Институт Инновационного Проектирования | СССР мог бы первым овладеть информационными технологиями
 
Гл
Пс
Кс
 
Изобретателями не рождаются, ими становятся
МЕНЮ
 
   
ВХОД
 
Пароль
ОПРОС
 
 
    Слышали ли Вы о ТРИЗ?

    Хотел бы изучить.:
    Нет, не слышал.:
    ТРИЗ умер...:
    Я изучаю ТРИЗ.:
    Я изучил, изучаю и применяю ТРИЗ для решения задач.:

 
ПОИСК
 
 



 


Все системы оплаты на сайте








ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
сертификация инноваторов
инновационные технологии
БИБЛИОТЕКА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ
Это интересно
ПРОДУКЦИЯ
 

 


Инновационное
обучение

Об авторе

Отзывы
участников

Программа
обучения

Вопрос
Ю.Саламатову

Поступить на обучение

Общественное
объединение



Молодому инноватору

FAQ
 

Сертификация
специалистов

Примеры заданий

Заявка на
сертификацию

Аттестационная
комиссия

Список
аттестованных
инноваторов

Инновационное
проектирование

О компании

Клиенты

Образцы проектов

Заявка
на проект

Семинары

Экспертиза проектов

   

Книги и статьи Ю.Саламатова

Теория Решения Изобретательских Задач

Развитие Творческого Воображения

ТРИЗ в нетехнических областях

Инновации 
в жизни науке и технике

Книги по теории творчества

Архивариус РТВ-ТРИЗ-ФСА

Научная Фантастика
 
 
Статьи о патентовани
   

Наука и Техника

Политика

Экономика

Изобретательские блоги 

Юмор 
 
Полигон задач

ТРИЗ в виртуальном мире
медиатехнологий
       

Книги для
инноваторов

CD/DVD видеокурсы для инноваторов

Програмное обеспечение
инноваторов

Покупка
товаров

Отзывы о
товарах
           

СССР мог бы первым овладеть информационными технологиями

 

Описание: http://www.iprinet.kiev.ua/gf/img/kn_derk_big.jpg

24 августа 2013 года исполнилось 90 лет со дня рождения выдающегося советского ученого, «отца русской кибернетики» академика В.М.Глушкова. Говорят, что у истории нет сослагательного наклонения, но все-таки иногда очень хочется попытаться ответить на вопрос: «Что было бы, если бы…?». В 1960-ые гг. Глушков мог бы стать, но, к сожалению, не стал в один ряд с такими гениями советской науки, как Курчатов, Келдыш и Королев. Виной же тому стало не отсутствие у Виктора Михайловича научных талантов, а резкое падение управленческого уровня высшего советского руководства. А проще говоря, не осталось в КПСС руководителей равных по уровню Сталину и его ближайшим сподвижникам, типа Берии, Маленкова и т.д., которые смогли создать все необходимые условия для реализации атомного и космического проектов, а до этого индустриализации аграрной России и эвакуации летом-осенью 1941 года нескольких тысяч заводов и фабрик на восток страны.

И тут нельзя не согласиться с Лауреатом Нобелевской премии Жоресом Алферовым, который дал абсолютно точную характеристику того времени: «Научно-технический прогресс второй половины ХХ века полностью определялся соревнованием СССР и США. Наша страна ничего не проиграла в науке, проиграли наши политики». Не стало в высших кругах СССР руководителей, способных осмыслить глобальные цели, ставить перед своими подчиненными на первый взгляд неразрешимые задачи и, несмотря ни на что, добиться их решения. В конце концов, эта общая деградация советских руководителей в постсталинский период и привела к руководству страной Горбачева и его команду, разрушивших Великую Державу.
Описание: http://ih2.tr200.ru/image2/0143/97/01439763.jpg

Все так хорошо начиналось.

 

В 1962 году президент Академии наук СССР М.В.Келдыш привел молодого (ему тогда еще не исполнилось и 40 лет) академика АН УССР В.М.Глушкова к первому заместителю Председателя Совета Министров СССР А.Н.Косыгину. Глушков рассказал Косыгину о своих предложениях по созданию общегосударственной автоматизированной системы управления экономикой страны (ОГАС). Причем он не скрывал от фактически второго руководителя страны, что эта задача сложнее космического и атомного проектов вместе взятых, и организационно гораздо труднее, так как затрагивает все сферы деятельности: промышленность и торговлю, планирующие органы, сферу управления и т.д. А.Н.Косыгин одобрил эти предложения, и вскоре вышло распоряжение Совмина СССР о создании специальной комиссии под председательством В.М.Глушкова по подготовке материалов для специального постановления правительства.

К этому времени в СССР уже имелась концепция единой системы вычислительных центров для обработки экономической информации, который выдвинули виднейший экономист академик В.С.Немчинов и его ученики. Они предложили использовать вычислительную технику, имевшуюся в территориальных вычислительных центрах. Но, к сожалению, в СССР все организации были плохо подготовлены к восприятию обработки экономической информации. Вина лежала как на экономистах, которые практически ничего не считали, так и на создателях ЭВМ. В результате создалось такое положение, что органы статистики и частично плановые органы были снабжены счетно-аналитическими машинами образца 1939 года, к тому времени полностью замененными в Америке на ЭВМ, хотя и в СССР в 1959 году была разработана уникальная троичная ЭВМ «Сетунь», не уступающая американским аналогам.
Описание: http://fakty.ua/photos/article/30/6/30647w200zc0.jpg
Глушков организовал в своем институте коллектив единомышленников для разработки программы по реализации задачи, поставленной Косыгиным, неделю провел в ЦСУ СССР, где подробно изучал его работу, просмотрел всю цепочку от районной станции до ЦСУ СССР. Очень много времени провел в Госплане. За 1963 год Глушков побывал не менее чем на 100 объектах, предприятиях и организациях самого различного профиля: от заводов и шахт до совхозов. Потом он продолжил эту работу, и число объектов, исследованных им, дошло почти до тысячи. Молодой академик, возможно, как никто другой, очень хорошо представлял себе народное хозяйство в целом: от низа до самого верха, особенности существующей системы управления, возникающие трудности, что и как нужно считать.
В.М.Глушков, совместно с В.С.Михалевичем, А.И.Никитиным и другими разработали первый эскизный проект Единой Государственной сети вычислительных центров ЕГСВЦ, который включал около 100 центров в крупных промышленных городах и центрах экономических районов, объединенных широкополосными каналами связи. Эти центры, распределенные по территории страны, в соответствии с конфигурацией системы объединяются с остальными, занятыми обработкой экономической информации, число которых определяли тогда в 20 тысяч объектов. Это крупные предприятия, министерства, а также кустовые центры, обслуживавшие мелкие предприятия. Глушков предложил соединить эти 100 или 200 центров широкополосными каналами в обход каналообразующей аппаратуры с тем, чтобы можно было переписывать информацию с магнитной ленты во Владивостоке на ленту в Москве без снижения скорости. Тогда все протоколы сильно упрощались, и сеть приобретает новые свойства. Более того, эта концепция предполагала возможность использования безденежной системы расчетов населения, типа нынешних банковских карт.

Эту концепцию Глушков представил М.В. Келдышу, который все одобрил, за исключением безденежной системы расчетов населения, т.к. по его мнению, она вызвала бы ненужные эмоции, и вообще, Келдыш считал, что не следовало это смешивать с планированием. Глушков согласился с Келдышем, т.к. и без нее система тоже работала, и безденежную систему расчетов населения в окончательный проект не включили. Впоследствии В.М.Глушков написал в ЦК КПСС отдельную записку, которая много раз всплывала, потом опять исчезала, но никакого решения по поводу создания безденежной системы расчетов так и не было принято. А СССР мог бы первым в мире перейти на систему расчетов населения не бумажными деньгами, а специальными карточками.

Добиваясь решения огромной по сложности и материальным затратам задачи, В.М. Глушков в 1962 году написал статью для "Правды". Прочитав ее, бывший научный руководитель Глушкова по докторской диссертации А.Г.Курош, внимательно следивший за успехами талантливого ученика, написал ему: "...Мечтая, могу представить себе Вас во главе всесоюзного органа, планирующего и организующего перестройку управления экономикой, т.е. народным хозяйством на базе кибернетики (в соответствии, понятно, с основными установками высших органов страны), а также внедрение кибернетики в промышленность, науку, и, хочу подчеркнуть, в преподавание (на всех уровнях), медицину и вообще во все виды интеллектуальной деятельности. Было бы печально, если бы этот орган оказался министерским или государственным комитетом, т.е. органом бюрократическим. Это должен быть орган высокой интеллектуальности, составленный из людей, способных, каждый в своей области, на такое же понимание больших задач, какое есть, видимо, у Вас по проблеме в целом. Это должен быть орган почти без аппарата, орган мыслителей, а не чиновников. Это лишь мечты, конечно, кроме вопроса о главе этого органа, - Вы могли бы много сделать для реализации этих мечтаний..."

К сожалению, после рассмотрения проекта комиссией, созданной по распоряжению Совмина СССР, от него почти ничего не осталось, вся экономическая часть была изъята, осталась только сама сеть. Особенно резко против всего проекта возражал руководитель ЦСУ В.Н.Старовский, ссылаясь на то, что ЦСУ СССР было организовано еще по инициативе Ленина, и оно справляется с поставленными им задачами. Он сумел получить от Косыгина заверения, что той информации, которую ЦСУ дает правительству, достаточно для управления, и поэтому ничего делать не надо. В ноябре 1964 года состоялось заседание Президиума Совета Министров, на котором В.М.Глушков докладывал о проекте ОГАС. Президиум Совмина решил поручить доработку проекта ЦСУ (т.е. тому органу, который был категорически против самого проекта - если хочешь уничтожить идею, поручи ее реализацию противнику этой идеи), подключив Министерство радиопромышленности.

После ознакомления членов комиссии с проектом ЦСУ возмутились уже представители Госплана, которые заявили, что они не все в концепции академика Глушкова разделяют, но в его проекте хотя бы было планирование, а в этом одна статистика. Комиссия практически единогласно отвергла проект, «доработанный» ЦСУ. Тогда Глушков, учитывая жизненную важность этого дела для страны, предложил признать проект неудовлетворительным, но перейти к разработке технического проекта, поручив его Министерству радиопромышленности, Академии наук СССР и Госплану. С этим тоже не согласились, а предложение Глушкова записали как особое мнение и поручили теперь уже Госплану делать заново эскизный проект. Госплан потребовал на это два года, хотя шел уже 1966-й. До 1968 года в Госплане эскизный проект мусолили-мусолили, но абсолютно ничего нового не сделали. Так в «обсуждениях» потеряли 6 лет, и не до чего не договорились.

Примерно в это же время, когда в бюрократических инстанциях «мусолили» проект, предложенный академиком В.М.Глушковым, в США Advanced Research Projects Agency (сокр. ARPA - правительственное агентство по перспективным исследовательским проектам при Министерстве обороны США, управляющее передовыми исследовательскими программами) начало работы по созданию будущей Всемирной сети - Интернета. В том же 1962 г., когда В.М.Глушков пришел со своими предложениями к А.Н.Косыгину, в США появилось первое исследование, посвященное разработке идеи глобальной информационной сети. Автором серии заметок, в которых обсуждалась концепция "Галактической сети" (Galactic Network), был Джон Ликлайдер, которого зачастую называют "отцом интернета". По духу концепция, выдвинутая Ликлайдером в далеком 1962 г., очень близка к современному состоянию Интернета. Эта работа получила самую высокую оценку специалистов, и Джон Ликлайдер был приглашен в ARPA на должность руководителя Бюро по методам обработки информации.

Джон Ликлайдер также пригласил на работу в ARPA Лоуренса Робертса, который впоследствии создал первую локальную компьютерную сеть. Уже в 1966 году Лоуренс Робертс под руководством Джона Ликлайдера начал работу над созданием крупномасштабной компьютерной сети. Эту сеть решено было назвать ARPANET, сегодня же некоторые в шутку называют ее "бабушкой Интернета". Проект сети был опубликован исследователями в 1967 г. Первыми узлами ARPANET стали удаленные друг от друга на расстояние в 500 км компьютеры Стэндфордского и Калифорнийского университетов. Они были введены в действие 29 октября 1969 г. В тот день была предпринята первая, хотя и не совсем удачная, попытка подключения к компьютеру, находившемуся в исследовательском центре Стэндфордского университета с другого компьютера, который стоял в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе. Пока в СССР «обсуждали» и «мусолили» проект Глушкова, американцы действовали.

 

Хождение по мукам.
Описание: http://ppt4web.ru/images/8/15512/310/img8.jpg

Начиная с 1964 года против Глушкова стали открыто выступать либеральные экономисты-реформаторы: Е.Либерман, В.Белкин, И.Бирман и другие (некоторые из которых потом уехали в США и Израиль, а Бирман, эмигрировавший в США в 1974 году, даже работал консультантом в Пентагоне по советской экономике). А.Н.Косыгин, будучи очень практичным человеком, заинтересовался возможной стоимостью проекта Глушкова. По предварительным подсчетам его реализация обошлась бы в 20 миллиардов рублей. Основную часть работы можно было бы сделать за три пятилетки, но только при условии, что работа над этой программой должна быть организована так, как над атомным и космическим проектами, т.к. Глушков был убежден, что она сложнее космической и атомной программ вместе взятых. Стоимость проекта ориентировочно оценивалась в 20 миллиардов рублей, рабочая схема его реализации предусматривала, что вложенные в первой пятилетке первые 5 миллиардов рублей в конце пятилетки дадут отдачу более 5 миллиардов, поскольку была предусмотрена самоокупаемость затрат на эту программу. А всего за три пятилетки реализация программы принесла бы в бюджет по очень заниженной оценке не менее 100 миллиардов рублей.

Но либеральные экономисты-реформаторы сбили Косыгина с толку пообещав, что экономическая реформа будет стоить ровно столько, сколько стоит бумага, на которой будет напечатано постановление Совета Министров о ее внедрении (тут А.Н.Косыгин, наверное, забыл народную мудрость, что «бесплатный сыр бывает только в мышеловке»), и даст в результате больший эффект, чем проект Глушкова (и еще одну народную мудрость он почему-то забыл: «обещать, не значит жениться»). Поэтому проект Глушкова отставили в сторону и, более того, стали относиться к нему с настороженностью ссылаясь на недовольство им А.Н.Косыгина. Но Д.Ф.Устинов (Секретарь ЦК КПСС, курировавший оборонный комплекс и Космический проект) пригласил к себе руководителей оборонных министерств и дал им команду делать все, что скажет В.М.Глушков. Причем с самого начала было предусмотрено, чтобы системы делались для всех отраслей сразу, т.е. какой-то зачаток общегосударственности там был. Более того, Д.Ф.Устинов дал указание, чтобы никого из либеральных экономистов-реформаторов не пускали на предприятия оборонки и близко, а «команда Глушкова» смогла бы спокойно работать.

Для руководства работой в оборонном комплексе был создан межведомственный комитет (МВК) девяти отраслей ВПК под руководством министра радиопромышленности П.С. Плешакова и совет директоров головных институтов (СДГИ) оборонных отраслей по управлению, экономике и информатике под руководством Ю.Е.Антипова, члена военно-промышленной комиссии ВПК. Научным руководителем и межведомственного комитета, и совета директоров был назначен академик В.М. Глушков. Не только в оборонке, но и на Украине решением правительства Украины в Госплане УССР в 1971 г. был создан специальный отдел с достаточно широкими полномочиями, возглавить который, с одобрения академика В.М.Глушкова был приглашен М.Т.Матвеев. С такой мощной основой отделу удалось в кратчайший срок наладить процесс планомерного внедрения компьютерных технологий в народное хозяйство Украинской ССР и начать проектирование и практическое осуществление проектов РАСУ и РСВЦ. Многие годы до смерти В.М.Глушкова Украина в СССР занимала лидирующие позиции по этой проблематике.

Характерно, что именно ВПК и в США (ARPA), и в СССР поддержали ученых в их проектах создания информационных сетей, в то время как чиновники и предприниматели оказались далеки от информационных технологий. В 1970-х гг. число компьютеров, подключенных к ARPANET, росло преимущественно за счет тех университетов, работу которых финансировала ARPА. По мнению самих авторов Сети, ее рост был недостаточно быстрым. Один из создателей Интернета Роберт Тейлор писал: "Наша работа продвигалась слишком медленно. К 1971 г. в ARPANET было только девятнадцать узлов (а в СССР, если бы приняли предложения Глушкова – не менее 200). В декабре 1970 г. группа завершила работу над первой версией протокола, получившего название Протокол управления сетью (Network Control Protocol). После того как в 1971–1972 гг. Протокол управления сетью был успешно опробован в системе ARPANET, исследователи, наконец смогли приступить к разработке приложений. Так, в 1972 г. появилось первое приложение - электронная почта, автором которой стал Рей Томплисон. В конце концов, было решено организовать публичную демонстрацию возможностей ARPANET на Международной конференции по компьютерным коммуникациям в Вашингтоне. Эта демонстрация состоялась в октябре 1972 г.

В 1972 году был открыт доступ в ARPANET для университетов и исследовательских центров, имевших контракты с Министерсвом обороны США, а в 1973 году сеть выросла до международных масштабов, объединив сети, находящиеся в Англии и Норвегии. Термин "Internet" для обозначения Сети был введен Винтоном Серфом в 1974 г. Предложенная им идея объединения различных сетей в глобальную информационную структуру - Интернет - основывалась на возможности существования множества независимых сетей произвольной архитектуры. Ядром этого объединения должна была стать ARPANET - пионерская сеть с пакетной коммуникацией, к которой, вскоре должны были присоединиться пакетные спутниковые сети, наземные пакетные радиосети и т.д. Самая ранняя демонстрация Интернет была проведена в июле 1977 г. - западным исследователям удалось объединить компьютерные сети, находившиеся в Америке, Швеции и Канаде. А в современном понимании Интернет - глобальная информационная сеть с едиными принципами программного обеспечения - сформировался лишь к 1983 г.

Когда в СССР в конце 1960-х годов в ЦК КПСС и Совете Министров СССР появилась информация о том, что американцы еще в 1966 году сделали эскизный проект информационной сети (точнее, нескольких сетей), т.е. на два года позже В.М.Глушкова, забеспокоились и у нас. Вот как рассказывает об этом сам В.М.Глушков: «Я пошел к Кириленко и передал ему записку о том, что надо возвратиться к тем идеям, которые были в моем проекте. "Напиши, что надо делать, создадим комиссию", - сказал он. Я написал примерно такое: "Единственное, что прошу сделать, - это не создавать по моей записке комиссию, потому что практика показывает, что комиссия работает по принципу вычитания умов, а не сложения, и любое дело способна загубить". Но, тем не менее, комиссия была создана. Председателем назначили В.А. Кириллина (председателя ГКНТ), а меня заместителем».

В это время уже был опубликован проект директив XXIV съезда (1971 г.), включавший все формулировки по созданию ОГАС, подготовленные на комиссии. На Политбюро дважды рассматривался этот вопрос. На одном заседании (его вел секретарь ЦК КПСС по идеологии М.А.Суслов) была рассмотрена суть дела, с ней согласились и сказали, что ОГАС надо делать. Потом были приглашены заместители Косыгина, выступил председатель Госплана Байбаков и сказал: "Смирнов поддержал, и, в общем, все зампреды поддержали наши предложения. Я слышал, что здесь есть возражения у товарища Гарбузова». Министр финансов Гарбузов потом сказал Косыгину, что с помощью ОГАС ЦК КПСС будет контролировать, правильно ли Косыгин и Совет Министров в целом управляют экономикой. Поэтому на этом заседании Политбюро приняли половинчатые предложения: комплексная система ОГАС изменялась в сторону Государственной сети вычислительных центров, а что касалось экономики, разработки математических моделей для ОГАС и т.д. - все это смазали.

Под конец выступил Суслов и сказал: "Товарищи, может быть, мы совершаем сейчас ошибку, не принимая проект в полной мере, но это настолько революционное преображение, что нам трудно сейчас его осуществить. Давайте пока попробуем вот так, а потом будет видно, как быть" (а Сталин и Берия, хотя и сомневались и по поводу атомной бомбы, и по поводу ракетостроения, сделали все возможное, чтобы эти проекты были осуществлены). В заключении заседания Политбюро Суслов спросил не председателя комиссии Кириллина, а Глушкова: "Как вы думаете?". На что тот ему ответил: "Михаил Андреевич, я могу вам только одно сказать: если мы сейчас этого не сделаем, то во второй половине 70-х годов советская экономика столкнется с такими трудностями, что все равно к этому вопросу придется вернуться". Но, к сожалению, с мнением академика Глушкова не посчитались и приняли половинчатые решения вполне в бюрократическом стиле: «Поспешай, не торопясь».

 

Упущенные возможности.

 

Вначале фактически никто ничего не знал о предложениях по созданию ОГАС, они были строго секретными. Впервые об ОГАС, ГСВЦ и т.д. было написано в проекте директив XXIV съезда КПСС. Тут уже заволновались американцы: они, конечно, не на войну с СССР делали ставку - это было только прикрытием, они стремились гонкой вооружений задавить и без того слабую советскую экономику. И, конечно, любое укрепление экономики СССР - это для них самое страшное из всего, что только может быть. Поэтому они сразу открыли огонь по главному идеологу создания ОГАС – академику В.М.Глушкову из всех возможных калибров. Появились сначала две статьи: одна в "Вашингтон пост" Виктора Зорзы, а другая - в английской "Гардиан". Первая называлась "Перфокарта управляет Кремлем" и была рассчитана на руководителей СССР. Там было написано следующее: "Царь советской кибернетики академик В.М.Глушков предлагает заменить кремлевских руководителей вычислительными машинами". Удар был направлен очень точно: советские руководители, и так не очень высоких умственных способностей, всерьез испугались, что их заменят ЭВМ.

Статья в "Гардиан" была рассчитана на советскую интеллигенцию. Там было сказано, что академик Глушков предлагает создать сеть вычислительных центров с банками данных, что это звучит очень современно, и это более передовое, чем есть сейчас на Западе, но делается не для экономики, на самом деле это заказ КГБ, направленный на то, чтобы упрятать мысли советских граждан в банки данных и следить за каждым человеком. Эту вторую статью все "голоса" передавали раз пятнадцать на разных языках народов СССР и стран социалистического лагеря. Потом последовала целая серия перепечаток этих пасквилей в других ведущих капиталистических газетах - и американских, и западноевропейских, и серия новых статей.

А затем начали случаться странные вещи. В 1970 году академик Глушков летел из Монреаля в Москву самолетом Ил-62. Опытный летчик почувствовал что-то неладное, когда самолет летел уже над Атлантикой, и возвратился назад. Оказалось, что в горючее что-то подсыпали. Слава Богу, все обошлось, но так и осталось загадкой, кто и зачем это сделал. Немного позже в Югославии на машину, в которой ехал В.М.Глушков чуть не налетел грузовик - шофер чудом сумел увернуться. А в начале 1972 года в бой пошла советская «пятая колонна» и в "Известиях" была опубликована статья "Уроки электронного бума", написанная заместителем Г.А. Арбатова (директора Института США и Канады) Бенционом Захаровичем Мильнером. В ней Мильнер (вопреки реальному положению дел) пытался доказать, что в США спрос на вычислительные машины упал, а в ряде докладных записок в ЦК КПСС от либеральных экономистов, побывавших в США (их там видно слишком хорошо принимали), писалась абсолютная чушь, что использование вычислительной техники для управления экономикой в США приравнивалось к моде на абстрактную живопись. Мол, капиталисты покупают машины только потому, что это модно, дабы не показаться несовременными. Эта дезинформация сильно дезориентировала советское руководство.

А дальше была предпринята кампания на переориентацию основных усилий и средств на управление технологическими процессами. Этот удар был очень точно рассчитан, потому что и А.П.Кириленко, и Л.И.Брежнев - технологи по образованию, поэтому это им было близко и понятно. В 1972 году состоялось Всесоюзное совещание под руководством А.П.Кириленко, на котором главный крен был сделан в сторону управления технологическими процессами с целью замедлить работы по АСУ, а АСУ ТП (технологическими процессами) дать полный ход. Отчеты, которые направлялись в ЦК КПСС, явились, судя по всему, умело организованной американским ЦРУ кампанией дезинформации против попыток повышения эффективности советской экономики. Они правильно рассчитали, что такая диверсия - наиболее простой способ выиграть экономическое соревнование, дешевый и верный, а уж «носители дезинформации» от продажных журналистов до продажных либеральных экономистов, всегда найдутся.

И все-таки старания академика Глушкова не пропали даром. Как-то при встрече А.Н.Косыгин спросил Виктора Михайловича: «А можно ли увидеть что-нибудь из того, о чем вы постоянно говорите?». Глушков порекомендовал ознакомиться с тем, что сделано в оборонной промышленности, в частности, в институте, руководимом И.А.Данильченко, который был тогда главным конструктором по АСУ и внедрению вычислительной техники в оборонную промышленность. Глушков был научным руководителем этих работ и был уверен, что они произведут на Председателя Совета Министров СССР большое впечатление. И вот однажды в десять часов утра в институт, руководимый И.А.Данильченко, приехал сам А.Н.Косыгин, министр обороны Д.Ф.Устинов, министры основных отраслей оборонной промышленности, и этот визит продлился… до одиннадцати часов ночи.

Данильченко рассказал гостям о типовой АСУ для оборонных предприятий, о только что созданной сети передачи данных, об использовании вычислительной техники на предприятиях оборонных отраслей. Когда визит близился к концу (было девять часов вечера) и, казалось, что он благополучно закончится, Косыгин неожиданно сказал: «По имеющимся сведениям, в одной из ведущих западных стран подготовлен доклад о производстве и применении вычислительной техники в СССР. Там сказано, что машин у нас меньше, и они хуже и в то же время недоиспользуются. Почему это происходит? И правильно ли это?». Данильченко понимал, как много зависит от того, что он скажет, и вспомнил совет Глушкова: «В любых ситуациях говорить только правду!»
- Да! Все это верно! - ответил он.
- Причины? - резко спросил Косыгин.
- Не соблюдается основной принцип руководителя, выдвинутый академиком Глушковым, - принцип первого лица! Руководители страны психологически не воспринимают ЭВМ, и это самым отрицательным образом влияет на развитие и использование вычислительной техники в стране! - Главная задача - преодолеть психологический барьер в высшей сфере руководства. Иначе ни Глушков, ни я, никто другой ничего не сделает. Надо обучить верхние эшелоны власти вычислительной технике, показать ее возможности, повернуть руководителей лицом к новой технике. Академик Глушков писал об этом в ЦК КПСС и Совет Министров СССР, но безрезультатно.

После этого разговора была организована, специальная школа, преобразованная через три месяца в Институт управления народным хозяйством. В первом составе слушателей были союзные министры, во втором - министры союзных республик, после них - их заместители и другие ответственные лица. Лекции на первом потоке открыл сам председатель Совета министров СССР А.Н.Косыгин. Он же присутствовал на выпуске слушателей школы, которым пришлось сдавать настоящие экзамены. Лекции читались В.М.Глушковым, другими ведущими учеными страны. И дело пошло! Принцип "первого лица" Глушкова сработал! Министры, разобравшись, в чем дело, сами стали проявлять инициативу. Многое было сделано. Но когда Косыгина не стало, "принцип первого лица" снова сработал, на этот раз в обратную сторону.

Во время подготовки XXV съезда КПСС (1976год) была предпринята попытка вообще изъять слово "ОГАС" из проекта решения. Академик Глушков написал записку в ЦК КПСС, когда был уже опубликован проект "Основных направлений", и предложил создавать отраслевые системы управления с последующим объединением их в ОГАС. И это было принято. При подготовке XXVI .съезда (1981 год) было то же самое. Глушкову посоветовали развернуть кампанию за создание ОГАС в "Правде". Редактор этой газеты, бывший управленец, поддержал его. И то, что статья в "Правде" называлась "Дело всей страны", вряд ли было случайностью. "Правда" - орган ЦК КПСС, и после статьи в газете "Правда" у ученого появилась надежда, что ОГАС, наконец, станет делом всей страны, но здоровье академика В.М.Глушкова, которому не было еще и 60 лет не выдержало таких нервных перегрузок.

За несколько дней до смерти к нему в реанимационную палату пришел помощник министра обороны СССР Устинова и спросил - не может ли министр чем-либо помочь? Ученый, только что закончивший диктовать дочери рассказ о своих "хождениях по мукам", не мог не помнить о той стене бюрократии и непонимания, которую так и не сумел протаранить, пытаясь "пробить" ОГАС. "Пусть пришлет танк!" - гневно ответил он, обложенный трубками и проводами от приборов, поддерживающих едва теплящуюся жизнь. Мозг его был ясен и в эти тяжелые минуты, но терпению переносить душевные и физические муки уже приходил конец... История подтвердила верность его идей, но в американском варианте, и WWW (World Wide Web) – Всемирная паутина была «сплетена» американцами уже после смерти великого советского ученого. А слова В.М. Глушкова о том, что советская экономика в конце 70-х годов столкнется с огромными трудностями, оказались пророческими: СССР не смог овладеть информационными технологиями V технологического уклада (ТУ) и проиграл экономическое соревнование США.
Наличие планового хозяйства в бывшем СССР могло позволить создать самую эффективную систему управления экономикой, основанную на информационных технологиях V ТУ. Понимая это, В.М. Глушков и сделал ставку на ОГАС. По оценке специалистов, существовавшая в СССР система управления была втрое дешевле американской, когда США имели такой же валовой национальный продукт. Неприятие ОГАС было стратегической ошибкой советского руководства, т.к. создание ОГАС давало уникальную возможность объединить информационную и телекоммуникационную структуру в стране в единую систему, позволявшую на новом научно-техническом уровне решать вопросы экономики, экологии, образования, здравоохранения, сделать доступными для всех банки данных и знаний по основным проблемам науки и техники, интегрироваться в международную информационную систему. Реализацию ОГАС в годы жизни В.М. Глушкова могла бы вывести страну на новый виток научно-технического развития.

Помешали созданию ОГАС "некомпетентность высшего звена руководства, нежелание среднего бюрократического звена работать под жестким контролем и на основе объективной информации, собираемой и обрабатываемой с помощью ЭВМ, неготовность общества в целом, несовершенство существовавших в то время технических средств, непонимание, а то и противодействие ученых экономистов новым методам управления" (Ю.Е. Антипова). Глушков был безусловно прав, ставя задачу информатизации и компьютеризации страны. Но в тех условиях он не мог что-либо сделать без крупномасштабного решения Правительства и ЦК КПСС, которые и стали барьером на его пути.

В настоящее время теперь уже Россия попала в подобную же ситуацию, когда прозападные либеральные экономисты-реформаторы навязывают нашей стране тупиковый путь развития, как сырьевого придатка Запада, а идеям академика С.Ю.Глазьева, также как и в свое время идеям академика В.М.Глушкова, оказывается бешеное сопротивление со стороны бюрократических структур и «пятой колонны» прозападных либеральных «реформаторов». Более того, нашим либеральным реформаторам показалось мало просто сдерживать развитие научно-технического потенциала России, они решили уничтожить фундаментальную науку в России, реформировав РАН. Последствия этого реформаторского зуда для нашей страны неизбежно будут идентичны тому, что произошло с СССР. Россия может и не пережить начавшегося на наших глазах нового экономического кризиса, в процессе которого экономическому господству Запада придет конец.


Записаться на тренинг ТРИЗ по развитию творческого, сильного мышления от Мастера ТРИЗ Ю.Саламатова >>>

Новости RSSНовости в формате RSS

Статьи RSSСтатьи в формате RSS

Рейтинг – 822 голосов


Главная » Это интересно » Наука и техника » СССР мог бы первым овладеть информационными технологиями
© Институт Инновационного Проектирования, 1989-2015, 660018, г. Красноярск,
ул. Д.Бедного, 11-10, e-mail
ysal@triz-guide.com, info@triz-guide.com
 
 

 

Хочешь найти работу? Jooble