Институт Инновационного Проектирования | Максим Калашников «Джобс умер гораздо раньше»
 
Гл
Пс
Кс
 
Изобретателями не рождаются, ими становятся
МЕНЮ
 
   
ВХОД
 
Пароль
ОПРОС
 
 
    Слышали ли Вы о ТРИЗ?

    Хотел бы изучить.:
    Нет, не слышал.:
    ТРИЗ умер...:
    Я изучаю ТРИЗ.:
    Я изучил, изучаю и применяю ТРИЗ для решения задач.:

 
ПОИСК
 
 



 


Все системы оплаты на сайте








ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
сертификация инноваторов
инновационные технологии
БИБЛИОТЕКА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ
Это интересно
ПРОДУКЦИЯ
 

 


Инновационное
обучение

Об авторе

Отзывы
участников

Программа
обучения

Вопрос
Ю.Саламатову

Поступить на обучение

Общественное
объединение



Молодому инноватору

FAQ
 

Сертификация
специалистов

Примеры заданий

Заявка на
сертификацию

Аттестационная
комиссия

Список
аттестованных
инноваторов

Инновационное
проектирование

О компании

Клиенты

Образцы проектов

Заявка
на проект

Семинары

Экспертиза проектов

   

Книги и статьи Ю.Саламатова

Теория Решения Изобретательских Задач

Развитие Творческого Воображения

ТРИЗ в нетехнических областях

Инновации 
в жизни науке и технике

Книги по теории творчества

Архивариус РТВ-ТРИЗ-ФСА

Научная Фантастика
 
 
Статьи о патентовани
   

Наука и Техника

Политика

Экономика

Изобретательские блоги 

Юмор 
 
Полигон задач

ТРИЗ в виртуальном мире
медиатехнологий
       

Книги для
инноваторов

CD/DVD видеокурсы для инноваторов

Програмное обеспечение
инноваторов

Покупка
товаров

Отзывы о
товарах
           

Максим Калашников «Джобс умер гораздо раньше»

 

Второе десятилетие XXI века станет провальным с точки зрения научно-технологического развития. Великая депрессия – 2 получает новый аспект. Поздний капитализм ухитрился придушить инновации.
Итак, 2010-е годы – время торможения научно-технической революции. Таким образом, к кризису потребительско-долгового, спекулятивного капитализма добавляется еще одно обстоятельство: застой в технологическом развитии, и это усугубит бедствия мира.
Натужные шаманские заклинания о невиданном ускорении НТР и о скором достижении «фантастической скорости инноваций» с выходом в «точку сингулярности» на поверку оказались пропагандистским треском. В реальности – совсем другое. Спасти нас может переход на масштабные государственно-частные проекты, тянущиеся к «загоризонтным рубежам». Придется искать новую модель научно-технического развития. Придется запускать программы в духе «России 2045».

Неизбежное: Джобс умер еще при жизни

То, что мы столкнемся с застоем в научно-техническом развитии, автор сих строк вместе с Сергеем Кугушевым предсказали еще в книгах «Третий проект. Точка перехода» и «Третий проект. Спецназ Всевышнего» (написаны в 2000–2005 гг.) Все было крайне предсказуемо: в 1981 году на Западе воцарился поздний, спекулятивный капитализм, обожествивший скорую прибыль. Все, что не может принести десятки и сотни процентов барыша в течение года-трех, отметается прочь как невыгодное. Ради экономии на расходах и «рисования» благостной финансовой отчетности корпорации стали сокращать перспективные, нацеленные на десятилетия вперед исследования и разработки. Государства также отказались от стратегических научно-технических программ, перейдя на практически гитлеровский подход: все, что не может дать практического выхода в течение пары лет, – под нож, под сокращение. (Гитлер в 1941-м распорядился свернуть все военно-технические разработки, не сулящие результата в течение года). Запад отказался от масштабных «нерыночных» сверхзадач (вроде полета на Марс или Манхэттенского проекта), которые, однако, по пути дают тысячи вполне рыночных прикладных технологий. А ведь современный мир с его компьютерами, Всемирной паутиной, АЭС, электроникой, спутниковыми системами и т.д. был, по сути, рожден из двух грандиозных проектов – Космического и Атомного. А также из противостояния и соревнования Запада и Советского Союза.
Но теперь СССР нет, соревноваться Западу не с кем, все утонуло в обывательско-шкурном подходе к делу (гони прибыль побыстрее!). Молодежь обуяна настроением сделать свой первый миллион в 20 лет – и не хочет тратить годы жизни на какую-то там науку, на напряженную до самоотречения работу по созданию новых знаний, совершению новых научных открытий. Наконец, стал внедряться в умы мем-убийца научно-технического рывка: «Государство не должно рисковать, оно должно вкладывать деньги только в проверенное, а рискует пусть частный бизнес».
Мы с Кугушевым давно говорили о том, что все это приведет к загниванию и разложению общества, к «эпитафии для НТР». Что на таких принципах постановки дела в свое время не появились бы ни ядерная энергетика, ни космическая техника, ни реактивная авиация, ни электроника, ни сам Интернет, каковой в основе – государственная военная программа 1960-х, к появлению которой частный бизнес не имеет ни малейшего отношения. Что частный бизнес на нынешнем Западе просто досуха выжмет тот научный задел, что был создан до конца 1970-х годов, ничего принципиально нового не создаст – а дальше наступит ужасающий застой.
Так оно и случилось.
Образно говоря, Стивен Джобс (создатель персонального компьютера вместе с Возняком в 1976-м) умер не в 2011 году, когда его убил рак, а гораздо раньше. В творческом смысле этого слова. Ибо после 1976 года – в условиях позднего финансово-монетарного, спекулятивного капитализма – он не смог создать ничего принципиально нового, сравнимого с прорывом семьдесят шестого (1976 год – это совсем иной, полусоциалистический на Западе мир). Все эти айфоны и электронные планшеты – всего лишь игрушки и перепевы старых технических решений. Но физическая смерть Джобса ознаменовала переход Запада к зримому и бесспорному научно-техническому застою. К фактору, который сделает нынешнюю Великую рецессию (Великую депрессию – 2) еще тяжелее и кровавей. Капитализм действительно издыхает, и стагнация в технологической области – лишнее тому подтверждение.
Рушится один из краеугольных мифов неолиберально-спекулятивного, финансового капитализма: сказка о том, что возможен непрерывный экономический рост на основе постоянных инноваций. Ибо сами инновации становятся обманными, иллюзорными.
И, дабы нас не обвинили в предвзятости, обратимся прежде всего к нынешним западным аналитикам, только сегодня увидевшим то, что мы с Кугушевым видели еще в 2000–2005 годах, работая над «Третьим проектом». Дадим им слово – ибо сами-то мы высказались еще много лет назад.

Знаменитый глава мозгового треста «Стратфор» Джордж Фридман в книге «2011–2021. Следующие десять лет» говорит вполне откровенно:
«Следующее десятилетие станет периодом отставания технологий от потребностей. В некоторых случаях существующие ныне технологии достигнут пределов своих возможностей, а те, что смогли бы прийти им на смену, еще не будут изобретены или доведены до уровня промышленного использования. Я не говорю, что не будет заметного технологического сдвига: электромобилей и сотовых телефонов нового поколения будет в достатке. Не хватать будет действительно прорывных технологий, которые удовлетворяли бы возникающие и уже ставшие безотлагательными потребности, тех самых технологических прорывов, которые определяют подлинный рост экономики...»Первая причина, по Д.Фридману, – в том, что после удара кризиса 2008–2010 гг. капитал не хочет рисковать (а инновации – большой риск) и принялся инвестировать только в «проверенное» и низкорисковое. И хотя это вроде бы временное явление, оно затормозит возникновение новых прорывных технологий до 2020-х годов.
Вторая причина, согласно Д.Фридману, – в исчезновении такого тягача научно-технологического развития, как военные нужды и оборонные заказы. В ХХ веке США были вынуждены соревноваться с технически и военно сильными противниками (англичанами, немцами, русскими). Тогда нужды военных и государственные субсидии на разработку помогли родиться технологиям и инновациям двойного (военного и гражданского) назначения. Это двигатели внутреннего сгорания, авиастроение, радиосвязь. Система прекрасных шоссе-хайвеев между штатами создавалась, прежде всего, для быстрой переброски войск в условиях ядерной войны. Микрочипы появились, прежде всего, для использования в малых компьютерах, наводящих на цели управляемые ракеты. Или управляющих ракетами – космическими носителями. Но в этом веке пресловутая «война с терроризмом» – по сути, война с лековооруженными дикарями – ничего подобного не принесла. Как пишет Фридман, нет фундаментальных открытий (вроде радаров, пенициллина и антибиотиков вообще, вроде реактивных двигателей или ядерного оружия, компьютеров как таковых), которые были сделаны в ходе Второй мировой и последующей холодной войны.

«Экономика мумий»: Запад как Египет наших дней

Третья причина – старение населения Запада.
«Рабочая сила будет сокращаться... Экономические последствия старения населения будет усугублять увеличение ожидаемой продолжительности жизни, сочетающееся с сопутствующим ростом случаев дегенеративных заболеваний. Поскольку все больше людей будет жить дольше, болезни Альцгеймера и Паркинсона, лишающие трудоспособности болезни сердца, рак и диабет лягут невыносимо тяжким бременем на экономику, так как все больше и больше людей будет нуждаться в уходе, в том числе высокотехнологичном уходе...» – пишет Джордж Фридман.
Конечно, денег на это жалеть не будут, считает он. Ибо старики на Западе – это многочисленные избиратели. Тогда экономика Запада все больше станет напоминать (сравнение уже Максима Калашникова, а не Фридмана) древнеегипетскую. Так, экономика Древнего Египта, непосильно напрягаясь, работала на то, чтобы строить громадные усыпальницы для элиты (не только фараонов, но и вельмож, и жрецов), чтобы положить в эти погребальные сооружения громадные количества золота, сверхдорогих изделий и произведений искусства, обложив ими мумии похороненных. По сути дела, древние египтяне миллионами работали на мумии. На мир мертвых. Они содержали громадные «кластеры» жрецов, мумификаторов, строителей и ремесленников, работавших только на гробницы и на усопших.
Запад рискует неким образом повторить Древний Египет: превратиться в совокупность экономик, работающих на содержание огромного числа немощных стариков. На живые, так сказать, мумии, которые могут голосовать – и станут голосовать за тех политиков, что обещают им достойное обеспечение.Уже сейчас западные эксперты пытаются сделать хорошую мину при плохой игре. Мол, старение населения тоже подстегнет развитие экономики: ведь пожилые – это спрос на новые лекарства, на компьютеризованную телемедицину, даже на сетевые онлайн-игры, в которых старики могут чувствовать себя молодыми и красивыми. В Евросоюзе принят план научно-технических программ «Горизонт-2020» (Horizon 2020), на который государства должны потратить 31,7 млрд евро. Самая большая доля (8 млрд евро) отдается на медицину и здравоохранение.
Но, увы, старики – не замена мегапроектам настоящего развития, прорывам к недосягаемым пока рубежам. Это никак не заменит ни полета на Марс, ни строительства городов будущего (фактически – новой цивилизации), ни победы над физической смертью. Равно как и повышения рождаемости.
Ведь есть еще и сопутствующие факторы «мумификации/египтизации»: чем больше стариков, страдающих старческими болезнями, тем больше ресурсов экономика должна тратить на пенсии для них, тем больше вкладывать денег в медицину-гериатрию, тем больше завозить из-за рубежа (ибо своя рождаемость низка) работников просто для ухода за стариками. На собственно прорывную науку, на научно-технические программы в духе середины ХХ века из-за этого денег будет просто не хватать. Старики буквально обескровят экономику, не давая возможности тратить ресурсы на повышение удручающе низкой рождаемости коренных западных народов, на помощь молодым семьям, на здравоохранение и образование для детей. С другой стороны, не будет хватать ресурсов на развитие науки и техники, на строительство новой инфраструктуры и энергетики.
Молодежи от этого будет становиться все менее и менее (нет возможности рожать детей и содержать жен с чадами из-за того, что нет высокооплачиваемых рабочих мест). Экономика начнет падать – при растущем числе старых (ибо падение численности рабочей силы при нарастающем старении населения – рецепт верной экономической катастрофы). Чтобы решить проблему, придется увеличивать налоговое бремя, еще больше угнетая экономику, останавливая развитие и снижая рождаемость. Увеличение доли стариков в населении, в свою очередь, приведет к падению производительности труда, к сопротивлению внедрению инноваций во все сферы жизни (пожилые – консервативны), к снижению самой способности Запада создавать научно-технические и социальные прорывы. Ибо все великие изобретатели, инноваторы и реформаторы были молодыми людьми. Запад начнет впадать в вырождение, беспомощность (во всех смыслах) и в слабоумие.

Досье:

В Англии число людей от 60 лет и старше к 2020 г. вырастет на 17%, тогда как количество детей до 16 лет – лишь на 7%. К концу 2020-х впервые число пожилых на Западе превысит число детей. В Европе к 2040 г. количество тех, кому до 19 лет от роду и пожилых (то есть едоков, а не работников) по отношению к лицам трудоспособного возраста вырастет до 80–90%. По сравнению с 60–70% сейчас (Геворг Мирзаян. «На пороге Серебряного века» – «Эксперт», 5–11 декабря 2011 г.)
Завоз рабочей силы из Третьего мира – верный путь к межнациональным столкновениям и созданию «островов» Африки и Азии в Европе, США и на постсоветском пространстве. Со всеми вытекающими последствиями. Все это, сложенное с маразмом спекулятивного капитализма, по нашему (а не Фридмана) разумению приведет Запад к страшному краху. Как и всех тех глупцов, что стали копировать западную модель «развития» (это относится и к русским).

Где они, эти роботы?

Как пишет сам Джордж Фридман, рост числа стариков не будет компенсирован новыми методами лечения. Увы, дешифровка генома человека не сулит быстрого излечения от дегенеративных и других заболеваний.
Мы же добавим: это происходит из-за того, что капиталистическая медицина заинтересована в том, чтобы каждый человек в стране был всю жизнь больным и лечился десятилетиями, относя страховым компаниям, производителям лекарств и клиникам все большую и большую часть своих доходов. Поэтому Запад уничтожает медицинские инновации, позволяющие действительно исцелять людей – причем с наименьшими затратами времени, денег и лекарств. В этом смысле (тоже наш вывод) старение общества и «экономика мумий» крайне выгодны капиталистической медицинской монополии (Сергей Переслегин называет ее «паразитическим медицинским кластером»). Она затормозит развитие прорывных медицинских инноваций и постарается заморозить нынешние технологии лечения. Крайне долгие и затратные.
«Предоставление ухода, необходимого стареющему населению, может повлечь настолько большие затраты на рабочую силу, что это станет существенным тормозом экономического развития, – пишет собственно Джордж Фридман. – Альтернативой является роботехника, но развитие эффективной роботехники зависит от научных прорывов в двух ключевых сферах: микропроцессорах и батареях, источниках питания – тогда как оба эти направления в долгосрочной перспективе не развиваются. Осуществлять основной уход за престарелыми могут роботы, но в таком случае необходимы огромные объемы вычислительной мощности, а также повышенная мобильность, однако пределы уменьшения кремниевых чипов уже достигнуты. Между тем ныне существующие компьютерные платформы не могут поддерживать базовые программы управления роботами, обработки полученных роботами сенсорных данных и постановки задач, которые должны выполнять роботы. Есть ряд возможных решений – от биологических материалов до квантового исчисления, но работа в этих областях остается на уровне базисных исследований...»
Максиму Калашникову все ясно. Чтобы достичь прорыва в роботехнике, нужны огромные ГОСУДАРСТВЕННЫЕ вложения в нее и все сопутствующие технологии. Но их нет. С одной стороны, капиталистическая идеология не велит (это же социализм!). С другой – старики отнимают у государства все больше и больше денег. А государства и так в долгах по уши, и им надо как-то бизнес поддержать здесь и сейчас. И банки с Уолл-Стрит требуют вливать в них сотни миллиардов из кармана государства. И вообще, дешевле не роботов делать, а китайцев и филиппинцев завозить.
Тем временем научно-техническое развитие останавливается и на других направлениях. Заглянем опять в «Ближайшие десять лет»...

Волны опадают...

Джордж Фридман видит, что в 2010-е годы приостановится развитие и других направлений технологии.
Например, остановится революционная волна в области средств связи, начавшаяся в XIX веке и связанная с использованием электромагнитных волн и электричества. Телеграф, телефон, радиосвязь, оптоволокно – все это уже есть. Все это уже оцифровали и связали процесс передачи данных с процессом их обработки. Все – предел достигнут. Новых фундаментальных прорывов нет.
«Вместо прорыва к новым горизонтам усилия были сосредоточены на разработке новых приложений вроде социальных сетей и на перенесении старых мощностей на мобильные платформы. Как показывает iPad, таковые усилия продолжатся и далее. Но в конечном счете, это перестановка мебели, а не создание новой структуры. Компания «Майкрософт», преобразившая экономику в 80-е годы ХХ века, теперь стала вполне респектабельным, степенным предприятием, защищающим свои прежние достижения. Компания «Эппл» (Стива Джобса – прим. М.К.) изобретает новые устройства, делающие операции, которые мы совершаем, более забавными. «Гугл» и «Фейсбук» ищут новые способы продажи рекламы и извлечения прибыли из Интернета.
Коренные технологические инновации вытеснены борьбой за долю рынка – поиском способов делать деньги посредством мелких усовершенствований, о которых трубят как о важных открытиях. Тем временем резкое увеличение производительности, некогда вызванное улучшением технологий и, в свою очередь, ставшее стимулом для всей экономики, затухает, что окажет существенное воздействие на проблемы, с которыми США столкнутся в следующем десятилетии. Поскольку фундаментальные исследования и разработки сокращаются, а усилия корпораций направлены на небольшие усовершенствования ключевых разработок последнего поколения, основной импульс к мировому развитию сводится к передаче существующих технологий в руки все большего числа людей. Так как продажа сотовых телефонов уже достигла точки насыщения рынка и корпорации не хотят делать инвестиции в обновления, не являющиеся необходимыми, установка на развитие проблематична...»
«Я не говорю, что мир цифровых технологий умирает. Но компьютерный бизнес по-прежнему, в сущности, пассивен и ограничивается обработкой информации и ее передачей. Следующая и необходимая фаза развития этого сектора – оживление, связанное с использованием данных для манипулирования реальностью и ее изменений, где главным примером явится роботехника...» – пишет Д. Фридман.
Но, как он сам и отмечает, даже если и удастся достичь прорыва в создании массового производства сложных роботов-андроидов (андроид – именно человекоподобный робот, а не программа для бесполезной мобильной говорилки – прим. М.К.), тут же встанет следующий мучительный вопрос: а как обеспечить энергией массу этих антропоморфных автоматов?
«Живая рабочая сила потребляет сравнительно мало энергии. Машины, имитирующие действия работников, будут потреблять огромное количество энергии, и по мере того как эти устройства будут размножаться в экономике (как размножились персональные ЭВМ и сотовые телефоны), произойдет гигантский рост энергопотребления...» – озабочен глава «Стратфор». Как он отмечает, Пентагон вкладывает в роботику большие средства, однако совершенно не задумывается над тем, какая новая энергетика станет питать возможную армию андроидов. Одновременно Фридман качает головой: «Государство закачивает средства в одну рассматриваемую сферу – в поиск средств и способов лечения дегенеративных заболеваний».
«Ну, а где новые источники энергии – чистые и сравнительно дешевые? – спросит уже Максим Калашников. – Нелепые ветряки и солнечные батареи, которые требуют на свое строительство и функционировние дотаций из бюджетов западных стран (иначе бы они просто разорились), – не выход...»
Фридман видит всего два источника наращивания энергопроизводства – природный газ и уголь (добычу нефти шибко не нарастишь). Энергосбережение имеет свои пределы – оно не решит проблем нарастающей нужды в новых объемах энергии. Кардинальный выход из положения (по Джорджу Фридману) – в создании гигантских солнечных станций на орбите, передающих энергию беспроводным способом на Землю. Но сам в это пока не слишком верит. Ибо создание таких орбитальных суперстанций – проект, требующий (наше мнение) поистине сталинской мобилизации ресурсов Запада, превосходящий по стоимости все прежние мегапроекты (атомный, космический, лунные миссии) на порядок, а то и больше. (О русской альтернативе – ЯРЭС Игоря Острецова – мы поговорим опрично).

Кризис системы, а не просто экономический кризис

Таким образом, не последний американский умник Д. Фридман наконец-то разглядел то, что не было загадкой для Кугушева и Калашникова еще десять лет назад. Нужны астрономические ГОСУДАРСТВЕННЫЕ (частник не потянет) вложения в новую научно-техническую революцию. Уже на вполне социалистических принципах. Ибо попытка переложить все на плечи частных корпораций с треском рухнула, приведя к опасному застою.
И это кризис самой капиталистической системы, а не просто экономический кризис. Капитализм больше не тянет миссию НТР.
«Мы живем в эпоху, когда государство сильнее рынка. У государства больше ресурсов. Рынки великолепно эксплуатируют уже сделанные открытия и ранее созданные технологии, но они далеко не так успешны в фундаментальных исследованиях. Ныне, пройдя путь от создания авиации до атомной энергии, полетов на Луну, Интернета и спутников глобального позиционирования, государство гораздо успешнее инвестирует в перспективные, долгосрочные инновации. Государство неэффективно, но в основу фундаментальных исследований заложена такая неэффективность (и способность оплачивать эту неэффективность). И когда смотришь на проекты, которые необходимо осуществить в следующем десятилетии, становится понятно, что министерство обороны – именно та организация, что скорее всего успешно справится с данной задачей...» – пишет американец.
Прекрасно! Доперли, наконец, капиталисты?
Первичные выводы очевидны: одного выхода из положения нет. Демография, новая индустриализация, грандиозные мегапроекты развития и научно-техническая революция – тесно сцепленные между собою задачи. Придется и рождаемость повышать, и новую промышленность строить (иначе не будет устойчивого спроса на инновации и их развития), и воплощать планы «России 2045»: давать людям возможность второй жизни, а то и физического бессмертия.
Выход из кризиса невозможен без перехода на новый техноуклад. Но как его совершить, если налицо опасный технологический застой позднего капитализма, а Запад все больше напоминает деградирующий Рим. В нем долговые и демографические проблемы складываются с маразмом загнившей системы. Уничтожение СССР стало ударом по Западу.
Опасность усиления нынешнего социально-экономического кризиса технологическим застоем видят и другие наблюдатели.

 


Записаться на тренинг ТРИЗ по развитию творческого, сильного мышления от Мастера ТРИЗ Ю.Саламатова >>>

Новости RSSНовости в формате RSS

Статьи RSSСтатьи в формате RSS

Рейтинг – 557 голосов


Главная » Это интересно » Наука и техника » Максим Калашников «Джобс умер гораздо раньше»
© Институт Инновационного Проектирования, 1989-2015, 660018, г. Красноярск,
ул. Д.Бедного, 11-10, e-mail
ysal@triz-guide.com, info@triz-guide.com
 
 

 

Хочешь найти работу? Jooble