Институт Инновационного Проектирования | Нивен Ларри Волк в машине времени
 
Гл
Пс
Кс
 
Изобретателями не рождаются, ими становятся
МЕНЮ
 
   
ВХОД
 
Пароль
ОПРОС
 
 
    Слышали ли Вы о ТРИЗ?

    Хотел бы изучить.:
    Нет, не слышал.:
    ТРИЗ умер...:
    Я изучаю ТРИЗ.:
    Я изучил, изучаю и применяю ТРИЗ для решения задач.:

 
ПОИСК
 
 



 


Все системы оплаты на сайте








ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
сертификация инноваторов
инновационные технологии
БИБЛИОТЕКА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ
Это интересно
ПРОДУКЦИЯ
 

 


Инновационное
обучение

Об авторе

Отзывы
участников

Программа
обучения

Вопрос
Ю.Саламатову

Поступить на обучение

Общественное
объединение



Молодому инноватору

FAQ
 

Сертификация
специалистов

Примеры заданий

Заявка на
сертификацию

Аттестационная
комиссия

Список
аттестованных
инноваторов

Инновационное
проектирование

О компании

Клиенты

Образцы проектов

Заявка
на проект

Семинары

Экспертиза проектов

   

Книги и статьи Ю.Саламатова

Теория Решения Изобретательских Задач

Развитие Творческого Воображения

ТРИЗ в нетехнических областях

Инновации 
в жизни науке и технике

Книги по теории творчества

Архивариус РТВ-ТРИЗ-ФСА

Научная Фантастика
 
 
Статьи о патентовани
   

Наука и Техника

Политика

Экономика

Изобретательские блоги 

Юмор 
 
Полигон задач

ТРИЗ в виртуальном мире
медиатехнологий
       

Книги для
инноваторов

CD/DVD видеокурсы для инноваторов

Програмное обеспечение
инноваторов

Покупка
товаров

Отзывы о
товарах
           

Нивен Ларри Волк в машине времени

 

В старой камере расширения не было приборов точного управления, но Светц не огорчился. -Его отрядили на охоту не за каким-то определенным вымершим животным. Ра Чен велел поймать первое, что попадется на глаза.
Светц направил камеру в предындустриальную Америку, в центр континента, в тысячный год до атомной эры. Там должно быть больше животных, чем людей. Может быть, повезет встретить бизона.
Подойдя к окну, Светц увидел бескрайнюю белую равнину.
Он не рассчитывал прибыть в середине зимы.
Первой его мыслью было вернуться в поток времени и замкнуть контур прерывания - задать новую дату и попытать счастья еще раз. Но контур перерывания - техническая новинка, еще не испытанная в реальных условиях, а Светц не горел желанием стать первым испытателем.
Кроме того, поездка в прошлое стоит более миллиона коммерческих единиц, а использование контура прерывания удвоит расходы. Ра Чен будет недоволен.
Едва открыв дверь, Светц промерз до костей. Перед ним расстилалась белая гладкая равнина. Вдали маячила какая-то белая фигура. Светц выстрелил в нее растворимым анестезирующим кристаллом.
Оседлав летучий посох, он полетел за добычей. Теперь, когда животное не двигалось, его было нелегко отыскать в снегу. Только краснела раскрытая пасть и чернели подушечки на лапах. Светц предположил, что это полярный волк.
Отличный экспонат для вивария! Светц был рад любому животному, которое позволило бы ему поскорее покинуть эту дикую мерзлоту. Он остался чрезвычайно доволен собой. Путешествие оказалось коротким и не-трудным.
В камере Светц завернул спящее животное в прозрачный пластиковый мешок и плотно запечатал. Он
пристегнул волка к вогнутой стене камеры расширения, и а сам устроился у противоположной стены. Камера расширения устремилась в направлении, перпендикулярном всем другим направлениям. Как всегда, взбесилась гравитация.
Голову Светца тоже покрывал прозрачный пластиковый мешок, края которого кренились к шее. Светц отклеил пластик от кожи и сбросил шлем. Он не нужен: работает система кондиционирования воздуха.
А волку не обойтись без такого мешка. Он не может дышать воздухом индустриальной эры. Без фильтра, задерживающего яды, животное задохнется и умрет. В современном Светцу мире волк был вымершим видом.
Снаружи время неслось с бешеной скоростью. Здесь, в камере, оно ползло. Устроившись в углублении стены, Светц разглядывал волка, прижатого тяготением к противоположной стене, вернее потолку.
Светц никогда не встречал живого золка. Он видел только картинки в детских книгах, похищенных из далекого прошлого. Почему же волк кажется таким знакомым?
Животное было крупное, величиной почти с Энвила Светца. Правда, сам Светц не отличался крепким сложением. Животное тяжело дышало, бока его вздымались. Из раскрытой пасти, полной острых белых зубов, свисал длинный красный язык.
Как у собаки, вспомнил Светц. Как у собак в виварии, на клетке которых вывешена табличка:
СОБАКА Современный вид
Собаки - единственные животные в виварии, помещенные под стекло ради спокойствия людей. Ни одно животное не может дышать воздухом окружающей среды, а собаки дышат свободно.
Современную собаку в прямом смысле слова создал человек. Лоренс Уош Портер жил в конце индустриальной эпохи, между пятидесятыми и сотыми годами постатомной эры, когда миллиарды людей умирали от легочных заболеваний и лишь миллионы приспосабливались к жестоким условиям и выживали, но Портер решил спасти собак. Почему именно собак? Мотивы его выбора остались невыясненными, но само по себе поведение свидетельствовало о гениальности. Портер взял по одному представителю каждой породы и беспорядочно скрещивал их в течение нескольких поколений. Больше никогда не будет выставок собак: на Земле не осталось ни одной чистопородной собаки. Зато гибрид оказался жизнеспособным. Намеренно одворняженные собаки легко дышали воздухом индустриальной эры, богатым оксидами углерода, азота, приправленным для остроты сырым бензином и серной кислотой.
Собак отгородили стеклом, потому что люди боялись их. Почти все животные вымерли. Люди тысяча сотого года постатомной эры не любили животных.
Волки и собаки... Вполне возможно, что волк - предок собаки. Светц поднял глаза к спящему волку и задумался. Животное было одновременно и похоже, и не похоже на собаку. Собаки улыбались людям из-за стекла и виляли хвостами. Они любили людей. А волк даже во сне...
Светц вздрогнул. Ему многое не нравилось в его профессии, но больше всего - полет домой один на один с незнакомым и опасным вымершим животным. В первый раз плененный им конь серьезно повредил панель управления. В последний раз страус ударил Светца ногой и сломал ему четыре ребра.
Волк беспокойно зашевелился, и что-то в нем переменилось.
Перемены продолжались: морда зверя укоротилась, странным образом вытянулись передние лапы, стали длиннее пальцы, обозначились стопы и ладони. У Светца перехватило дыхание.
Снова вздохнув, он мгновенно забыл о волке. Он почувствовал, что задыхается. Нацепив фильтрующий шлем, он бросился к приборам.
Шатаясь, Светц вышел из камеры расширения, сделал три шага и упал. Из двери камеры вытекал невидимый яд. Солнце садилось в оранжевые облака.
Светц лежал, корчась и хватая ртом воздух. Под ним был живой ковер: зеленый, влажный, пахнущий цветами. Светц не узнал этот запах и не сразу понял, что ковер живой. Ему было не до того. Он знал одно: система кондиционирования воздуха пыталась его убить, и, судя по его состоянию, попытка оказалась почти успешной.
Он был недалеко от дома. Когда в воздухе появился яд, на календаре был тридцатый год постатомной эры. Светц помнил, как схватился за выключатель контура прерывания и принялся ждать. Ядовитый зловонный воздух царапал ноздри и горло. Светц ждал двадцать лет, ощущая каждую секунду. В пятидесятом году постатомной эры он щелкнул выключателем и, задыхаясь, выскочил из камеры.
Пятидесятый год постатомной эры. По крайней мере, индустриальная эпоха. Можно свободно дышать.
Это все конь, подумал Светц без тени удивления. Три года назад конь яростно вонзил свой витой рог в панель управления. Бригада обслуживания должна была устранить неисправность и, кажется, устранила.
Наверное, какой-то прибор износился.
"А как он смотрел на меня, когда я проходил мимо клетки! Я знаю, что он найдет способ мне отомстить", - подумал Светц, заметив, что до сих пор держит в руке фильтрующий шлем.
Вокруг все было зелено. Сырой зеленый ковер под ним был живой. Он рос из черной земли. Из земли поднимался корявый и шершавый столб, разветвлялся, а на ветвях висели грозди желтых и красных лоскутков, похожих на бумажные. Куча мятых листков цветной бумаги валялась у основания столба. Над головой что-то пролетело, судя по неуверенному полету - не самолет.
Все кругом живое. Предындустриальная дикость.
Светц поспешно надел шлем и прижал клейкие края к шее. Ему повезло: до сих пор не потерял сознание. Светц ждал, когда шлем наполнится воздухом. Изготовленный из материала, обладающего избирательной проницаемостью по отношению к газам, шлем будет пропускать внутрь и выпускать наружу нужные газы, создавая смесь...
Светц, задыхаясь, отрывал пластик от кожи. Стянув шлем с головы, он смял его и, разрыдавшись, бросил на землю. Сначала кондиционер, теперь шлем! Неужели кто-то испортил и то и другое? И календарь врет: до пятидесятого года постатомной эры по крайней мере сто лет.
Кто-то хотел его убить.
Светц в страхе озирался. На холме, покрытом зеленым ковром, он увидел прямоугольный объект, скорее всего искусственный, выкрашенный в бледно-зеленые тона. Значит, здесь есть люди, и можно...
Нет, просить о помощи нельзя. Кто ему поверит? И кто сумеет помочь? Его единственная надежда - камера расширения. И времени в его распоряжении крайне мало.
Камера расширения стояла на расстоянии нескольких ярдов, на ее выпуклой стене чернел открытый люк, другая стена растворялась в неизвестном измерении. Она была соединена с основной частью машины времени, которая находилась в тысяча сто третьем году постатомной эры, но человеческое зрение не способно было проследить эту связь.
У люка Светц задержался. Единственное, что он мог сделать, - прекратить работу кондиционера. Задержать дыхание и...
Запах яда улетучился. Светц понюхал воздух: да, воздух чист. Запас яда в системе кондиционирования исчерпался, растворившись в чистом воздухе. Ни к чему ломать кондиционер. У Светца от облегчения подогнулись колени.
Он влез в камеру.
Увидев, что фильтрующий пакет пуст и разорван, Светц вспомнил о волке. И тут к нему шагнул чужак, покрытый жесткой густой шерстью. Вращая желтыми глазами, он протянул к Светцу когтистые лапы.
Было темно. На востоке показались первые звезды, а на западе все еще горело густо-красное зарево. В воздухе носились какие-то запахи. Поднималась полная луна.
Шатаясь и истекая кровью, Светц взбирался на холм.
Дом на холме был большой и старый. По городским меркам, в два этажа высотой и в квартал длиной и шириной. Странной формы, словно его строил сумасшедший архитектор, каждый день изменяя проект. На окнах верхнего этажа стояли решетки из кованого железа, к ставням были приколочены железные крючья и петли, и все железо покрывала краска пыльно-зеленого цвета. Закрытые деревянные ставни, сквозь которые не пробивался ни один лучик света, были окрашены зеленой краской другого оттенка.
В дверь могло войти живое существо ростом в двенадцать футов. Светц ухватился обеими руками за огромную щеколду и потянул изо всех сил, но щеколда даже не пошевелилась. Светц принялся искать дверной глазок или звонок, но напрасно. Как же дать обитателям дома знать, что к ним кто-то пришел? Светц застонал.
Может быть, в доме никого нет. Что это за дом? Он слишком велик для одной семьи и выглядит слишком необжитым, чтобы можно было принять его за гостиницу. Может, это склад или мастерская. Что здесь хранят или производят?
Светц оглянулся на камеру расширения. Из нее шел слабый свет. А по зеленому ковру, покрывающему холм, передвигались какие-то тени.
Несколько смутных теней.
Кажется, они приближаются.
Светц забарабанил в дверь кулаками. Ответа не было. Светц заметил вверху блестящий металлический предмет. Он тронул его рукой, потянул и отпустил. Раздался звон.
Светц оттянул молоток обеими руками и отпустил, потом еще и еще раз. Должен же хоть кто-то его услышать.
Что-то просвистело над ухом и тяжело ударилось в дверь. Светц обернулся и тут же пригнулся. Ему в лицо летел камень величиной с кулак. Белые тени были совсем близко - двуногие сутулые существа.
Они были одновременно похожи и не похожи на людей.
Дверь открылась.
Девушка была совсем молоденькая, не старше шестнадцати лет. Очень бледная кожа, совершенно белые волосы и брови. На ней была длинная рубаха без рукавов. С сердитым и заспанным видом она толкнула тяжелую дверь.
И увидела Светца.
- Спаси меня! - сказал Светц.
Ее глаза распахнулись, а уши вздрогнули. Она сказала что-то, что Светц с трудом понял: девушка говорила на староамериканском языке.
- Кто ты?
Ее можно было понять. В то время не носили одежды, которая была на Светце. А кроме того, его рубаха была разорвана до пояса, и кожа под ней тоже. Четыре параллельные кровавые полосы тянулись по лицу и груди.
Зира обучала Светца говорить по-американски. Он старательно выговорил:
- Я путешественник. Животное, какое-то чудовище, выгнало меня из машины.
Очевидно, смысл его слов дошел до девушки.
- Бедняга! А что за животное?
- Как человек, но все волосатое, с ужасным лицом, а когти, когти!
- Я вижу их следы.
- Не знаю, как он вошел, - Светц повел плечами. Нет, нельзя рассказывать ей об этом. Если он скажет, что волк превратился в гуманоида-вампира, она примет его за сумасшедшего. - Он успел только оцарапать меня. Если бы у меня было оружие, я бы справился с ним. У вас есть базука?
- Какое смешное слово! Думаю, что нет. Входи. - Она взяла Светца за руку и, когда он вошел, закрыла за ним дверь. - Тролли не тронули тебя?
- Тролли?
- Ты странный человек, - сказала девушка, оглядывая его. - У тебя странный вид, странный запах, чудная походка. Наверное, ты пришел издалека.
- Да, я живу очень далеко.
Светц был на грани обморока. Он понимал, что, попав в дом, очутился в безопасности, но отчего волосы на затылке встают дыбом?
- Меня зовут Светц, - продолжал он, - а тебя?
- Рона, - она улыбнулась, не пугаясь его странного вида, а Светц должен был казаться ей очень странным, потому что и она казалась странной ему.
У нее была белая, как снег, кожа и седые, как у столетней старухи, густые длинные волосы. Нос, широкий и плоский, обезобразил бы лицо любой другой девушки, но на лице Роны он непонятно почему казался очень уместным. Это необычное лицо не портили ни большие, заостренные кверху уши, ни слишком широко посаженные глаза, ни улыбка от уха до уха. Она даже понравилась Светцу. В этой улыбке было любопытство и радость жизни, и потому она не казалась слишком широкой. Крепкое пожатие руки было дружелюбным и ободряющим, хотя ногти неприятно поражали длиной и остротой.
- Тебе нужно отдохнуть, Светц, - сказала девушка. - Родители проснутся не раньше, чем через час. Они, наверное, знают, как тебе помочь. Пойдем, я покажу тебе твою комнату.
Они пересекли столовую, в центре которой стоял огромный прямоугольный стол, окруженный стульями с высокими спинками. На краю стола Светц увидел большую микроволновую печь, а рядом - блюдо с чем-то красным. Предметы, лежавшие на блюде, по форме напоминали конусы, а размером были в руку сильного мужчины от локтя до плеча. На широком конце каждого конуса было белое пятнышко. Светц не знал, что это, но цвет пищи - цвет крови ему не понравился.
- О! - воскликнула Рона. - Я забыла спросить: хочешь есть?
Светц почувствовал, что голоден.
- У вас есть дрожжи?
- Я не знаю, что это такое. Вот это, на блюде, - не дрожжи? У нас ничего больше нет.
- Не будем об этом, - у Светца сжалось горло от одной мысли о том, что придется есть пищу такого цвета.
У дверей комнаты, куда привела его Рона, Светц едва не упал. Комната оказалась просторной, кровать - достаточно широкой, но непривычно низкой и без одеяла. Девушка помогла Светцу лечь.
- Вон там - ванная комната. Когда отдохнешь - умоешься. Спи, Светц. Часа через два я тебя позову.
Светц откинулся на подушку. Комната закружилась перед глазами. Он слышал, как девушка вышла. Какая она странная! И каким странным должен быть он сам в ее глазах! Хорошо, что она никого не позвала на помощь. Врач тут же заметил бы разницу.
Светц не предполагал, что первобытные люди так разительно отличаются от людей индустриальной эпохи. Наверное, за тысячу лет в процессе приспособления к изменениям в составе воды и воздуха, к присутствию в пище ДДТ и других соединений организм человека претерпел значительные изменения. В этот период вымерли животные, исчезли съедобные растения, усилилась зависимость человека от лекарственных веществ, уменьшились физические нагрузки, повысился уровень шума. Неудивительно, что люди индустриальной эры не похожи на первобытных. Счастье, что человечество вообще выжило в таких условиях.
Рона не испугалась того, что Светц такой странный, не почувствовала отвращение при виде его ран. Ей было весело и любопытно. Без лишних расспросов она пришла Светцу на помощь. Он был ей за это благодарен.
Светц плохо спал: болели царапины, грязная одежда липла к телу, мучили кошмары. Кто-то большой и страшный, полузверь-получеловек, тянулся когтистыми лапами к его лицу. Сон повторялся снова и снова. В какой-то момент Светц проснулся, пытаясь распознать незнакомый мускусный запах, преследовавший его во сне. Напрасно. Он принялся разглядывать комнату: высокий потолок, электрическая лампочка в плафоне из мутного стекла, таинственный полумрак, на окнах - железные решетки за окнами - непроглядная ночь.
Странно, что он проснулся. Он уже давно должен отравиться воздухом предындустриальной эры.
Ну и приключения! Светц вздрогнул, вспомнив о том, что произошло в камере расширения. Злобно оскаленные зубы, треугольные уши. Рука, вооруженная когтями, тянется к горлу. Неужели полярный волк превратился в это чудовище? Невероятно! Форма тела животного не может так сильно измениться. Чудовище, наверное, выпустило волка из камеры ют убило его, когда Светц вышел глотнуть свежего воздуха.
С другой стороны, существует множество легенд о подобных происшествиях. Две, три тысячи лет назад и раньше во всем мире люди рассказывали сказки о том, как звери превращались в людей, а люди - в зверей.
Светц сел в постели. Боль стянула кожу, потом отпустила. Стараясь не делать резких движений, Светц встал и направился в ванную. Запекшаяся кровь отмывалась легко. Светц намочил кусок ткани и принялся оттирать кровь, разглядывая себя в зеркале. Бледный, тонкий молодой человек с мягкими светлыми волосами... и необычной формы лбом и подбородком. Наверное, зеркало кривое, решил он. Грубая работа. Могло быть и хуже. Первые зеркала были даже двумерными. За дверью раздался пронзительный свист. Светц выглянул из ванной и увидел Рону.
- Ты проснулся, вот хорошо! - сказала она. - Отец и дядя Роки хотят тебя видеть.
Светц вышел в коридор и снова почувствовал дразнящий мускусный запах. Он шел вслед за Роной по темному коридору, освещенному, как и комната, единственной электрической лампочкой мутного стекла, не более яркой, чем полная луна. Почему семья Роны так любит полумрак, ведь есть электричество? И почему, едва сядет солнце, они ложатся спать? А завтрак выставляют на стол?
Рона толкнула дверь и жестом предложила Светцу войти. Переступив порог, он в замешательстве остановился. В комнате было так же темно, как в коридоре. Мускусный запах ощущался здесь сильнее. Светц подпрыгнул, когда чья-то рука коснулась его руки: ладонь была волосатая, ногти - поразительно острые и длинные.
Рокочущий мужской голос произнес:
- Входите, мистер Светц. Дочь сказала мне, что вы путешественник, обратившийся к нам за помощью.
В тусклом свете лампы Светц разглядел мужчину и женщину, сидящих на табуретах. У обоих были такие же белые волосы, как у Роны, но в прическу женщины вплеталась широкая черная прядь.
Другой мужчина проводил Светца к табурету. Он тоже был не весь белый: черная левая бровь и черный полумесяц за ухом. Рона встала рядом с ним. Как похожи хозяева дома друг на друга и как не похож на них он, Энвил Светц!
Страх ударил ему в голову, как алкоголь. Светц страдал ксенофобией.
Они были все одинаковые. Густые белые волосы и брови, черные отметины там и сям. Узкие черные ногти. Широкие, плоские носы, широкие рты, острые белые зубы конической формы, длинные треугольные уши, желтые глаза, волосатые ладони.
Светц тяжело опустился на мягкий табурет. Один из мужчин - тот, что стоял, - заметил это.
- Наверное, у нас сильнее тяготение, - сказал он.
- Правда, Светц? Вы, наверное, из другого мира? Очевидно, вы не совсем человек. Вы сказали Роне, что путешествуете, но не сказали, откуда вы.
- Издалека, - сказал Светц. - Из будущего. Второй мужчина подпрыгнул на своем табурете.
- Из будущего? Вы путешествуете во времени? - он едва не визжал. - Неужели эволюция так нас изуродует?
- Не волнуйтесь, не изуродует, - Светц поморщился.
- Будем надеяться. На что же мы будем похожи?
- Мне кажется, меня отнесло потоком времени в сторону. Вы произошли от волков, верно? Не от обезьян, а от волков.
- Разумеется.
Мужчина, сидящий на табурете, внимательно разглядывал Светца.
- Сейчас, когда он все объяснил, я вижу, что он очень похож на тролля. Простите, Светц, я не хотел вас обидеть.
Окруженный людьми-волками, Светц никак не мог сбросить напряжение.
- Что такое тролль? - спросил он. Рона присела на краешек табурета.
- Ты должен был встретить их на лугу. Мы держим тридцать голов.
- Это дикие обезьяны, - добавил один из мужчин. - Их завезли из Африки в прошлом веке. Они превосходные сторожа и мясные животные, но с ними нужно быть начеку, эти безобразники швыряются камнями.
- Мы до сих пор не представились, - сказал другой. - Простите, Светц. Меня зовут Флейки Роки. Мой брат - Флейки Уорелл, это его жена Брэнда. С моей племянницей вы уже знакомы.
- Очень приятно, - произнес Светц тусклым голосом.
- Вы говорите, что вас отнесло в сторону?
- Я так думаю. Три года назад конь повредил мою камеру расширения. Я считал, что неисправность устранили, но, очевидно, в этом месте опять что-то нарушилось, и камера двинулась не вперед, а в сторону. В мир, где разумное потомство дали волки, а не Homo, не обезьяны. Одному Богу известно, где я окажусь, если попытаюсь вернуться домой.
И тут он вспомнил о главном:
- Вы можете помочь мне вот в чем: в мою камеру расширения забралось какое-то чудовище.
- Что такое камера расширения?
- Это часть машины времени, которая перемещается во времени. Вы поможете мне выгнать чудовище?
- Конечно, - ответил Уорелл.
- Не стоит этого делать, - сказал Роки. - Не перечь мне, Уорелл. Освободив камеру расширения, мы окажем тебе плохую услугу, Светц. Ты ведь постараешься вернуться в свое время, правда?
- Разумеется, черт возьми!
- Ты запутаешься еще больше. В нашем мире ты хотя бы можешь жевать пищу и дышать воздухом. Мы выращиваем растения на корм троллям. Ты легко научишься их есть.
- Вы не поняли: я не могу здесь остаться. Я ксенофоб.
Роки нахмурился. Его уши вопросительно шевельнулись.
- Кто-кто?
- Я боюсь разумных негуманоидов. Ничего не могу с собой поделать. Это у меня в крови.
- Что ты, Светц! Я уверен, ты к нам привыкнешь.
Светц переводил взгляд с Уорелла на Роки и обратно. Не трудно было понять, кто из них главный. У Роки голос был громче и ниже, он был крупнее брата, а его волосы напоминали львиную гриву. Уорелл даже не пытался утвердиться. Что до женщин, то ни одна из них не произнесла ни слова с тех пор, как Светц вошел в комнату.
Роки здесь был явный главарь. И он не хотел отпускать Светца.
- Вы не понимаете! - повторил Светц в отчаянии. - Воздух... - и осекся.
- Что "воздух"?
- Я уже давно должен им отравиться. Интересно, почему я до сих пор жив? Он не переставал этому удивляться. - Наверное, адаптировался, - сказал Светц скорее себе, чем собеседнику. - Вот в чем дело: камера расширения двигалась почти параллельно вашему пути эволюции, у меня изменилась наследственность, мои легкие приспособились к прединдустриальному воздуху. Проклятье! Если бы я не замкнул контур прерывания, я приспособился бы к воздуху в камере.
- Значит, ты можешь дышать нашим воздухом, - сказал Роки.
- Не знаю. У вас есть какая-нибудь промышленность?
- Конечно, - удивился Уорелл.
- Автомобили, самолеты с двигателями внутреннего сгорания? Дизельные грузовики и теплоходы? Химические удобрения и средства для отпугивания насекомых?
- Нет, ничего этого нет. Химические удобрения загрязняют воду. Единственное средство для отпугивания насекомых, которое я знаю, воняло на всю Вселенную. Его производство не пошло дальше экспериментальной стадии. Большая часть наших транспортных средств питается от батарей.
- У нас было увлечение двигателями внутреннего сгорания, - сказал Роки, но быстро прошло. Двигатели внутреннего сгорания плохо пахнут. Тому, кто сидит в машине, все равно, он оставляет дым за спиной. Когда двигатели внутреннего сгорания были на вершине популярности, по Детройту колесили, отравляя воздух, сотни две автомобилей. Но однажды ночью горожане собрались и разбили машины вдребезги, а владельцев разорвали на кусочки.
- Я всегда думал, что у людей носы чувствительнее, чем у троллей, вставил Уорелл.
- Рона почуяла мой запах гораздо раньше, чем я почувствовал, как пахнет от нее. Мы не договоримся, Роки. Я адаптировался к воздуху, но это далеко не все. Я никогда не ел ничего, кроме пищевых дрожжей, животные и растения давно вымерли. Дальше: бактерии...
Роки покачал головой:
- Куда бы ты ни направился, Светц, поломанная машина времени доставит тебя в еще более экзотическое окружение. Эволюция может пойти сотнями путей. Что, если ты попадешь на один из них? Или окажешься рядом?
- Но...
- У нас ты будешь почетным гостем. Подумай, ты столько можешь нам преподать! Ведь ты родился в мире, где строят машины времени.
Вот оно что!
- Нет, - сказал Светц. - Вы не сумеете использовать мои знания. Я не механик и не могу показать, что как делается. Кроме того, вам очень не понравятся побочные эффекты. Далее, цивилизации, предшествующие нашей, во многом зависели от нефтехимии. От пластмасс, а горящая пластмасса пахнет...
- Запасы нефти исчерпаны. Вы должны были отыскать другие источники энергии. - Роки сверлил Светца взглядом желтых глаз. - Например, управляемый ядерный синтез?
- Я не могу сказать, как осуществляется реакция! - крикнул Светц в отчаянии. - Я ничего не смыслю в физике плазмы!
- Физика плазмы? Что это такое?
- Использование электромагнитного поля для управления ионизированными газами. Вы должны знать, что это такое.
- Мы не знаем, но ты нам подскажешь У нас уже есть водородная бомба. У европейцев тоже, но поговорим об этом после, - Роки встал. Его черные ногти вонзились в кожу Светца. - Подумай, Светц. Чувствуй себя здесь как дома, но не выходи один. Во дворе тролли...
Когда Светц вышел из комнаты, голова гудела от мыслей. Волки не хотят ею отпустить.
- Я рада, что ты остаешься у нас, Светц, - болтала Рона. - Ты мне нравишься. Тебе будет хорошо здесь. Хочешь, покажу дом?
В коридоре тускло горела лампа мутного белого стекла, как луна, снятая с неба. Сумеречные звери. Волки.
- Я ксенофоб, - сказал Светц. - Ничего не могу с собой поделать, таким уж родился.
- Ничего, мы тебе еще понравимся. Я ведь тебе немножко нравлюсь, правда, Светц? - она протянула руку и почесала ему за ухом.
Его пронизал ток удовольствия, до того острого, что он прикрыл глаза.
- Сюда, - сказала Рона.
- Куда мы идем?
- Я хотела показать тебе троллей, Светц. Неужели ты произошел от тролля? Не могу поверить!
- Я скажу да или нет, когда посмотрю на них, - пообещал Светц. Он помнил Homo habilis, который жил в виварии и был человеком, Советником, пока Генеральный Секретарь не приказал отнять у него разум.
Они прошли через столовую, и Светц вздрогнул, увидев на тарелках кости. Его предки тоже питались мясом. Тролли в этом мире были бессловесными животными, и, чем бы они ни оказались в мире Светца, ему стало не по себе. Мысли ползли медленно, голова кружилась. Ему во что бы то ни стало нужно выбраться отсюда.
- Если дядя Роки кажется тебе слишком грубым, познакомься с европейским послом, - сказала Рона. - Да, надо тебя с ним познакомить.
- Он здесь бывает?
- Иногда, - Рона тихонько зарычала. - Я его не люблю. Он принадлежит к другому виду. У нас эволюционировали волки, а в Европе - другой вид. Так говорит наш учитель.
- Мне кажется, дядя Роки не позволит мне с ним познакомиться. Он даже не станет рассказывать мне о нем, - Светц тер глаза.
- Тем лучше. Герр Дракула все время улыбается и вежливым тоном говорит гадости. Ты за минуту... Светц, что с тобой?
Светц стонал, как в агонии.
- Мои глаза! - он пощупал выше. - Мой лоб! У меня нет больше лба!
- Я тебя не понимаю!
Светц кончиками пальцев провел по лицу. На массивных валиках бровей топорщились жесткие густые волосы. Начиная от бровей лоб полого уходил назад. А подбородок, подбородок тоже исчез. Челюсть плавно переходила в шею.
- Я деградирую! Я превращаюсь в тролля, - сказал Светц. Рона, если я стану троллем, меня съедят?
- Не знаю... Я не позволю тебя съесть!
- Нет. Проводи меня к камере расширения. Если ты не пойдешь со мной, меня убьют тролли.
- Ладно. Как быть с чудовищем?
- Сейчас с ним будет легче справиться. Все будет хорошо, только проводи меня к камере. Я прошу.
- Пойдем, Светц, - она взяла его за руку и повела.
Зеркало говорило правду. Уже тогда он менялся, приспосабливаясь к здешнему пути развития. Легкие первыми утратили привычку к нормальному воздуху. Здесь не наступила индустриальная эпоха, но здесь не было Homo Sapiens.
Рона открыла дверь. Светц вдохнул ночной воздух. Его обоняние неестественно обострилось. Он учуял троллей, еще не видя их, и понял, что они взбираются на холм, ступая по живому зеленому ковру. Пальцы Светца сжались, словно хватая оружие.
Троллей было трое. Они окружили Рону и Светца. Один из них тащил длинную белую кость. Тролли передвигались на двух ногах, держась прямо, ступали неловко, будто у них болели ноги. У троллей были обезьяньи головы, человеческое тело и безволосая кожа, как у людей.
Homo habilis. Грязная степная обезьяна - предок человека.
- Не обращай внимания, - небрежно бросила Рона. - Они нас не тронут.
Она стала спускаться по склону холма. Светц держался рядом.
- Где только он взял эту кость? - через плечо сказала Рона. - Мы стараемся не давать им костей. Они используют их как оружие. Иногда ранят друг друга. А однажды один из них железной трубой от садового фонтанчика убил садовника.
- Я не стану отбирать у него кость.
- Твоя камера расширения там, где свет?
- Да.
- Может, не стоит, Светц, - она вдруг остановилась. - Дядя Роки прав: ты еще сильнее заблудишься. Здесь о тебе хотя бы будут заботиться.
- Нет. Дядя Роки не прав. Видишь темную сторону камеры: она как будто растворяется в воздухе. Этой стороной камера соединяется с машиной времени. Она вернет меня в машину.
- А-а-а...
- Неизвестно, когда она начала сбиваться с пути. Может быть, сразу после того, как проклятый конь проткнул своим проклятым рогом пульт управления. Никто ничего не замечал, не было случая. Никто ведь не останавливал машину на полпути.
- Светц, у коней не бывает рогов.
- У моего коня был.
Сзади послышался шум. Рона обернулась, вглядываясь в темноту, сквозь которую взгляд Светца не мог проникнуть.
- Быстрее, Светц! Нас заметили, - она потащила его к освещенной камере.
У самой стены они остановились.
- У меня голова тяжелая, - пробормотал Светц, - и язык словно распух.
- Что будем делать с чудовищем? Я ничего не слышу.
- Чудовища нет. Это просто человек в амнезии. Он был опасен в стадии превращения. Рона заглянула в люк:
- Ты прав. Сэр, будьте добры... Светц, он меня, кажется, не понимает.
- Конечно, нет. С какой стати? Он думает, что он белый полярный волк.
Светц вошел в камеру. Белый человековолк попятился в угол, настороженно наблюдая за ним. Он был очень похож на Рону.
Светц обнаружил, что сжимает в руке ветку дерева. Рука вооружилась, не сообщив об этом мозгу. Он кружил по камере, изготовив оружие к удару. Безрассудная ярость поднималась в нем. Пришелец! Ему нечего делать на территории Светца!
Человековолк все пятился, его раскосые глаза потемнели от страха. Вдруг он прыгнул в люк и побежал прочь. За ним погнались тролли.
- Может быть, твой отец воспитает его, - сказал Светц.
Рона разглядывала приборы:
- Что с ними делать?
- Погоди, дай вспомнить. - Светц потер ужасающе покатый лоб. - Вот эта кнопка закрывает дверь. Рона нажала на кнопку. Дверь закрылась.
- Тебе, кажется, нужно выйти.
- Я поеду с тобой, - ответила Рона.
-- А-а-а... - Светцу становилось все труднее думать.
Он оглядел пульт управления. Эне, бене... кажется, здесь. Он опустил рычаг.
Невесомость. Рона взвизгнула. Вернулось тяготение, и, стремясь во все стороны от центра, прижало Рону и Светца к стене.
- Когда мои легкие вернутся в нормальное состояние, я, наверное, засну, сказал Светц. - Пусть тебя это не тревожит.
Что-то еще он должен сказать Роне. Светц силился вспомнить. Ах, да!
- Ты не вернешься домой, - сказал он. - Мы никогда больше не попадем на этот исторический путь.
- Я хочу остаться с тобой, - отозвалась Рона.
- Ладно.
В нише машины времени образовался туман. Он быстро сгущался и - вот вернулась камера расширения, с опозданием в несколько часов. Открылась дверь, но Светц не выходил. Его вытащили, подхватив под мышки. Из камеры пахло зверинцем и жимолостью.
- Через пару минут он придет в себя. Набросьте на него и на зверя фильтрующую палатку, - распорядился Ра Чен.
Скрестив на груди руки, он стоял над Светцом и ждал. Светц вздохнул и открыл глаза.
- Превосходно! - сказал Ра Чен. - Что произошло?
- Дайте подумать, - Светц сел. - Я был в прединдустриальной Америке. Там все в снегу. Застрелил полярного волка.
- Он в палатке. Дальше.
- Нет, волк убежал. Мы его прогнали, - Светц принялся оглядываться. Рона!
Рона лежала на боку, накрытая палаткой. У нее был густой белый мех с черными отметинами. Сложением она напоминала волка, но была немного меньше. Чуть крупнее голова, чуть короче морда. Хвост заворачивается в кольцо. Она лежала, закрыв глаза, и не дышала. Светц склонился над ней.
- Помогите мне вытащить ее отсюда. Вы не можете отличить волка от собаки?
- Нет. Зачем ты привез собаку? У нас их хватает.
Светц не слушал. Стоя рядом с Роной на коленях, он стаскивал с нее палатку.
- Скорее волк, чем собака. Люди приручают друг друга. Она приспособилась к нашему пути развития и к нашему воздуху. - Светц взглянул на шефа. - Сэр, старую камеру расширения нужно отправить на свалку. Она сбивается с пути в сторону.
- Ты принимал наркотики во время работы?
- Я все объясню.
Рона открыла глаза. Она в испуге оглядывалась. Увидев Светца, она взглянула на него с немым вопросом в золотистых глазах.
- Я буду заботиться о тебе, не бойся, - сказал Светц Роне и почесал ей за ухом, увязая пальцами в мягком меху. Затем обратился к Ра Чену: - В виварии достаточно собак. Эту я заберу себе.
- Светц, ты в своем уме? Ты берешь в дом животное? Ты ведь терпеть не можешь животных.
- Она спасла мне жизнь. Я никому не позволю посадить ее в клетку.
- Хорошо, забирай ее, живи с ней! Только, мне кажется, в твои планы не входило платить нам два миллиона коммерческих единиц, которых она нам стоила, так ведь? - Ра Чен презрительно фыркнул. - Ладно, готовь отчет и следи за своей собакой.
Рона подняла голову, понюхала воздух и завыла. Ее вой эхом отдавался в коридорах Института, и люди с испугом и удивлением переглядывались.
Светц, недоумевая, повторил ее движения и тогда все понял.
В воздухе было слишком много нефтепродуктов, оксидов углерода, азота и серы. Воздух индустриальной эры, которым Светц дышал всю жизнь.
Он показался Светцу отвратительным.


Записаться на тренинг ТРИЗ по развитию творческого, сильного мышления от Мастера ТРИЗ Ю.Саламатова >>>

Новости RSSНовости в формате RSS

Статьи RSSСтатьи в формате RSS

Рейтинг – 418 голосов


Главная » Это интересно » Наука и техника » Нивен Ларри Волк в машине времени
© Институт Инновационного Проектирования, 1989-2015, 660018, г. Красноярск,
ул. Д.Бедного, 11-10, e-mail
ysal@triz-guide.com, info@triz-guide.com
 
 

 

Хочешь найти работу? Jooble