Институт Инновационного Проектирования | В. ДЕМИДОВ "ОДИН ПЛЮС ОДИН - ПАРА"
 
Гл
Пс
Кс
 
Изобретателями не рождаются, ими становятся
МЕНЮ
 
   
ВХОД
 
Пароль
ОПРОС
 
 
    Слышали ли Вы о ТРИЗ?

    Хотел бы изучить.:
    Нет, не слышал.:
    ТРИЗ умер...:
    Я изучаю ТРИЗ.:
    Я изучил, изучаю и применяю ТРИЗ для решения задач.:

 
ПОИСК
 
 



 


Все системы оплаты на сайте








ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
сертификация инноваторов
инновационные технологии
БИБЛИОТЕКА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ
Это интересно
ПРОДУКЦИЯ
 

 


Инновационное
обучение

Об авторе

Отзывы
участников

Программа
обучения

Вопрос
Ю.Саламатову

Поступить на обучение

Общественное
объединение



Молодому инноватору

FAQ
 

Сертификация
специалистов

Примеры заданий

Заявка на
сертификацию

Аттестационная
комиссия

Список
аттестованных
инноваторов

Инновационное
проектирование

О компании

Клиенты

Образцы проектов

Заявка
на проект

Семинары

Экспертиза проектов

   

Книги и статьи Ю.Саламатова

Теория Решения Изобретательских Задач

Развитие Творческого Воображения

ТРИЗ в нетехнических областях

Инновации 
в жизни науке и технике

Книги по теории творчества

Архивариус РТВ-ТРИЗ-ФСА

Научная Фантастика
 
 
Статьи о патентовани
   

Наука и Техника

Политика

Экономика

Изобретательские блоги 

Юмор 
 
Полигон задач

ТРИЗ в виртуальном мире
медиатехнологий
       

Книги для
инноваторов

CD/DVD видеокурсы для инноваторов

Програмное обеспечение
инноваторов

Покупка
товаров

Отзывы о
товарах
           

В. ДЕМИДОВ "ОДИН ПЛЮС ОДИН - ПАРА"

 

НАЧАЛО ПОЛОЖИЛ ГИППОКРАТ

 

Она была ему любезна,

и он любил ее,

но он не был ей любезен,

и она его не любила.

Г. Гейне.

 

"Такие разные характерами..." — ска­жет кто-нибудь о супружеской паре и, возможно, будет прав. Удивительно иное: то, что они жили долго и мирно, что у них было много детей и что все окружаю­щие считали их идеальной парой. Что же это такое — характер? И почему любящие порой ссорятся и расходятся навсегда, а «расчетливые» наслаждаются радостями семейного очага?

В третьем издании БСЭ написано корот­ко: «Характер...— целостный и устойчивый индивидуальный склад душевной жизни человека, ее тип, «нрав» человека, прояв­ляющийся в отдельных актах и состояниях его психической жизни, а также в его ма­нерах, привычках, складе ума и свойствен­ном человеку круге эмоциональной жизни».

Целостный? Устойчивый? Всем хорошо известно, что человек на работе может быть одним, а дома совсем другим. По­чему? Человек, считавшийся неуживчивым в одном коллективе, переходит на другую работу, и выясняется, что он душа обще­ства. Почему? Великая тайна—человече­ский характер... Но тайна ли?

Гиппократ, который жил на переломе пя­того и четвертого веков до нашей эры, учил, что характер человека зависит от того, какая из жидкостей преобладает в его теле — кровь, слизь, черная желчь или желтая желчь. При избытке крови по­лучаются сангвиники, слизи — флегматики, черной желчи—холерики, а если много желтой желчи — перед вами меланхолик. Кант в своей «Антропологии» уточнил: сангвиник отличается быстрой сменой на­строений, но они неглубоки; холерик го­ряч, вспыльчив, порывист; меланхолик глу­бок и длителен в своих переживаниях; флегматик медлителен, спокоен и слабо выражает свои чувства.

Наука о характере, как ни странно, в об­щем и по сию пору во многом вертится вокруг этих представлений, лишь заменяя одни выражения в формулах другими, бо­лее свойственными духу времени. Во всех теориях характер выступает как следствие множества черт — «манеры», «привычки», «склад ума», «круг эмоциональной жиз­ни»... Эти столь неопределенные свойства человека могут еще и сочетаться между собою, так что обилие комбинаций буквально ошеломляет. Французский утопиче­ский социалист Франсуа Мари Шарль Фурье, интересовавшийся этой проблемой, насчитывал 810 типов характеров! Ясно, что оттенки между ними столь неуловимы, что вся сложнейшая классификация оказывает­ся лишенной практического значения.

Обращает внимание еще вот что. Пси­хологи, занимаясь проблемой характера, почему-то рассматривают человека вне связи с миром, где он живет и работает. Характеристики типов ' личности весьма «лабораторным. Но есть ли нужда в наши дни заниматься доказательством того, что именно в труде раскрывается характер че­ловека? В труде он взаимодействует с дру­гими людьми, и тут-то мы и видим, отзыв­чив человек или равнодушен, компаней­ский парень или бирюк, вежлив или груб...

Вот почему в последние два десятиле­тия в работах психологов все чаще встре­чаешься с желанием изучить характер че­ловека во всей сложности связей личности с окружающим миром.

 

ХАРАКТЕРОВ И ХАРАКТЕРЫ-ВЕКТОРЫ

 

Одну из таких попыток сделали американ­ские психологи Р. Акофф и ф. Эмери. Они решили подойти к проблеме челове­ческого характера с точки зрения теории целеустремленных систем. То есть систем, которые имеют возможность ставить перед собой цели и стремятся их достигать, пре­одолевая встречающиеся на пути препят­ствия. Не будем давать строгое определе­ние понятию «цель»: для наших целей (простите за невольный каламбур) вполне достаточно житейского представления.

Итак, перед нами стоит цель: из горо­да А переместиться в город Б. Это мож­но сделать разными способами. К услугам путешественника самолет и железная до­рога, теплоход и автобус, автомобиль и мотоцикл, можно поехать на велосипеде или даже пойти пешком, как это делают любители туризма. Все зависит от нашего желания и обстоятельств. А разные люди относятся к себе, своим желаниям и об­стоятельствам по-разному. Один капризен, другой нет, третий стремится «подмять под себя» обстоятельства, а еще кто-то не ис­пытывает желания активно действовать.

Значит, в пространстве характеров Акоффа и Эмери могут быть четыре основных типа людей:

- чувствительные к влиянию внешних обстоятельств (О),

- чувствитель­ные к состоянию своей личности (Л),

- ак­тивные, стремящиеся воздействовать на об­стоятельства (А)

- пассивные (П), которые охотнее заберутся в свою «норку», чем пойдут на конфликт с обстоятельствами.

В центре располагается характер, в ко­тором все эти четыре черты находятся в равновесии, а по осям и в пространстве между ними — все остальные характеры, отличающиеся от среднего. Чем дальше мы движемся от центра по оси Л, тем более чувствительным к своим пережива­ниям предстает перед нами человек. А ко­гда мы продвигаемся в противоположную сторону, в сторону О, тут характер стано­вится все более отзывчивым к внешним влияниям, к обстоятельствам. По оси же ПА находятся'характеры, средние по чув­ствительности к обстоятельствам и к себе самому, но зато различающиеся по дея­тельности: от исключительно активных в конце линии А до совершенных приспо­собленцев (я имею в виду отнюдь не мо­ральные качества) в конце линии П.

В четырех же полях между осями — все промежуточные типы характеров. Их, как легко видно, не четыре, не сто, не во­семьсот десять — бесконечно много, как бесконечно количество точек в простран­стве характеров, куда может протянуться из центра равновесия линия-вектор.

Вы спросите: а как определить, в какой точке пространства находится мой харак­тер? Для этого ученые прибегают к услу­гам сторонних наблюдателей. Скажем человек пять беспристрастно оценивают как человек отзывается на внешние об стоятельства и как — на свои переживания и ставят баллы: например, от нуля до единицы. Метод, конечно, не слишком на­дежный, но лучшего пока нет. Хотя, может быть,— кто знает! — со временем и разработают какие-нибудь анкеты для та­кой процедуры, и каждый из нас сможет определить свой характер самостоятельно, без экспертов...

 

«ЧИСТЫЕ» И «СМЕШАННЫЕ» ТИПЫ И ЧТО ТАКОЕ АСИММЕТРИЯ ХАРАКТЕРОВ

 

В пространстве ОА и ЛП находятся «чистые» типы характеров, а в ОП и ЛА — «смешанные». Почему «чистые»? По­нятно: человек или быстро отзывается на внешние обстоятельства и активно идет им навстречу, мало думая о себе (ОА), или, наоборот, все занят собою и старается не проявлять активности (ЛП). А «смешанные» типы находятся в контакте одновременно и с обстоятельствами и со своим внутрен­ним миром.

«Чистые» типы более трудно, чем «сме­шанные», приспосабливаются и к своему окружению и другим людям. Столкнув­шись с обстоятельствами, «чистый» тип ОА становится еще более активным и подда­ющимся их воздействию, а «чистый» тип ЛП еще более уходит в себя и стре­мится сделать так, чтобы его не трогали.

«Смешанные» же типы в таких условиях смещаются не к внешним областям прост­ранства характеров, как «чистые», а наобо­рот,— к центральной точке равновесия. Кстати, и с возрастом, как установили ис­следователи, «смешанные» характеры сме­щаются к точке равновесия, то есть становятся более гармонично организованными, а «чистые» уходят от нее и все жестче проявляют определяющую черту своего характера — активность или пассивность.

Что же случится, если в пространстве характеров окажутся два человека, вынуж­денные действовать совместно, то есть представляющие собой целеустремленную пару? Можно с очень большой долей уве­ренности утверждать, что векторы харак­теров не будут ни наложены друг на друга, ни протянуты в противоположные стороны строго по одной и той же линии. Такие случаи, конечно, возможны, но они редки. Куда более вероятен случай, что между векторами характеров имеется ка­кой-то угол (по некоторым соображениям его удобнее измерять между любым из векторов и продолжением другого векто­ра). Его называют углом асимметрии, или просто асимметрией пары. Когда векторы направлены в противоположные стороны и являются продолжением друг друга, асимметрия равна нулю, когда совпадают и направлены в одну и ту же сторону,— асимметрия равна 180°. При асимметрии О0 характеры партнеров совершенно про­тивоположны, когда асимметрия равна 180°, характеры одинаковы.

Если в пространстве векторов рассмат­ривать пары с разными асимметриями, можно заметить (это подсказывают и на­блюдения), что по мере возрастания угла от 0° до 90° каждый член пары воспри­нимает своего партнера все менее точно. То есть представления каждого участника о том, как выглядит вектор характера партнера (попросту говоря, представления о том, каковы будут реакции партнера на действия другого партнера), становятся все более неверными. Причем возникает любопытный конфликт: каждый из партне­ров ощущает, что в их совместной дея­тельности что-то неладно, однако, не по­нимая причины (характер партнера, как мы говорили, представляется в неверном свете), каждый старается исправить поло­жение, но своими действиями во многих случаях лишь усугубляет разлад.

Когда же асимметрия перешла за 90° и приближается к 180°, взаимное восприятие становится все более верным, однако в силу определенных причин (о них немно­го позже) у партнеров также все меньше надежд на благоприятные перемены.

 

ХАРАКТЕРЫ НА ВЕСАХ ВЕКТОРОВ

 

Люди, как правило, отличаются от идеала, а потому векторы характеров и сущест­вуют: они показывают, куда и насколько отклоняется характер от среднего, гар­монично совершенного. Длина векторов соответственно различна, как и направле­ние их. Если вычесть меньший из больше­го, мы узнаем неравновесие характеров. Чем оно больше, тем участники пары ме­нее склонны приспосабливаться друг к другу: скажем, активный партнер, нахо­дящийся ближе к точке равновесия, пред­почтет командовать, а вот будет ли вто­рой, пассивный участник эти команды вы­полнять, еще неизвестно.

Смотрите, что получается: очень часто один из участников пары может быть весь­ма далеко от точки равновесия, однако пара в целом при известных обстоятельст­вах окажется к равновесию ближе, чем порознь! Это правило относится к парам, асимметрия которых находится в преде­лах 0°—90°. Если же асимметрия равна нулю и нулю же равно неравновесие, та­кая пара сразу попадает в точку равнове­сия и оказывается очень устойчивой.

Вектор каждого характера может рас­полагаться в любом участке между осями, однако комбинаций характеров может быть всего десять: ОП—ЛА, ЛП—ОА, ОА—ЛА, ОП—ЛП, ОП—ОА, ЛП—ЛА, ЛА—ЛА, ОП—ОП, ЛП—ЛП, ОА—ОА. Как будут они вести себя, сталкиваясь с кон­фликтами, которые происходят между ними, а также между ними вместе как парой и окружением?

 

Пара ОП—ЛА. Если между ними возни­кают трения, то ОП считает, что они воз­никают не по его вине, а по вине ЛА. То же самое считает и ЛА. Но оба они (парадокс!) пытаются изменить поведение не ЛА, а, наоборот,— ОП. И этот послед­ний поддается такому влиянию без особо­го сопротивления. В результате конфликт погашен.

Когда же у пары возникают трения с окружающими, то более остро восприни­мает ситуацию ОП. Однако в силу своей пассивности он сам не станет принимать меры, а сообщит об этом ЛА, и тот уже как более активная часть пары займется изменением окружения в свою (то есть пары) пользу. В итоге между членами па­ры нет соперничества, они психологически и действенно сотрудничают между собой.

 

 

 

Пара ЛП—ОА. «Поссорились — значит, виноват ЛП»,— считает ОА. И то же самое считает ЛП: «Я виноват...» Поэтому он при­нимает решение изменить свое поведение, и в том же направлении действует ОА. И хотя в силу своего характера ЛП мало­чувствителен к попыткам ОА изменить по­ведение ЛП, оно изменяется просто в си­лу внутреннего ощущения ЛП. ОА вслед­ствие этого испытывает удовлетворение, и конфликт угасает.

Когда же недоразумения возникают у этой пары с окружением, ЛП склонен ухо­дить от них за спину ОА, позволяя ОА самостоятельно разрешить создавшиеся проблемы и соглашаясь с любым реше­нием.

Эти естественные склонности характе­ров партнеров обеспечивают паре устой­чивость. В глазах окружающих эта пара имеет явного лидера — ОА.

 

 

 

 

 

 

Пара ОА—ЛА. В конфликте между партнерами оба считают, что виноват ЛА. Однако изменять каждый пытается своего партнера. Между тем ощутить и отклик­нуться на эти усилия способен только ОА, но в силу своего активного характера, не желающего поддаваться влиянию окруже­ния, ОА на действия ЛА не отзывается. В итоге конфликт разгорается, причем ОА играет в нем более активную роль.

В отношениях с окружающими оба стре­мятся воздействовать на внешний мир и конфликтуют между собой из-за права руководства в этом воздействии. Пара про­изводит впечатление неуживчивой с сосе­дями, а также властолюбивой по отноше­нию друг к другу.

 

 

 

 

 

Пара ОП—ЛП. Во всех внутренних про­блемах, считают оба, виновен ЛП, но при всем том каждый из партнеров пытается изменять только себя. По мнению ОП, он постоянно приносит себя в жертву ради мира в паре, но ЛП этих жертв не видит. Поэтому ЛП и не показывает, что ценит самопожертвования ОП. Такое отношение глубоко уязвляет ОП и не способствует сохранению стабильности пары.

Изменить окружение так, чтобы пробле­мы внутри и вовне пары стали менее ост­рыми, наши герои не в состоянии.

В итоге их воспринимают как довольно пассивную, малодеятельную, недовольную друг другом чету.

 

 

 

  

Пара ОП—ОА. Каждый из них хорошо понимает, что возникший между ними конфликт влияет на поведение партнера. Однако ОП старается изменить себя, а ОА — повлиять и изменить также ОП. В силу того, что ОП восприимчив к влия­ниям извне, он откликается на попытки ОА, и мир восстанавливается.

Но при всем том они видят проблемы, возникающие у них с окружением, каж­дый по-разному. Это мешает их гармонич­ному отношению с другими. Ведь, даже осознавая конфликтное состояние с внеш­ним миром, они невольно переносят эту стычку на свои межличностные отношения. Если они хотят сохранить стабильность, они стараются поменьше высказывать друг другу взгляды на окружение и свои отно­шения с другими: любое высказыва­ние почти неизбежно приводит к ссоре!

В глазах окружающих тем не менее это пара, в которой один из участников «под башмаком» у другого.

 

 

Пара ЛП—ЛА. Оба участника довольно равнодушны к действиям партнера, мало на них откликаются. При этом, однако, ЛА пытается использовать ЛП в своих собственных целях. Но поскольку ЛП не­чувствителен к влиянию ЛА, попытки ЛА проваливаются. Со временем стремление ЛА изменить ситуацию угасает, и партне­ры все более удаляются друг от друга.

В отношениях с окружающими пара не активна, так как занята своими внутренни­ми проблемами.

Со стороны — это мирные, довольно рав­нодушные друг к другу люди. При благо­приятных обстоятельствах это равнодушие, по-видимому, способно обеспечить паре устойчивость.

 

 

 

 

Пара ЛА—ЛА. В случае ссоры каждый рассматривает проблему с точки зрения того, как эта проблема повлияет на собст­венную личность, игнорируя реакцию партнера. Поэтому каждый из пары пытается воздействовать на другого ради своих целей. Но оба не чувствительны к таким усилиям и не откликаются на них. Поэто­му они много и без видимого успеха конфликтуют.

Они не осознают ни своего влияния на окружающих, ни того, как должны были бы повлиять на них как на пару внешние обстоятельства. При всем том чета пыта­ется изменять и вообще влиять на окру­жение. Однако выступают партнеры не вместе, а порознь, пытаясь обратить дело каждый в свою пользу.

Со стороны они выглядят довольно аг­рессивной, склочной парой (конфликтую­щей между собой), которая не очень по­нимает, каков окружающий мир и что в нем делается.

 

 

Пара ОП—ОП. По мнению каждого уча­стника, причина конфликта — действия партнера. Вместе с тем каждый старается от столкновения по возможности уйти. Это стабилизирует пару как целое, но не воз­буждает в ней приязни друг к другу.

Внешние обстоятельства они видят оди­наково, но каждый пытается решать про­блему независимо от другого и без попы­ток втянуть в деятельность этого другого. Изменить окружение совместными усилия­ми они не стараются, хотя и осознают, что именно задевает их как пару.

Со стороны—мирная, пассивная, но не равнодушная друг к другу и окружающим чета, хотя и малообщительная.

 

 

 

 

Пара ЛП—ЛП. Каждый член пары до­вольно-таки нечувствителен к усилиям другого участника, не откликается на его действия. Поэтому они и не конфликтуют и не взаимодействуют как пара. Один ос­тавляет другого в покое и радуется, что его также не задевают. Возникший кон­фликт угасает очень быстро, так как никто не подбрасывает в него топлива.

Пара не имеет, как правило, контактов с другими людьми, а потому и не кон­фликтует с ними. При изменении внешних обстоятельств оба члена пары, каждый самостоятельно, стараются приспособиться к переменам.

Для окружающих эта чета — неинтерес­ные люди, мирно сосуществующие друг с другом и соседями.

 

 

 

 

Пара ОА—ОА. «Во всем всегда виноват другой» — вот их кредо. Поэтому каждый участник считает своим долгом попытать­ся изменить поведение другого, а тот на эти усилия не отзывается. Обоим кажется, что партнер его не понимает, и каждый пытается доказать другому свою правоту. Ссора из-за этого долго не угасает.

Возможно, что для достижения мира участники пары попытаются изменить ок­ружение, но и в этом случае будут сопер­ничать между собой из-за всего. Затеяв конфликт с окружающими, они спорят не­пременно и между собой, причем повод может быть какой угодно,— скажем, выяс­нение, каковы причины этого конфликта.

Окружающие воспринимают эту пару как необычайно склочную, враждебную друг к другу. Устойчивость такой пары ми­нимальна.

 


ПРАВДА ЛИ ВСЕ ЭТО?

 

Хотя все написанное о парах может кому-то показаться досужими рассуждениями, в основе этих характеристик лежит весьма здравая идея Акофф и Эмери стремятся поставить на место неуловимых «духовных склонностей» и тому подобных определе­ний более четкие, а главное, доступные наблюдению вещи: реакции человека на внешние воздействия. Тем самым иссле­дование выводится из стен лаборатории. Психолог может изучать людей в любой обстановке: в семье, на работе, на отды­хе. И всюду характер раскрывается в ко­ординатах «воздействие окружающей сре­ды— ответ». Иными словами, изучать характер можно классической и очень эффективной методикой «черного ящи­ка» — методикой, сродни той, опираясь на которую И. П. Павлов изучал условные рефлексы. Только тут не рефлексы, а от­клики на жизненные обстоятельства, за­ставляющие целеустремленную систему — человека — действовать разумно. Во вся­ком случае, настолько разумно, насколько это ему кажется (что также один из пока­зателей характера).

Интереснее всего, что психологи, кото­рые оценивают характеры супружеских пар по своим методикам, и исследователи, действующие по теории Акоффа и Эмери, приходят в своем анализе к поразительно одинаковым результатам.


Записаться на тренинг ТРИЗ по развитию творческого, сильного мышления от Мастера ТРИЗ Ю.Саламатова >>>

Новости RSSНовости в формате RSS

Статьи RSSСтатьи в формате RSS

Рейтинг – 763 голосов


Главная » Это интересно » ТРИЗ в виртуальном мире медиатехнологий » В. ДЕМИДОВ "ОДИН ПЛЮС ОДИН - ПАРА"
© Институт Инновационного Проектирования, 1989-2015, 660018, г. Красноярск,
ул. Д.Бедного, 11-10, e-mail
ysal@triz-guide.com, info@triz-guide.com
 
 

 

Хочешь найти работу? Jooble