Институт Инновационного Проектирования | М.И. ДЬЯЧЕНКО, В.А. ПОНОМАРЕНКО "О ПОДХОДАХ К ИЗУЧЕНИЮ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ УСТОЙЧИВОСТИ"
 
Гл
Пс
Кс
 
Изобретателями не рождаются, ими становятся
МЕНЮ
 
   
ВХОД
 
Пароль
ОПРОС
 
 
    Слышали ли Вы о ТРИЗ?

    Хотел бы изучить.:
    Нет, не слышал.:
    ТРИЗ умер...:
    Я изучаю ТРИЗ.:
    Я изучил, изучаю и применяю ТРИЗ для решения задач.:

 
ПОИСК
 
 



 


Все системы оплаты на сайте








ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
сертификация инноваторов
инновационные технологии
БИБЛИОТЕКА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ
Это интересно
ПРОДУКЦИЯ
 

 


Инновационное
обучение

Об авторе

Отзывы
участников

Программа
обучения

Вопрос
Ю.Саламатову

Поступить на обучение

Общественное
объединение



Молодому инноватору

FAQ
 

Сертификация
специалистов

Примеры заданий

Заявка на
сертификацию

Аттестационная
комиссия

Список
аттестованных
инноваторов

Инновационное
проектирование

О компании

Клиенты

Образцы проектов

Заявка
на проект

Семинары

Экспертиза проектов

   

Книги и статьи Ю.Саламатова

Теория Решения Изобретательских Задач

Развитие Творческого Воображения

ТРИЗ в нетехнических областях

Инновации 
в жизни науке и технике

Книги по теории творчества

Архивариус РТВ-ТРИЗ-ФСА

Научная Фантастика
 
 
Статьи о патентовани
   

Наука и Техника

Политика

Экономика

Изобретательские блоги 

Юмор 
 
Полигон задач

ТРИЗ в виртуальном мире
медиатехнологий
       

Книги для
инноваторов

CD/DVD видеокурсы для инноваторов

Програмное обеспечение
инноваторов

Покупка
товаров

Отзывы о
товарах
           

М.И. ДЬЯЧЕНКО, В.А. ПОНОМАРЕНКО "О ПОДХОДАХ К ИЗУЧЕНИЮ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ УСТОЙЧИВОСТИ"

 

ВП, 1990, №1, 106

 

Эмоциональная устойчивость уменьшает отрицательное воздействие сильных эмоциональных воздействий, предупреждает крайний стресс, способствует проявлению готовности к действиям в напряженной ситуации. Поэтому эмоциональная устойчивость — один из важных психологических факторов надежности, эффективности и успеха деятельности в экстремальной обстановке. Исследование ее природы, путей и средств сохранения, поддержания и формирования, зависимости от выполняемых задач, способов организации труда, его средств, стиля руководства, воспитательной работы имеет актуальное значение.
Остановимся прежде всего на тех основных подходах к пониманию эмоциональной устойчивости, которые реализуются в исследованиях ряда советских психологов. Таких подходов по крайней мере, четыре. Для первого характерно сведение эмоциональной устойчивости к проявлениям воли. Известно, что разные психические процессы могут взаимодействовать и взаимовлиять друг на друга (поддерживать,

107

усиливать, ослаблять, тормозить, подавлять и т.д.). Так, например, человек может волевым усилием, приемами аутогенной тренировки изменять свое эмоциональное состояние. Останавливаясь на этом моменте как основном, некоторые авторы трактуют эмоциональную устойчивость как способность управлять возникающими эмоциями при выполнении деятельности. Например, в книге «Психологический отбор летчиков» написано, что под эмоциональной устойчивостью «понимается, с одной стороны, невосприимчивость к эмоциогенным факторам, оказывающим отрицательное влияние на психическое состояние индивидуума, а с другой стороны, способность контролировать и сдерживать возникающие астенические эмоции, обеспечивая тем самым успешное выполнение необходимых действий» [8]. Некоторые исследователи считают, что эмоциональная устойчивость представляет собой способность преодолевать состояние излишнего эмоционального возбуждения при выполнении сложной деятельности [6].
Естественно, что изучение эмоциональной устойчивости с точки зрения зависимости эмоционального процесса от волевых качеств ограничивает проникновение в ее суть и формы проявления.
Второй подход основывается на том, что для психических процессов характерна интеграция, результатом которой являются сложные психические образования. В них могут войти разные психические явления. Это относится и к эмоциональной устойчивости. Видимо, поэтому ряд авторов определяет ее как интегративное свойство личности. Так, сопоставив различные точки зрения на нее, П.И. Зильберман приходит к выводу, что под эмоциональной устойчивостью «следует понимать интегративное свойство личности, характеризующееся таким взаимодействием эмоциональных, волевых, интеллектуальных и мотивационных компонентов психической деятельности индивидуума, которое обеспечивает оптимальное успешное достижение цели деятельности в сложной эмотивной обстановке» [4; 152].
В рамках второго подхода находится понимание эмоциональной устойчивости как свойства психики, благодаря которому человек способен успешно осуществлять необходимую деятельность в сложных условиях [11].
Считая эмоциональную устойчивость интегральным свойством личности или свойством психики, очень важно определить место и роль в нем собственно эмоционального компонента, В противном случае трудно избежать отождествления эмоциональной устойчивости с волевой и психической устойчивостью, которые также могут рассматриваться как интегральные свойства личности, обеспечивающие успешное достижение цели деятельности в сложной эмотивной обстановке. Другими словами, соотнося результаты деятельности с эмоциональной устойчивостью, нельзя не учитывать, что успех выполнения необходимых действий в сложной обстановке обеспечивается не только ею, но многими личными качествами и опытом человека.
Третий подход базируется на единстве энергетических и информационных характеристик психических свойств, на теории самоорганизации кибернетических систем. Эмоциональная устойчивость возможна в таком случае на основе резервов нервно-психической энергии, которая связывается с особенностями темперамента, силой нервной системы по отношению к возбуждению и торможению, подвижности, лабильности нервных процессов [9].
Суть этого подхода выражается в следующем определении: «...Эмоциональная устойчивость — это свойство темперамента... позволяющее... надежно выполнять целевые задачи... деятельности за счет оптимального использования резервов нервно-психической эмоциональной энергии» [9; 78].
Нельзя согласиться с выводами авторов о том, что эмоциональная устойчивость является свойством темперамента. Она может быть интегративным свойством, чертой личности, психическим состоянием и т.д. Рациональный момент в их подходе к ее изучению — подчеркивание роли эмоционального

108

возбуждения в экстремальных условиях деятельности. Действительно, поскольку эмоциональное возбуждение характеризуется состоянием активации различных функций организма, повышением психической готовности к различным неожиданным действиям, постольку  оно является необходимым условием использования ресурсов личности для успешного выполнения деятельности.
Польский психолог Я. Рейковский, останавливаясь на эмоциональной устойчивости как гипотетической особенности человека, говорит о двух ее значениях: 1) человек эмоционально устойчив, если его эмоциональное возбуждение, несмотря на сильные раздражители, не превышает пороговой величины; 2) человек эмоционально устойчив, так как, несмотря на сильное эмоциональное возбуждение, в его поведении не наблюдается нарушений [10; 262; 263]. Основными направлениями исследований эмоциональной устойчивости, по Я. Рейковскому, являются: физиологическое (изучение зависимости эмоциональной устойчивости от свойств нервной системы) структурное (изучение регуляторных структур личности) и поиск особого механизма в виде самоконтроля [10; 264—266].
В чем суть четвертого подхода к пониманию и исследованию эмоциональной устойчивости? Известно, что каждый психический процесс (познавательный, эмоциональный, волевой) относительно независим от других и обладает специфическими особенностями. Применительно к эмоциональному процессу это означает, что ни волевой, ни познавательный процессы, ни тем более свойства личности (направленность, темперамент, характер, способности), несмотря на взаимосвязи, не обязательно входят в его состав. Четвертый подход основывается на выявлении собственно эмоциональных характеристик эмоциональной устойчивости. Рассмотрим его.
Американский психолог К. Изард, отвечая на поставленный им же вопрос о том, устойчивы или изменчивы эмоции, приводит различие между эмоциональным состоянием и эмоциональной чертой человека [5; 18], показывает, что, хотя когнитивные процессы могут влиять на эмоциональные, они сами не являются необходимой частью эмоций [5; 69].
Советский психолог О.А. Черникова понимает под эмоциональной устойчивостью: а) относительную устойчивость оптимального уровня интенсивности эмоциональных реакций; б) устойчивость качественных особенностей эмоциональных состояний, т.е. стабильную направленность эмоциональных переживаний по их содержанию на положительное решение предстоящих задач [12]. А.Е. Ольшанникова считает, что для нее характерно отчетливое доминирование положительных эмоций. Устойчивое преобладание положительных эмоций является одной из главных эмоциональных детерминант эмоциональной устойчивости. Развивая эту гипотезу, Л.М. Аболин (на материале спортсменов) пришел к выводу, что решающим показателем, детерминирующим эмоциональную устойчивость, являются знак и интенсивность эмоций. Преобладание положительных интенсивных эмоций, как пишет Л.М. Аболин, свидетельствует об умении спортсмена преодолевать отрицательные переживания, неизбежно возникающие в сложных соревновательных условиях, и является одним из определяющих факторов эмоциональной устойчивости [1].
Результаты приведенных и наших исследований [2], [3] дают основание сделать вывод, что эмоциональная устойчивость в значительной мере детерминируется динамическими (интенсивность, гибкость, лабильность) и содержательными (виды эмоций и чувств, их уровень) характеристиками эмоционального процесса. Поэтому для познания ее природы действительно требуется проникновение в закономерности генезиса, функционирования и динамики разных классов эмоциональных явлений. Важный фактор эмоциональной устойчивости — содержание и уровень эмоций, чувств, переживаний в экстремальной обстановке. Обострение и усиление нравственных чувств

109

позволяет подавить боязнь, растерянность. К такому выводу приводит изучение героических поступков, а также поведения людей во время стихийных бедствий.
Следовательно, если первый подход основные психологические факторы эмоциональной устойчивости выносит за ее пределы и усматривает их прежде всего в волевых качествах, а второй подход считает ее следствием интеграции разных психических процессов и явлений, то третий подход при рассмотрении эмоциональной устойчивости имеет в виду резервы нервно-психической энергии, четвертый же — прежде всего качества и свойства самого эмоционального процесса в сложной для человека ситуации.
Встает вопрос о связи и соотношении собственно эмоциональных детерминант эмоциональной устойчивости с такими освещенными в исследованиях ее детерминантами (неэмоциональными в строгом смысле слова), как направленность личности, ее потребности и мотивы, волевые качества, знания, навыки, умения, тип нервной системы и др. Наши исследования показали, что эмоциональными детерминантами  являются:  эмоциональная оценка ситуации, эмоциональное предвосхищение хода и результатов деятельности; испытываемые в данной ситуации эмоции и чувства; эмоциональный опыт личности (эмоциональные установки, образы, прошлые переживания в данного рода ситуациях).
Следуя положению диалектики о роли внутренних причин в развитии предмета, явления, можно считать, что эмоциональные детерминанты влияют на эмоциональную устойчивость непосредственно, другие (неэмоциональные) — в основном преломляясь через них. Например, тип нервной системы не прямо влияет на эмоциональную устойчивость, а через силу и лабильность эмоций, эмоциональную восприимчивость, скорость превращения эмоций в побуждения и т.д.
Нами был проведен специальный эксперимент для выявления психофизиологических корреляторов эмоциональной устойчивости у летчиков различной профессиональной подготовки и различного возраста. Эксперименты проводились в натурных условиях, сопряженных с реальной опасностью, поскольку моделировались неожиданно для испытуемого технические отказы системы управления в полете. Условия проверки эмоциональной устойчивости были крайне жесткие, носили престижный характер, затрагивали одновременно биологическую, психологическую и социальную сферу личности. Оказалось, что выраженность показателей вегетативных реакций, подтверждающих эмоциональное реагирование на предложенные условия, прямо не характеризует эмоциональную устойчивость. Это принципиальное положение, так как оно предостерегает от увлечения психофизиологическим плюрализмом при обеспечении психологической надежности человека в экстремальных условиях. Даже такой энергетический показатель, как выброс гормонов в кровь, активных веществ, стимулирующих симпатическую нервную систему, не коррелировал с эмоциональной устойчивостью. В этом смысле практическая психология находится в некотором затруднении при ассимиляции многочисленных теоретических положений об эмоциях.
Главная трудность состоит в том, что эмоциональная реакция может быть невыраженной, а эмоциональная неустойчивость налицо, работоспособность сохранена, а надежность действия низкая, оперативная надежность высокая, а потенциальная — низкая и т.д. По-видимому, теории эмоций должны были уйти в более глубокие слои социального и биологического в человеке. Исследование эмоциональных состояний в условиях реальной угрозы для жизни подтвердили, что регулятором глубины эмоций, их влияния на поведение служат не сами по себе вегетативные реакции, а потребностно-мотивационные, мировоззренческие, волевые и другие свойства личности. С этим связан не менее важный другой вывод: эмоциональная устойчивость только частично зависит от типа нервной системы, некоторых свойств темперамента. Определяющим является субъективная

110

интерпретация сигнала, т.е. полнота психического отражения воспринимаемой ситуации. Одна из сторон психического отражения зиждется на биологическом параметре сигнальности раздражителя, а собственно психологическая — на параметре значимости его для личности. Из этого вытекает еще более существенный вывод о том, что человек в условиях реальной угрозы жизни опирается на природные защитные механизмы (инстинкты, безусловные рефлексы, ориентировочные реакции, активация энергетических ресурсов) и приобретенные (навыки, умения, знания установки). Любопытно, что в эмоциогенной ситуации задержка в переходе от природных защитных механизмов к приобретенным приводит к повторному усилению инстинктивных реакций, затрудняющих  умственные преобразования по выработке тактики и стратегии действий.
Наш экспериментальный опыт изучения поведения людей в аварийных ситуациях позволил установить, что эмоциональная устойчивость носит черты специфичности реакции и объединяет в себе природные защитные и приобретенные механизмы, которые запускают воздействие значимости раздражителя. Продуктивность этих фактов состоит в том, что эмоциональную устойчивость в контексте практической деятельности можно рассматривать как психологическую характеристику надежности человека, в известной мере как функцию его интеллекта и психического образа решаемой задачи. Научная новизна высказанных суждений о природе эмоциональной устойчивости, по нашему мнению, состоит в том, что в эмоциогенной ситуации взаимодействия человека с объектом управления она служит регулятором тактики и стратегии выбора действий как явление прежде всего психологическое в виде качества личности или свойства психики оказывать сопротивление влиянию сильных эмоциональных воздействий. И здесь, пожалуй, следует указать на различие позиций советских и западных психологов при изучении психологии и поведения человека в экстремальных условиях: западные психологи уделяют основное внимание внешним факторам, недооценивая, по существу, внутренние, собственно психологические (см., например, [13], [14]).
Наши исследования показывают, что эмоциональная устойчивость как качество личности является единством компонентов: а) мотивационного. Сила мотивов определяет в значительной мере эмоциональную устойчивость. Один и тот же человек может обнаружить разную степень ее в зависимости от того, какие мотивы побуждают его проявлять активность. Изменяя мотивацию, можно увеличить (или уменьшить) эмоциональную устойчивость; б) эмоционального опыта личности, накопленного в процессе преодоления отрицательных влияний экстремальных ситуаций; в) волевого, который выражается в сознательной саморегуляции действий, приведении их в соответствие с требованиями ситуации; г) интеллектуального — оценка и определение требований ситуации, прогноз ее возможного изменения, принятие решений о способах действий.
Благодаря эмоциональной устойчивости как качеству личности в экстремальных условиях обеспечивается переход психики на новый уровень активности, такая перестройка ее побудительных, регуляторных и исполнительских функций, которая позволяет сохранить и даже увеличить эффективность деятельности.
В числе показателей эмоциональной устойчивости — правильное восприятие обстановки, ее анализ, оценка, принятие решений; последовательность и безошибочность действий по достижению цели,  выполнению функциональных обязанностей; поведенческие реакции: точность и своевременность движений, громкость, тембр, скорость и выразительность речи, ее грамматический строй; изменения во внешнем виде: выражение лица, взгляд, мимика, пантомимика, тремор конечностей и т.д.
Познанию природы и закономерностей эмоциональной устойчивости способствует динамический анализ деятельности с учетом возможных трансформаций ее целей, мотивов, способов, смыслового содержания. Приведем в

111

качестве примера обобщенное описание деятельности человека во время заступления на ответственное дежурство и его несения. Дежурство — сложная деятельность, протекающая в экстремальных условиях. В ней ярко проявляется эмоциональная устойчивость как качество и как психическое состояние. При значительном расхождении индивидуальной структуры деятельности с нормативной, социально требуемой на дежурстве возникают такие эмоции и чувства, которые могут ее понизить (опасение допустить ошибку, не справиться с обязанностями и др.). В таком случае для обеспечения и сохранения эмоциональной устойчивости перед заступлением на дежурство нужно активизировать высшие чувства и общественные мотивы поведения, обусловить субъективную значимость для исполнителей требуемых результатов, ознакомиться с критериями успешности и порядком выполнения задачи.
Важной предпосылкой поддержания и реализации эмоциональной устойчивости на дежурстве является совершенное владение операционным составом деятельности, которое в значительной мере определяет соответствие эмоционального процесса стоящим целям и условиям их достижения.
В ходе изучения выборки испытуемых нами получены следующие данные: специалисты с высоким уровнем знаний, навыков и умений перед дежурством испытывают стенические эмоциональные состояния, со средним — волнение и тревогу, с низким — эмоциональную напряженность.
Эмоциональная устойчивость специалистов перед дежурством зависит также от приемов информирования о задаче (прямое подчеркивание, преувеличение ответственности отрицательно сказываются на их состоянии и поведении). Опыт несения дежурства, как показали замеры психологических функций и физиологических сдвигов, не обязательно оказывает положительное влияние на эмоциональную устойчивость. У отдельных специалистов обострялись отрицательные эмоции, их эмоциональная устойчивость понижалась. Причина этого — психические последствия эмоциональных срывов при неудачах, ошибках, нарушениях инструкций. Для предупреждения этих явлений важно формировать у специалистов способность переводить непроизвольные  эмоциональные реакции в сложных ситуациях в сознательно регулируемые, помочь им овладеть приемами самоуправления и аутогенной тренировки (активизация внешних и внутренних действий, самооценка своего состояния, самоприказ, переключение и отвлечение внимания, осмысливание особенностей  эмоциональных обстоятельств, самоконтроль за экспрессией, установление спокойного ритма дыхания, рефлексия интероцептивных ощущений, физические упражнения и т.д.).

Изучение опыта ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС свидетельствует о том, что полнота представлений и знаний о предельно сложных условиях работы, понимание ее общественной значимости, установка на рациональные и уверенные действия способствуют сохранению эмоциональной устойчивости и успеху деятельности. Активизация общественных мотивов, практическое ознакомление с характером задач и обстановкой их выполнения, со свойствами радиоактивного заражения позволили работающим реально оценить предстоящие трудности, определить оптимальные варианты поведения. Эмоциональная устойчивость поддерживается сплоченностью группы, коллектива, взаимным доверием и взаимоуверенностью, навыками успешных взаимодействий.
Случаи проявления эмоциональной неустойчивости объясняются недостаточной информированностью, понижением уровня мотивации поведения. Управление эмоциональной устойчивостью, как показал опыт Чернобыля, предполагает воспитание и стимулирование положительных мотивов поведения и других ее слагаемых, четкую постановку и разъяснение задач, проведение упражнений и тренировок в совершенствовании необходимых действий, личный пример руководителей, поддержание дисциплины и организованности коллектива.
В заключение отметим, что эмоциональная

112

устойчивость может иметь разные уровни, которые определяются ее структурой, индивидуальными особенностями личности, опытом, знанием, навыками, умением.

ВЫВОДЫ

1. Несмотря на близость или даже совпадение методологических позиций и научных установок исследователей эмоциональной устойчивости, между ними существует известное расхождение в подходах к ее изучению: одни изучают эмоциональную устойчивость, понимая ее как интегральное свойство личности, другие, подчеркивая специфичность эмоциональной устойчивости, уделяют внимание изучению эмоциональной регуляции поведения в зависимости от силы, знака, лабильности и содержания эмоций, третьи считают, что она представляет собой способность преодолевать излишнее эмоциональное возбуждение при выполнении сложной деятельности, тем самым невольно делают акцент на изучении волевого самоуправления, четвертые видят ее исток в резервах нервно-психической энергии.
2. Перспективным является подход к исследованию эмоциональной устойчивости на основе понимания ее как качества личности и как психического состояния, обеспечивающих целесообразное поведение в экстремальных ситуациях. Такой подход позволяет вскрывать предпосылки эмоциональной устойчивости, кроющиеся в динамике психики, содержании эмоций, чувств, переживаний, а также диалектически устанавливать зависимость ее от потребностей, мотивов, воли; подготовленности, информированности и готовности личности к выполнению тех или иных задач.
3. Заслуживает внимания исследование процесса формирования эмоциональной устойчивости, возможностей и приемов ее поддержания и сохранения в экстремальных условиях профессиональной деятельности. Важно изучить причины и механизмы эмоциональной неустойчивости, психологические пути и предпосылки ее предотвращения и преодоления.
4. Правомерной является ориентация новых исследований эмоциональной устойчивости в процессе выполнения сложных социально значимых задач и психологической подготовки специалистов к эффективным действиям в эмоциогенных условиях.

1. Аболин Л.М. Соотношение психологических и физиологических коррелятов эмоциональной устойчивости спортсменов // Вопр. психол. 1974. № 1. С. 104—115.
2. Дьяченко М.И. О природе эмоциональной устойчивости // Тезисы научных сообщений к . VI Всесоюзному съезду Общества психологов СССР. Категории, принципы и методы психологии. Психологические процессы. М., 1983.
3. Дьяченко М.И., Кандыбович Л.А., Пономаренко В.А. Готовность к деятельности в напряженных ситуациях. Психологический аспект. БГУ, 1985. Т. 120.
4. Зильберман П.Б. Эмоциональная устойчивость оператора // Очерки психологии труда оператора / Под ред. Е.А. Милеряна. М., 1974.
5. Изард К. Эмоции человека / Пер. с англ. М., 1980.
6. Марищук В.Л. Психологические основы формирования профессионально значимых качеств: Автореф. докт. дис. Л., 1982.
7. Ольшанникова А.Е. К проблеме диагностики психологического развития // Тезисы докладов на симпозиуме. Таллинн, 1974.
8. Психологический отбор летчиков  / Под ред. Е.А. Милеряна. Киев, 1966.
9. Плахтиенко В.А., Блудов Ю.М. Надежность в спорте // Физкультура и спорт. М., 1985.
10. Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций / Пер. с польск. М., 1979.
11. Чебыкин А.Я., Аболин. Л.М. Исследование эмоциональной устойчивости и психологические средства ее формирования у спортсменов // Психол. журн. 1984. Т. 5, № 4. С. 83-89.
12. Черникова О.А. Исследование эмоциональной устойчивости в условиях напряженной деятельности // Тезисы сообщений на XVIII Международном психологическом конгрессе. Т.II. М., 1966.
13. Battle stress: Are we prepared? Ed. by Maginnis R., 1984.
14. Kellett A. Combat motivation. The behavior of soldiers in battle. Boston, 1982.

Поступила в редакцию 17.VIII 1989 г.


Записаться на тренинг ТРИЗ по развитию творческого, сильного мышления от Мастера ТРИЗ Ю.Саламатова >>>

Новости RSSНовости в формате RSS

Статьи RSSСтатьи в формате RSS

Рейтинг – 769 голосов


Главная » Это интересно » ТРИЗ в виртуальном мире медиатехнологий » М.И. ДЬЯЧЕНКО, В.А. ПОНОМАРЕНКО "О ПОДХОДАХ К ИЗУЧЕНИЮ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ УСТОЙЧИВОСТИ"
© Институт Инновационного Проектирования, 1989-2015, 660018, г. Красноярск,
ул. Д.Бедного, 11-10, e-mail
ysal@triz-guide.com, info@triz-guide.com
 
 

 

Хочешь найти работу? Jooble