Институт Инновационного Проектирования | Роберт Шекли Билет на планету Транай
 
Гл
Пс
Кс
 
Изобретателями не рождаются, ими становятся
МЕНЮ
 
   
ВХОД
 
Пароль
ОПРОС
 
 
    Слышали ли Вы о ТРИЗ?

    Хотел бы изучить.:
    Нет, не слышал.:
    ТРИЗ умер...:
    Я изучаю ТРИЗ.:
    Я изучил, изучаю и применяю ТРИЗ для решения задач.:

 
ПОИСК
 
 



 


Все системы оплаты на сайте








ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
сертификация инноваторов
инновационные технологии
БИБЛИОТЕКА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ
Это интересно
ПРОДУКЦИЯ
 

 


Инновационное
обучение

Об авторе

Отзывы
участников

Программа
обучения

Вопрос
Ю.Саламатову

Поступить на обучение

Общественное
объединение



Молодому инноватору

FAQ
 

Сертификация
специалистов

Примеры заданий

Заявка на
сертификацию

Аттестационная
комиссия

Список
аттестованных
инноваторов

Инновационное
проектирование

О компании

Клиенты

Образцы проектов

Заявка
на проект

Семинары

Экспертиза проектов

   

Книги и статьи Ю.Саламатова

Теория Решения Изобретательских Задач

Развитие Творческого Воображения

ТРИЗ в нетехнических областях

Инновации 
в жизни науке и технике

Книги по теории творчества

Архивариус РТВ-ТРИЗ-ФСА

Научная Фантастика
 
 
Статьи о патентовани
   

Наука и Техника

Политика

Экономика

Изобретательские блоги 

Юмор 
 
Полигон задач

ТРИЗ в виртуальном мире
медиатехнологий
       

Книги для
инноваторов

CD/DVD видеокурсы для инноваторов

Програмное обеспечение
инноваторов

Покупка
товаров

Отзывы о
товарах
           

Роберт Шекли Билет на планету Транай

 

Аннотация

 

«… – Я еду на Транай, – угрюмо сказал Гудмэн.
– Но туда невозможно добраться, – терпеливо начал объяснять агент. – Что вы рассчитываете там найти? Возможно, я мог бы помочь.
– Вы можете помочь мне, оформив билет хотя бы до…
– Вы ищете приключений? – перебил его агент, быстро окинув взглядом тощую сутулую фигуру Гудмэна. – Могу предложить планету Африканус‑II, доисторический мир, населенный дикими племенами, саблезубыми тиграми, человекоядными папоротниками; там есть зыбучие пески, действующие вулканы, птеродактили и все такое прочее. Экспедиции отправляются из Нью‑Йорка каждый пятый день, причем максимальный риск сочетается с абсолютной безопасностью. Вам гарантируется голова динозавра, иначе мы возвращаем деньги назад.
– Транай, – сказал Гудмэн. …»

Роберт Шекли

Билет на планету Транай

 

В один прекрасный июньский день высокий, худощавый, серьезного вида, скромно одетый молодой человек вошел в контору Межзвездного бюро путешествий. Он равнодушно прошел мимо яркого плаката, изображающего Праздник урожая на Марсе. Громадное фотопанно танцующих лесов на Триганиуме не привлекло его взгляда. Он оставил без внимания и несколько двусмысленную картину обряда рассвета на планете Опиукус‑ХI и подошел к столу агента.
– Я хотел бы заказать билет на планету Транай, – сказал молодой человек.
Агент закрыл журнал «Полезные изобретения», который он читал, и сдвинул брови.
– Транай? Транай? Это, кажется, одна из лун Кента‑IV?
– Нет, – ответил молодой человек. – Транай – планета, обращающаяся вокруг звезды, носящей то же название. Я хочу туда съездить.
– Никогда о ней не слышал. – Агент взял с полки Звездный каталог, туристскую звездную карту и справочник под названием «Редкие межпланетные маршруты».
– Так, – сказал агент уверенным голосом. – Каждый день приходится узнавать что‑то новое. Значит, вы хотите заказать билет на планету Транай, мистер…
– Гудмэн. Марвин Гудмэн.
– Гудмэн… Так вот, оказывается, Транай – одна из самых далеких от Земли планет, на краю Млечного Пути. Туда никто не ездит.
– Знаю. Вы оформите мне проезд? – спросил Гудмэн, и в голосе его послышалось подавляемое волнение.
Агент покачал головой.
– Никаких шансов. Даже нон‑скеды не забираются так далеко.
– До какого ближайшего пункта вы можете меня отправить?
Агент подкупающе улыбнулся.
– Зачем об этом беспокоиться? Я могу направить вас на планету, на которой будет все, чем располагает Транай, плюс такие дополнительные преимущества, как быстрое сообщение, сниженные цены, комфортабельные отели, экскурсии…
– Я еду на Транай, – угрюмо сказал Гудмэн.
– Но туда невозможно добраться, – терпеливо начал объяснять агент. – Что вы рассчитываете там найти? Возможно, я мог бы помочь.
– Вы можете помочь мне, оформив билет хотя бы до…
– Вы ищете приключений? – перебил его агент, быстро окинув взглядом тощую сутулую фигуру Гудмэна. – Могу предложить планету Африканус‑II, доисторический мир, населенный дикими племенами, саблезубыми тиграми, человекоядными папоротниками; там есть зыбучие пески, действующие вулканы, птеродактили и все такое прочее. Экспедиции отправляются из Нью‑Йорка каждый пятый день, причем максимальный риск сочетается с абсолютной безопасностью. Вам гарантируется голова динозавра, иначе мы возвращаем деньги назад.
– Транай, – сказал Гудмэн.
– Гм. – Клерк оценивающе взглянул на упрямо сжатый рот и немигающие глаза клиента. – Возможно, вам надоели пуританские правила на Земле? Тогда позвольте предложить вам путешествие на Альмагордо‑III – «Жемчужину южного звездного пояса». Наш десятидневный тур в кредит предусматривает посещение таинственного альмагордийского туземного квартала, восьми ночных клубов (первая рюмка за счет фирмы), осмотр цинталовой фабрики, где вы сможете с колоссальной скидкой купить настоящие цинталовые пояса, обувь и бумажники, а также осмотр двух винных заводов. Девушки на Альмагордо красивы, жизнерадостны и обезоруживающе наивны. Они считают туристов высшим и наиболее желанным типом человеческих существ. Кроме того…
– Транай, – повторил Гудмэн. – До какого ближайшего пункта вы можете меня доставить?
Клерк нехотя вытащил стопку билетов.
– Вы можете долететь на «Королеве созвездий» до планеты Легис‑II, затем пересесть на «Галактическую красавицу», которая доставит вас на Оуме. Там придется сделать пересадку на местный корабль, который останавливается на Мачанге, Инчанге, Панканге, Лекунге и Ойстере и высадит вас на Тунг‑Брадаре‑IV, если не потерпит аварию в пути. Затем на нон‑скеде вы пересечете Галактический вихрь (если удастся) и прибудете на Алумсридгию, откуда почтовая ракета летает до Белисморанти. Я слышал, что почтовая ракета все еще там курсирует. Таким образом, вы проделаете полпути, а дальше доберетесь сами.
– Отлично, – сказал Гудмэн. – Вы сможете приготовить необходимые бумаги к вечеру?
Агент кивнул.
– Мистер Гудмэн, – спросил он в отчаянии, – все‑таки что это за место – Транай?
На лице Гудмэна появилась блаженная улыбка.
– Утопия, – сказал он.
Марвин Гудмэн прожил большую часть жизни в небольшом городе Сикирке (штат Нью‑Джерси), которым в течение почти пятидесяти лет управляли сменяющие друг друга политические боссы. Большинство граждан Сикирка равнодушно относилось к коррупции среди всех слоев государственных служащих, игорным домам, баталиям уличных шаек, пьянству среди молодежи. Они апатично наблюдали, как разрушаются их дороги, лопаются старые водопроводные трубы, выходят из строя электростанции и разваливаются их обветшалые жилые здания, в то время как боссы строят новые большие дома, новые большие плавательные бассейны и утепленные конюшни. Люди к этому привыкли. Но только не Гудмэн.
Прирожденный борец за справедливость, он писал разоблачительные статьи, которые нигде не печатались, посылал в Конгресс письма, которые никем не читались, поддерживал честных кандидатов, которые никогда не избирались. Он основал «Лигу городского благоустройства», организацию «Граждане против гангстеризма», «Союз граждан за честные полицейские силы», «Ассоциацию борьбы с азартными играми», «Комитет равных возможностей для женщин» и дюжину других организаций.
Его усилия были безрезультатны. Апатичные горожане не интересовались этими вопросами. Политиканы открыто над ним смеялись, а Гудмэн не терпел насмешек над собой. В дополнение ко всем бедам его невеста ушла к горластому молодому человеку, который носил яркий спортивный пиджак и единственное достоинство которого заключалось в том, что он владел контрольным пакетом акций Сикиркской строительной корпорации.
Это был тяжелый удар. По‑видимому, девушку Марвина не беспокоил тот факт, что Сикиркская строительная корпорация подмешивала непомерное количество песка в бетон и выпускала стальные балки на несколько дюймов уже стандарта. Она сказала как‑то Гудмэну: «Боже мой, Марвин, ну и что такого? Так все делают. Нужно быть реалистом».
Гудмэн не собирался быть реалистом. Он сразу же ретировался в «Лунный бар» Эдди, где за рюмкой вина начал взвешивать привлекательные стороны травяного шалаша в зеленом аду Венеры.
В бар вошел старик с ястребиным лицом, державшийся очень прямо. По его тяжелой поступи человека, отвыкшего от земного притяжения, по бледному лицу, радиационным ожогам и пронзительным серым глазам Гудмэн определил, что это космический пилот.
– «Особый транайский», Сэм, – бросил бармену старый космонавт.
– Сию минуту, капитан Сэвидж, – ответил бармен.
– «Транайский»? – невольно вырвалось у Гудмэна.
– «Транайский», – сказал капитан. – Видно, никогда не слыхал о такой планете, сынок?
– Нет, сэр, – признался Гудмэн.
– Так вот, сынок, – сказал капитан Сэвидж. – Что‑то меня тянет на разговор сегодня, поэтому расскажу‑ка я тебе о благословенной планете Транай, там, далеко за Галактическим вихрем.
Глаза капитана затуманились, и улыбка согрела угрюмо сжатые губы.
– В те годы мы были железными людьми, управлявшими стальными кораблями. Джонни Кавано, и Фрог Ларсен, и я пробрались бы в самый ад ради тонны терганиума. Да, и споили бы самого Вельзевула, если бы в экипаже не хватало людей. То были времена, когда от космической цинги умирал каждый третий и тень Большого Дэна Макклинтока витала над космическими трассами. Молл Гэнн тогда еще хозяйничала в трактире «Красный петух» на астероиде 342‑АА, заламывала по пятьсот земных долларов за кружку пива, и люди давали, потому что это было единственное заведение на десять миллиардов миль в округе. В те дни шайка скарбиков еще промышляла вдоль Звездного пояса, а корабли, направлявшиеся на Проденгум, должны были лететь по страшной Прогнутой стрелке. Так что можешь себе представить, сынок, что я почувствовал, когда однажды высадился на Транае.
Гудмэн слушал, как старый капитан рисовал картину той великой эпохи, когда хрупкие корабли бросали вызов железному небу, стремясь ввысь, в пространство, вечно туда – к дальним границам Галактики.
Там‑то, на краю Великого Ничто, и находилась планета Транай.
Транай, где найден смысл существования и где люди уже не прикованы к Колесу! Транай – обильная, миролюбивая, процветающая, счастливая страна, населенная не святыми, не скептиками, не интеллектуалами, а людьми обычными, которые достигли Утопии.
В течение часа капитан Сэвидж рассказывал о многообразных чудесах планеты Транай. Закончив, он пожаловался на сухость в горле. «Космический катар», – назвал он это состояние, и Гудмэн заказал ему еще один «Транайский особый» и один для себя. Потягивая экзотическую буро‑зеленую смесь, Гудмэн погрузился в мечтания.
Наконец он мягко спросил:
– Почему бы вам не вернуться назад, капитан?
Старик покачал головой.
– Космический радикулит. Я застрял на Земле навсегда. В те дни мы понятия не имели о современной медицине. Теперь я гожусь лишь на сухопутную работу.
– А что вы сейчас делаете?
– Работаю десятником в Сикиркской строительной корпорации, – вздохнул старик. – Это я, который когда‑то командовал пятидесятитрубным клипером… Ох, уж как эти люди делают бетон! Может быть, еще по маленькой в честь красавицы Транай?
Они еще несколько раз выпили по маленькой. Когда Гудмэн покидал бар, дело было решено. Где‑то там, во Вселенной, найден модус вивенди, реальное осуществление древней мечты человека об идеальном обществе.
На меньшее он бы не согласился.
На следующий день он уволился с завода роботов в Ист‑Косте, где работал конструктором, и забрал свои сбережения из банка.
Он отправлялся на Транай.
На «Королеве созвездий» он долетел до Легис‑II, а затем на «Галактической красавице» – до Оуме. Сделав остановки на Мачанге, Инчанге, Панканге, Лекунге и Ойстере, которые оказались убогими местечками, он достиг Тунг‑Брадара‑IV. Без всяких инцидентов он пролетел сквозь Галактический вихрь и наконец добрался до Белисморанти, где кончалась сфера влияния Земли.
За фантастическую сумму лайнер местной компании перевез его на Дваста‑II, откуда на грузовой ракете он миновал планеты Севес, Олго и Ми и прибыл на двойную планету Мванти. Там он застрял на три месяца, но использовал это время, чтобы пройти гипнопедический курс транайского языка. Наконец он нанял летчика, который доставил его на планету Динг.
На Динге он был арестован как хигастомеритреанский шпион, однако ему удалось бежать в грузовом отсеке ракеты, возившей руду для г…Мори. На г…Мори ему пришлось лечиться от обморожения, теплового удара и поверхностных радиационных ожогов. Там же он договорился о перелете на Транай.
Он уже отчаялся и не верил, что попадет к месту назначения, когда корабль пронесся мимо лун Доэ и Ри и опустился в порту планеты Транай.
Когда открылись шлюзы, Гудмэн ощутил глубокую депрессию. Частично она объяснялась усталостью, неизбежной после такого путешествия. Но была и другая причина: его внезапно охватил страх оттого, что Транай может оказаться химерой.
Он пересек всю Галактику, поверив на слово старому космическому летчику. Теперь его повесть звучала уже не столь убедительно. Скорее можно поверить в существование Эльдорадо, чем планеты Транай, к которой его так влекло.
Он сошел с корабля. Порт Транай оказался довольно приятным городком. Улицы полны народу, и в магазинах много товаров. Мужчины похожи на обычных людей. Женщины весьма привлекательны.
И все же он почувствовал что‑то странное, что‑то неуловимое, но в то же время ощутимо необычное. Вскоре он понял, в чем дело.
Ему попадалось по крайней мере десять мужчин на каждую женщину, и что более странно: все женщины, которых он видел, были моложе 18 или старше 35 лет.
Что же случилось с женщинами от 18 до 35? Наложено ли какое‑то табу на их появление в общественных местах? Или была эпидемия?
Надо подождать, вскоре он все узнает.
Он направился в Идриг‑Билдинг, где помещались все правительственные учреждения планеты, и представился в канцелярии министра по делам иноземцев. Его сразу провели к министру.
Кабинет был небольшой и очень заставленный, на стенах синели странные потеки. Что сразу поразило Гудмэна, так это дальнобойная винтовка с глушителем и телескопическим прицелом, которая зловеще висела на стене. Однако раздумывать над этим было некогда, так как министр вскочил с кресла и энергично пожал ему руку.
Министр был полным веселым мужчиной лет пятидесяти. На шее у него висел небольшой медальон с гербом планеты Транай: молния, раскалывающая початок кукурузы. Гудмэн правильно определил, что это официальный знак власти.
– Добро пожаловать на Транай, – сердечно приветствовал его министр. Он смахнул кипу бумаг с кресла и пригласил Гудмэна сесть.
– Г‑н министр… – официально начал Гудмэн по‑транайски.
– Ден Мелит. Зовите меня просто Ден. Мы здесь не любим официальщины. Кладите ноги на стол и располагайтесь, как у себя дома. Сигару?
– Нет, спасибо, – сказал Гудмэн, слегка ошарашенный. – Мистер… эээ.... Ден, я приехал с планеты Земля, о которой вы, возможно, слышали.
– Конечно, слышал, – сказал министр. – Довольно нервное, суетливое место, не правда ли? Конечно, не хочу вас обидеть.
– Да‑да. Я придерживаюсь того же мнения о Земле. Причина, по которой я приехал… – Гудмэн запнулся, надеясь, что он не выглядит слишком глупо. – В общем, я слыхал кое‑что о планете Транай. И, поразмыслив, пришел к выводу, что все это, наверное, сказки. Но если вы не возражаете, я бы хотел задать несколько вопросов.
– Спрашивайте что угодно, – великодушно сказал Мелит. – Можете рассчитывать на откровенный ответ.
– Спасибо. Я слышал, что на Транае не было войн уже в течение четырехсот лет.
– Шестисот лет, – поправил его Мелит. – Нет, и не предвидится.
– Кто‑то мне сказал, что на Транае нет преступности.
– Верно.
– И поэтому здесь нет полиции, судов, судей, шерифов, судебных приставов, палачей, правительственных следователей. Нет ни тюрем, ни исправительных домов, ни других мест заключения.
– Мы в них просто не нуждаемся, – объяснил Мелит, – потому что у нас не совершается преступлений.
– Я слышал, – сказал Гудмэн, – что на Транае нет нищеты.
– О нищете и я не слыхивал, – сказал весело Мелит. – Вы уверены, что не хотите сигару?
– Нет, спасибо. – Гудмэн в возбуждении наклонился вперед. – Я так понимаю, что вы создали стабильную экономику без обращения к социалистическим, коммунистическим, фашистским или бюрократическим методам.
– Совершенно верно, – сказал Мелит.
– То есть ваше общество является обществом свободного предпринимательства, где процветает частная инициатива, а функции власти сведены к абсолютному минимуму.
Мелит кивнул.
– В основном на правительство возложены второстепенные функции: забота о престарелых, украшение ландшафта.
– Верно ли, что вы открыли способ распределения богатств без вмешательства правительства, даже без налогов – способ, основанный только на индивидуальном желании? – настойчиво интересовался Гудмэн.
– Да, конечно.
– Правда ли, что правительство Траная не знает коррупции?
– Никакой, – сказал Мелит. – Видимо, по этой причине нам очень трудно уговаривать людей заниматься государственной деятельностью.
– Значит, капитан Сэвидж был прав! – воскликнул Гудмэн, который уже не мог сдерживаться. – Вот она, Утопия!
– Нам здесь нравится, – сказал Мелит.
Гудмэн глубоко вздохнул и спросил:
– А можно мне здесь остаться?
– Почему бы и нет? – Мелит вытащил анкету. – У нас нет иммиграционных ограничений. Скажите, какая у вас профессия?
– На Земле я был конструктором роботов.
– В этой области возможностей для работы много. – Мелит начал заполнять анкету. Его перо выдавило чернильную кляксу. Министр небрежно кинул ручку в стену. Она разбилась, оставив после себя еще один синий потек.
– Анкету заполним в следующий раз, – сказал он. – Я сейчас не в настроении этим заниматься. – Он откинулся на спинку кресла. – Хочу вам дать один совет. Здесь, на Транае, мы считаем, что довольно близко подошли к Утопии, как вы выразились. Но наше государство нельзя назвать высокоорганизованным. У нас нет сложного кодекса законов. Мы живем, придерживаясь нескольких неписаных законов, или обычаев, если хотите. Вы сами узнаете, в чем они заключаются. Хочу вам посоветовать, это, конечно, не приказ, их соблюдать.
– Конечно, я буду это делать, – с чувством сказал Гудмэн. – Могу вас заверить, сэр, что я не имею намерения угрожать какой‑либо сфере вашего рая.
– О, я не беспокоюсь насчет нас, – весело улыбнулся Мелит. – Я имел в виду вашу собственную безопасность. Возможно, моя жена тоже захочет вам что‑либо посоветовать.
Он нажал большую красную кнопку на письменном столе. Перед ними возникло голубоватое сияние. Сияние материализовалось в красивую молодую женщину.
– Доброе утро, дорогой, – сказала она Мелиту.
– Скоро вечер, – сказал Мелит. – Дорогая, этот юноша прилетел с самой Земли и хочет жить на Транае. Я ему дал обычные советы. Можем ли мы что‑нибудь еще для него сделать?
Г‑жа Мелит немножко подумала и потом спросила Гудмэна:
– Вы женаты?
– Нет, мадам, – ответил Гудмэн.
– В таком случае ему надо познакомиться с хорошей девушкой, – сказала г‑жа Мелит мужу. – Холостая жизнь не поощряется на Транае, хотя она, безусловно, не запрещена. Подождите… Как насчет той симпатичной Дриганти?
– Она помолвлена, – сказал Мелит.
– В самом деле? Неужели я так долго находилась в стасисе? Дорогой, это не слишком разумно с твоей стороны.
– Я был занят, – извиняющимся тоном сказал Мелит.
– А как насчет Мины Вензис?
– Не его тип.
– Жанна Влэй?
– Отлично! – Мелит подмигнул Гудмэну. – Очаровательная молодая женщина. – Он вынул новую ручку из ящика стола, записал на бумажке адрес и протянул его Гудмэну. – Жена позвонит ей, чтобы она вас ждала завтра.
– И обязательно как‑нибудь заходите к нам на обед, – сказала г‑жа Мелит.
– С удовольствием, – ответил Гудмэн, у которого кружилась голова.
– Рада была с вами познакомиться.
Тут Мелит нажал красную кнопку. Г‑жа Мелит пропала в голубом сиянии.
– Пора закрывать, – заметил Мелит, взглянув на часы. – Перерабатывать нельзя, не то люди станут болтать. Заходите как‑нибудь, и мы заполним анкеты. Вообще вам, конечно, следовало бы нанести визит Верховному Президенту Бергу в Национальный дворец. Или он сам вас посетит. Только смотрите, чтобы эта старая лиса вас не обманула, и не забудьте насчет Жанны.
Он хитро подмигнул Гудмэну и проводил его до двери.
Через несколько секунд Гудмэн очутился один на тротуаре.
– Это Утопия, – сказал он себе. – Настоящая, действительная, стопроцентная Утопия.
Правда, она была не лишена странностей.

Гудмэн пообедал в небольшом ресторане, а затем устроился в отеле неподалеку. Приветливый дежурный проводил его в номер, где Гудмэн сразу же растянулся на постели. Он устало потер глаза, пытаясь разобраться в своих впечатлениях.
Столько событий за один день – и уже много непонятного. Например, соотношение мужчин и женщин. Он собирался спросить об этом Мелита.
Но, возможно, у Мелита и не стоило спрашивать, потому что он сам был со странностями. Например, почему он кидал ручки в стену? Разве такое может позволить себе зрелый и ответственный государственный деятель? К тому же жена Мелита…
Гудмэн уже догадался, что г‑жа Мелит вышла из дерсин‑стасисного поля: он узнал характерное голубое сияние. Дерсин‑поле применялось и на Земле. Иногда были веские медицинские причины для того, чтобы прекратить на время всякую деятельность организма, рост и распад. Например, если пациенту требовалась особая вакцина, которую можно было достать лишь на Марсе, такого человека просто‑напросто помещали в стасисное поле, пока не прибывала вакцина.

Конец ознакомительного фрагмента.

 


Записаться на тренинг ТРИЗ по развитию творческого, сильного мышления от Мастера ТРИЗ Ю.Саламатова >>>

Новости RSSНовости в формате RSS

Статьи RSSСтатьи в формате RSS

Рейтинг – 397 голосов


Главная » Это интересно » Научная фантастика » Роберт Шекли Билет на планету Транай
© Институт Инновационного Проектирования, 1989-2015, 660018, г. Красноярск,
ул. Д.Бедного, 11-10, e-mail
ysal@triz-guide.com, info@triz-guide.com
 
 

 

Хочешь найти работу? Jooble