Институт Инновационного Проектирования | «Быть в США деканом — чистое проклятие»
 
Гл
Пс
Кс
 
Изобретателями не рождаются, ими становятся
МЕНЮ
 
   
ВХОД
 
Пароль
ОПРОС
 
 
    Слышали ли Вы о ТРИЗ?

    Хотел бы изучить.:
    Нет, не слышал.:
    ТРИЗ умер...:
    Я изучаю ТРИЗ.:
    Я изучил, изучаю и применяю ТРИЗ для решения задач.:

 
ПОИСК
 
 



 


Все системы оплаты на сайте








ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
сертификация инноваторов
инновационные технологии
БИБЛИОТЕКА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ
Это интересно
ПРОДУКЦИЯ
 

 


Инновационное
обучение

Об авторе

Отзывы
участников

Программа
обучения

Вопрос
Ю.Саламатову

Поступить на обучение

Общественное
объединение



Молодому инноватору

FAQ
 

Сертификация
специалистов

Примеры заданий

Заявка на
сертификацию

Аттестационная
комиссия

Список
аттестованных
инноваторов

Инновационное
проектирование

О компании

Клиенты

Образцы проектов

Заявка
на проект

Семинары

Экспертиза проектов

   

Книги и статьи Ю.Саламатова

Теория Решения Изобретательских Задач

Развитие Творческого Воображения

ТРИЗ в нетехнических областях

Инновации 
в жизни науке и технике

Книги по теории творчества

Архивариус РТВ-ТРИЗ-ФСА

Научная Фантастика
 
 
Статьи о патентовани
   

Наука и Техника

Политика

Экономика

Изобретательские блоги 

Юмор 
 
Полигон задач

ТРИЗ в виртуальном мире
медиатехнологий
       

Книги для
инноваторов

CD/DVD видеокурсы для инноваторов

Програмное обеспечение
инноваторов

Покупка
товаров

Отзывы о
товарах
           

«Быть в США деканом — чистое проклятие»

 

Опубликовано ssu-filippov в 26 января, 2012 - 03:13
Устройство американского университета сильно отличается от российского.
В Татьянин день выпускник МГУ и профессор Университета штата Нью-Йорк в Стоуни-Брук Артем Оганов рассказал «Газете.Ru», что у него в лаборатории все аспиранты — китайцы, что большая часть университетов в США частные, и о трудностях работы деканом в США.
— Как стать аспирантом американского университета?
— Система рекрутирования аспирантов отличается от таковой для постдоков и, на мой взгляд, хорошо работала в 50-е годы, а сейчас несколько устарела.


В США после окончания университета дурной тон остаться там же в аспирантуре. Выпускник должен сменить вуз.

Для этого на факультеты (а не в профессору) подают заявки, анкеты. Там оценивают их уровень знания английского, учитываются баллы в дипломе, проводят собеседование. Уже затем прошедших отбор кандидатов распределяют среди профессоров. Эта система была хороша, когда Америка была Меккой и университет гарантированно получал много сильных заявок. Сейчас это не так, есть конкуренты и по качеству образования, и по перспективам работы. Наш маленький факультет получает около 50 заявок в аспирантуру. Из них от силы две или три сильные заявки. А нужно набрать порядка 15 аспирантов.


Сильные заявки — это, как правило, китайцы. По официальной статистике, у нас в университете среди аспирантов 35% китайцев, корейцев и японцев.

Если учесть, что они резко доминируют на естественных факультетах, а на факультете права, живописи и т. п. их вообще нет, то картина будет еще более впечатляющая. У меня в лаборатории все аспиранты — китайцы, много китайских постдоков.
Срок аспирантуры — 5 лет, и во время первого года аспирант проводит около 70% времени, занимаясь преподаванием, проводя лабораторные работы. Каждый профессор сообщает руководству факультета, сколько ему нужно помощников для его курса, и сообща принимается решение о привлечении аспирантов. Эта система отчасти похожа на педагогическую практику аспирантов в России, однако здесь ее объем больше, а ребятам неплохо платят за преподавание. То есть в первый год аспирантуры предполагается, что аспирант не занимается наукой, а только преподает, зарплату ему платит университет, а не профессор. На мой взгляд, это хорошая система. Здесь очень ценятся коммуникативные качества, и при преподавании они проверяются и даже развиваются. Здесь слабое школьное образование, и ребята подтягивают свой уровень даже не столько в университете, сколько в аспирантуре. Так, в первый год они латают дыры своего школьного образования, знакомятся с лабораторией, входят в курс дела. Если что-то не получается, есть возможность без ущерба для работы перейти к другому профессору. Этот год является очень полезным буфером и для аспирантов, и для профессора.
— Каких университетов в США больше — частных или государственных?
— Большинство университетов в США частные, и среди них наибольшее число сильнейших вузов: Гарвардский университет, Массачусетский технологический институт (MIT), Калифорнийский технологический институт (CalTech), Принстон, Йель — это все частные университеты. Однако и среди государственных университетов есть очень сильные — это система университетов в Калифорнии, Пенсильвании, Миннесоте, Нью-Йорке, где работаю я.
— Как управляются американские университеты?
— Поскольку университеты различаются — и по форме собственности, и по размеру, и по специализации, детали их устройства варьируются.
Тем не менее в целом система имеет схожие черты.
Формально университетом руководит попечительский совет. В частных университетах его роль выше, чем в государственных.


Исполнительным руководителем университета является президент — аналог ректора в России. Президент отвечает за принятие самых важных решений, является официальным представителем университета и занимается привлечением финансовых и материальных ресурсов. Традиционно последняя функция была определяющей в частных университетах, но сегодня в условиях сокращения финансирования и государственные университеты активно прибегают к привлечению частных денег.

— Как происходят выборы президента?
— Его выбирают представители сената — совета университета, куда входит вся профессура. Сенат назначает выборщиков, которые затем выбирают президента. Президент работает в тесном контакте с так называемым провостом — проректором, который отвечает за научную и педагогическую работу. Кроме того, есть вице-президенты, отвечающие за технические вопросы — кампус, финансы, кадры, развитие и связи с общественностью.
— Университеты делятся на факультеты?
— Не совсем так. Следующей ступенью структуры являются школы или колледжи. У нас, например, самое большое подразделение — это так называемый колледж искусств и наук, куда входят все важнейшие факультеты — и гуманитарные, и естественные.


Среди них физика, химия, математика, биология, геология, театр, живопись. Это чуть ли не 80% университета.

Кроме того, у нас есть школы бизнеса, инженерии, медицины.
Уже эти школы (или колледжи) делятся на факультеты.
— Как управляются факультеты?
— Деканов, как и в России, выбирают внутри факультета, однако условия здесь более жесткие. Декан не может работать на своем посту более двух сроков. Обычно большая часть профессоров за время своей работы в университете успевают поработать деканом. Каждые три года среди них проводится опрос, и они говорят, кого бы хотели видеть деканом. Составляется список претендентов, и проходит голосование.


Надо сказать, что здесь быть деканом — чистое проклятие, и я надеюсь, что мне удастся этого избежать.

Чтобы добровольно на это согласиться, мне кажется, нужно быть или фанатом тяжелейшей организационной работы, или иметь финансовые проблемы — деканы получают серьезную надбавку.
— Почему так? В чем сложность работы декана?
— Декан, хотя и остается профессором, 90% своего времени тратит на административную работу. Через него проходят все бумаги за его подписью, все заявки всех профессоров на гранты, на оборудование. Он обязан присутствовать на всех заседаниях сената и многочисленных специальных комитетов. Он занимается всеми номинациями на премии.


Декан — связующее звено между факультетом и администрацией университета. Он ответствен за все финансовые вопросы. Если сокращают бюджет, декан участвует во всех дискуссиях, ищет статьи сокращения расходов, предлагает, кого уволить. С каждым уволенным он должен затем отдельно поговорить.
Научный результат этих трудов, как правило, плачевный.

Когда человек становится деканом, у него обычно исчезают публикации, гранты заканчиваются и, соответственно, расформировывается группа. После работы деканом профессор возвращается к «нормальной жизни», но ему приходится строить коллектив фактически с нуля.
— Следующее административное звено — профессура?
— Это звено следующее и отчасти последнее. В американских университетах, кроме профессоров, нет постоянных научных сотрудников. Постоянные ставки имеют административные работники — секретари, уборщицы или техники, как герой Алексея Баталова из «Москва слезам не верит». Хотя сейчас у нас на факультете из-за сокращения бюджета уволили всех техников.


Есть две ветви профессуры — обычные профессора и профессора-исследователи.

Вторые занимаются только научной работой, их позиции временные, контракты обновляются каждые пару лет (часто их зарплата идет целиком из грантов), и это почва для большого стресса для этих людей.
Профессора-исследователя получить легче — для этого не нужен общий университетский конкурс.
Профессора-преподаватели проходят через три ступени. Сначала по конкурсу вчерашний постдок может получить позицию младшего профессора — Assistant Professor. Это не постоянная позиция, на ней человек работает 5—6 лет, а после этого его работу оценивает факультет, его документы высылаются рецензентам. Они дают рекомендации — или не продлевать контракт, или дать ученому позицию Associate Professor. Это уже постоянная позиция, и достаточно много ученых дальше нее не продвигаются. Через 3—4 года можно попытаться получить позицию Full Professor, но отличается она только размером заработной платы, суть та же.
— Каковы служебные обязанности университетского профессора?
— Если человек находится на постоянной позиции, у него, в принципе, нет обязанности заниматься научной работой, но есть обязанность преподавать. У нас на факультете преподавания очень мало — в среднем около двух пар в неделю, так как предполагается, что все остальное время профессор посвещает науке.


«Отлынивать» долго не получится: если профессор перестает заниматься научной работой, у него исчезают гранты и становится мало публикаций, факультет возложит на него дополнительные обязанности преподавания — 7—8 пар в неделю.

плюс бюрократическая работа во всевозможных комитетах. Это дополнительный стимул продолжать научную работу.
— Кто составляет штат научной лаборатории?
— Кроме вспомогательного персонала это аспиранты и постдоки. Постдоки — это младшие научные сотрудники, защитившие диссертацию и продолжающие научную работу по временным контрактам. Аспиранты, как и в России, выпускники вузов (здесь это бакалавриат). И тем и другим зарплата платится с грантов профессора.


Постдок подает заявку на работу непосредственно профессору, и его принимают или не принимают на работу в зависимости от опыта, списка опубликованных работ, квалификации.

 


Записаться на тренинг ТРИЗ по развитию творческого, сильного мышления от Мастера ТРИЗ Ю.Саламатова >>>

Новости RSSНовости в формате RSS

Статьи RSSСтатьи в формате RSS

Рейтинг – 591 голосов


Главная » Это интересно » Наука и техника » «Быть в США деканом — чистое проклятие»
© Институт Инновационного Проектирования, 1989-2015, 660018, г. Красноярск,
ул. Д.Бедного, 11-10, e-mail
ysal@triz-guide.com, info@triz-guide.com
 
 

 

Хочешь найти работу? Jooble