Институт Инновационного Проектирования | ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО В ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИИ 2
 
Гл
Пс
Кс
 
Изобретателями не рождаются, ими становятся
МЕНЮ
 
   
ВХОД
 
Пароль
ОПРОС
 
 
    Слышали ли Вы о ТРИЗ?

    Хотел бы изучить.:
    Нет, не слышал.:
    ТРИЗ умер...:
    Я изучаю ТРИЗ.:
    Я изучил, изучаю и применяю ТРИЗ для решения задач.:

 
ПОИСК
 
 



 


Все системы оплаты на сайте








ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
сертификация инноваторов
инновационные технологии
БИБЛИОТЕКА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ
Это интересно
ПРОДУКЦИЯ
 

 


Инновационное
обучение

Об авторе

Отзывы
участников

Программа
обучения

Вопрос
Ю.Саламатову

Поступить на обучение

Общественное
объединение



Молодому инноватору

FAQ
 

Сертификация
специалистов

Примеры заданий

Заявка на
сертификацию

Аттестационная
комиссия

Список
аттестованных
инноваторов

Инновационное
проектирование

О компании

Клиенты

Образцы проектов

Заявка
на проект

Семинары

Экспертиза проектов

   

Книги и статьи Ю.Саламатова

Теория Решения Изобретательских Задач

Развитие Творческого Воображения

ТРИЗ в нетехнических областях

Инновации 
в жизни науке и технике

Книги по теории творчества

Архивариус РТВ-ТРИЗ-ФСА

Научная Фантастика
 
 
Статьи о патентовани
   

Наука и Техника

Политика

Экономика

Изобретательские блоги 

Юмор 
 
Полигон задач

ТРИЗ в виртуальном мире
медиатехнологий
       

Книги для
инноваторов

CD/DVD видеокурсы для инноваторов

Програмное обеспечение
инноваторов

Покупка
товаров

Отзывы о
товарах
           

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО В ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИИ 2

 

С одной стороны, патентовать стало легче: если есть новый признак, то можно запатентовать хоть пятое колесо в телеге («запаской» будет!), а с помощью «полезной модели» можно получить патент хоть на обгоревшую спичку («карандаша нет, пишите угольком»). Но с другой стороны, кое-какие изобретения, которые я условно назвал «интенсивными», оказались вне закона.
Но трудности патентования — ничто по сравнению с муками, которые ждут изобретателя на пути внедрения изобретения. Если минное поле экспертизы с боями, потерями, долго и нудно (в среднем за два года), но все же можно проползти, то редуты ведомственной синекуры пугают своей неприступностью.
Даже если автор попытается внедрить свое изобретение по месту и по теме основной работы, ему придется включить в соавторы всех вышестоящих начальников и начальничков, а может быть, и несколько рядовых сотрудников. Поэтому когда я слышу, что у кого-то из руководителей НИИ или КБ куча изобретений, я лишь улыбаюсь.
И это еще не худший выход и для изобретателя, и для его детища. Изобретение практически украдено (в журнале ИР когда-то был приведен пример, в котором под отличительной частью изобретения из 5 слов подписались 8 соавторов — по полтора соавтора на слово!), но зато есть шанс, что оно будет внедрено.
Но как ни парадоксально, это далеко не лучший выход для страны. Почему? Весь вопрос в том, какое это изобретение. Как правило, это какой-нибудь «винтик» — несущественная деталь. Почему так получается?
А вот почему? Давайте спросим себя: а кто работает в каком-то конкретном НИИ или КБ, кто носит гордое название «специалист в этой области» — неужели это все сплошь гении с горящими глазами? Увы, нет. Кто-то из них просто живет рядом (ездить недалеко), кого-то родственники пристроили (хоть куда-нибудь), кто-то попал после института по распределению и остался в городе (например, женился) и т.п. В общем, случайные люди.
К тому же, как говорил Козьма Прутков, «специалист подобен флюсу», его полнота односторонняя. А согласно теории и практике именно дилетанты — что означает не невежи, а специалисты из других областей или специалисты широкого профиля — делают большую часть прорывных изобретений. А это значит, что 99% голов, которые действительно могли бы двинуть вперед что-то в какой-то области, находятся за пределами стен НИИ—КБ. И если мы хотим двинуть что-то там вперед, то их необходимо обязательно привлечь. Обязательно!
Но если изобретатель «прошел сквозь стену», т.е., заявился из сторонней организации или тем более как частное лицо, то разговор оканчивается не начавшись. Беседуя с некоторыми руководителями предприятий, главными инженерами и технологами, почти физически чувствуешь (открою страшную тайну — я еще и немного экстрасенс), как собеседник, познакомившись с идеей, думает: «А кто всем этим будет заниматься? Я? А оно мне это надо — лишняя головная боль за ту же самую зарплату? Мне и так неплохо живется. А еще ведь и неудача может случиться. Тогда уж точно всех собак на меня повесят! Сейчас что-нибудь придумаю, чтобы отвязаться». И собеседник начинает плести что-то насчет особенностей технологического процесса, дефицитности материалов, трудностей финансирования. Причем эта ложь прекрасно чувствуется даже по телефону.
В своем разговоре с народом 15 декабря 2011 г. г-н Путин сказал: «У наших оборонщиков нет конкуренции, и поэтому их приходится иногда попугивать». Конкуренция есть — в стране полно Кулибиных. Но ее душат на корню!
Как я уже сказал, руководство и «светила» любых НИИ и КБ принимают предложения сторонних изобретателей в штыки. Почему? Потому что эти изобретения для них ЧУЖИЕ! А это значит, что, во-первых, авторское вознаграждение достанется не им.
Во-вторых, славой тоже придется поступиться. Уже нельзя будет горделиво сказать «моя ракета…» или «мой самолет». Поэтому они предпочтут использовать плохое, но собственное изобретение, чем хорошее, но чужое.
И в-третьих, и это самое главное, если они признают, а тем более используют чужое изобретение, то могут услышать от вышестоящих лиц неприятные вопросы примерно такого содержания: «А почему эти интересные изобретения, раз уж вы сами признали их интересными, изобрели не вы, наши обласканные почестями, званиями, привилегиями, премиями и наградами корифеи и светила, а какой-то малоизвестный изобретатель? Почему он в свободное от основной работы время, за три вечера, сидя на диване, между чашкой чая и бутербродом изобрел то, чего вы, каждый в отдельности и все вместе взятые, не смогли изобрести за всю свою жизнь? А действительно ли вы корифеи и светила или только вешаете нам лапшу на уши?»
Стоит ли после этого удивляться, что наши предприятия военно-промышленного комплекса работают по принципу «гора родила мышь»? Какие «корифеи», такая и «мышь». Причем «мышь», естественно, получается «золотая». По крайней мере, цену за нее назначают как за золотую!
Эти три причины настолько значимы, что упомянутые корифеи и светила пойдут на самые нечистоплотные меры, лишь бы не допустить чужака в свой огород. И этому у меня есть доказательства! Когда я изобрел «Дальнобойное орудие Староверова» (пат. 2391617), стреляющее на 1500 км, то из ЦНИИ-3 (это артиллерийский институт) мне пришел отзыв: «Результат не может быть достигнут». А из Российской академии наук мне ответили: «Все правильно. Советуем запатентовать изобретение». И экспертиза ФИПС выдала патент без всяких вопросов. Кто и почему из этих троих врет, догадайтесь сами.
Вам надо быть готовым к очень жесткому противодействию со стороны указанных корифеев и светил. Но если вы хотите «изобрести» новую Россию, вам надо уметь настоять на своем. И кстати, не забывайте о кадровых решениях. Это, как в известном неприличном анекдоте, если публичный дом после 20 лет успешной деятельности вдруг перестал выполнять план, то бесполезно ремонтировать фасад, улучшать освещение и менять вывеску — надо менять персонал!
Как относится военное ведомство к чужим изобретениям, можно продемонстрировать на беспрецедентном случае, произошедшем со мной. Я для пересылки по секретным каналам передал в Татвоенкомат три заявки на военные изобретения. У меня их с неохотой принял начальник отдела гостайны. Но идет время, а извещение из ФИПС об их доставке не приходит. Я иду к нему с вопросами, а он отвечает, что все заявки давно отослал. После многократных писем в ФСБ и в Минобороны выясняется, что эти заявки 14 месяцев (!) пролежали у него в кабинете. Причем он их и не отсылал, и обратно не отдавал! То есть «благодаря» его стараниям в наше стремительное время, когда некоторые изобретения морально устаревают, не успев воплотиться, три военных изобретения пролежали без движения год с лишним! Наконец я его, как он сам выразился, «достал», и он… думаете, наконец-то переслал материалы по назначению? Нет, он их вернул мне обратно со словами: «У нас здесь не почта!»
Кстати, заявки оказались не пустышками, по всем трем получены решения о выдаче патентов. И предназначались они, кстати, для истребителя 5-го поколения. Стране, в которой так относятся к изобретениям и к изобретателям, никакое «Сколково» не поможет.
Есть выражение: к начальству полагается приходить с готовым решением. Г-н Путин, у меня их для вас целых три, и надеюсь, они помогут вам «напугать» оборонку.
Первое — ввести всероссийский конкурс идей на необходимые новые гражданские и военные разработки. Например, в журнале ИР и по телевидению объявляется конкурс на новую зенитную ракету. Наши Кулибины набросают вам столько изобретений, что американцы от зависти позеленеют (очень важный вопрос: кто будет судить конкурс?).
Второе — ввести в Минобороны постоянно действующий экспертный орган, который, невзирая на авторитеты, в прерогативном порядке решал бы, какое изобретение внедрять, а какое нет. Можно наделить такими полномочиями Военно-научный комитет или Центр военных исследований. Да еще и объединить их. Этот орган как раз и мог бы судить конкурсы.
И третье — организовать не «потемкинский», а настоящий изобретательский центр. Собрать, например, 100 лучших изобретателей со всей страны. Можно даже включить в их число какой-то процент старой гвардии — дееспособных изобретателей в возрасте. А точнее, независимо от возраста, собрать 100 лучших на сегодняшний день. И в основном энциклопедистов (изобретатели условно делятся на специалистов, которые знают все, но в одной области, и энциклопедистов, которые знают понемногу, но зато обо всем). Страна не обеднеет, если 100 человекам платить по 10—15 тыс. руб. Но только ни в коем случае нельзя заставлять их «работать»! То есть приходить на службу, выполнять должностные обязанности, давать план и т.п. Пусть делают что хотят. Почему так? Вы, наверное, уже догадались — потому что они хотят творить, а любое творчество — это огромная радость. И если предоставить им возможность заниматься тем, чем они хотят, то они как раз и будут заниматься необходимым обществу изобретательством.
Попытка заставлять изобретать вызовет отвращение к техническому творчеству, переходящее в стойкое отвращение к любой работе. Может быть, именно поэтому у наших «гениев» из НИИ и КБ такие потухшие глаза?
И последнее, если ситуация с изобретениями в стране не изменится, то я не буду ждать еще четверть века, как говорил в первом письме. Я передумал! Я лучше поищу другую точку на глобусе.

С уважением
Н.Е.Староверов


Записаться на тренинг ТРИЗ по развитию творческого, сильного мышления от Мастера ТРИЗ Ю.Саламатова >>>

Новости RSSНовости в формате RSS

Статьи RSSСтатьи в формате RSS

Рейтинг – 687 голосов


Главная » Это интересно » Наука и техника » ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО В ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИИ 2
© Институт Инновационного Проектирования, 1989-2015, 660018, г. Красноярск,
ул. Д.Бедного, 11-10, e-mail
ysal@triz-guide.com, info@triz-guide.com
 
 

 

Хочешь найти работу? Jooble