Институт Инновационного Проектирования | Соколов Л.А. Оружейные байки через призму русской истории: Сказ первый - Наган.
 
Гл
Пс
Кс
 
Изобретателями не рождаются, ими становятся
МЕНЮ
 
   
ВХОД
 
Пароль
ОПРОС
 
 
    Слышали ли Вы о ТРИЗ?

    Хотел бы изучить.:
    Нет, не слышал.:
    ТРИЗ умер...:
    Я изучаю ТРИЗ.:
    Я изучил, изучаю и применяю ТРИЗ для решения задач.:

 
ПОИСК
 
 



 


Все системы оплаты на сайте








ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
сертификация инноваторов
инновационные технологии
БИБЛИОТЕКА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ
Это интересно
ПРОДУКЦИЯ
 

 


Инновационное
обучение

Об авторе

Отзывы
участников

Программа
обучения

Вопрос
Ю.Саламатову

Поступить на обучение

Общественное
объединение



Молодому инноватору

FAQ
 

Сертификация
специалистов

Примеры заданий

Заявка на
сертификацию

Аттестационная
комиссия

Список
аттестованных
инноваторов

Инновационное
проектирование

О компании

Клиенты

Образцы проектов

Заявка
на проект

Семинары

Экспертиза проектов

   

Книги и статьи Ю.Саламатова

Теория Решения Изобретательских Задач

Развитие Творческого Воображения

ТРИЗ в нетехнических областях

Инновации 
в жизни науке и технике

Книги по теории творчества

Архивариус РТВ-ТРИЗ-ФСА

Научная Фантастика
 
 
Статьи о патентовани
   

Наука и Техника

Политика

Экономика

Изобретательские блоги 

Юмор 
 
Полигон задач

ТРИЗ в виртуальном мире
медиатехнологий
       

Книги для
инноваторов

CD/DVD видеокурсы для инноваторов

Програмное обеспечение
инноваторов

Покупка
товаров

Отзывы о
товарах
           

Соколов Л.А. Оружейные байки через призму русской истории: Сказ первый - Наган.

 

Описание: http://xxl-online.ru/sites/default/files/front_pict/73.jpg?1312976815 
В далеком 1891 г. страна наша, которая тогда называлась Российской Империей, весьма активно перевооружалась. Только что была принята на вооружение новейшая трехлинейная винтовка Мосина. Но еще и чернила на бумагах не просохли, а уже военный министр П.С. Ванновский спустил новый указ — создать или изыскать за границей современный револьвер... В те достославные времена на вооружении русской армии стоял револьвер Смит-Вессон 3-го образца (он же модель 1874 г.), по сию пору известный в заграницах как ”русская модель”. Некогда бывший весьма передовой конструкцией, к моменту нашего повествования револьвер этот уже перешел в разряд безнадежно устаревших пепелацев. Главными претензиями к Смиту было то, что он непотребно тяжел и здоров. Опять же, смитовские патроны снаряжались дымным порохом, а во всех передовых армиях уже переходили на бездымный. И то сказать — что это за пистолет, после каждого выстрела из которого нужно махать перед собой рукой, чтоб увидеть, попал ты куда или нет, настолько все дымищем заволакивает… В преддверии ХХ века так стрелять было уже несолидно. Кроме того, все тогдашние передовые армии с переходом на бездымный порох переходили и на патроны с пулями уменьшенного калибра. Это касалось как винтовок, так и пистолетов.
Появление героя
Только, значит, министр спустил указ, как в коридорах русского военного ведомства тут же материализовался респектабельный иностранный господин. Он поправил узел галстука и, не спрашивая дороги, пошел прямо в нужный ему кабинет. Звали достойного иностранца из страны Бельгии, из города Льежу, Леон Наган. Искать дорогу и долго выпрашивать аудиенций Нагану действительно было не нужно. В русском военном ведомстве он был человек известный. Еще в 1876 г. мануфактура братьев Наганов изготовила для русского флота аж 500 револьверов системы ”Галан”. После этого Наган участвовал в конкурсе на новую русскую винтовку. Конкурс он, правда, с треском продул нашенскому капитану Мосину. Однако за время соревнования несколько удачных технических решений с нагановской винтовки перекочевали жить на мосинскую. Посему начальство сочло за лучшее дать Нагану за права на его винтовку мешок денег отступными (200 000 рублей золотом!), лишь бы не иметь пикантных разборок с авторскими правами и патентами. То есть конкурс Наган проиграл, но в кармане его так потяжелело, что проигравшим его назвать язык не поворачивается. Помимо выкупленной винтовки, которую никто не собирался производить, Наган оставил русскому начальству самую добрую память любезным обхождением. И вот вновь появившийся Наган зашел в кабинет высокого военного чина, вежливо поздоровался и с интимной улыбкой приблизился к облеченной властью особе. Чиновник дружески приподнялся из-за стола, и карманы его мундира по старой памяти рефлекторно растопырились. — Слышал я, что Россия ищет новый револьвер? — сказал Наган. — Ох, ищет! — тяжко вздохнул Чиновник. — По всем краям и весям ищет… — Их есть у меня! — победно возвестил Наган. После чего залез в саквояж и извлек оттуда ладную на вид машинку с гладким барабаном и граненым стволом. — Новейшая разработка моей мануфактуры, с применением инновационных технологий. — Сие отрадно, — вяло оживился Чиновник. — Инновационных — это у нас любят… Чиновник подцепил со стола револьвер и повертел его в руках. — Симпатичный вроде. Ладненький… А под требования-то наши подойдет? — А что за требования? — поинтересовался Наган. — Ну… — начал загибать пальцы Чиновник. — Легоньким новый револьвер должен быть. Грамм чтоб 800–920. Надежным и в изготовлении простым. Чтоб не менее четырех дюймовых досок дырявил. Чтоб калибр и нарезы ствола были такие же, как в нашей винтовке Мосина, чтобы при случае можно было из бракованных винтовочных стволов револьверных нарезать. — А, экономия, — обрадовался Наган. — Похвально. — Мы ведь держава небогатая, — сиротнулся Чиновник. — Каждую копеечку считаем. А, вот! Надо чтоб этот револьвер мог одним выстрелом на расстоянии до 50 шагов гарантированно остановить лошадь. — Это что ж за гаубица ручная нужна, чтоб одним выстрелом лошадь остановить? — изумился Наган. — Так ведь не в корпус, а по ноге, — поправился чиновник. — Коняшка должен охрометь и остановиться. — Странно, — пожал плечами Наган. — Попробуй попади скачущей лошади в ногу… — Ну что ты пристал, Леон, — отмахнулся Чиновник. — Это мы у французов подглядели, когда они свой последний револьвер принимали. А мы что, хуже лягушатников? — Да нет, я так, полюбопытствовал... — Наган прищурился и быстро произвел в уме свои прикидки. — Значит, под нужный калибр образец быстро перестволю… — Нам еще нужно, чтобы без самовзвода! — вспомнил Чиновник. — Он, говорят, вредно влияет на меткость. — Самовзвод есть, но я уберу. Я так уже для бельгийской армии делал. Там всего три детальки поменять. — Слушай, — сказал Чиновник, продолжая вертеть револьвер. — А как у него барабан открывается? — Хм… — Наган сделал очень нейтральное лицо. — А вот барабан, в общем, и не откидывается. — Так, — заострился Чиновник. — А тогда перезаряжать его как? — Вон там справа дверка, сдвигается вниз. Через нее. — Так это чего — по одному патрону, что ли? — скривил рожу Чиновник. — Ты ж говорил, что револьвер инновационный. — Он и есть инновационный… э… местами. — Ну, Леон. — Чиновник покачал головой. — В наше время такая перезарядка — это уже, знаешь, моветон. У нас даже старый Смит-Вессон одним махом все гильзы выбрасывает. Боюсь, не пройдет твой револьверчик. — Может быть, все-таки можно что-нибудь придумать? — очень мягко спросил Наган. — А что же здесь можно придумать? — поинтересовался Чиновник, глядя на Нагана чистыми детскими глазами. — Ну, что-нибудь, — понизил голос Наган. В воздухе повис одуряюще сладкий аромат большой взятки. И на пять минут история стыдливо задернула завесу перед нашими глазами.
Технические тонкости
Давайте пока воспользуемся моментом и взглянем поближе на револьвер нашего героя. Что же хотел продать России предприимчивый Наган? Из явных отличий от револьверов классической схемы сразу обращал на себя внимание необычного вида надвижной барабан. Обычный револьвер устроен довольно просто: позади ствола расположен барабан, в котором просверлено несколько сквозных дырок ”камор”, куда вставляются патроны. При выстреле пороховые газы выталкивают пулю пинком под зад из каморы в ствол и, пропихнув по стволу, отправлют в дальнейший полет. Для того чтобы убрать стреляную гильзу от ствола и подставить неиспользованный новый патрон, барабан поворачивается, револьвер опять готов к новому выстрелу. Эта простая и довольно надежная система имеет, однако, и свои недостатки. Первый — между барабаном и стволом есть щель, куда ухает впустую часть пороховых газов, вместо того чтоб пойти в ствол на разгон пули. Другой недостаток — как бы хорошо ни был пригнан барабан, очень трудно обеспечить полную соосность каморы барабана и ствола. А ведь чем точнее подгонка, тем легче пуле войти в ствол. Если же механизм разболтан, то пуля входит в ствол неточно и начинает биться о его стенки как потерявший управление "боб" в ледовом желобе. Это отрицательно сказывается на ресурсе ствола и, конечно, меткости стрельбы. Пуля деформируется и, покинув ствол, может полететь куда угодно кроме того места, куда целился стрелок. Чтобы избавить револьвер от вышеуказанных недостатков, Леон Наган использовал в своем револьвере особый надвигающийся барабан.
В чем особенность такого барабана
1) Барабан не только вращается на своей оси, но и движется на ней взад-вперед.
2) Используется специальный патрон, в котором пуля полностью спрятана в гильзе, глубоко утоплена в ней.
3) В передней части барабана (которая примыкает ко стволу), в каждой каморе для гильз сделаны расточки под внешний диаметр ствола.
4) Когда стрелок взводит курок, барабан идет вперед и надвигается расточкой на заднюю часть ствола, одновременно гильза своей передней частью заходит в ствол и происходит ”стыковка” ствола и барабана, что устраняет прорыв пороховых газов.
Звучит мудрено, но стоит взглянуть на рисунок, и сразу все становится понятно. Бонус такой конструкции еще и в том, что даже достаточно раздолбанный (или сделанный абы как, скажем, по причине упрощенного военного производства) наган все равно обеспечивает весьма приличную точность. Ведь конусная гильза и ствол при стыковке автоматически направляют и центруют друг друга, что уменьшает несо-осность, вызывавшую ”эффект бобслеиста”. (это у Нагана, скорее всего, вышло случайно, довеском, потому что в патенте он об этом не упоминал, а упирал в основном на исключение потери мощности). Правда, лихо решив несколько присущих обычному револьверу проблем, конструкция с надвижным барабаном породила столько новых, что большинство пользователей, деликатно говоря, не смогли оценить ее гениальности.
Проблема №1 В обычном револьвере в режиме самовзвода стрелок, нажимая на спуск указательным пальцем, только проворачивает барабан по оси. Но в револьвере Нагана стрелок одновременно с этим еще и продвигает барабан вперед! Это не замедлило сказаться на усилии спуска. Стреляя из нагана самовзводом, можно накачать на указательном пальце мускул размером с бицепс Шварценеггера. Естественно, такое усилие отрицательно сказалось на точности. Впрочем, с этим еще можно мириться. В конце концов, если необходим точный выстрел, всегда можно предварительно взвести курок большим пальцем, и тогда усилие на спуске станет гораздо меньше. Ну а для быстрого выстрела накоротке сойдет и тяжеловатый самовзвод…
Проблема №2 Основная проблема револьвера оказалась в перезарядке. Наган образца 1895 года относится к типу револьверов с неразъемной рамой и неоткидным барабаном. Для того чтобы его перезарядить, нужно было открыть вниз дверцу на правой стороне револьвера. Теперь поворачиваем револьвер стволом вверх, и гильза под воздействием гравитации вываливается из барабана через окошко восвояси. Поворачиваем барабан на один щелчок — в окошко выпадает и вторая гильза. Снова поворачиваем барабан — выпадает третья. В общем, вы поняли, что нужно сделать, чтобы извлечь все семь стреляных гильз. И это в том случае, если револьвер был идеально чист и гильзы вываливались под своим весом. Но иногда гильзы приходилось подталкивать пальцем, и хорошо, если они к тому моменту уже успевали остыть. А если револьвер был совсем грязен, то и не пальцем приходилось тыкать, а выбивать подствольным шомполом. Причем зарядка нагана производится тем же макаром: засунули-повернули, засунули-повернули... Сказка про белого бычка. В общем, медленная была перезарядка у Нагана. Или как в то время говорили — ”мешкотная”.
Господа заседатели!
Пока мы рассматривали конструкцию револьвера, чуть не пропустили заседание оружейной комиссии. Вот они сидят, в полном составе, перед листом с техническими требованиями на новый револьвер. Комиссия делится на две группы. Те, кто принимает дружбу с господином Наганом, и те кто, ее не приемлет. Первые довольно улыбаются, а другие хмурятся, потому что на них давит административный ресурс, который в те времена был ничуть не легче, чем сейчас. Над комиссией витает дух высокого Чиновника из кабинета, которого мы уже видели ранее. Его недреманное око зорко следит, как бы чего не вышло инако, чем нужно. — Ну так что, подписываем? — ласково улыбается группа товарищей, благосклонных к Нагану. Вторая группа мнется, буравит взглядом стол. — Меня все-таки смущает пункт о заряжении и разряжении по одному патрону, — наконец выдавливает из себя самый смелый. — Ведь есть же револьверы, которые выкидывают все гильзы одновременно, и это позволяет гораздо скорее… — Мы уже все это сто раз обсуждали, упрямец вы наш, — вздыхает группа апологетов Нагана. — Да как вы не понимаете, что применение разъемной рамки или же иного откидывания барабана ослабляет прочность револьвера. А ведь патроны с переходом на бездымный порох стали гораздо мощнее. Кто поручится за ресурс? Кроме того, механизм одновременного выброса гильз — это усложнение конструкции, усложнение производства, повышение цены. Цена! Вы подумали о цене?! Тут апологеты обрушиваются на сомневающегося мощным греческим хором: — Нам надо вооружить огромную армию, а военный бюджет все сокращают и сокращают! Револьвер с перезаряжением по одному патрону существенно проще, а значит, надежнее и, главное, дешевле! Да, конечно, перезарядка такого упрощенного револьвера несколько мешкотна. Но случаи перезарядки оружия в непосредственной близости от противника очень редки. Даже более — если вы оказались в близости от врага и вам не хватит семи патронов, то вряд ли насевший враг даст вам перезарядиться. Кроме того, на такой случай у офицера есть еще сабля! Скажем же прямо: пусть лучше у нас будут простые револьверы, но зато мы вооружим ими каждого, нежели примем более совершенный технически револьвер, который по скудости средств сможем выдать только половине солдат. А остальных с чем прикажете посылать в бой? С палками?! Безоружных?! Голос апологетов трагически ломается: — Нет, нет, вы посмотрите на него! Он не считает государственных денег! Транжира! Мот! Это же почти что растратчик! Вы растратчик, сударь мой!! — Нет, я не… — мямлит сбитый с толку упрямец. — Есть ли предел его злодейству?! Глядите на него! Он хочет послать наших солдатиков в бой безоружными! Убийца! — Помилуйте, господа… — На твои руки падет кровь наших солдатиков! Что ты скажешь их матерям? Погубитель! Иуда! — Но я же… — Не надо жалких оправданий! — апологеты окружают упрямца. — Докажи делом радение за Отечество! Подписывай технические условия! — Я… — Подписывай! Подписывай!!! Упрямец в одурении глядит на апологетов. В макушку давит административный ресурс… — Ну, хорошо! — кричит он и берется за перо. — Только ради экономических выгод, редкости применения личного оружия и своевременного вооружения русских солдат. — Вот! Слова патриота! Подпись сюда и сюда, пожалуйста. Побежденный упрямец подмахивает документ. У него такое ощущение, что он только что подписал контракт с дьяволом. Кровью...
Наган против Пипера
Раздается хлопок, и прямо в центре комнаты появляется Леон Наган. — Здрасте-здрасте! О, что это? Технические условия на новый револьвер? А у меня как раз есть экземплярчик собственной разработки. Посмотрите, вам не подойдет? — Надо же, — блажат тайные апологеты, — ваш револьвер, господин Наган, тютелька в тютельку удовлетворяет всем техническим условиям. Какое приятное совпадение! Просто знак судьбы! Большой Чиновник щурит глаза и улыбается, как добрый дедушка. — Мой револьвер не просто совпадает с техническими условиями. Он еще и имеет супер-пупер систему, исключающую прорыв пороховых газов между стволом и барабаном! — радует комиссию Наган. — Смотрите, вот я беру мой револьвер, накрываю бумажкой барабан, стреляю — бах! — бумажка даже не шевельнулась. Никакого прорыва! Говоря высоконаучно, полная обтюрация. — Ах! Ох! Брависсимо! (апологеты). — Да, такое техническое решение имеет некоторые преимущества… (побитые противники). — Тогда давайте быстренько накатаем акт о пригодности к вооружению и разберемся с денежной стороной вопроса… Тут дверь в комнату рывком открывается, и в помещение вваливается приличного вида господин, взмыленный как скаковая лошадь. — Черт!... — бормочет Наган. — Кой сюда принесло этого прохвоста? — Ты его знаешь, Леон? — шепчет Чиновник. — Еще бы мне его не знать, — цедит Наган. — Это Анри Пипер, который подло скопировал мою идею системы, исключающей прорыв пороховых газов, года за два до того, как я ее изобрел. — Экий мерзавец! — цокает языком Чиновник. — Аф… уф… оф… господа… — сипит Пипер. — Я так бежал… Так боялся опоздать… Я услышал, что у вас тут идет конкурс, и принес мой новый револьвер… Вот… На стол ложится револьвер. — Вы ошиблись, милейший, — с явной неприязнью брюзжит Чиновник через губу. — У нас тут нет никакого конкурса. Мы пока просто составили технически требования. И заодно просто посмотрели револьвер господина Нагана... — Аф… уф… Тогда и мой просто посмотрите. — Экий бестактный человек, — раздражается Чиновник. — А что ваш револьвер? — вступают в бой апологеты. — Вот у Нагана — револьвер! У него есть ультрасовременная система, исключающая прорыв пороховых газов! — Аф… У меня тоже есть такая система! — Пипер уже отдышался и готов дать бой. — Это я ее, кстати, и изобрел. А еще у мсье Нагана револьвер перезаряжается по одному патрону, а у меня сделан откидной барабан и все гильзы выбрасываются одновременно. Посмотрите, это же гораздо удобнее. — А! Ну вот! — сердятся апологеты. — У вас откидной барабан? А нам как раз не нужен откидной барабан! У нас в технических условиях уже прописано, что новый револьвер должен иметь перезарядку по одному патрону. — А если я представлю конструкцию с перезарядкой по одному патрону? — спрашивает Пипер. — Ну вот когда представите — милости просим, — обещают апологеты. — Странные люди… — бурчит Пипер, разворачивается и убегает. За окном видно, как он, набирая скорость, несется в родной бельгийский город Льеж. — Ну-с, давайте-ка быстро примем Наган — и по домам, — потирая руки, предлагает Чиновник. — Да погодите, давайте хоть пострелять из него попробуем, — и вдохновленные визитом Пипера противники Нагана спешат на стрельбище. Честная компания тянется за ними. Первым же выстрелом пуля из револьвера Нагана пробивает пять сухих сосновых досок подряд. Все в восторге — старый Смит-Вессон пробивает только три. На следующих выстрелах у револьвера с завидной регулярностью начинает заедать барабан, теряется точность его доворота. — Хм, револьвер заслуживает внимания, но требует доработки… — бормочут противники. — Опытный образец, дело житейское, — улыбается Наган. — А сколько вы хотите за права на конструкцию? — Да сущие копейки, — небрежно отмахнулся Наган. — Семьдесят пять тысяч золотом. — Что-о?! — восклицают противники так, будто их мужское естество попало между дверью и косяком. — А что? — невинно удивляются апологеты. — Так вы же сами нас призывали к экономии и убеждали, что револьверы с одиночной перезарядкой дешевле, — мстительно напоминают противники. Апологеты молчат. Крыть нечем. — Больше двадцати тысяч не дадим! — упираются противники. — Двадцать тоже неплохо, — улыбается Наган, — я согласен. Остальное доберу в цене на производство, — шепчет он Чиновнику. — Хорошо, братец… — шепчет в ответ Чиновник. — Только ты уж сделай так, чтоб твой револьвер хотя бы без запинки стрелял, и тогда снова приходи. Наган кивает, хватает револьвер и по еще не остывшему следу Пипера убегает в родной Льеж. Через некоторое время из Льежа доносится грохот молотка и скрежет напильника. — Предлагаю принять особое решение к условиям конкурса, — поворачивается к комиссии Чиновник. — В случае если мсье Наган оперативно устранит неисправности своего револьвера, то револьвер у него сразу приобрести, а конкурс не проводить. — Нам кажется, это не очень объективно, — возражают противники. — Они не берегут казну! Не любят русских солдатиков!.. — хором ревут апологеты. Дополнительное решение принимается.
Описание: http://xxl-online.ru/sites/default/files/front_pict/Nagant_M1894.jpg?1315502331

Наган против Пипера-2
1893 год. Наган прибежал из Льежа с исправленным револьвером. Комиссия рассматривает револьвер Нагана. Чиновник бочком подходит к двери и как бы невзначай запирает ее на щеколду. — Просто на всякий случай, — шепчет он Нагану. Из окна раздается шум, и через форточку в помещение пролезает Анри Пипер со своим револьвером в зубах. Это уже другой револьвер — как и хотели, с одиночной перезарядкой. — Нет, ну это просто неслыханно, — возмущается Чиновник. — Аф… Уф… Оф… Я спешил, — пыхтит Пипер. Комиссия вертит револьвер Пипера, бахает из него по мишеням. Увы, создаваемый в спешке новый образец куда более сырой, чем первый. Патрон напротив окна выброса гильз фиксируется слабо и норовит самовольно вывалиться из барабана. Короткий барабан ограничивает длину гильзы и как следствие — начальную скорость пули. — Револьвер Нагана выглядит куда вы-игрышнее, — говорит Пиперу комиссия. Пипер хватает свой револьвер и с упрямым выражением лица молча сигает обратно в форточку. Чиновник запирает форточку на задвижку и, подумав, заклеивает окно. Комиссия вдумчиво изучает модернизированный револьвер Нагана и делает замечания: ствол укоротить на дюйм, шомпол укоротить, рукоять укоротить, форму мушки сменить, крепление бойка сменить… Наган кивает — укоротим, укоротим, сменим… Любой каприз — дайте только добраться до заказа. В камине слышится шум, и оттуда вместе с сажей в комнату опять вываливается Пипер. Он грязен как черт, в руках у него — очередной новый револьвер. — Аф… Уф… Оф… Комиссия вертит револьвер Пипера. На этот раз он сделал так, что после выстрела стреляная гильза сама выбрасывается из барабана. Это сильно усложнило конструкцию. От спешки все сделано сыро. — Остроумно, но ненадежно, — единодушно постановляет комиссия. — Отказать. Наган молча показывает Пиперу язык.
Улучшенный и дополненный
Победивший Наган отбывает домой, но очень скоро прибывает обратно с револьвером, доработанным по замечанием комиссии. Револьвер вдумчиво осматривают. — Ну что, гораздо лучше… — бормочут члены комиссии. — Однако не совершили ли мы ошибку, исключив из технических требований самовзвод? Понятно, что в армейском оружии наипервейшей надобностью является точная стрельба, для коей всегда необходимо предварительно взвести курок. Но ведь возможна и ситуация, когда скорость первого выстрела окажется важнее точности, и тут самовзвод дает изрядные выгоды… — Самовзвод ничего не дает, окромя излишнего усложнения конструкции! — возражает опытный ветеран, участник славных битв у Доростола и при Калке. — Только лишние детали унутре, а значит и большая цена. Самовзвод хоть и позволяет стрелять быстро, да по своей тугости зело неточен. Вот и выйдет, что солдаты станут тратить чересчур много боеприпасов. — Как же они будут тратить чересчур, если в барабане у этого револьвера всего семь патронов, а перезаряжается он с черепашьей скоростью? — Еще хуже! — отрезает ветеран. — Значит, потратит все боеприпасы в барабане впустую и никуда не попадет. Я против самовзводу! — А в просвещенной Европе уже у всех есть самовзвод, — как бы невзначай замечает один из членов. Этот аргумент колеблет противников самовзвода. Они смяты. Комиссия в этом вопросе объединяется. — Мсье Наган, нам бы все же хотелось иметь на револьвере самовзвод. Наган пожимает плечами. Он и снял самовзвод только по требованию комиссии. Долгое ли дело воткнуть его обратно, меняем курок, спусковой крючок, ползун — хоп! Вот вам самовзвод! Комиссия пуляет в мишень в режиме самовзвода. Точность преотвратная. Идут жаркие споры. — Ну нет сил, — наконец решают члены комиссии. — Пошлем револьвер на тестирование в офицерские школы. Пусть они скажут. Эй, офицеры! Вбегают офицеры стрелковой школы, с бутылками шампанского в карманах и парой симпатичных девиц на закорках, видят новый револьвер и расцветают, как дети от новой игрушки. — Ух ты! Это нам? — Вам, вам. Играйтесь. — Спасибо, дяденьки-комиссия! Офицеры убегают. Дамы на закорках на прощание угощают всех воздушными поцелуями. — Уф… — Чиновник расстегивает пару пуговиц, — Пашем, как проклятые. Надо сделать перерыв. По коньячку, пожалуй? — Я угощаю! — хлопает по столу Наган. — Он угощает!!! — радуется комиссия. Разливают.
Наган против Мосина
Без стука открывается дверь, и в помещении появляется встопорщенная борода, а вслед за ней и ее владелец, полковник Сергей Мосин. Наган смотрит на Мосина со смешанными чувствами. — Сергей Иванович! — восклицает Чиновник и от радости хлопает рюмку коньячку. — Автор несравненной трехлинейки! Кузнец, вложивший в народные руки меч-кладенец для защиты Отчизны! Оборитель знаменитых иностранных конструкторов! Гений, озаривший хмурое небо России! Какими судьбами?! — Осанна! — хором выдают остальные члены комиссии. Мосин сконфужен. Он скромный. — Вот, — только и говорит он и выкладывает на стол револьвер собственной конструкции. Револьвер страшненький, зато очень простой. У него каждая камора барабана имеет собственный ствол, потому у револьвера в сумме вращающийся пакет из шести стволов. Из-за этого видом своим он живо напоминающий пулемет, которым в отдаленном будущем будет размахивать незабвенный Арни в фильме ”Терминатор-2”. — Боже! Что? Что за пепербокс? — восклицают наперебой члены комиссии. — Экий карманный гатлинг! Сколько это весит?! Наган протискивается поближе. Вдруг этот подлый Мосин опять обойдет его со своей неказистой конструкцией, как это раньше вышло с винтовкой? На такой случай надо срочно изыскать в револьвере Мосина место, куда можно втюхать свою деталь, и потом стребовать с русской казны денег за использованные патенты. Но места для лишней нагановской детали в револьвере Мосина нет. Он прост, как швабра. Наган в ужасе. Члены комиссии вертят револьвер. — Мда… Тяжеловат… — На скорую руку, — басит Мосин. — Мда… Сыроват… — Торопился… — Мосин смущен. — Дайте мне два месяца, и я изготовлю еще два образца, да заодно и подцыганю чего-нибудь в конструкции. — А чего ждать? Шесть стволов… архаика… Неужто за два месяца пять стволов отпилите? В Европе ведь засмеют. — В Европе всегда издеваются, что бы мы ни делали, — жмет плечами Мосин. На это возразить, в общем, нечего. — Ну несерьезно же, Сергей Иванович, — ласково смотрит на Мосина Чиновник. — А принимать револьвер господина Нагана серьезно? — вскипает Мосин. — Я технолог и уже сейчас вижу, что револьвер этот будет совсем недешевым. В технических условиях отказались от одновременной экстракции гильз ради простоты, а разве револьвер Нагана прост, с его-то подвижным барабаном, казенником, ползуном и прочей хе... гм! ... херомантией? Чиновник морщится. Еще чего доброго этот выскочка Мосин заразит своими бациллами сомнений только что усмиренную комиссию. Что же делать? Чиновник подмигивает апологетам Нагана — мол, делай как я. — Слава Великому Русскому Конструктору! — вопит Чиновник во весь голос. — СЛАВА! — подхватывают апологеты. — Слава Гефесту русского оружия! — СЛАВА! Мосин пытается их перекричать, но его никто не слышит. — Качай его! Качай нашего олимпийца! Качай! — УР-РА-А! — апологеты хватают Мосина и начинают подбрасывать. — Выноси! Выноси! Почивай на лаврах, наш дорогой! Мосина на руках тащат к дверям, попутно пробуя оглушить коньяком и стараясь подкинуть повыше, чтоб он треснулся головой в потолок. Он тщетно пытается вырваться. Наган утирает пот со лба и хихикает. Мосина уже почти вынесли из комнаты, когда Наган догоняет его и кричит вслед: — Ха! Съел! Съел, да? И магазинную отсечку придумал вовсе не ты, а француз Луи Додето! — Я зато придумал, чтоб соединить ее с отражателем! — кричит Мосин. — А зато патронную обойму придумал не ты, а немец Маузер! — Врешь, русский медведь! — багровеет ушами Наган. — Я был на полгода раньше! У меня патенты есть! — Все у вас, басурман, не по правде, а по бумажкам! — рычит Мосин. — Люди! Опомнитесь!!! Нет пророка в своем отечестве!.. Он еще что-то кричит, но его вытаскивают из комнаты, и шум борьбы медленно затихает в глубоких коридорах. Не успевает дверь за убывшим Мосиным закрыться, как в помещение входят давешние офицеры стрелковой школы. От былого веселья нет и следа. Шампанского нет. Девиц нет. Выражение лиц внушает смутную тревогу. — Кто? Кто придумал этот револьвер? — старший офицер потрясает револьвером Нагана. — Где этот мерзавец? Наган сливается с оконной гардиной в полной незаметности. — Уже протестировали? — невозмутимо осведомляется Чиновник. — Как впечатление? — Барабан не доворачивается! Курок клинит! — Рабочие моменты, — кивает Чиновник. — Учтем. Доработаем. — Перезаряжается дольше, чем фитильный мушкет! — Подумаем. — Самовзвод наимерзейший! Тяжелый! Тугой! — Самовзвод уберем. — Как уберем? — раздражаются офицеры. — Куда уберем? К тебе когда-нибудь бусурман подбирался — пузо штыком пощекотать? Да так, чтоб дыхание его уже было слышно, крыса ты тыловая? Нет там времени курок взводить. Самовзвод как воздух нужен! От доли секунды жизнь зависит. — Ну, значит оставим, — успокаивающе махает руками Чиновник. — Спасибо, господа. Спасибо. Мы все прекрасно поняли. Внимательнейшим образом рассмотрим этот вопрос. Да, в кратчайшие сроки! На выход! На выход, пожалуйста!
Комиссия волнуется
Чиновник ласково жмурится, и все присутствующие ощущают, что если они скажут что-то не то, административный ресурс надавит не только сверху, а, пожалуй, и сзади подберется. Об отказе от Нагана речи нет. Но обсудить доклад офицеров все же надо. — Слышали? Господа офицеры говорят, нужен самовзвод. — Дороговато самовзвод… Прав Мосин, и так-то револьвер выходит недешевый… — А офицеры говорят, как воздух самовзвод нужен. — Ну раз офицерам так нужен, давайте офицерам его и дадим. А остальным нет. — предлагает один из апологетов. — Это как? — Да вот так. Будем выпускать две модели револьвера. Офицерскую — с самовзводом, пусть себе играются. И солдатскую — одинарного действия, эконом-класс, так сказать. — А солдат что, не человек что ли? — Человек, конечно! Дак ведь малограмотный, солдатик-то. Азият, не причесанный европейским образованием. От сохи забран, в шинельку закатан. Охлос, так сказать, быдловатый. Дай ему револьвер с самовзводом, так мигом все патроны распуляет и с пустым барабаном перед врагами останется. А так — наоборот, пока большим пальцем курок взведет, и обдумать все успеет, и точнее выстрелит. Вот и выходит, что и казне экономия, и о солдате забота! — Дельно сказано! — А мсье Наган сможет выпустить два образца револьвера? — Не извольте сомневаться! — улыбается из-за гардины Наган. — Желание клиента — закон. — Значит, решили, — подытоживает Чиновник. — Два варианта. И уж в этот раз голубчик, доведи ты револьверы до ума, чтоб стреляли исправно и ничего там не залипало. А то видел, какие у нас офицеры нервные… ­— Все будет в ажуре! — пообещал Наган, поклонился и бегом устремился в Льеж, где тут же загрохотал молотком.
Визит к императору
Прискакал Наган назад в самом скором времени. Показал комиссии последний вариант, с самовзводом и без оного. И на сей раз револьвер уже бил точно и работал вполне надежно. Даже члены комиссии повеселели. Хором поставили подписи о приемке. — Ну, — сказал Чиновник. — Спасибо за многотрудную работу, господа комиссия. Последнее осталось. Пойду подписывать бумаги на утверждение к Государю-императору. Теперь уже все зависит только от его высочайшего благоусмотрения... Взял Чиновник бумаги, перекрестился истово и пошел к Государю. Императором на Руси в то время был человек, о котором современник сказал, что царь он так себе, зато полковник из него мог бы выйти неплохой. Словом, император этот хорошо понимал нужды солдата, но плохо — народа. А еще тогдашний император был весьма неплохим стрелком, о чем приближающийся к нему Чиновник думал с некоторой тревогой. — Доброе утро, ваше императорское величество. — А… — государь обернулся с некоторой свойственной ему меланхолией. — Доброе, доброе, братец. — Осмелюсь доложить, ваше величество, — браво забормотал Чиновник, — что главная распорядительная и главная исполнительная комиссия по перевооружению, вкупе с вашим покорным слугой, неустанно радея о благе державы вашей и о ее обороноспособности, дабы победоносная армия ваша оставалась на самом острие прогресса технического, презрев отдых свой в трудах многотрудных и неспокойных, на долгие годы растянувшихся… — Ну это я понял, понял, братец. — улыбнулся Государь. — Ты давай уж поближе к сути. — Слушаюсь, — поклонился Чиновник. — Если коротко, то есть новый револьвер для перевооружения нашей армии. Нужна только ваша подпись. — Весьма приятно. Что же это за револьвер, братец? — Револьвер конструктора и мануфактора Леона Нагана, из бельгийского города Льежу. — А… — озадачился Государь. — Помню я этого господина, он ведь и мне пару своих револьверов презентовал… Так ведь неуютный револьвер сей, братец. Спуск без взвода курка туг, зарядка весьма мешкотная. — Некоторые недостатки есть, — согласился Чиновник, — но по совокупности качеств револьвер сей прочный победитель. Что же до перезарядки, так ведь у половины Европы так. Перезарядка для военных дело не главное. — Не знаю, не знаю, братец, — поджав губы, покачал головой Государь. — Ладно бы ваш наган перезаряжался медленней револьверов с одновременным выбросом гильз. Так ведь он и среди пистолетов с одиночным выбросом не блещет... — Да не о том вы сейчас думаете, ваше величество! — перебил Чиновник Государя зловещим голосом. — Что-что, братец? — изумился Государь. — Неужели вы не в курсе, ваше величество, что происходит с народом? С державой? — А что? — насторожился самодержец. — Население регулярно голодает. До того уже дошло, что наша армия по среднестатистическому росту солдата стала самой низкорослой в Европе! Народ чудо-богатырей суворовских от постоянного недокорма в карликов оборотился. — Не может быть! — ужаснулся самодержец. — Правду говорю, ваше величество, — сказал Чиновник (и действительно, на этот раз не соврал, хоть и своекорыстно). — Военное ведомство взятых в солдаты на каждом наборе обмеряет. Как есть обмельчали… — Что? Как? Почему скрывали?! — заволновался ошеломленный Государь. — Почему мне не докладывали? — Сам случайно узнал, — округлил глаза Чиновник. — А с тех кто скрывал, надо спросить по всей строгости. — Ужо я им! — погрозился Государь еще сам не зная кому. — Премьер-министр обязан был знать. — как бы невзначай шепнул Чиновник. — Только сперва давайте разберемся с новым револьвером. Выгодность его заключается… — Некогда мне разбираться, братец! Державу спасать надо! Комиссия то хоть компетентная была? — Самая прекомпетентная, ваше величество. — Где подписать? — Извольте здесь. Государь дрожащей рукой подмахнул лист. — Все? — Все, — поклонился Чиновник. — Ужо я им… — пробормотал государь и побежал искать премьер-министра. А Чиновник аккуратно подул на лист и гнусно ухмыльнулся. Вот каков был злодей.
Эпилог
Наган прошел первое испытание в крупномасштабных боевых действиях в русско-японскую войну. И выглядело это примерно так. Бежит удалой русский офицер впереди отряда храбрецов в атаку на вражескую траншею. Вперед, удальцы мои! За Веру, Царя и Отечество, солдатушки! Не посрамим! Ура-а! Все ближе вражеская траншея. А, испугались супостаты, что их закидают гранатами, и лезут наверх в контратаку. Вали их, ребята! В рукопашную! Солдаты бодаются винтовками, тыкают друг в друга штыками, фехтуют… Наш офицер, пользуясь преимуществом в скорострельности, отстреливает набегающих на него вражин из нагана. Бах-бах-бах! Едва успел, чуть штыком не пощекотал, мерзавец! Траншея в двух шагах. Бах-бах! Вскочил в траншею! Два супостата тут! Бах-бах! Щелк… Кончились патроны в барабане, хорошо, что смог застрелить этих двоих. Надо перезарядить, и быстро, за поворотом траншеи уже слышится топот ног и вражеская квакающая речь. Трясущимися от возбуждения руками наш герой дрыкает врученное родной империей чудо-оружие. Вытолкнули гильзу, провернули. Вытолкнули, провернули. Шаги все ближе! Вытолкнули-провернули. Вытолкнули-провернули. Вытол… Ай, прикладом в лицо!.. Ай, штык в печенку!.. Ай, не топчите мои зубы сапогами!.. Все. Одним офицером у Российской Империи меньше. По данным исследователей, именно во время Русско-японской войны резко возросли частные закупки иностранных пистолетов. Офицеры пытались позаботиться о себе сами. А наган продолжал себе существовать. Врастал в экономику годами отлаженным производством, модернизировался в мелочах, не меняясь в главном. Он переживет и хаос революции, и братоубийственную гражданскую. И даже когда новая советская власть в 30-х развернет производство автоматического пистолета ”ТТ”, выпуск нагана будет продолжаться, ибо никто не рискнет закрыть отлаженное производство в преддверии надвигающейся новой большой войны. Отчаянный оружейный голод Первой мировой запомнился крепко. И только, когда отгремела Великая Отечественная, склонилась к закату золотая эра русского нагана. С боевой службы он был снят, хотя и продолжал ездить верхом на красноармейцах, в небоевых частях и отдаленных гарнизонах. Большое количество этих револьверов осело в ВОХР’е. Там револьвер нашел отдых от лихих сражений в кобурах старичков, зорко дремлющих в кабинках проходных. Закончил свою карьеру наган в полной легендарности, навеки став неотъемлемой частью истории нашей страны. Одним при слове ”наган” сразу видится дореволюционная Россия, господа офицеры, голубые князья. Другим — пламенные красноармейцы, запавшие в душу со времени просмотра ”Неуловимых мстителей”. Третьим наган напоминает о Великой Отечественной. Ситуация с ним по своему уникальна. Удивительный револьвер. Был неудачным выбором уже с момента своего создания. Полностью устарел через пару лет после принятия на вооружение. ”Неуловимый Джо”, конструкция которого была столь остроумна, что оказалась не нужна никому, кроме России. И при этом — легенда на одной шестой части суши. И наша новейшая история в этом вся, как в зеркале.


Записаться на тренинг ТРИЗ по развитию творческого, сильного мышления от Мастера ТРИЗ Ю.Саламатова >>>

Новости RSSНовости в формате RSS

Статьи RSSСтатьи в формате RSS

Рейтинг – 578 голосов


Главная » Это интересно » Наука и техника » Соколов Л.А. Оружейные байки через призму русской истории: Сказ первый - Наган.
© Институт Инновационного Проектирования, 1989-2015, 660018, г. Красноярск,
ул. Д.Бедного, 11-10, e-mail
ysal@triz-guide.com, info@triz-guide.com
 
 

 

Хочешь найти работу? Jooble