитеров, ремесленников по части сувениров, да государственные служащие. Да еще – костяк нового кабинета.
Раз уж я, невзирая на «простуду», выступил в Великой Ассамблее, прятаться больше не имело смысла. Не может же премьер-министр пропасть неизвестно куда – толки пойдут. А в качестве главы партии, раскручивающей предвыборную кампанию, я просто обязан встречаться с людьми – хотя бы с некоторыми. Я и делал, что надо; и каждый день требовал отчета о здоровье Бонфорта. Он, конечно же, шел на поправку, однако медленно. Чапек сказал, если очень уж подопрет, Бонфорт сможет выйти к народу в любое время, но сам он, доктор Чапек, категорически против этого. Болезнь заставила Бонфорта похудеть почти на двадцать фунтов, и с координацией не все еще было ладно.
Родж оберегал нас обоих изо всех сил. Мистер Бонфорт знал теперь, что его подменяют, и поначалу страшно рассердился, но под давлением обстоятельств все же дал «добро». Кампанией занимался Родж, советуясь с ним только по вопросам высокой политики и при необходимости передавая его суждения мне. А я уж высказывал их на публике.
Меры для моей безопасности были приняты невообразимые! Увидеть меня было не легче, чем самого засекреченного супершпиона. Кабинет мой по-прежнему находился под скалой, в апартаментах лидера официальной оппозиции – в покои премьер-министра мы не переезжали, так не принято, пока правительство лишь временное. Пройти ко мне из других комнат можно было не иначе как через кабинет Пенни, а чтобы добраться с парадного хода, нужно было пройти пять контрольных пунктов. Посетителей отбирал лично Родж, проводя их подземным ходом в кабинет Пенни, а оттуда уже – ко мне.
Такой порядок позволял перед встречей воспользоваться ферли-храном. Я и при посетителе мог читать его досье – в крышку стола вделан был небольшой экран, незаметный для него. Если же визитер имел обыкновение расхаживать по кабинету, я всегда мог вовремя выключить изображение. Экран позволял и многое другое. К примеру, Родж, проводив ко мне очередного посетителя, шел в кабинет Пенни и писал записку, тут же появлявшуюся на экране: Зацелуйте до смерти, но ничего не обещайте! Или: Представить жену ко двору – обещайте и гоните в шею! А порой: С этим бережней – «трудный» округ. Гораздо значительней, чем кажется. Направьте ко мне, улажу сам.
Не знаю, кто на самом деле управлял Империей. Может, какие-нибудь уж очень большие шишки. А на моем столе просто появлялась ежеутренне кипа бумаг, я визировал их размашистой подписью Бонфорта, и Пенни уносила всю кипу к себе. Читать их мне было некогда, и масштабы имперской бюрократии меня иногда ужасали. Однажды, по дороге на какое-то совещание, Пенни устроила мне, как она выразилась, маленькую прогулку по архиву. Мили и мили бесконечных хранилищ; улей, соты которого ломятся от микрофильмов! А меж полок – движущиеся дорожки, чтобы клеркам не искать каждый документ сутками!
И это, по словам Пенни, был лишь один сектор! А весь архив, сказала она, занимает примерно такую же площадь, как зал Великой Ассамблеи! Тут я искренне порадовался, что работа в правительстве мне не светит – разве что в качестве временного хобби.
Прием посетителей был неизбежной и бесполезной рутиной; решения все равно исходили либо от Роджа, либо – через него – от Бонфорта. Что я действительно делал полезного – выступал с предвыборными речами. Распущен был слух, что вирус дал осложнение на сердце, и доктор рекомендовал мне оставаться пока на Луне с ее слабым притяжением. Я не хотел рисковать, совершая вояж по Земле, а уж тем более – на Венеру. Окажись я среди толпы избирателей – даже десять ферли-хранов не помогут. И наемные головорезы из Людей Дела тоже в архивах вряд ли числятся – а что я могу рассказать после крошечной дозы неодексокаина – подумать страшно!
Кирога исколесил Землю вдоль и поперек, на каждом шагу выступая по стерео, а то и лично – перед толпами избирателей. Но Клифтона сей факт мало тревожил – он только плечами пожимал:
– Ну и что? Новых голосов он не добьется, только глотку надсадит. На такие сборища ходят лишь убежденные последователи.
Я искренне надеялся, что вопрос этот Роджу знаком. Времени на кампанию отпущено было немного – всего шесть недель со дня отставки Кироги. Потому выступать приходилось ежедневно – всеобщая сеть отвела нам времени столько же, сколько и Партии Человечества. Или же – речи записывали и рассылали почтовыми катерами по всем избирательным клубам Империи. Обычно я получал набросок речи – наверное, от Билла, хотя самого его больше не видел, – и доводил речь до ума. Ее забирал Родж – и вскоре приносил назад с одобрением. Иногда Бонфорт исправлял в ней кое-что; почерк его стал еще более неразборчивым.
Поправки Бонфорта я никогда не подвергал сомнению, а остальное просто выкидывал. Когда готовишь текст сам – выходит куда ярче и живей! Суть поправок я вскоре уловил: Бонфорт всегда убирал из речи лишние определения, делая ее резче – пусть жуют, как есть!
Похоже, у меня стало получаться – исправлений появлялось день ото дня меньше.
С ним я так и не встретился. Чувствовал, не смогу играть, увидев его беспомощным и слабым. И в нашем тесном кругу не одному мне противопоказаны были подобные встречи – Чапек больше не пускал к нему Пенни. Почти сразу после прибытия в Новую Батавию она загрустила и становилась все рассеянней и раздражительней. Под глазами ее проступили круги – похлеще, чем у енота. Я не знал, отчего. Решил, что предвыборная гонка, да еще тревога за здоровье Бонфорта – берут свое, однако прав оказался лишь отчасти. Чапек тоже заметил неладное и принял свои меры. Под гипнозом он обо всем расспросил ее, а затем вежливо, но твердо запретил посещать Бонфорта, пока я не закончу работу и не отправлюсь восвояси.
Бедная девочка чуть было не спятила. Она навещала тяжелобольного, которого давно и безнадежно любила, а затем ей приходилось возвращаться к работе с человеком, абсолютно похожим на него, говорящим его голосом, но пребывающим в добром здравии… Было, отчего начать меня ненавидеть!
Выяснив причину ее состояния, добрый старый док Чапек сделал ей успокоительное внушение и велел впредь держаться от комнаты больного подальше. Мне же никто ничего не сказал – не мое, видите ли, дело! Однако Пенни повеселела, былая привлекательность и работоспособность вновь вернулись к ней.
А между тем, это и меня касалось, черт возьми! Я уже два раза бросил бы все эти тараканьи бега, если бы не Пенни!
Требовалось еще посещать различные совещания. Экспансионисты являлись лишь ядром громадной, разношерстной коалиции, объединенной личным авторитетом Джона Джозефа Бонфорта. Теперь мне вместо него приходилось обольщать тамошних партийных «примадонн». К таким совещаниям меня готовили с особой тщательностью, и Родж, сидя за спиной, предупреждал мои возможные ошибки и отклонения. Но перепоручить это было некому.
Как-то, недели за две до всеобщих выборов, понадобилось распределить на таком собрании «тихие» округа. Таких, где мы имели стабильную поддержку, было от тридцати до сорока; использовали их для выдвижения в правительство нужного кандидата, или приобщения к нему своих сотрудников – Пенни, к примеру, приносила гораздо больше пользы, имея право выступать перед Великой Ассамблеей, присутствовать на закрытых заседаниях и тому подобное, – или для других партийных надобностей. Бонфорт и сам представлял один из «тихих» округов, что избавляло его от утомительной предвыборной гонки. Клифтон – тоже. И для Дэка такой нашелся бы, но его и так поддерживали собратья по ремеслу. Родж как-то намекнул, что стоит мне пожелать – и я, собственной персоной, попаду в списки следующего состава ВА.
Несколько таких «гнездышек» всегда приберегались, чтобы с помощью партийных «тягловых лошадок» сохранить за партией место в парламенте, или ввести в кабинет действительно знающего и нужного человека через дополнительные выборы, или еще для чего-нибудь.
Все это сильно смахивало на раздачу синекур – каждый бил себя в грудь, вспоминая заслуги перед партией, и Бонфорт вынужден был лавировать, стараясь накормить волков и сохранить овец при составлении списка кандидатов прежде, чем представить его в исполнительный комитет. Но это уже – последний рывок, бюллетени, в общем, готовы, осталось внести последние изменения.
Когда в кабинет мой ввалились Родж с Дэком, я вдохновенно трудился над очередной речью, велев Пенни никого не пускать, хотя бы началось землетрясение. Прошлым вечером Кирога выступал в Сиднее и выдал настолько дикое заявление, что представился весьма удачный случай выставить на всеобщее обозрение его ложь и как следует прищемить ему хвост. Я решил попробовать написать ответную речь собственноручно, не дожидаясь набросков, и надеялся на одобрение.
– Вот, слушайте!
Я зачитал им ключевой абзац.
– Как оно?!
– Да, – согласился Родж, – а шкурой Кироги мы дверь обобьем. Шеф, вот список по «тихим» округам, посмотрите. Его сдавать через двадцать минут.
– А, опять! Черт бы побрал эти совещания! Зачем он мне сейчас? Что-то с ним не так?
Я быстро просмотрел список. Все кандидаты были знакомы мне по ферли-храну, а некоторые и лично. Почему каждый из них попал сюда, я тоже знал…
И тут в глаза мне бросилось: Корпсмен, Уильям Дж.
Подавив приступ вполне понятной досады, я спокойно заметил:
– Родж, я смотрю, и Билл попал сюда.
– Да, верно. О нем я и хотел сказать. Понимаете, шеф, все мы знаем – у вас с Биллом нелады. Кроме Билла в этом никто не виноват. И все же… Вы еще не заметили, но у него просто гигантских размеров комплекс неполноценности, вот он и готов любому в глотку вцепиться. Таким образом мы это прекратим.
– Прекратите?
– Да. Он спит – и видит себя в парламенте, ведь все мы, кто с вами работает, – члены ВА. И Биллу это постоянно покоя не дает. Он сам как-то, после третьего бокала, жаловался, что он здесь – просто чернорабочий. Понятно, его это угнетает… Вы ведь не против, верно? А от партии не убудет; она одобряет и считает это умеренной платой за прекращение трений в штаб-квартире…
Я уже совсем успокоился.
– Но мне-то что за дело? С чего я буду возражать, если мистер Бонфорт так хочет?
Заметив быстрый взгляд, которым обменялись Родж с Дэком, я добавил:
– Ведь это он так хочет, верно?
– Родж, скажи ему, – сурово велел Дэк.
– Мы с Дэком сами так решили, – нехотя признался Клифтон. – Похоже, так будет лучше.
– Значит, мистер Бонфорт этого не одобряет? Вы его спрашивали?
– Нет.
– А почему?
– Шеф, ну нельзя его тревожить из-за каждого пустяка! Ведь он – старый, больной, измученный человек. Я решаюсь беспокоить мистера Бонфорта лишь по серьезнейшим политическим вопросам – а этот вовсе не таков! Тут мы и сами справимся.
– Тогда зачем вам мое мнение?
– Мы хотим, чтобы вы знали, кто, где и почему. Думали, вы поймете и согласитесь с нами…
– Я?! Вы просите от меня решения, словно я – сам мистер Бонфорт! Но я же – не он!
Я нервно забарабанил пальцами по столу – совсем как он:
– Если вопрос такого уровня, вам все же следует спросить его. А если все это неважно – зачем спрашивать меня?
Родж вынул изо рта сигару:
– Ну, хорошо. Я вас ни о чем не спрашивал.
– Нет!
– Э-э… Что вы имеете в виду?
– Я имею в виду «нет». Вы именно спрашивали, значит, в чем-то сомневаетесь. Так что – если хотите, чтобы я от имени Бонфорта представил этот список в исполнительный комитет, пойдите и спросите его самого!
Некоторое время они молча глядели на меня. Дэк со вздохом сказал:
– Да выкладывай уж все, Родж. Или давай я.
Я ждал. Клифтон вынул изо рта сигару:
– Шеф, у мистера Бонфорта четыре дня назад был удар. Его ни в коем случае нельзя беспокоить.
Я оцепенел. В голове вертелась старая песенка: «Там шпили башен терялись в облаках, дворцы сияли неземною красотою…»
Немного придя в себя, я спросил:
– А с головой у него как?..
– Полный порядок, но он измучен до смерти. Та неделя в плену совсем его подкосила, мы и не ожидали такого. Он двадцать четыре часа пробыл в коме. Сейчас пришел в себя, но полностью парализована левая сторона лица и, частично, – тела.
– А что говорит доктор Чапек?
– Полагает, все должно пройти, стоит тромбу рассосаться. Но и после его придется беречь от нагрузок. Шеф, он действительно серьезно болен. Завершать кампанию придется нам самим.
Я чувствовал, что выжат, как лимон, – то же было со мной, когда умер отец. Правда, я не видел Бонфорта, даже ничего не получал от него, кроме нескольких небрежных поправок в текстах. Однако, все это время я учился у него. И многое делало возможным для меня его присутствие за стеной…
Глубоко вздохнув, я проговорил:
– О'кей, Родж. Постараемся.
– Постараемся, шеф, – он поднялся, – собрание скоро начнется. Как с этим решим?
Он указал кивком на список по «тихим» округам. Я задумался. Может, Бонфорт и впрямь хотел бы утешить Билла, подарив ему право добавлять к фамилии «Достопочтенный»? Просто так – чтобы сделать его счастливым. Бонфорт на такие вещи мелочен не был – не заграждал ртов волам молотящим… В одном эссе о политике он писал: Не то, чтобы у меня был такой уж высокий интеллект. Весь мой талант в том, что я нахожу способных людей и не мешаю им работать.
– Родж, давно Билл у него работает?
– Уже четыре с лишним года.
Значит, его работа Бонфорта устраивала…
– С тех пор одни всеобщие выборы уже прошли, так? Почему же Бонфорт еще тогда не ввел Билла в ВА?
– Почему… Не знаю. Не поднимался как-то такой вопрос.
– А когда Пенни стала Достопочтенной?
– Три года назад. На дополнительных.
– Ну что ж, Родж, вот вам и ответ!
– Не совсем вас понимаю…
– Бонфорт в любое время мог сделать для Билла место в парламенте. Однако не стал. Так что – ставьте в список «подмену». Если мистер Бонфорт сочтет нужным, всегда успеет назначить дополнительные выборы после выздоровления.
Выражение лица Клифтона не изменилось. Он взял список, сказав лишь:
– Хорошо, шеф.

 

* * *
 

В тот же день Билл уволился – вероятно, Родж сообщил ему, что фокус не удался. Но узнав о его уходе, я чуть инфаркт не схватил: только теперь сообразил, что своим упрямством, возможно, поставил под удар всех. Я сказал об этом Роджу. Он покачал головой.
– Но он же знает все! Это с самого начала был его план! Он же столько грязи в стан Партии Человечества приволочет…
– Забудьте вы о нем, шеф. Тля он, конечно, раз бросил все в разгар компании, и слова-то другого не подберу. Вы, человек посторонний, и то так не поступили. Но – не шакал же! В его профессии не принято выдавать тайн клиентов, даже если навсегда распрощались.
– Ваши бы слова да богу в уши…
– Увидите. И не волнуйтесь понапрасну, работайте себе спокойно.
Следующие несколько дней прошли тихо. Я уже решил, что Клифтон знал Билла лучше, чем я. О нем никаких вестей не было; кампания близилась к концу и становилась все напряженнее. На разоблачение – ни намека. Я начал забывать об инциденте и с головой ушел в составление речей, выкладываясь целиком и полностью. Иногда мне помогал Родж, иногда я сам справлялся. Мистер Бонфорт шел на поправку, однако док Чапек прописал ему полный покой.
Началась последняя неделя кампании. Роджу понадобилось слетать на Землю – некоторые дыры издалека не залатать. Голоса уже, в основном, распределились, и работа на местах значила теперь больше, чем изготовление речей. Тем не менее, речи также были нужны, выступления на пресс-конференциях – тоже. Этим я и занимался, а помогали мне Дэк с Пенни. Конечно, с приходом опыта стало легче – на многие вопросы я отвечал теперь, даже не задумываясь.
Роджа ждали назад как раз к очередной пресс-конференции, проводившейся раз в две недели. Я надеялся, он поспеет к началу, хотя справился бы и сам. Пенни со всем необходимым вошла в зал первой и тихонько вскрикнула.
– Еще в дверях я увидел, что за дальним концом стола сидит Билл, но, как обычно, оглядев присутствующих, сказал:
– Доброе утро, джентльмены!
– Доброе утро, господин министр, – отвечали многие.
– Доброе утро, Билл, – добавил я, – вот уж не думал вас здесь встретить. Кого вы нынче представляете?
Воцарилась тишина. Каждый здесь знал, что Билл ушел от нас, а может, его ушли. Он же, ухмыляясь, ответил:
– Доброго утречка, мистер Бонфорт. Я – от синдиката Крейна.
Я уже сообразил, для чего он здесь, но изо всех сил постарался унять тревогу и не дать ему порадоваться моим испугом.
– Что ж, неплохая компания. Надеюсь, они вас оплачивают по заслугам. Итак, к делу. Вначале – письменные вопросы. Пенни, они у вас?
С этим я разделался в два счета, ответы были обдуманы заранее; потом, опустившись на стул, сказал:
– Ну что ж, джентльмены, будем закругляться? Или еще вопросы?
Задали еще несколько вопросов, и лишь однажды мне пришлось ответить: «Разъяснений не будет». Любому уклончивому ответу Бонфорт предпочитал честное «нет». Поглядев на часы, я заметил:
– На сегодня – все, джентльмены.
Но не успел подняться с места…
– Смайт! – крикнул Билл.
Я выпрямился, даже не взглянув в его сторону.
– Эй, «мистер Бонфорт»! Самозванец! Я к тебе обращаюсь, Смайт!
Билл был зол и кричал в полный голос.
На сей раз я взглянул на него с изумлением, как и полагалось важному политическому деятелю, которого оскорбили на людях. Билл ткнул в мою сторону пальцем; лицо его цветом напоминало свеклу:
– Ты самозванец! Актеришка! Обманщик!
Представитель лондонской «Таймс», сидевший справа от меня, шепнул:
– Сэр! Может, мне за охраной сбегать?
– Не нужно, – ответил я, – он, похоже, не опасен.
Билл нехорошо заржал:
– Ага, так я, по-твоему, не опасен, да?! С-час поглядим!
– Так я сбегаю все же, сэр, – настаивал «Таймс».
– Сидите, – резко ответил я. – Довольно, Билл. Уйдите лучше по-хорошему.
– Ага, сейчас; разбежался!
И он взахлеб принялся излагать основные детали всей истории. О похищении, равно как и о своем участии в подмене он ни словом не обмолвился, зато ясно дал понять, что увольнение его впрямую связано с нежеланием способствовать нашим махинациям. Подмена, по его словам, вызвана была болезнью Бонфорта, а сама болезнь – скорее всего – нашими происками.
Я слушал терпеливо. Большинство репортеров попервости сидели с видом сторонних наблюдателей семейного скандала, однако вскоре некоторые начали делать заметки в блокнотах, либо вытащили диктофоны.
Когда Билл замолк, я спросил:
– Билл, у вас все?
– А тебе мало?!
– Достаточно. Весьма сожалею, Билл. Это все, джентльмены. Теперь мне пора работать.
– Минуту, господин министр! – попросил кто-то. – Опровержение будет?
– А возбуждение судебного преследования за клевету?
Первый вопрос я решил обсудить позже.
– Нет, никакого преследования. Не хватало на старости лет судиться с больным человеком!
– Кто, я больной! – Билл так и взвыл.
– Успокойтесь, Билл. Что касается опровержения – не понимаю, что мне следует опровергать. Я видел, некоторые из вас делали записи, однако сомневаюсь, что ваши издатели опубликуют такую дичь. А если и найдется такой издатель – от моего опровержения весь этот анекдот станет только еще смешней. Вы, может, слышали о профессоре, потратившем сорок лет жизни на то, чтобы доказать: «Одиссею», вопреки общему мнению написал вовсе не тот самый Гомер, а другой древний грек, оказавшийся просто тезкой великого слепца?
Раздался вежливый смех. Я тоже улыбнулся и пошел к выходу. Билл бегом обогнул стол и ухватил меня за рукав:
– Шуточки шутить?!
Представитель «Таймс» – Экройд, кажется, – его оттащил.
– Спасибо, сэр. – Обращаясь к Корпсмену, я добавил:
– Билл, чего ты хочешь добиться? Я, как мог, старался уберечь тебя от ареста!
– Зови охрану, зови, если хочешь, обманщик! И поглядим, кого из нас скорее посадят! А как тебе понравится, если у тебя возьмут отпечатки пальцев?!
Я вздохнул и мысленно подвел черту под своей жизнью.
– Кажется, это уже не шутка. Джентльмены, пора с этим кончать. Пенни, милая, будь добра, пошли кого-нибудь за дактилоскопом.
Я понимал, что утоп. Но – черт возьми! – если даже ты тонешь на «Биркенхеде», стой у штурвала до последнего! Даже негодяи стараются умереть красиво.
Но Билл ждать не желал. Протянув руку, он сцапал стакан с водой, из которого перед этим я пару раз отхлебнул.
– К дьяволу дактилоскоп! Этого хватит.
– Я уже говорил вам, Билл: следите за языком в присутствии дамы! А стакан можете взять на память.
– Верно. Еще как возьму!
– Отлично. Берите и проваливайте. Иначе я в самом деле вызову охрану.
Корпсмен наконец убрался. Остальные хранили молчание.
– Извольте, я представлю отпечатки пальцев любому из вас!
Экройд поспешно ответил:
– Да к чему они нам, господин министр?!
– Как это «к чему»? Вам ведь нужны доказательства!
Я продолжал настаивать – Бонфорт поступил бы точно так же. К тому же – нельзя быть «слегка» беременным или «малость» разоблаченным. И еще я не хотел отдавать своих друзей в лапы Билла – хоть этим-то я еще мог им помочь.
За дактилом посылать не стали. У Пенни нашлась копировальная бумага, у кого-то из репортеров – «долгоиграющий» пластиковый блокнот, так что отпечатки вышли превосходно. Я распрощался и покинул зал.
Стоило нам дойти до приемной, Пенни тут же упала в обморок. Я донес ее до своего кабинета и уложил на диван, а сам сел за стол – и уж тут-то дал своему страху отдушину!
Весь день не могли мы прийти в себя. Пробовали заняться делами, но посетителей Пенни под благовидными предлогами отваживала. Вечером предстояло еще выступать по стерео, я уж всерьез подумывал отменить выступление. Однако в «Последних Новостях» за весь день ни слова не было о той злосчастной пресс-конференции. Я понял: репортеры тщательно проверяют отпечатки; рисковать не хотят – все же премьер-министр, необходимы самые серьезные доказательства. Тогда я решил все же выступить – не зря ж речь писал, да и время уже отведено. И даже с Дэком я не мог посоветоваться – он поехал зачем-то в Тихо-Сити…
Я сделал все, что мог, словно клоун на сцене объятого пламенем театра, старающийся не допустить в зале паники. Едва выключили запись, я спрятал лицо в ладони и разревелся. Пенни гладила меня по плечу, стараясь успокоить. С ней мы за весь день не сказали ни слова об утреннем происшествии.
Родж прибыл ровно в двадцать ноль-ноль по Гринвичу, то есть, сразу после моего выступления. Он тут же прошел ко мне, и я ровным, спокойным голосом выложил ему все. Слушал он меня тоже на удивление спокойно, пожевывая потухшую сигару.
Завершив рассказ, я умоляюще посмотрел на него:
– Родж, я должен был дать им отпечатки, понимаете? Не в характере Бонфорта отступать!
– Да вы не волнуйтесь, – ответил Родж.
– Что-о?!
– Не волнуйтесь, говорю. Ответ из Бюро Идентификации в Гааге принесет вам малюсенький, зато приятный сюрприз! А бывшему нашему другу – просто громадный, однако ужасно неприятный. И если он взял некую часть своих сребреников вперед, боюсь, как бы ему не пришлось вернуть их обратно. По крайней мере, искренне надеюсь, что этот аванс из него вытрясут.
Я не верил собственным ушам.
– Э-э… Родж, но они на этом не успокоятся! Есть куча других способов… «Общественная Безопасность», и прочее…
– Ну, за кого вы нас принимаете?! Шеф, я ведь знал, рано или поздно что-нибудь в этом роде произойдет обязательно. И с той секунды, как Дэк объявил о начале по плану «Марди Гра», началось глобальное заметание следов! Однако я почему-то не сказал об этом Биллу, он занимался чем-то другим…
Клифтон пососал свою потухшую сигару и, вынув изо рта, осмотрел:
– Бедолага Корпсмен…
Пенни ахнула и снова упала в обморок.

10

 

Наконец наступил решающий день. О Билле мы больше ничего не слышали; судя по спискам пассажиров, он покинул Луну на второй день после неудачного разоблачения. Может, где-нибудь в новостях о нем и упоминали, я не знаю. Кирога тоже ни словом о той пресс-конференции не обмолвился.
Мистер Бонфорт выздоравливал. Появилась надежда, что после выборов он вполне сможет приступить к выполнению обязанностей. Паралич еще давал о себе знать, но скрыть это ничего не стоило. Сразу после выборов Бонфорт отправится в отпуск – это у политиков в обычае – а на борту «Томми», вдали от посторонних глаз, я приведу себя в нормальный вид и полечу домой. У него же тем временем, как следствие напряженной предвыборной кампании, случится легкий удар.
Потом Роджу снова придется заняться разными там «отпечатками пальцев», но теперь это не к спеху.
В день выборов я был счастлив, словно щенок, забравшийся в шкаф для обуви. Работа завершена, остался последний выход – всего-то пара речей-пятиминуток для всеобщей сети: одна, со снисходительной констатацией собственной победы, и другая, где я встречаю поражение мужественно и с достоинством. Все! Записано последнее слово; я схватил Пенни в охапку и расцеловал. Она, похоже, не возражала!
Остался лишь выход на бис – вызывают! Перед расставанием меня, в своей собственной роли, пожелал посмотреть мистер Бонфорт. Я ничего против не имел. Теперь, когда все кончено, можно навестить его без всяких опасений. Изображать Бонфорта перед Бонфортом – ну не комедия ли? Хотя играть я намеревался на полном серьезе – ведь любая подлинная комедия, по сути своей, серьезна.
Дружная наша семейка собралась в верхней гостиной – мистер Бонфорт уже много дней не видел звездного неба и это его угнетало. Здесь же нам предстояло узнать, чем кончились выборы, и выпить за победу – либо утопить скорбь в вине и поклясться в следующий раз проделать все лучше. Только для меня следующего раза не будет – я в эти игры больше не играю. Не уверен, что вообще выйду еще раз на сцену; пьеса длиной в семь с хвостиком недель и без антрактов – это, считай, пятьсот обычных спектаклей! Ничего себе, марафончик?!
Его выкатили из лифта в кресле на колесах. Я не входил, пока Бонфорта не уложили поудобней на диван: вряд ли кому приятно быть слабым при постороннем. К тому же, на сцену следует выходить!
И тут я чуть не вышел из образа! Точь-в-точь мой отец! Сходство было чисто «домашним» – друг на друга мы походили гораздо больше, чем он или я на папашу, – однако несомненным. Да и возраст – уж очень он постарел; на глаз и не определишь, сколько ему. Волосы совсем седые, а исхудал-то!
Мысленно я пообещал помочь во время «отпуска» привести его в подходящий вид. Конечно, Чапек сможет нагнать ему недостающий вес, а если и нет – трудно ли сделать человека пополней с виду! Волосы его я сам подкрашу… Да еще об «ударе» задним числом сообщим – не прошел же он, в самом деле, бесследно! Эти недели – вон во что смогли его превратить! Но все же лишних поводов для сплетен о подмене давать не стоит.
Эти мысли прошли краем сознания; меня переполняли впечатления! Даже больной и слабый, Бонфорт сохранял всю свою величественность и силу духа! Он вызывал почти священный трепет! Можно почувствовать такое, стоя в первый раз у подножия памятника Аврааму Линкольну. Глядя, как Бонфорт лежит на диване, прикрыв левый бок шалью, вспоминал я и другую скульптуру – раненого льва в Люцерне. Даже в немощи сохранял он силу и гордость – «Гвардия умирает, но не сдается!»
Он посмотрел на меня и улыбнулся – теплой, ласковой, дружелюбной улыбкой (скольких трудов стоила она мне!) – и мановением здоровой руки пригласил подойти поближе. Я точно также улыбнулся в ответ и подошел. Рукопожатие его оказалось неожиданно сильным; голос звучал сердечно:
– Хорошо, что хоть напоследок встретились…
Говорил он немного неразборчиво. Вблизи видно было, что левая сторона его лица безжизненно обвисла.
– Высокая честь и большое счастье познакомиться с вами, сэр.
Говоря это, я с трудом удержался, и все же не отобразил следов паралича на своем лице. Бонфорт внимательно оглядел меня и усмехнулся:
– Вылитый я! Даже не верится, что мы и знакомы не были…
Я тоже оглядел себя:
– Пришлось постараться, сэр.
– «Постараться»… Да вы превосходны! И чудно же – смотреть на самого себя со стороны…
Мне стало вдруг мучительно больно: Бонфорт не осознает, насколько изменился он сам… Я для него и есть «он», а любое изменение – всего лишь следствие болезни, временное и преходящее, не заслуживающее внимания…
Он продолжал:
– Не затруднит вас походить немного по комнате, сэр? Хочу полюбоваться на себя… то есть, на вас… В общем, на нас. Хоть разок увижу себя со стороны.
Я прошелся по комнате, сказал что-то Пенни – бедная девочка потрясенно переводила взгляд с него на меня – взял бумагу со стола, погладил ключицу, затем – подбородок, поиграл Жезлом…
Он восхищенно наблюдал. Я добавил «на бис»: выйдя на середину, произнес одну из лучших его речей, не пытаясь повторять слово в слово – импровизировал, заставляя слова перекатываться с грохотом, как частенько делал он, а закончил любимой его фразой:
– Рабу нельзя дать свободу – он должен стать свободным. Нельзя и отнять свободу у человека – его можно всего лишь убить!
Все застыли в восхищении, а потом бешено зааплодировали. Сам Бонфорт хлопал здоровой рукой по дивану и кричал:
– Браво!
То были единственные аплодисменты, коих удостоился я в этой роли. Зато – какие!..
Бонфорт попросил меня придвинуть к дивану кресло и посидеть с ним. Заметив, что он смотрит на Жезл, я протянул его ему:
– Он на предохранителе, сэр.
– Ничего, я знаю, как с ним обращаться.
Осмотрев Жезл, Бонфорт вернул его мне. Я думал, оставит у себя. А раз так, надо будет передать потом через Дэка. Бонфорт начал расспрашивать о моей жизни, затем сказал, что меня на сцене ни разу не видел, однако хорошо помнит отца в роли Сирано. Говорил он с трудом; речь была достаточно ясной, но немного натянутой.
Он спросил, что я собираюсь делать дальше. Никаких планов у меня не было. Бонфорт кивнул и сказал:
– Посмотрим. У нас работы всегда невпроворот.
Но о плате ни слова не сказал, и это мне польстило.
Тут начался очередной отчет о результатах голосования, и Бонфорт перенес внимание на стереовизор. Голосование шло уже двое суток; в первую очередь высказывались жители внешних миров и неорганизованные избиратели; даже на самой Земле «день» выборов, в отличие от астрономического, растягивался аж на тридцать часов. Теперь мы слушали о ходе выборов в крупных, густонаселенных земных округах. Еще вчера мы на голову опережали противника, но Родж говорил, что это еще ничего не значит – внешние миры всегда поддерживали Экспансионистов, а решают все миллиарды землян, ни разу в жизни не покидавших родной планеты.
Однако важен был и каждый голос внешних миров. Партия Аграриев на Ганимеде одержала верх в пяти из шести тамошних округов; но это – наши, там Партия Экспансионистов даже для приличия не стала выставлять кандидатов. Куда больше опасений внушала Венера. Венерианцы раздроблены на дюжину непримиримых партий – в силу каких-то теологических разногласий, в которых сам черт ногу сломит. И все же мы рассчитывали на поддержку аборигенов – прямо сейчас, или позже – когда они сумеют все же договориться. А голоса внешников-землян и так практически все – за нас. К тому же, имперская установка, предписывающая аборигенам выдвигать в парламент только людей, была явной несправедливостью, с которой Бонфорт постоянно боролся – сей факт тоже должен был содействовать успеху на Венере. Хотя – не берусь сказать, сколько голосов мы потеряли из-за этого на Земле.
Гнезда Марса пока ограничивались присутствием в ВА своих наблюдателей, так что от Марса нам нужны были лишь голоса живущих там людей. У нас на Марсе была популярность, у противника – власть. Но после того, как честно посчитают голоса, они из своих кресел со свистом повылетают!
Дэк склонился над калькулятором рядом с Роджем. Тот, зарывшись в груду бумаг, что-то подсчитывал по своим собственным формулам. Дюжина с лишним вычислительных центров по всей Системе занимались сейчас тем же самым, однако Родж предпочитал собственный метод. Как-то он хвастал, что может просто прогуляться по округу, разнюхивая обстановку, и определить результат с точностью до двух процентов… А что – такой может.
Док Чапек сидел позади, сложив руки на животе. Поза его точь-в-точь повторяла позу дождевого червя на крючке. Пенни нервно расхаживала по комнате, разносила выпивку и в нетерпении гнула в руках какую-то шпильку. На нас с мистером Бонфортом она старалась не смотреть. До сих пор мне никогда не приходилось бывать на партийных посиделках в ночь выборов, и обстановка здесь значительно отличалась от чего бы то ни было. Все вокруг насквозь пронизано было уютной теплотой. Страсти улеглись. И, казалось, черт с ними, с результатами; мы сделали все, что могли, вокруг – друзья, и всеобщая приподнятость не нарушена будущими тревогами и заботами – она, совсем как глазурь на тех вон пирожных, приготовленных для банкета по случаю завершения выборов…
Никогда еще не было мне так хорошо.
Родж оторвался от своего листа, глянул на меня, затем – на мистера Бонфорта:
– Континент в нерешительности. Американцы пробуют воду, прежде, чем нырнуть; единственное, что их заботит – насколько глубоко.
– Можно уже сказать нечто определенное?
– Нет еще. Голосов-то у нас хватает, но количество мест в ВА еще не определилось – плюс-минус полдюжины.
Он поднялся:
– Пойду-ка я, в город прогуляюсь.
Вообще говоря, идти следовало мне, раз уж я был «мистером Бонфортом». В ночь выборов лидер партии просто обязан появиться с обходом в штаб-квартире, однако она была тем самым местом, где меня легко могли раскусить. «Болезнь» на время кампании избавляла меня от таких посещений; тем более не было смысла рисковать сейчас. Придется Роджу пожимать руки, раздавать улыбки направо и налево и позволять взвинченным бесконечной бумажной возней девушкам вешаться себе на шею.
– Через час вернусь.
Сначала банкет хотели организовать внизу, пригласив весь персонал, и конечно же – Джимми Вашингтона, но таким образом мистер Бонфорт лишался возможности в нем участвовать, а это никуда не годится. Поэтому вечеринку устроили для узкого круга посвященных. Я поднялся:
– Родж, я с вами. Поприветствую гарем Джимми Вашингтона. У них сейчас, небось, тоже праздник.
– Вы с ума сошли? Вовсе не обязательно…
– Но дело стоит того, так? И ничего страшного в этом нет.
Я обратился к мистеру Бонфорту:
– Как вы полагаете, сэр?
– Я бы пошел.
Спустившись на лифте, мы прошли чередой пустующих комнат. В них стояла мертвая тишина, но миновав мой кабинет и приемную Пенни, мы попали в форменный бедлам! Стереовизор, принесенный по случаю торжества, гремел во всю мощь, пол был усеян мусором, присутствующие кто выпивал, кто курил, кто – и то и другое сразу. Даже Джимми Вашингтон слушал отчет с бокалом в руке. Он его даже не пригубил – Джимми вообще не пил и не курил – скорее всего, кто-то просто сунул его ему в руки, а он из приличия взял. Джимми отлично умел вписаться в любую обстановку.
Я в сопровождении Роджа обошел всех, с искренней теплотой поблагодарил Джимми и извинился за то, что не могу задержаться подольше.
– Пойду, разложу старые косточки на чем-нибудь помягче, Джимми. Извинись за меня перед ребятами, хорошо?
– Слушаю, сэр. Вам и вправду необходимо следить за своим здоровьем, господин министр.
Я отправился обратно, а Родж пошел с поздравлениями дальше.
Едва я ступил на порог, Пенни прижала палец к губам, прося не шуметь. Бонфорт задремал, и стерео приглушили. Дэк, прислонясь ухом к динамику, записывал на большой лист бумаги сведения к приходу Роджа. Доктор Чапек сидел на том же месте. При виде меня он поднял свой бокал и кивнул.
Я попросил у Пенни скотча с водой и прошел на балкон. По часам ночь уже наступила; снаружи тоже было темно. Чуть ущербная, Земля нависала надо мной в окружении россыпи звезд – точь-в-точь бриллианты в витрине «Тиффани». Чтобы немного прийти в себя, я отыскал Северную Америку и попытался найти ту маленькую точку, что покинул несколько недель назад.
Вскоре я вернулся в комнату: слишком уж забирает это зрелище – лунная ночь. Чуть позже вернулся Родж и молча засел за бумаги. Бонфорт уже проснулся.
И вот настало время подведения итогов. Все затаили дыхание, изо всех сил стараясь не мешать Роджу с Дэком; минуты тянулись, словно часы. Наконец Родж отодвинул свое кресло от стола:
– Уффффф! Все, шеф, – сказал он, не оборачиваясь. – Наша взяла. Перевес – семь мест минимум. А может, и девятнадцать. А может, и больше тридцати!
Бонфорт ответил не сразу. Голос его звучал совсем тихо:
– Вы уверены?
– Абсолютно. Пенни, переключи на другой канал, посмотрим, что там делается.
Я не мог вымолвить ни слова. Прошел к дивану, присел рядом с Бонфортом; он, совсем как отец, похлопал меня по руке, и оба мы повернулись к стереовизору. Пенни сменила канал:
– …никаких сомнений, ребята! Восемь стальных черепушек с извилинами из вольфрама сказали «да», Кюриак сказал: «возможно»! Так что Партия Экспансионистов одержала решительную…
Другой канал:
– …занимать свой пост еще в течение ближайших пяти лет. Мистер Кирога показал результат гораздо ниже, однако его генеральный представитель в Новом Чикаго заявил, что сегодняшняя ситуация не может…
Родж поднялся и направился к видеофону. Пенни выключила звук. Диктор на экране безмолвно шевелил губами – повторял все то же самое, но в других выражениях.
Вернулся Родж, Пенни снова прибавила звук. Диктор еще продолжал, затем остановился и вгляделся в поданную ему записку. Наконец, широко улыбнувшись, он поднял глаза:
– Друзья! Сограждане! Предлагаю вашему вниманию выступление премьер-министра!
И тут пошла запись моей победной речи!
Я сидел, просто упиваясь ею. В голове царила невообразимая кутерьма, но эмоции – только приятные, до болезненности даже. Над этой речью я как следует потрудился, самому нравится. На экране я выглядел усталым, взмокшим, но торжествующим – точь-в-точь прямая трансляция!
Я как раз дошел до слов:
– Так идемте же – вместе – под стягами Свободы…
За спиной раздался стон.
– Мистер Бонфорт, что с вами?! Док! ДОК! Скорей сюда!
Мистер Бонфорт тщетно пытался дотянуться до меня своей здоровой рукой. Он хотел сказать что-то, но я не мог разобрать ни слова. Голос, и тело, отказывались служить ему, и даже его железная воля не могла заставить подчиняться слабеющую плоть.
Я подхватил его на руки – дыхание Чейн-Стокса… Вскоре он перестал дышать совсем.

 

* * *
 

Дэк с Чапеком погрузили тело в лифт. Я им помочь не мог. Родж подошел ко мне, потрепал по плечу, стараясь успокоить, затем тоже удалился. Пенни ушла вслед за ним. Оставшись в одиночестве, я опять вышел на балкон. Захотелось вдруг подышать свежим воздухом – на балконе он, конечно, был из того же кондиционера, но все же казался посвежей.
Они убили его. Враги расправились с ним вернее, чем если бы нож в сердце всадили! Несмотря на все наши усилия, они в конце концов дотянулись до него. «Убийство, более чем подлое!»
Я ощущал смерть внутри себя. Потрясение заставило оцепенеть: только что я видел «собственную» смерть; и мертвый отец вновь стоял перед глазами. Понятно, почему так редко удается спасти кого-нибудь из сиамских близнецов. Я был выкачан до отказа.
Не помню, долго ли я так стоял. К жизни меня вернул оклик Роджа:
– Шеф?
Я резко обернулся:
– Родж! Не зовите меня так больше! Ну, пожалуйста…
– Шеф, – настаивал он, – вы ведь знаете, что нужно делать, верно?
Закружилась голова. Лицо его расплывалось, словно в тумане. Я не знал, что нужно делать! Я не хотел этого знать!
– О чем вы?
– Шеф, человек умер, но представление продолжается! Вы не можете вот так спокойно уйти!
Бешено стучало в висках. Комната плыла перед глазами. Казалось, он раскачивается – ближе-дальше – ближе-дальше… Голос его давил, точно ветер:
– …отнять у него последний шанс окончить начатое! Вы должны сделать это ради него! Вы дадите ему вторую жизнь!
Я затряс головой, изо всех сил пытаясь собраться с мыслями:
– Родж, вы сами не понимаете, что несете! Это нелепо! Смешно! Я не политик, я всего лишь актер – до мозга костей! Я умею строить рожи и потешать публику – больше я ни на что не годен!
Я ужаснулся, осознав, что говорю его голосом. Родж, не отрываясь, смотрел на меня:
– По-моему, вы до сих пор великолепно справлялись.
Я старался говорить собственным голосом и обрести контроль над ситуацией:
– Родж, сейчас вы расстроены. Успокойтесь – ведь потом сами над собой посмеетесь! Верно – что б ни случилось, играй до конца. Но не в такую игру! Почему бы вам самому не принять эстафету? Выборы – за вами, и большинство в парламенте – тоже! Так занимайте кабинет и претворяйте его программу в жизнь! Чего вам еще?
Не отрывая взгляда от меня, Родж печально покачал головой:
– Я так и поступил бы, если б мог, все – именно, как вы говорите. Но я не смогу, шеф. Вы же помните, какая грызня поднималась на заседаниях исполнительного комитета. Только вы держали их в узде! Вся коалиция держится на силе духа и авторитете одного человека! И если вы просто отмахнетесь сейчас – все, ради чего он жил, ради чего умер, – пойдет прахом!
Возразить было нечего. Вероятнее всего, Родж прав; я за последние полтора месяца начал разбираться во всех этих пружинах и шестернях.
– Родж, хотя бы и так, но вы просите невозможного! Мы не провалились до сих пор только потому, что меня к каждому выходу готовили слишком тщательно. И то – чуть не поймали! А тянуть это неделю за неделей, месяц за месяцем, год за годом, если я вас правильно понял… Это нереально! Я просто не выдержу! Не могу!
– Можете!
Он, наклонившись ко мне, продолжал напористо:
– Мы все обдумали и возможные трудности представляем не хуже вас. Но мы дадим вам возможность врасти в него целиком! Для начала две недели – да что – две, месяц в космосе – если хотите! Дневники, записные книжки, школьные тетради наконец – вы им насквозь пропитаетесь! И не забывайте: с вами – мы!
Я молчал. Он продолжал:
– Послушайте, шеф, вы же прекрасно знаете: политик – вовсе не один человек, он – команда, сплотившаяся вокруг него, его убеждений и целей! Наша команда теперь без капитана, но сама-то она осталась! Просто нужен новый капитан!
С балкона шагнул в комнату Чапек. Когда он успел вернуться, я не заметил.
– Вы, док, я так понимаю, тоже «за»?
– Да.
– Вы просто обязаны, – добавил Родж. Чапек тихо проговорил:
– Я бы не стал так говорить… Но, надеюсь, вы сами придете к этому. А, черт побери, не хочу лезть к вам в душу… Я верю в свободу воли. Понимаю, странно, конечно, слышать из уст медика столь легковесный довод…
Он обратился к Клифтону:
– Лучше нам уйти пока, Родж. Он все понимает, так пусть решает сам.
Однако побыть в одиночестве мне не удалось – стоило им уйти, явился Дэк. Спасибо, хоть он не стал называть меня шефом.
– Привет, Дэк.
– Привет, привет…
Некоторое время он молча курил и глазел на звезды. Затем отвернулся от балкона:
– Старичок, мы с тобой на пару сработали кое-что. Теперь я знаю, чего ты стоишь, и так скажу: если тебе когда-нибудь понадобятся деньги, лишняя пара кулаков, или ствол – только свистни! Помогу всем, чем только можно, и безо всяких вопросов! Захочешь уйти сейчас – ни слова в упрек не скажу, и даже не подумаю удерживать. Ты идеально все провернул!
– Спасибо, Дэк.
– Еще словечко – и я испаряюсь. Пойми только: если ты решишь сейчас, что не в силах работать дальше, – те скоты, что устроили ему ту проклятую промывку мозгов, – выиграли! Выиграли, несмотря ни на что!
Он ушел.
Мозг мой был готов разорваться под напором самых противоречивых мыслей. Мне вдруг стало ужасно жаль себя: это нечестно, в конце концов! У меня – своя жизнь! Я еще в самом расцвете сил, сколько театральных успехов ждет меня! Ну, справедливо ли требовать, чтобы я похоронил самого себя, долгие годы играя в жизнь другого? Меня забудет публика, забудут агенты и продюсеры – словно я и вправду умру!
Это непорядочно. Они просят слишком многого.
Успокоившись малость, я решил не думать пока об этом. Земля-матушка, неизменно прекрасная, по-прежнему сияла в небе. Что-то там кроты поделывают в ночь после выборов? Марс, Венеру и Юпитер – точно для просушки развесили на веревочке Зодиака. Ганимеда, конечно, видно не было, как и далекого Плутона с его маленькой, одинокой колонией…
«Миры надежд» – называл их Бонфорт.
Но Бонфорт умер. Ушел от нас. Эти скоты отняли у него право, данное каждому из нас самой Природой, – и вот он мертв, задолго да назначенного срока.
И меня просят воссоздать его, подарить ему вторую жизнь…
Способен ли я на это? Смогу ли дорасти до его уровня? Чего он сам ждал бы сейчас от меня? И как поступил бы, окажись на моем месте?
Пока продолжалась кампания, я не раз задавал себе вопрос: «А что сделал бы Бонфорт?..»
Кто-то вошел. Оглянувшись, я увидел Пенни.
– Теперь вас послали? Уговаривать послали, да?
– Нет.
Добавить к этому она ничего не захотела, да и от меня, похоже, ничего не ждала… Мы даже не смотрели друг на друга. Молчание затягивалось и наконец я решился:
– Пенни! А если я попробую – ты мне поможешь?
– Да! Конечно, шеф, я помогу!
– Тогда я попробую.
Неловко как-то прозвучало….

 

* * *
 

Я написал все это еще двадцать пять лет назад – слишком уж ошеломлен был тем, что произошло. Изложил все, как было, и свою персону возвеличить ничуть не старался: писал лишь для себя, да еще – доктора Чапека. Чудно сейчас, через четверть века, читать эти сентиментальные, немного наивные строки – я был тогда почти юношей. Отлично помню этого молодого человека, хотя с трудом могу представить, что он – и есть я. Жена моя, Пенелопа, заявляет, что помнит его гораздо лучше – ведь больше она никогда никого не любила… Время свое берет.
Я обнаружил, что прежнюю жизнь Бонфорта помню лучше своей собственной – то есть, того юного бедолаги, Лоуренса Смита, или Великого Лоренцо, как он любил себя рекомендовать. Может, я не в своем уме? Шизофрения, или еще что-нибудь? Даже если так!.. Чтобы сыграть подобную роль, а затем подарить Бонфорту вторую жизнь – просто необходимо было, в некотором роде, сойти с ума и подавить в себе жалкого актера…
В общем, безумие, или еще что – однако я точно знаю, что был им когда-то, пока он еще существовал. Как актер, он не смог добиться особенного успеха – думаю, иногда его охватывало самое настоящее безумие. Да и умер он весьма нелепо: я храню пожелтевшую от времени вырезку, в которой говорится, будто он «найден мертвым» в номере одного из отелей Джерси-Сити: чрезмерная доза снотворного. Возможно, несчастный юноша пошел на это от отчаяния – его агент заявил, что предложений для него не поступало уже несколько месяцев. На мой взгляд, все же не следовало писать, будто он остался без работы. Если это и не клевета, то во всяком случае – жестокость! Датировка статьи, между прочим, доказывает, что ни в Новой Батавии, ни где-нибудь еще во время избирательной кампании пятнадцатого года он быть не мог.
Наверное, лучше просто сжечь эту бумажонку.
Из тех, кто знал правду, в живых сегодня – лишь Дэк, да Пенелопа. Да еще, пожалуй, те – убийцы Бонфорта.
Премьер-министром я побывал уже трижды, и нынешний срок, похоже, последний. В первый раз я слетел, когда мы все-таки ввели народы Венеры, Марса и спутников Юпитера в Великую Ассамблею. Они и по сей день имеют там представителей, а меня избрали снова. Люди не выносят реформ в больших дозах, иногда им нужна передышка, однако реформы остаются! Хотя перемен люди не желают, вовсе не желают… Да и ксенофобия пока дает о себе знать. Но все же мы идем вперед – куда деваться, раз уж хотим достичь звезд?
Снова и снова спрашиваю себя: «А что сделал бы Бонфорт?..» Не уверен, что всегда верно отвечаю на свой вопрос, хоть и являюсь крупнейшим в мире специалистом по Бонфорту, но, исполняя его роль, всегда стараюсь держаться на должном уровне. Много лет назад кто-то – кажется, Вольтер – сказал: «Если бы Сатане довелось занять место Бога, он счел бы необходимым перенять и атрибуты божественности».
А об утраченной профессии я никогда не жалел. Вообще-то я с ней и не расставался, тут Виллем был прав. Вдохновение не нуждается в аплодисментах, если пьеса стоящая, и я стараюсь по мере сил создать идеальное творение. Может быть, не совсем идеальным оно получается, однако отец мой наверняка сказал бы, что «спектакль – на уровне». Нет, я не жалею ни о чем, хотя и был не в пример счастливее прежде – по крайней мере, мне гораздо крепче спалось. Зато – какое громадное удовлетворение приносит добрая работа на благо миллиардов людей!
Возможно, их судьбы и не имеют высокого, вселенского смысла, однако все они наделены чувствами.
Они способны страдать.

 


Записаться на тренинг ТРИЗ по развитию творческого, сильного мышления от Мастера ТРИЗ Ю.Саламатова >>>

Новости RSSНовости в формате RSS

Статьи RSSСтатьи в формате RSS

Рейтинг – 215 голосов


Главная » Это интересно » Наука и техника » Роберт Хайнлайн ЗВЕЗДНЫЙ ДВОЙНИК
© Институт Инновационного Проектирования, 1989-2015, 660018, г. Красноярск,
ул. Д.Бедного, 11-10, e-mail
ysal@triz-guide.com, info@triz-guide.com
 
 

 

Хочешь найти работу? Jooble