Институт Инновационного Проектирования | Как в США создавали ядерную бомбу
 
Гл
Пс
Кс
 
Изобретателями не рождаются, ими становятся
МЕНЮ
 
   
ВХОД
 
Пароль
ОПРОС
 
 
    Слышали ли Вы о ТРИЗ?

    Хотел бы изучить.:
    Нет, не слышал.:
    ТРИЗ умер...:
    Я изучаю ТРИЗ.:
    Я изучил, изучаю и применяю ТРИЗ для решения задач.:

 
ПОИСК
 
 



 


Все системы оплаты на сайте








ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
сертификация инноваторов
инновационные технологии
БИБЛИОТЕКА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ
Это интересно
ПРОДУКЦИЯ
 

 


Инновационное
обучение

Об авторе

Отзывы
участников

Программа
обучения

Вопрос
Ю.Саламатову

Поступить на обучение

Общественное
объединение



Молодому инноватору

FAQ
 

Сертификация
специалистов

Примеры заданий

Заявка на
сертификацию

Аттестационная
комиссия

Список
аттестованных
инноваторов

Инновационное
проектирование

О компании

Клиенты

Образцы проектов

Заявка
на проект

Семинары

Экспертиза проектов

   

Книги и статьи Ю.Саламатова

Теория Решения Изобретательских Задач

Развитие Творческого Воображения

ТРИЗ в нетехнических областях

Инновации 
в жизни науке и технике

Книги по теории творчества

Архивариус РТВ-ТРИЗ-ФСА

Научная Фантастика
 
 
Статьи о патентовани
   

Наука и Техника

Политика

Экономика

Изобретательские блоги 

Юмор 
 
Полигон задач

ТРИЗ в виртуальном мире
медиатехнологий
       

Книги для
инноваторов

CD/DVD видеокурсы для инноваторов

Програмное обеспечение
инноваторов

Покупка
товаров

Отзывы о
товарах
           

Как в США создавали ядерную бомбу

 

Описание: http://slon.ru/upload/iblock/308/3088600aac76ed8a382564b2284a87d1.jpg

В середине июля в центре Digital October состоялась лекция «Воспоминания о ядерной эре Лос-Аламос». Рой Глаубер, лауреат Нобелевской премии и профессор Гарварда, попавший в проект «Манхэттен» восемнадцатилетним студентом, рассказал о своем участии в ядерных исследованиях, о жизни «Манхэттена» изнутри и о людях, создавших бомбу. Slon публикует сокращенную версию лекции.

То, что я хочу рассказать, – лишь небольшая часть истории, результаты которой вам хорошо известны. Это мой личный опыт, мои наблюдения. Я поступил в Гарвард в 1941 году. Тогда говорили, что некоторые учебные дисциплины преподаются в последний раз, потому что вся профессура переходит к работе над военными проектами, и уже на третий год я начал изучать продвинутые курсы по математике, вообще-то предназначенные для аспирантов.
Мне тогда исполнилось 18, возраст, в котором в Америке забирают в армию. Армия была известна тем, что людей в ней определяли не на подходящее им место, а как получится, и я подумал, что смогу принести намного больше пользы в науке. В те времена нужно было заполнять анкеты, где мы указывали, что умеем делать, и я перечислил все пройденные курсы. К моему удивлению через три недели меня вызвал мужчина, одетый во все черное, завел в какую-то темную комнату и заставил заполнить анкеты по вопросам безопасности, как он их назвал. Но что я мог написать? Прошлого у меня не было, адресов никаких сообщить я не мог.

 

 

Спросил, над чем придется работать, но он лишь сказал, что проект переводится куда-то на Запад, ничего больше я не добился. Понятия не имел, в какое место предстоит ехать, не знал даже, куда отправлять вещи.

Все, что мне было известно, это почтовый адрес – P.O. Box 1663 Santa Fe, New Mexico (на самом деле единственное, что знал кто бы то ни было за пределами проекта). Мне велели сесть на поезд до Чикаго, позвонить оттуда по телефону, чтобы некто подошел ко мне и дал билет до Санта-Фе.
Когда я приехал на станцию, меня встретил человек в пальто, тоже только что сошедший с поезда. На платформе к нам присоединился мужчина, одетый как ковбой: я думал, простой шофер, даже представить не мог, что он математик! В машине «ковбой» с человеком в пальто начали разговор, полностью выходивший за рамки моего понимания, – казалось, я слушаю пришельцев с другой планеты. На самом деле я и сейчас считаю, что эта была математическая бессмыслица, просто чтобы убить время в поездке.
Когда мы приехали, мужчина в пальто записался как Джон фон Нейман, один из основоположников квантовой механики. Наверное, он всю дорогу недоумевал, что я, молодой парень, делаю рядом с ними в автомобиле.

 

 

В первый же день в Лос-Аламосе мои догадки оказались ошибочными: там не собирались строить ядерные реакторы, их годом ранее запустили в Чикаго. Нам предстояло работать над быстрой цепной реакцией, над бомбой.

Я был шокирован.
Другие времена. Невозможно представить подобный проект сейчас, в мирное время, но тогда у нас не оставалось выбора, нужно было закончить войну. Мы знали, на что способны немцы, и то, что они тоже могли создать бомбу. Это была гонка, которую Америка к тому же начала с опозданием.
Как развлекали себя добровольные пленники Лос-Аламоса
Когда я присоединился к проекту, «Манхэттен» работал всего несколько месяцев, но очень быстро расширялся. В Лос-Аламосе жили целыми семьями, все молодые, рядовым участникам было 23–24 года, а руководству проекта, «старикам», около 35. Особых развлечений не имелось, разве что зимой, когда навалит много снега, мы могли отправиться в поход на лыжах. Но обычно каждый развлекал себя сам.
Например, Ричард Фейнман, теоретик, очень веселый человек. В Лос-Аламосе охранники торчали, конечно, повсюду, и Фейнман любил подшучивать над ними. Его жена лежала неподалеку в больнице, и Фейнман, зная, как она любит разгадывать криптограммы, каждую неделю присылал ей зашифрованные послания. Это стало проблемой для охраны, обязанной читать всю почту и не пропускать непонятные письма. Тогда Фейнман начал вкладывать в корреспонденцию ключи к шифрам, чтобы охранники могли разгадать код, вынуть ключ и уже в таком виде отправлять письмо его жене.
Были у него и другие развлечения. Например, он любил взламывать сейфы и мне показал, как открывать некоторые из них. Даже когда у нас появились стальные сейфы со сложными замками, Фейнман научился открывать и их – так он находил вдохновение. И внутри вскрытого сейфа непременно оставлял записку хозяину.
Генерал Лесли Гровс, управляющий проектом, с самого начала считал, что имеет дело с группой сумасшедших, и самым умным его решением было назначить на роль научного руководителя Роберта Оппенгеймера, пользовавшегося уважением большинства участников, если не всех вообще. В Америке вряд ли нашелся бы еще один человек, способный справиться с такой ответственностью.
Как дрожала земля
Одним из самых сложных в Лос-Аламосе был вопрос о том, сколько нужно знать каждому из участников проекта. Лесли Гровс, конечно, выступал за секретность и считал, что каждый должен знать не больше, чем требуется ему для выполнения конкретной задачи. Но ученые настаивали на проведении открытых встреч, где можно было делиться мыслями и собирать идеи, среди которых попадались и очень ценные.
На самом деле с секретностью у нас было не очень. Экспериментаторы испытывали взрывчатые вещества, и постоянно гремели взрывы. Никого это особо не беспокоило.

 

 

Вот только мы не подумали о том, что когда у нас трясется земля, Санта-Фе, расположенный неподалеку, трясет немногим меньше. Не слишком хорошо для секретного проекта!


Люди в городе задавались вопросами, что же у нас происходит. Один репортер выступил с сенсационным рассказом о некоем месте в горах, где трясется земля. Он узнал имена нескольких наших ученых, опубликовал их в газете и в конце статьи спросил: «Что же они делают там, в горах? Никто не знает, но, скорее всего, детали для подлодок».
Перед испытанием бомбы возникло опасение, что материал, который должен взорваться, рассеется, и тогда бомба вообще не сработает. А материал был ценный, мы не хотели совсем потерять: неясно было, когда его можно будет заменить. Поэтому мы создали огромный кусок металла и дали ему имя Джамбо, в честь известного циркового слона. Джамбо был сконструирован таким образом, чтобы вещество, взорвавшееся внутри, не пропало, а осталось там. Мы так его и не использовали, и хорошо: уже после войны любопытства ради решили протестировать, сработает ли. Оказалось, нет.

 

 

Хоть взяли в разы меньшее количество взрывчатки, Джамбо разорвало на куски.

Еще в 1939 году, незадолго до начала войны в Европе, группа ученых, включая Эйнштейна, написала Рузвельту письмо с предупреждениями об опасности развития ядерных исследований у немцев и необходимости такого рода работы здесь. Президент оценил угрозу и распорядился создать комитет, но, к сожалению, таких комитетов расплодилось тогда множество, а толку от них не было. Сначала проект ужасно мало финансировали. Президентский комитет выделил всего несколько тысяч долларов. Страшно представить: два года ушло впустую! Когда мы наконец завершили разработки, война в Европе уже прекратилась, но если бы нам сразу дали нормальное финансирование, она могла закончиться гораздо раньше.


Записаться на тренинг ТРИЗ по развитию творческого, сильного мышления от Мастера ТРИЗ Ю.Саламатова >>>

Новости RSSНовости в формате RSS

Статьи RSSСтатьи в формате RSS

Рейтинг – 614 голосов


Главная » Это интересно » Наука и техника » Как в США создавали ядерную бомбу
© Институт Инновационного Проектирования, 1989-2015, 660018, г. Красноярск,
ул. Д.Бедного, 11-10, e-mail
ysal@triz-guide.com, info@triz-guide.com
 
 

 

Хочешь найти работу? Jooble