Институт Инновационного Проектирования | Является ли Новоиерусалимский монастырь Иерусалимом Руси Чудинов В.А.
 
Гл
Пс
Кс
 
Изобретателями не рождаются, ими становятся
МЕНЮ
 
   
ВХОД
 
Пароль
ОПРОС
 
 
    Слышали ли Вы о ТРИЗ?

    Хотел бы изучить.:
    Нет, не слышал.:
    ТРИЗ умер...:
    Я изучаю ТРИЗ.:
    Я изучил, изучаю и применяю ТРИЗ для решения задач.:

 
ПОИСК
 
 



 


Все системы оплаты на сайте








ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
сертификация инноваторов
инновационные технологии
БИБЛИОТЕКА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ
Это интересно
ПРОДУКЦИЯ
 

 


Инновационное
обучение

Об авторе

Отзывы
участников

Программа
обучения

Вопрос
Ю.Саламатову

Поступить на обучение

Общественное
объединение



Молодому инноватору

FAQ
 

Сертификация
специалистов

Примеры заданий

Заявка на
сертификацию

Аттестационная
комиссия

Список
аттестованных
инноваторов

Инновационное
проектирование

О компании

Клиенты

Образцы проектов

Заявка
на проект

Семинары

Экспертиза проектов

   

Книги и статьи Ю.Саламатова

Теория Решения Изобретательских Задач

Развитие Творческого Воображения

ТРИЗ в нетехнических областях

Инновации 
в жизни науке и технике

Книги по теории творчества

Архивариус РТВ-ТРИЗ-ФСА

Научная Фантастика
 
 
Статьи о патентовани
   

Наука и Техника

Политика

Экономика

Изобретательские блоги 

Юмор 
 
Полигон задач

ТРИЗ в виртуальном мире
медиатехнологий
       

Книги для
инноваторов

CD/DVD видеокурсы для инноваторов

Програмное обеспечение
инноваторов

Покупка
товаров

Отзывы о
товарах
           

Является ли Новоиерусалимский монастырь Иерусалимом Руси Чудинов В.А.

 

Как известно, создание Новоиерусалимского монастыря явилось попыткой создания под Москвой собственного Иерусалима. Википедия по этому поводу пишет: «Монастырь основан в 1656 году патриархом Никоном, по замыслу которого под Москвой должен был быть воссоздан комплекс святых мест Палестины. Это не первая попытка перенести образ храма Гроба Господня, связанного со святынями, дорогими каждому христианину, на русскую землю. Среди памятников, в которых могло отразиться влияние палестинского «первообраза», исследователи называют «Святую Святых» в Московском Кремле (проект, задуманный Борисом Годуновым, осуществлён не был, остаётся открытым вопрос, что могло послужить образцом для «Святой Святых» - ветхозаветный Храм Соломона или храм Гроба Господня) и храм Покрова на Рву». Замечу, что за четверть века до этого Москва заменила письменность (перешла со шрифта «руны Рода» на якобы старославянскую, а в действительности византийскую кириллицу), а также решила освободить Кремль от находящихся там ведических храмов (Макоши, Мары, Рода и Яра).
«Земли, на которых предполагалось расположить новую обитель, находились во владении вотчинников, и патриарх добился от царя Алексея Михайловича особого права приобретать земельные владения. До создания обители все земельные приобретения оформлялись на Валдайский Иверский монастырь. К территории будущего монастыря присоединились бывшие земли боярина В. Шереметева, князя А. Трубецкого, стольника Р. Боборыкина. Монастырские сооружения были возведены на землях деревни Редькино, купленной у дьяка Лукьяна Голосова».
Иначе говоря, эти земли не были исконно монастырскими, или принадлежащими прежним культам. С позиций русского ведизма, тем самым, данная местность не была священной, подобно Москве, а представляла собой совершенно обычную территорию. Тем самым изначально строительство «собственного Иерусалима» было весьма сильной патриаршей претензией, сакрально не обоснованной, но способной приравнять патриарха Московии к Иерусалимскому патриарху. Тем самым, в данном строительстве можно усмотреть более политический, нежели сакральный замысел. (Даже упоминание имени бывшего села звучит анекдотично: «Новый Иерусалим» - это бывшее Редькино).
Московская модель Иерусалима. «Окрестности будущей обители подверглись перепланировке: лес по берегу реки Истры вырублен, холм, на котором возводился монастырь, досыпан и укреплён. Прежние наименования изменили на новые, взятые из евангельских текстов. Мужской монастырь был заложен на холме, прозванном Сион. К востоку от него располагался Елеонский холм с каменной Елеонской часовней, на севере - холм Фавор. На берегу реки Истры, переименованной в Иордан, был построен скит патриарха (до середины XIX века назывался «отходной пустынью»), в котором были размещены две церкви - Богоявления и апостолов Петра и Павла (освящены в 1662 году). Был также основан небольшой женский монастырь - Вифания, названный по городу, упомянутому в Новом Завете. Некоторые здания повторяют очертания сооружений Иерусалима, как, например, Воскресенский собор (1656-1685), создан по образу и подобию Храма Гроба Господня».
Опять мы видим, что сооружение следовало воспроизведению не сакральной, а чисто архитектурной стороны Иерусалимского комплекса.
Кто строил храм. Строительство монастыря и его храмов во всех странах считается делом богоугодным, святым, и оно осуществляется обычно самими монахами с привлечением послушников, трудников, части паствы. Например, строительство храма в Новгороде, судя по Миниатюре № 1 из Родзивилловской летописи, вели монахи, рис. 1.

Рис. 1. Строительство Новгородского храма
Монахи сами приносили стройматериалы, рубили брёвна, строили стены. Так положено при сакральном строительстве. А как обстояло дело при строительстве Новоиерусалимского монастыря? Опять обратимся к Википедии: «На масштабные строительные работы было привлечено огромное количество монастырских крестьян, в том числе и из отдалённых вотчин. Крестьяне постоянно жаловались на то, что оторванные от дома, они лишены возможности заниматься собственным хозяйством. Один из современных писателей-старообрядцев критиковал патриарха за то, что «простых крестьян тяжкими труды умучил, созидаючи горкой свой Иеросалим».
Иначе говоря, сакральную постройку изготавливали несакральной рабочей силой. И при этом вместо христианского всепрощения от патриарха исходил дух греха гордыни. Примечательно, что даже строители считали новую святыню не государственным, не общероссийским и даже не московским приобретением, а лишь собственностью Никона. И в наличии горки (Сиона) ничего сугубо христианского строители не заметили.

Рис. 2. Вид на Храм Гроба Господня
Деревянная церковь. «При Никоне на территории монастыря был возведён комплекс традиционных для русского зодчества деревянных сооружений. В 1656 году построена деревянная Воскресенская церковь с трапезной, келарской и служебными помещениями. 18 октября 1657 года на её освящении присутствовал царь Алексей Михайлович. Именно он, глядя на постройки обители с Елеонского холма, впервые назвал монастырь Новым Иерусалимом, это обстоятельство было отмечено на памятном кресте, установленном на Елеоне. Почти сразу после основания монастырь стал крупным землевладельцем. В разных уездах России для него были приобретены вотчины. На большую часть земли царём Алексеем Михайловичем выдавались жалованные грамоты».
Мы видим, что при освящении был применён грамотный пиар ход, состоящий в том, что храм, который строился как новый Иерусалим, был провозглашен именно царём Новым Иерусалимом. Чисто функциональное слово «новый» стало именем собственным «Новый». Сделав монастырь крупным землевладельцем, царь через него получил средство пополнения казны.

Рис. 3. Русские надписи на стене Храма Гроба Господня
Вместе с тем, возникает вопрос, насколько деревянная Воскресенская церковь являлась копией Храма Гроба Господня. Замечу, что сам Храм Гроба Господня является переосмысленным храмом Яра, построенным Русью Яра в 435-555 годах Яра (1291-1401 годах н.э.), как это написано на самом храме, рис. 3, см. статью  [1]. Иначе говоря, христианский храм был сакральным и в ведическое время, то есть, он был построен ведическими монахами в сакральной местности, а его стены стали намоленными в течение нескольких веков.
Кроме того, Храм Гроба Господня в Иерусалиме, естественно, был каменным, поскольку с древесиной в Палестине имеются трудности. Замена материала в Новом Иерусалиме была не только уступкой традиционной русской архитектуре, но и повлекла за собой видоизменение в ряде архитектурных решений.
Храм Гроба Господня в Иерусалиме в целом производит впечатление небольшого, но запоминающегося сооружения с ярко выраженным собственным лицом, рис. 4.

Рис. 4. Храм Гроба Господня в Иерусалиме. Вид с юга. Офорт XVII в.
Обращает на себя внимание, что сам храм имеет высоту в два этажа со всех сторон с 4-этажной башней рядом. Однако Новоиерусалимский Воскресенский собор на один этаж выше, а башню венчает еще 3-этажный барабан и купол, что удваивает ее высоту. Тем самым Воскресенский собор превосходит и по площади, и по высоте Храм Гроба Господня. Тактично ли это с точки зрения христианства, и не присутствует ли тут снова грех гордыни - пусть на этот вопрос ответят христианские православные богословы.
Точность соответствия. Опять предоставим слово Википедии: «По замыслу Никона Воскресенский собор возводился по образу романского Храма Гроба Господня в Иерусалиме. Известно, что при его строительстве использовался чертёж иерусалимского храма. При новых контурах собор в плане соответствует обмерам палестинской святыни, приведённым в «Проскинитарии» иеромонаха Арсения, повторена и схема расположения отдельных помещений. Уже при Никоне было положено начало системе поясняющих надписей в интерьере и на фасаде собора, выполненных на белокаменных плитах, иконостасах и керамических поясах и увязывающих топографию собора с Храмом Гроба Господня. Об иерусалимском храме строители могли судить также по его деревянной модели, которую в 1649 году привёз в Россию патриарх Паисий. К концу 1666 года собор доведён до сводов. Патриархом в нём были освящены три придельных церкви: любимое место служения Никона - верхняя Голгофская; расположенная под ней церковь святого Иоанна Предтечи и церковь Успения Богоматери. Строительство остановилось после церковного собора 1666 - 1667 годов, осудившего патриарха».

Рис. 5. Воскресенский собор Новоиерусалимского монастыря
Подпись под рис. 5 в Википедии гласит: «Посещение императрицей Елизаветой Петровной Новоиерусалимского монастыря. Вид Воскресенского собора с юга. Гравюра XVIII века. Художник изобразил шатёр ротонды, к тому времени разрушенный, вероятно, руководствуясь имевшимися в его распоряжении ранними изображениями собора».
Уже из приведенного выше описания следует, что Новоиерусалимский собор соединил 4 отдельных храма в рамках одной территории, причём главный Воскресенский собор обладал «новыми контурами», которые лишь по отдельным параметрам (обмерам) соответствовали Храму Гроба Господня. Сохранена схема расположения не всех, а только отдельных помещений, что вынудило создать систему поясняющих надписей.
И далее Википедия отмечает: «Сложно сказать, насколько Воскресенский собор, законченный уже после смерти Никона, соответствовал его замыслу, но в общих чертах его внешний вид повторял Храм Гроба Господня. Как и его палестинский прототип, собор состоял из трёх частей, сведённых в цельную архитектурную композицию. Центр храма - четырёхстолпный, перекрытый мощным куполом на барабане. Расположенная с востока апсида подобно хору западноевропейских соборов имеет круговой обход или деамбулаторий. Своды трансепта, ориентированного с севера на юг - вспарушённые крестовые. С запада расположен второй главный архитектурный и семантический акцент собора - огромная ротонда, перекрытая шатром, над часовней Гроба Господня (иначе называемой кувуклией), украшенной изразцами. Она повторяла часовню иерусалимского храма, перестроенную после 1808 года. Первый шатёр ротонды собора, возведённый до 1685 года, имел высоту 18 м, а  диаметр основания - 23 м. Сооружение с тремя рядами окон было покрыто, вероятно, изразцами, имитировавшими мрамор. Завершала шатёр медная золочёная полуглава с крестом. Ротонда соединяется с основным пространством двухъярусной триумфальной аркой».

Рис. 6. Вид на храм Гроба Господня в Иерусалиме
Итак, специалисты отмечают сходство лишь в общих чертах. И действительно, ротонда Воскресенского храма сильно отличается от ротонды Храма Гроба Господня.
Но, возможно, кувуклия часовни совпадает? Для сравнения следует рассмотреть сначала кувуклию  Храма Гроба Господня. Напомню, что «По сообщению Евсевия, при строительстве на месте разрушенного Иерусалима при императоре Адриане (135 год) нового римского города Элия Капитолина, на месте пещеры Гроба был построен языческий храм. Первая церковь Гроба Господня была заложена св. царицей Еленой, строилась под руководством Макария Иерусалимского одновременно с частично сохранившейся Вифлеемской базиликой. Помимо Гроба Господня, в состав храмового комплекса вошли предполагаемое место Голгофы и место обретения Животворящего креста. В результате был построен монументальный комплекс зданий, общий вид которого вырисовывается при сопоставлении археологических исследований современного здания с описаниями, сделанными раннехристианскими авторами.

Рис. 7. Кувуклия Иерусалима
Храмовый комплекс состоял из нескольких частей, вытянутых с запада на восток: круглого храма-мавзолея, названного Анастасис (в переводе с греческого значит «Воскресение»), в центре которого был расположен Гроб Господень, под шестигранным шатровым навесом.
Храмовый комплекс существовал без изменений до захвата в 614 году Иерусалима персидским царем Хосровом II. Сооружения храма были сильно повреждены, но под руководством инока Модеста (позднее патриарха иерусалимского), на средства императора Ираклия, и жены Хосрова, христианки Марии, было восстановлено все разрушенное (616-626 годы). В 637 году Иерусалим был осажден халифом Омаром. Патриарх Софроний сдал город после заверения мусульман о заключении мирного договора, и храм Гроба и основные христианские святыни Иерусалима не были повреждены.

Рис. 8. Следы русского храма на обрамлении дверей Кувуклии
Император Константин VIII выторговал у сына Эль-Хакима право на восстановление храма (в обмен на такие уступки, как открытие мечети в Константинополе). Строительные работы продолжались ещё в царствование Константина Мономаха, но по своему масштабу и великолепию этой постройке было далеко до своей античной предшественницы. Было сооружено несколько отдельно стоящих сооружений, напоминающих часовни. Роль главной церкви была отведена ротонде Воскресения, сохранившейся лучше других, в восточном проёме которой была устроена небольшая апсида (так называемая «Мономахос», 1020-37 годы).
Два христианских источника утверждают, что в это время был разрушен Храм Гроба Господня в Иерусалиме, однако иерусалимские документы показывают, что произошла простая передача управления храмом от традиционных христианских конфессий к несторианам и яковитам, осуществленная эмиром Рамаллы по приказу Аль-Хакима. Слухи о разрушении Храма Гроба Господня достигли Европы и послужили одним из поводов для агитации в Европе к началу Крестовых походов» (Википедия).
Иначе говоря, ни захвата, ни разрушений Храма Гроба Господня не существовало. Произошла лишь простая передача управления храмом от одних христиан к другим, столь же преданным вере, а выяснение внутри них, кто из них строже соответствует вере, носил характер внутриконфессиональных разборок. Другими словами, как показано в работе [1], предлог для крестовых походов был целиком надуманным, а целью был разгром или хотя бы блокирование управления войсками скифов Склавии в Иерусалиме.
Этот первоначальный собор не был скопирован под Москвой. «В середине XII века крестоносцы с размахом отстроили храм в величественном романском стиле (по его подобию позднее был построен собор Новоиерусалимского монастыря под Москвой). Строительство, описанное хронистом Вильгельмом Тирским, было завершено при королеве Мелисенде возведением звонницы. После взятия Иерусалима мусульманами Саладин разрешил христианским паломникам свободно посещать Иерусалим и Храм Гроба Господня, а в XIII веке Иерусалимом и самим Храмом некоторое время владел отлучённый от церкви император Фридрих II».
Можно отметить, что этот новый Храм был отстроен не в середине XII века, как полагают нынешние историки, а в десятилетие 1391-1401, как написано на его стене на рис. 3. «Построенный в 1130-47 храм Воскресения вновь объединил под одной кровлей все святые места, связанные со смертью и Воскресением Иисуса Христа. Крестоносцы не стали существенно менять структуру западной части здания, круглого Анастасиса, сохранившего планировку и украшения, восходящие ещё ко временам императора Константина Великого. Эти части можно видеть и до сих пор - это кольцевые опоры ротонды, решенные как колонны коринфского ордера на массивных каменных тумбах, которые местная традиция и сейчас называет «столпами Елены».

Рис. 9. Храм Воскресения Нового Иерусалима в XIX веке
Основной заботой крестоносцев было возведение новой Великой церкви (Кафаликона), примкнувшей с востока к ротонде. Сооружение имело план в виде Т-образного креста с многочисленными приделами. Интересное решение было осуществлено в восточной части здания, где за главным алтарем был устроен обход со своеобразным «венцом» капелл. Такое решение (т. н. Деамбулаторий) послужило отправной точкой для развития композиций такого типа в средневековом зодчестве Западной Европы. В стилистических приемах оформления интерьеров и наружного убранства заметны и элементы ранней готики. Заключительным аккордом всего ансамбля стало возведение пятиярусной колокольни с стрельчатым завершением, предпринятое на самом закате существования христианских государств Палестины (1160-80 гг.)» (Википедия).
Даже просто сравнение профилей Храма Гроба Господня в Иерусалиме, рис. 8, и постройки под руководством патриарха Никона, рис. 9, показывает их несоответствие.
«С 1684 года монастырь был передан в Приказ сыскных дел. По завершению строительства Воскресенского собора, 18 января 1685 года он был освящён. После этого события царевна Софья Алексеевна указала место для строительства на территории монастыря у задней стены собора «церкви с трапезною тёплой каменной и службы по чину Иерусалимскому». В день освящения собора дьяку Сыскного приказа Борису Остолопову было поручено его описание. Церковь Рождества Христова с трапезными палатами была освящена в 1692 году.
К концу XVII века в соборе насчитывалось 14 приделов. В XVIII-XIX веках были устроены ещё 15 приделов. Придел Марии Магдалины в 1802 году по заказу императора Павла I и его жены оформлял Матвей Казаков. С востока к основному объёму собора примыкает подземная церковь Константина и Елены (в Иерусалиме подобная церковь вырублена в скале), - в конце XVII века это было простое прямоугольное в плане здание с плоской кровлей, обведённой балясником. Стены церкви возвышались над уровнем земли на 1,5 метра, её венчала одна глава, украшенная изразцами. В середине XVIII века для предохранения от грунтовых вод здания, углублённого в землю на 6 метров, вырыли ров. В начале XIX века был устроен тоннель, по которому отводится вода, а сам ров облицован белым камнем. Интерьер церкви в середине XVIII века был переделан в стиле барокко» (Википедия). Тем самым, степень несоответствия одного монастырского комплекса другому еще усилилась. Собор из русской копии христианской святыни Иерусалима всё более превращается  в царскую резиденцию с пышной отделкой.
Перестройка монастырских комплексов. Оба храма в более позднее время перестраивались. Так, в Иерусалиме «известен пожар 1808 года, когда сгорел деревянный шатер над Анастасисом и была повреждена кувуклия. Однако в период 1808-10 годов ротонда была восстановлена с участием архитекторов из разных стран. При восстановлении кувуклии были использованы габариты кувуклии-подобия из Воскресенского Новоиерусалимского монастыря под Москвой (оформление архитектора Бартоломео Растрелли). В 1860-х годах был сооружён полусферический купол над ротондой из металлоконструкций, своей формой напоминающий первоначальное завершение Анастасиса времен Константина Великого. В таком виде здание существует и сейчас». Что же касается Нового Иерусалима, то «в 1762 и 1792 годах на территории монастыря произошли крупные пожары. Средства на восстановление были выделены Екатериной II.  
В 1919 году монастырь был закрыт. С 1921 года на его территории работало два музея: Художественно-исторический и родного края, которые в 1922 году объединились в Государственный художественно-исторический музей. В его коллекцию вошли предметы из монастырских храмов и ризницы, экспонаты Музея памяти патриарха Никона, картины из художественной галереи, расположенной в Трапезных палатах, материалы археологических раскопок, предметы из усадеб западной части Московской губернии.
В 1941 году дивизия СС «Райх» взрывает Воскресенский собор. Многие архитектурные памятники были уничтожены» (Википедия).
По сути дела, на этом творение патриарха Никона прекратило своё существование. В связи с этим следует отметить, что Запад постоянно демонстрирует свою лояльность к вероисповеданию, а фашистская пропаганда во время войны твердила о том, что она не трогает христианских храмов и иных церковных построек. Целенаправленное уничтожение одного из своеобразных и влиятельных соборов России дивизией СС «Империя» развенчивает миф о том, что фашисты были представителями какой бы то ни было цивилизации. Ибо храм никогда не был и не мог быть военным объектом.

Рис. 10. Современный вид Новоиерусалимского монастыря
Послевоенная реставрация. «Уже в январе 1942 года руины монастыря были обследованы бригадой работников Академпроекта. В 1942 - 1943 годах в мастерской «Академпроекта» под руководством А. В. Щусева на базе обмеров Ф. Ф. Рихтера был создан первый эскизный проект реставрации собора. В 1944-1947 годах выпускники Московского архитектурного института Н. Любимова, И. Сахарова, М. Ковалева под руководством П. Д. Барановского провели обмеры керамического декора. В ноябре 1950 года на территории монастыря начались работы по разбору завалов и реставрации.
В 1952 году вышел «Проект генерального плана сохранения и реставрации памятника архитектуры Ново-Иерусалимского монастыря-музея» Барановского, где предлагалось воссоздать собор в том виде, в котором он был в XVII веке, с сохранением «ценных особенностей», появившихся при проведении строительных работ XVIII века. Решение вопроса о восстановлении колокольни было отложено до полного изучения сохранившихся фрагментов. К 1957 году все работы, намеченные планом 1952 года (постоянно корректировавшимся) были проведены (в том числе укреплён аварийный юго-западный пилон), началась реконструкция других сооружений на территории монастыря, необходимых для областного музея. В 1975 году под руководством Б. Малхасова возведена глава центральной части собора. Критике подверглась форма купола, представлявшая собой нечто среднее между шлемовидной и луковичной, тогда как старый купол был шлемовидным, отмечалось искажение формы креста. Было также выявлено увеличение высоты главы по сравнению с довоенной более чем на 0,5 м. По заключению расширенного заседания сектора древнерусского искусства ВНИИ искусствознания от 31 января 1984 года, восстановленная глава собора: «...не имеет ничего общего ни с одной главой XVII века» (Википедия).
Храму в очередной раз не повезло! Оказалось, что теперь новодел, то есть Новый Новоиерусалимский храм не похож на свой прототип!
«В 1978-1979 годах на барабане центральной части собора установлена керамическая храмозданная надпись (повторение надписи 1830-х годов). В 1982-1983 году по проекту Н. Любимовой реконструированы керамические подвески и наличники (убранные ещё во время ремонтных работ XVIII века) большой главы. Таким образом, глава получила архитектурную керамику, подобную украшениям XVII века, а не декор XVIII-го, сохранявшийся до её разрушения.
В конце 1970-х - начале 1980-х годов трестом «Мособлстройреставрация» была разработана документация на восстановление шатра ротонды с использованием металлоконструкций (архитекторы А. Климанов и Б. Малхасов). Шатёр собирался из блоков трёх типов, располагавшихся в три ряда. Недостатками этого проекта были признаны жёсткое соединение блоков и уменьшение высоты шатра. По мнению Барановского, высота его была на 2 метра ниже творения Бланка, не сохранены формы основания ротонды, люкарны в шатре были слишком узки, чтобы пропускать достаточно света. Главной же ошибкой Барановский считал покрытие шатра листами железа, материала, подверженного коррозии. Восстановление Воскресенского собора стало предметом общественной дискуссии: 30 мая 1978 года в газете «Правда» было опубликовано коллективное письмо, где эти работы приводились как пример реставрации без согласования со специалистами. К марту 1979 года для стереофотограмметрического исследования на смонтированной на три четверти конструкции был собран макет шатра с имитацией окон-люкарн. В 1983 году макет был разобран, начались работы по восстановлению шатра по проекту, выпущенному в 1980 году. Решение выполнить конструкцию из металла не оспаривалось, но многие специалисты выступали против увеличения высоты шатра на 2 метра, предусмотренного проектом. В 1991, 1992 и 1993 годах были смонтированы соответственно окна-люкарны первого, второго и третьего ярусов. По настоянию сотрудников музея «Новый Иерусалим» покрытие шатра было выполнено из оцинкованного железа, а не, как предполагалось ранее, из никелированной меди «в шашку». Последний тип покрытия был отвергнут, так как давал протечки, а также по эстетическим соображениям» (Википедия).

Рис. 11. Шатёр ротонды храма Воскресения
Таким образом, ряд архитекторов не согласился с проектом реставрации. Википедия заканчивает свою статью словами: «Реставрационные работы в соборе не окончены и по сей день». Зато при сравнении рис. 10, рис. 9 и рис. 8 видно, что современный монастырь понижен на один этаж в области основной застройки и на 3 этажа в области колокольни, и тем самым приближен к профилю комплекса зданий в Иерусалиме.
Но можно ли сказать, что теперь, наконец, перед нами находится подлинный Иерусалим на Руси? - Нет, нельзя. И дело здесь не только и не столько в архитектуре. Дело - в самой идее. Архитектура служит только СРЕДСТВОМ для выражения основной идеи, а получившийся архитектурный облик монастыря является СИМВОЛОМ этой идеи. Поэтому для ответа на вопрос о сходстве обликов двух разных построек следует рассмотреть вопрос о сходстве идей для создания святынь, как в Иерусалиме, так и на Истре под Москвой.
Идея создания храма в Иерусалиме. Сама по себе идея создания мемориала на месте гибели Спасителя, Сына Божия, Иисуса Христа, является высокой, светлой, сакральной и глубоко христианской. Она не может вызывать ничего, кроме уважения. Равным образом может вызвать глубокое уважение и создание вторичного мемориала в другой стране, который был бы посвящен в той или иной степени пропаганде той же идеи и в определённой степени повторял бы особенности первого мемориала.
Но что мы имеем в реальности? Как показал Н.А. Морозов, место действия реального Иисуса Христа находилось не там, где находится современный Иерусалим, а вблизи Везувия, в городе Помпеи в Италии. И действительно, рассмотрение геоглифа этого города (его вида из космоса с высоты 1,5 км) показывает, что в Помпеях реально находился квартал с названием ИЕРРУСАЛЕМ, отстроенный по распоряжению Руси Яра, и конкретно, ее столицы, Арконы, рис. 12.

Рис. 12. Геоглиф города Помпеи и чтение надписей
Это и есть первый мемориал Исе Кресеню, позже переименованному в Иисуса Христа. На геоглифе данный квартал выделен не только черной рамочкой, как и остальные фрагменты, написанные по-русски, но и обведен также белой рамочкой. Эта  дешифровка геоглифа была произведена в работе [3]. Там же прочитана и датировка - 300 год Яра, то есть, 1156 год н.э., через 99 лет после смерти Исы Кресеня в 1087 году н.э.
Этот первый мемориал и есть «Старый Иерусалим», иными словами, тот, который был воздвигнут в память о гибели Спасителя. Этот комплекс храмов сохранился, но в перестроенном виде. Римляне не только казнили Ису Кресеня, но и постарались устранить память о нём, исказив облик его мемориала. Иначе говоря, его комплексу был придан облик типично римских храмов, и в этом виде он дошел до нас. Так, в частности, здание, на кирпичной кладке которого можно прочитать слово ИЕРУСАЛЕМ, обведенное белой рамочкой (верхняя часть второй кирпичной кладки) действительно существовало.

Рис. 13. Изображении форума в Помпеях  и чтение надписей на нём
Судя по надписи на фронтоне, эта переделка мемориала в римский вид произошла в 304 году Яра (в 1101 году н.э.), то есть, когда работы по созданию мемориала велись всего 4 года, и, вероятно, был создан только фундамент. К сожалению, чертежи этого старого мемориала не сохранились.
Но на базе мемориала Кресеню был создан  комплекс римских храмов, общий вид которых показан на рис. 14. Один из них, например, был назван «Трибуналом», другой - храмом Аполлона. Однако, судя по сохранившимся на них до сего дня русским надписям, рис. 15, данное место было культовым центром - совокупностью храмов русских богов Яра, Мары, Рода и Макоши. Один из этих храмов и должен был стать мемориалом Спасителя, который почитался также и в русском ведизме.

Рис. 14. Трибунал в базилике и чтение надписей
Пока точно не определено, какой именно храм Помпей был посвящен Исе Кресеню - это требует дополнительной исследовательской работы. Не исключено, что Сыну Бога был посвящен один из храмов бога Рода, ибо, судя по всему, в качестве Бога Отца мог выступить именно этот ведической Бог. Так что пока в этом вопросе полной ясности нет.
Но зато с этой точки зрения современный Иерусалим в Палестине уже является Новым Иерусалимом, где храм строится спустя 131 год после перестройки римлянами русского храма, то есть, в 1235 году н.э., и строится уже 120 лет. Понятно, что тут находится иная страна, иная эпоха, иной материал, и иной архитектурный замысел. Но главное для идеологии - этот храм в современной Палестине есть  вторичный мемориал.

Рис. 15. Трибунал и чтение русских надписей на нём
Заметим, что с точки зрения высоты, и с точки зрения занимаемой площади Храм Гроба Господня превосходил любой из храмов или сооружений иного назначения города Помпеи. Возможно, что это было оправданно с точки зрения приёма паломников и с архитектурной точки зрения. Понятно, что сам мемориал также был сооружен на базе русских ведических храмов Руси Яра, и потому его сакральность находится вне сомнений. Однако его вторичность зачем-то была скрыта от общественности и прежде, и в наши дни, а точность воспроизведения им первичного мемориала, скорее всего, вообще никак не соблюдалась. Так что этот храм Иерусалима-2 не был похож на храм Иерусалима-1.
Ну, а далее было показано, что Новоиерусалимский храм на Истре (храм Иерусалима-3) в своём развитии уже превзошел храм Иерусалима-2 и по площади, и по размеру, и по количеству приделов разного назначения, как это видно на рис. 9. А новодел ХХ века (храм Иерусалима-4), напротив, стал компактнее, скромнее, и ближе к скромности самого спасителя, то есть, ближе к храму Иерусалима-2.
Обсуждение. Любой мемориал, посвященный Спасителю (как бы Он ни назывался - Иса, Иисус, Ешуа) выполняет две основные функции - мемориальную и сакральную. Мемориальная функция связывает ныне живущее поколение с Тем, кто принял на себя грехи человечества. Вторичная мемориальная функция - это следование другим мемориалам.
После Великой Отечественной войны наша страна была усеяна мемориалами - памятниками различным событиям по освобождению нашей страны от фашистских захватчиков. И при этом каждый мемориал был вполне самостоятельным, оригинальным, чем и отличался от других аналогов. Если рассматривать Новоиерусалимский храм как русский мемориал Спасителю - он хорош в любом воплощении, и чем величественнее, тем лучше.  В этом смысле, если рассматривать Новоиерусалимский храм как мемориал Спасителю в России, которая шла по пути к созданию Российской Империи, то вариант XIX в. выражает эту идею максимально величественно, даже в какой-то степени помпезно.
При этом степень соответствия современному Иерусалиму-2 не играет большой роли. Ибо и сам Иерусалим-2 является вторичным мемориалом. Поэтому достаточно лишь общего соответствия и метафорического переименования подмосковной местности по типу Иерусалима-2. Однако можно повториться, только с точки зрения того, что храм является мемориалом, да еще в такой могучей стране, как Россия.
Более того, Новый Иерусалим является уже скорее памятником не столько Спасителю, сколько его интерпретатору, творцу «нового обряда» (обновленчества), патриарху Никону. В этом смысле, чем ближе внешний вид храма к тому плану, который был одобрен Никоном, тем лучше. И если нынешний вид этого храма, рис. 10, ближе к замыслу Никона, чем внешний вид храма XIX века, рис. 9, то можно считать, что цель реконструкции выполнена - перед нами продемонстрирована овеществлённая мечта о Спасителе первого двадцатилетия принятия христианства в Москве в ее первоначальном виде. Со всеми надлежащими архитектурными решениями, и метафорическим соответствием храмам нынешнего Иерусалима.
Но совершенно иначе следует рассуждать с точки зрения сакральной. Если храм - это не столько памятник Сыну Божьему, но, прежде всего, именно сакральное место единения человека и Божества, место человеческих просьб и исповеди, место Божественных откровений, то оно должно быть САКРАЛЬНЫМ. Но можно ли назвать данный комплекс таковым?
Начнём с того, что местность для строительства не считалась изначально сакральной. Она состояла из частных владений. К месту строительства не было свезено никаких древних святынь в виде камней или часовен - об этом нет никаких сведений. Что касается архитектурного проекта, также нигде не сказано, что его делали монахи или по согласованию с ними. Да и строили подневольные крестьяне, а не монахи. Правда, возникает вопрос - а существовали ли в то время такие монахи, которые могли если уж не проектировать или строить, то хотя бы консультировать христианское строительство?
Возможно, для знати этот храм являлся тем, что ей было нужно - красивый, просторный, с определенным сходством с храмом Иерусалима-2, и с его наименованиями. А повышенной сакральностью ему обладать не обязательно - это же не храм для жрецов! Так что в качестве образца светской архитектуры сакрального назначения он реконструирован замечательно, несмотря на вопросы о точности соответствия некоторых его частей и не полную завершенность его восстановления.
Но если относиться к храму как месту общения человека с Богом в память о Спасителе, то любая келья отшельников намного сакральнее. Но у нее - иное назначение. Подлинный храм (независимо от вероисповедания) обычно выглядит более аскетичным, и более располагающим к общению человека с богом, чем апартаменты в стиле барокко.
Учитывая сказанное, проблемы точного соответствия храма Иерусалим-4 храму Иерусалим-2 оказываются проблемами не христианскими, а сугубо архитектурными, где все храмы (и храм Иерусалима-1, и храм Иерусалима-2, и храм Иерусалима-3) многократно перестраивались. В христианском же плане храм Иерусалима-2 удовлетворяет требованиям высокой сакральности и в качестве изначального русского ведического храма, и в качестве языческого храма Рима. Здесь, к сожалению, полного сходства с ним Новоиерусалимского храма не наблюдается.
Заключение. Проблема оценки любого сакрального комплекса, тем более мемориального, всегда очень сложна, поскольку критериев тут множество - сакральные, эстетические, технические, мемориальные. Именно поэтому при ее решении возможны разные оценки. Однако если считать Новоиерусалимский храм памятником введению христианства в Москве по версии патриарха Никона, то эта линия мемориала в нынешнем новоделе выражена наиболее полно. Если считать Новоиерусалимский храм копией Храма Гроба Господня нынешнего Иерусалима, то сходство тут выражено много хуже. А исторически первому Иерусалиму нынешний новодел не соответствует никак. При этом в смысле степени сакральности Новоиерусалимский храм оказывается далеко не лучшим, но он и не был на нее рассчитан изначально.
Литература

  1. Чудинов В.А. Куда и зачем шли крестоносцы. Сайт chudinov.ru от 31 января 2014 года
  2. Морозов Николай Александрович. Христос. Силы земли и небес. - М.: ЛЕАН, 1998. - 704 с., ил.
  3. Чудинов В.А. Геоглифы городов вблизи Везувия. Сайт chudinov.ru от 11 февраля 2014 года

Записаться на тренинг ТРИЗ по развитию творческого, сильного мышления от Мастера ТРИЗ Ю.Саламатова >>>

Новости RSSНовости в формате RSS

Статьи RSSСтатьи в формате RSS

Рейтинг – 783 голосов


Главная » Это интересно » Наука и техника » Является ли Новоиерусалимский монастырь Иерусалимом Руси Чудинов В.А.
© Институт Инновационного Проектирования, 1989-2015, 660018, г. Красноярск,
ул. Д.Бедного, 11-10, e-mail
ysal@triz-guide.com, info@triz-guide.com
 
 

 

Хочешь найти работу? Jooble