Институт Инновационного Проектирования | Смерть автомата Калашникова
 
Гл
Пс
Кс
 
Изобретателями не рождаются, ими становятся
МЕНЮ
 
   
ВХОД
 
Пароль
ОПРОС
 
 
    Слышали ли Вы о ТРИЗ?

    Хотел бы изучить.:
    Нет, не слышал.:
    ТРИЗ умер...:
    Я изучаю ТРИЗ.:
    Я изучил, изучаю и применяю ТРИЗ для решения задач.:

 
ПОИСК
 
 



 


Все системы оплаты на сайте








ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
сертификация инноваторов
инновационные технологии
БИБЛИОТЕКА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ
Это интересно
ПРОДУКЦИЯ
 

 


Инновационное
обучение

Об авторе

Отзывы
участников

Программа
обучения

Вопрос
Ю.Саламатову

Поступить на обучение

Общественное
объединение



Молодому инноватору

FAQ
 

Сертификация
специалистов

Примеры заданий

Заявка на
сертификацию

Аттестационная
комиссия

Список
аттестованных
инноваторов

Инновационное
проектирование

О компании

Клиенты

Образцы проектов

Заявка
на проект

Семинары

Экспертиза проектов

   

Книги и статьи Ю.Саламатова

Теория Решения Изобретательских Задач

Развитие Творческого Воображения

ТРИЗ в нетехнических областях

Инновации 
в жизни науке и технике

Книги по теории творчества

Архивариус РТВ-ТРИЗ-ФСА

Научная Фантастика
 
 
Статьи о патентовани
   

Наука и Техника

Политика

Экономика

Изобретательские блоги 

Юмор 
 
Полигон задач

ТРИЗ в виртуальном мире
медиатехнологий
       

Книги для
инноваторов

CD/DVD видеокурсы для инноваторов

Програмное обеспечение
инноваторов

Покупка
товаров

Отзывы о
товарах
           

Смерть автомата Калашникова

 

Посетил недавно я славный город Ижевск, побывал в музее Калашникова. Вместо того, чтобы преисполниться имперской гордостью или хотя бы чувством приятной ностальгии по былой военной мощи, стало мне совсем грустно. Сразу предупреждаю, что следующие "многабукафф" читать людям, не отличающим приклад от цевья, вряд ли будет интересно.

В конце прошлого года рунет сотрясла небольшая буря, вызванная якобы инициативой Сердюкова похоронить семейство стрелкового оружия Калашникова и начать закупку "передовых" образцов за границей. В качестве альтернативы АК74 и его предшественнику АК47, до сих пор состоящему на вооружении, называлась французская штурмовая винотовка FAMAS. Досталось на орехи и снайперской винтовке СВД, дескать, устаревшей и неточной.

Серьезно воспринимать эту шумиху, разумеется, нельзя, потому что замена АК на импортную оружейную систему для миллионной армии невозможна в принципе. И уж тем более не подходит для этой роли FAMAS - винтовка откровенно дерьмовая. Как-то я смотрел фильм о подготовке немецких коммандос на базе французского спецназа в Южной Америке и меня удивило, что мелькавшие периодически в кадре негры во французской военной форме вооружены германскими винтовками G36. Оказывается, ничего удивительного в этом нет, французский спецназ вооружен немецким оружием, как более качественным. FAMAS состоит на вооружении французского Иностранного легиона, но лишь до тех пор, пока он пребывает в казармах. В зоне боевых действий легионеры стараются как можно быстрее обзавестись трофейными АК, пусть даже это суррогаты китайского, египетского и югославского производства. По крайней мере, один лично знакомый мне бывший легионер с нескрываемым презрением отзывался о французской винтовке, годной лишь для показухи на полигоне.
Но все же серьезный повод задуматься о перспективах системы АК имеется, особенно в преддверие большой войны, остаться в стороне от которой нам никак не удастся. По отношению к автомату Калашникова существуют мнения совершенно противоположные. Калашизм - это своего рода религия. Ее приверженцы свято верят, что ничего лучше автомата Калашникова в мире нет и быть не может, потому что это невозможно в принципе. Не смотря на слабость аргументации, в пользу этой точки зрения говорит тот факт, что большинство солдат в мире в боевых условиях до сих пор отдают предпочтение именно этой системе. Конечно, не у всех есть право выбора оружия, но если бы оно было, то в этом конкурсе АК занял бы заслуженное первое место.
Противники калашистов вполне резонно говорят о недостатках системы Калашникова, созданной 60 лет назад в соответствие с давно устаревшими требованиями. Кто же из них прав? Как ни странно, правы обе стороны. Дело не в ТТХ самого оружия, а в военной доктрине, под которую проектируется оружие. 100 лет назад на вооружении русской армии состояло всего три вида стрелкового оружия - винтовка Мосина (для кавалеристов в модификации карабина и без штыка), пулемет Максима и револьвер Нагана. Для того времени эта концепция была вполне адекватной. Собственно практически все огневые задачи возлагались на винтовку, пулемет воспринимался как оружие поддержки и был крайне мало распространен, ну а пистолеты у офицеров особого боевого значения, разумеется, не имели. Причем, хоть это и кажется сегодня смешным, огневой бой накануне Первой мировой войны виделся русским генералам лишь как прелюдия к штыковой атаке, без которой победа в бою считалась недостижимой. Впрочем, и в других европейских армиях, штык тогда никто не собирался сдавать в музей. Но массированные штыковые атаки в ходе войны применяли только две армии - русская и германская, причем вполне успешные (вспомним хотя бы знаменитый брусиловский прорыв).
Именно в России и Германии родился новый класс оружия - автомат. Но здесь необходимо кое-что пояснить. В германской армии под зановес общеевропейской бойни на вооружение поступил пистолет-пулемет системы Шмайссера MP-18, как оружие штурмовых групп. MP-18 - оружие ближнего боя, метла для окопа, как его называли, разработанное под пистолетный 9-мм патрон Парабеллум. А вот автомат Федорова, или как он сам его классифицировал ружье-пулемет можно считать образцом штурмового ружья или по современной западной классификации, штурмовой винтовки. Принципиальным отличием русского автомата было то, что он использовал патроны не пистолетные, а винтовочные, но малоимпульсные - калибра 6,5 мм от японских винтовок Арисака.
Почему первым образцом штурмовой винтовки считают StG-44, разработанный Хуго Шмайссером во время Второй мировой войны? Наверное, потому что StG-44 производился серийно, был принят на вооружение Вермахтом и использовался в рамках действительно новой концепции пехотного боя, в то время как автомат Федорова был произведен небольшой партией и не смотря на успех боевого применения, не стал массовым оружием ни императорской, ни Красной Армии. Стандартное объяснение таково: Россия не обладала промышленным потенциалом для совершения революции в стрелковом деле, и таким образом, революция не состоялась по чисто экономическим причинам. На самом деле причина гораздо более глубока - автомат Федорова опередил свое время не технически, а концептуально, он не вписывался в доктрину общевойскового боя 1920-1930-х годов.

Советские лыжники на финском доте с автоматами Федорова. 1940 г.

Наконец, германская концепция штурмового оружия базировалась на новом патроне промежуточного типа - средним по мощности между винтовочным и пистолетным калибром 7,92 мм. У нас за патроном этого типа так и закрепилось название промежуточного. А Федоров по требованию военных, любящих во всем унификацию, вынужден был переделать свое оружие под стандартный винтовочный патрон калибра 7,62 мм, в каковом виде и было изготовлено 3200 единиц автомата. Но использование мощного патрона фатально отразилось на кучности огня, весе самого оружия, ограничило носимый боекомплект, что лишило автомат Федорова преимуществ перед самозарядной винтовкой.
В чем же новизна немецкого подхода? В начале войны ставка делалась на действительно отличные пулеметы MG-34 и его модернизированный вариант - MG-42. Это оружие тоже является революционным, став первым образцом единого пулемета. Пулемет являлся основным огневым средством пехотного отделения, а стрелки, вооруженные винтовками Mauser 98 воспринимались как своего рода обслуживающий персонал. В их задачу входило охрана пулеметчика, а после того, как пулемет выполнит свою задачу, то есть подавит огнем оборону противника, стрелки должны ворваться на вражеские позиции и принять капитуляцию выживших под шквальным огнем "циркулярок Гитлера", как называли американцы и англичане MG-42 за звук, издаваемый при стрельбе.
Однако этот подход был пересмотрен после того, как на Восточном фронте немцы столкнулись с массированным применением Красной Армией автоматического оружия. Атака советской пехоты строилась на быстром сближении (в идеале при поддержке танков и штурмовой авиации после массированной артиллерийской подготовки) с противником на дистанцию 50 м, после чего в дело вступали пистолеты-пулеметы ППШ, обладающие чудовищной огневой мощью. На близких дистанциях снабженные оптическими прицелами MG-42, способные выкосить батальон на расстоянии 800 м, были во-первых, очень уязвимы, во-вторых, утрачивали свое основное преимущество - способность создавать большую плотность огня на большом фронте. А германские пехотинцы, вооруженные в массе своей устаревшими винтовками с ручным перезаряжанием, ничего не могли противопоставить в ближнем бою советским солдатам, обрушивающих на них шквал огня из своих ППШ.
Для того, чтобы выправить ситуацию, на вооружение Вермахта и было принято штурмовое ружье Шмайссера StG-44, способного создавать высокую плотность огня на дистанциях, с которых эффективный огонь из пистолетов-пулеметов был невозможен. Таким образом пехотное отделение германской армии получило огневую мощь, достаточную для отражения советской атаки даже в случае выхода из строя пулемета. Впрочем, данное новшество уже не могло спасти Германию, да и времени для перевооружения своей пехоты у немцев не было.
Но главное преимущество штурмовой винтовки, на мой взгляд, раскрылось не на Восточном фронте и даже не на Западном, где пехота союзников не демонстрировала той же стойкости, что и советская. В полной мере возможности нового класса оружия были продемонстрированы в горах Югославии, где немцы столкнулись с широкомасштабной иррегулярной войной, которая стала новым словом в военной науке. Для контрпартизанских операций были сформированы специализированные егерские части. Именно StG-44 позволял егерям эффективно противостоять партизанским засадам, с первых же секунд добиваясь превосходства в огневой мощи. Как легко понять, развернуть пулемет, будучи внезапно атакованным на горной тропе из засады, невозможно, а винтовки Mauser 98 не способны достичь огневого преимущества, особенно если противник использует ручные, а то и станковые пулеметы.
Интуитивно советская военная мысль была на правильном пути, поэтому программой перевооружения РККА, начатой в конце 30-х ставилось полное перевооружение советской пехоты автоматическими винтовками, что кардинально бы увеличило ее огневую мощь. Но, во-первых, принципиальной ошибкой было разрабатывать новое оружие под старый патрон от винтовки Мосина, малопригодный для автоматических винтовок. Во-вторых, на вооружение был принят очень неудачный образец - самозарядная винтовка Токарева (СВТ-38, СВТ-40), обладающая фатальными конструктивными недостатками. Гораздо более эффективнм оружием пехоты могла бы стать самозарядная винтовка Симонова АВС-36 (серийно было выпущено почти 66 тыс. штук), но тот образец, что принимал участие в конкурсе, был изготовлен с браком, из-за чего предпочтение было отдано конструкции Токарева, АВС-36 снята с производства. Впрочем, СВТ-40 вполне по душе пришлась немецким пехотинцам, вообще не имевшим на вооружении самозарядных винтовок (это было привилегией десантников).
Итак, в 1949 г. на вооружение Советской Армии был принят автомат системы Калашникова АК47. Конструктивно он не был развитием StG-44, как о том заявляют некоторые дилетанты, базируясь на внешнем их сходстве. Хуго Шмайссер после войны действительно сотрудничал с советскими оружейниками, но не в разработке оружия, а в вопросах технологии его производства.
Что же касается доктрины общевойскового боя, то она была вольно или невольно позаимствована нами у поверженного противника. Что такое мотострелки, как стали называть в Советской Армии пехотинцев? По сути это то, что в Вермахте и современном Будесвере называется панцергренадерами - то есть тяжело вооруженная моторизованная пехота. Германские стратеги еще до начала Второй мировой войны видели тяжелую пехоту исключительно моторизованной, передвигающейся по полю боя на бронетранспортерах, что позволяло стремительно преодолевать простреливаемое пространство, да еще при поддержке легких танков. Танки давят огневые точки противника, в это время пехотинцы, выскакивают из бронетранспортеров, разворачиваютися в боевые порядки, и при огневой поддержке размещенных на бронетранспортерах пулеметов, одним броском занимают позиции врага, понеся при этом минимальные потери. После успешного завершения боя панцергренадеры вновь садятся в боевые машины и продолжают преследование противника, чего не способно сделать "классическое" пехотное подразделение, которое после успешной атаки должно закрепиться на занятом рубеже и быть готовой отразить контратаку противника. Суть блицкрига состояла в том, чтобы не дать противнику самой возможности контратаковать, то есть наступление должно продолжаться до достижения оперативного успеха.
В теории это выглядело блестяще, но на практике полная моторизация германской пехоты оказалась невозможной не в последнюю очередь из-за непреодолимого дефицита горючего. А для действий на Восточном фронте эта доктрина вообще оказалась малоприменимой из-за колоссальной ресурсоемкости маневренной механизированной войны, которая могла быть в то время осуществима лишь на ограниченных театрах военных действий. То есть в техническом смысле слова Вермахт, проведя значительную ДЕмоторизацию в 1940 г. и вновь вернувшись к массовому использованию архаичной конной тяги, сделал шаг назад. Но тут уж выбирать не приходилось - качеством пожертвовали в пользу количества.
Но то, что не по силам было Германии в 1941 г. - создать массовую моторизованную армию, представлялось возможным советскому военному руководству после войны, и именно эта военная доктрина лежит в основе строительства наших вооруженных сил по сию пору. Именно в этой канве следует оценивать ту роль, которая отводится автомату Калашникова - основному оружию пехотинца, оружию, работающему "по площадям", создающему всесметающую стену огня силами даже пехотного взвода. По сути Калашников сконструировал идеальное оружие для прошедшей войны. И то, что на Западе долго не могли создать равноценного оружия пехоты, говорит не только о гениальности Михаила Тимофеевича, но и о недальновидности западных военных стратегов. Тут следует учитывать, что хорошо учатся только битые военачальники, а генералы, например, американские, не только мало воевали во Второй мировой войне, но и воевали практически всегда в тепличных условиях, при колоссальном преимуществе над противником в живой силе, технике и подавляющем преимуществе в огневой мощи. Поэтому они в меньшей степени были склонны воспринимать уроки войны и пересматривать концепции ведения боя. Англичане, например, вплоть до 80-х годов считали автоматический огонь из личного оружия непозволительной роскошью, полагая, что пехотинец должен стрелять точно и быстро, а вовсе не плотно. Американцы озаботились созданием полноценной штурмовой винтовки, только увязнув во Вьетнамской войне, где партизаны устроили им настоящую кровавую баню с помощью советских АК47.
Ближневосточные военные конфликты 60-80-х годов - это классические войны прошлого, что не удивительно, учитывая молодость арабских государств, которые вынуждены были создавать массовые армии по чужим лекалам. Я подчеркиваю, что речь в данном случае идет лишь о сухопутных силах и об их основе - пехоте, в то время как авиация, например, развивалась довольно бурно именно в послевоенные десятилетия. Если посмотреть на итоги арабо-израильской войны 1973 г., то мы увидим, что успехи египетских войск базировались на тактических разработках немцев периода Первой мировой войны - применении штурмовых отрядов и советском опыте Великой Отечественной, когда себя блестяще зарекомендовали инженерно-штурмовые бригады. Но уже массированное применение танков ничего не дало, танк - безнадежный анахронизм прошлого века. Не сомневаюсь, что многие готовы с этим яростно поспорить, но прошу приберечь свой пыл до того случая, когда я напишу отдельный пост на танковую тему.
Во всех этих войнах прошлого автомат Калашникова демонстрировал бесспорное преимущество над своими пусть и более молодыми, но концептуально еще более устаревшими соперниками. Что такое винтовка М-14? По сути это неплохое воплощение концепта 30-х годов. То же самое можно сказать и о британской самозарядной винтовке L1A1, являющейся развитием широко распространенной бельгийской FN-FAL, в которой часто вообще отсутствовала возможность ведения автоматического огня. Даже первый представитель второго поколения штурмовых винтовок - американская М16 калибром 5,56 мм демонстрировала свое преимущество над АК47 разве что в условиях полигона, а в джунглях Индокитая тягаться с советским автоматом она была не в состоянии. Израиль вооружил свой спецназ именно трофейными АК, хотя это оружие вовсе не создавалось для спецподразделений.
Итак, говоря об автомате Калашникова, следует иметь в виду, что это оружие проектировалось для условий Второй мировой войны, и иначе просто быть не могло. Конкурс 1974 г. для создания оружия под патрон 5,45 мм Калашников проиграл, но военные сделали выбор в его пользу исключительно по соображениям сиюминутной "целесообразности": переход на новую систему стрелкового оружия потребует переучивания войск и, самое главное, переучивания многомиллионного мобилизационного резерва, а генералы, консервативные по своей сути, категорически не желают чему-то переучиваться, пока их не заставит это сделать противник. Ну и, наконец, перевод советской промышленности на производство нового автомата повлечет за собой столь большие затраты, которые не будут компенсированы преимуществами новой модели.
Теперь перейдем непосредственно к обсуждению характеристик самого АК. Из плюсов достаочно перечислить всего три:
- исключительную надежность и нетребовательность в эксплуатации;
- фантастическую дешевизну и технологичность в производстве;
- потрясающую простоту в обращении.
Все минусы, как водится, производные от плюсов. Начну с самого главного - АК жутко неэргономичен, то есть стрелять из него неудобно. Лежа неудобно из-за большого магазина, который значительно увеличивает силуэт стрелка. Стоя неудобно стрелять из-за того, что приклад расположен ниже линии ствола, в результате чего ствол подбрасывает при стрельбе. Управлять одной рукой АК невозможно, стрелять с закрытой позиции (то есть попросту из-за угла), не высовывая корпус, крайне трудно. Маневренность оружия совершенно неприемлема, из-за чего применять его в штурмовых операциях сложно. Да и, скажем, при передвижении в тактической походной колонне контролировать правый сектор, если вы не левша, неудобно. Для этого надо долго упражняться стрелять с левой руки и целиться левым глазом, а это тот еще геморрой. Переключатель огня расположен настолько неэргономично, что для того, чтобы его переключать, нужно иметь третью руку. До сих пор мне не ясна логика, по которой режим одиночного огня следует за автоматическим, а не наоборот, как принято во всех прочих оружейных системах.
Ну и, наконец, любой моддинг или тюнинг оружия сталкивается с колоссальными трудностями. Хотите разместить на автомате боевой фонарь? Примотайте его изолентой. Сошки? Что за буржуйская роскошь? Передняя тактическая рукоятка? Забудьте! А про лазерный целеуказатель или дальномер даже не заикайтесь. Спасибо, хоть оптический (коллиматорный, ночной и т.д.) прицел можно установить, благодаря появлению в 1974 г. кронштейна… с левого бока ствольной коробки. Правда, если вы используете прицел, то сложить приклад уже нельзя, потому что складывается он именно влево, а разработать приклад, складывающийся вправо, как это сделали румыны на клоне АК, Калашников отчего-то счел нецелесообразным. Разобрать автомат для чистки, не сняв кронштейн с прицелом, уже невозможно, а этот кронштейн, сцуко, зимой почему-то примерзает. А еще он больно натирает хребет, если автомат переносится за спиной, а спина не прикрыта бронежилетом. И уж не приведи господи подскользнуться и упасть на спину - позвоночник может не выдержать удара от эту угловатую железяку.
Можно, конечно, не заморачиваться всякими там "излишествами" в виде коллиматоров или оптики, да вот беда - со штатным механическим прицелом воевать ночью - это просто жопа. Знаете, что пишут в наставлениях по стрелковому делу? Обхохочитесь! Типа, наведите автомат на луну, совместите мушку с целиком, жестко зафиксируйте оружие в руках и после этого наведите на цель, если она еще там, где была до того, как вы начали упражняться с прицеливанием на луну. Правда, после первого же выстрела стрелок будет ослеплен нехилой вспышкой, поэтому стрелять должен, зажмурив глаза, что согласитесь, не очень удобно. Удобным в данном случае был бы коллиматорный прицел в сочетании с прибором беспламенной и бесшумной стрельбы, который в просторечье именуется глушителем. Глушитель к АК - ПБС-1 и ПБС-4 , надо отдать должное, разработан хороший. Но он сконструирован отдельно от автомата, и потому неудобен - нарушает баланс оружия, не очень быстро одевается и снимается, да и вес имеет немалый.
Еще бойцам почему-то очень хочется иметь магазины большой емкости, но конструкторы и тут ничем не хотят их порадовать. Дисковые магазины на 75 патронов сложны в снаряжении, ненадежны и потому от них отказались, а применение рожковых магазинов на 45 патронов настолько безобразно увеличивает габариты оружия, что стрелять можно разве что от пуза. Вот и вынуждены наши солдатушки приматывать два магазина изолентой друг к другу. Спрашивается, что мешает изготовить пластиковые кронштейны для таких спарок? А мешает этому только одно: издевательское пренебрежение наших генералов к солдату. По их мнению трудности бойца закаляют, а всякое удобство расслабляет иизбаловывает.
Вот, казалось бы, такая мелочь, как цвет магазина к АК-74. Какому идиоту пришла в голову мысль изготавливать их из ярко-оранжевого пластика? Почему бы не сделать его зеленого цвета, да и сам автомат красить не в черный цвет, а камуфлировать под окружающую среду - спросит здравомыслящий человек, не служивший в армии. Но тот, кто в армии служил, знает, что это совершенно неприемлемо. Ведь для всякого офицера самый большой кошмар - это утеря солдатом своего оружия где-нибудь на стрельбище или во время учений. Утерять в траве закамуфлированный автомат - дело нехитрое. А вот ярко-оранжевый цвет в нашей природной среде нигде не встречается, кроме как на тыквенной грядке, и потому оброненное в суматохе оружие легко обнаружить даже в густой траве, если с вертолета 
смотреть на луг. Думаете я шучу? Да нифига подобного. Если говорить серьезно, то цвет магазина может быть только один - прозрачный, для того, чтобы во время стрельбы можно было визуально контролировать расход боеприпасов. На худой конец можно сделать с той же целью прозрачную вставку. 

Даже такая, казалось бы, мелочь, как удобный тактический ремень, нашему бойцу недоступен. Стандартный брезентовый имеет металлическую фурнитуру, которая мало того, что предательски бренчит по оружию (а это не есть гуд, если вы в ночной тиши пытаетесь скрытно приблизиться к позиции противника), так она, пилять, еще и бликует на солнце своей зеркальной поверхностью. Выкрасить ее в матовый зеленый цвет - это уже, разумеется, за гранью возможностей нашего ВПК. А уж про всякие там трехточечные тактические ремни, цевье с "рельсами" для крепления всвозможного боевого навеса или регулируемые приклады лучше и не заикайтесь!
Итак, воевать с автоматом Калашникова неудобно, он морально устарел и все такое прочее. Но он еще долго будет оставаться на вооружении десятков армий мира, пока эти армии будут воевать по шаблонам прошлого. Однако в XXI веке кое-кому уже надобно готовиться к войне будущего, и потому АК следует заменять в боевых частях. Чем же его заменить? Об этом я расскажу в следующий раз.
P.S. Даже не пытайтесь угадать ответ. Те, кто глубокомысленно хмыкает, имея в виду АН-94, АЕК-971 или ОЦ-14, будут несколько удивлены, но, надеюсь, не разочарованы.

Прежде чем вести речь о том, каким должен быть новый автомат, следует определиться с военной доктриной, потому что оружие создается под доктрину, а не доктрина под оружие. К какой войне и с кем следует готовиться? От ответа на этот вопрос зависит то, что нам следует делать: клепать атомные авианосцы или закладывать на своей территории ядерные фугасы. Сегодня у РФ, если честно, никакой военной доктрины нет. Всякая там демагогия о борьбе с мифическим мировым терроризмом и ядерном сдерживании - это такой бред, который лично у меня вызывает даже не смех, а желание дать в дыню тому, кто этот бред несет.
Никто не будет применять стратегическое ядерное оружие против России до тех пор, пока будет сохраняться минимальная угроза получить пусть и не адекватный, но хоть какой-то ответ. Тактическое ядерное оружие - отдельная тема, но нас она в данном случае не интересует, потому что и его применять для разгрома РФ совершенно не нужно. Никто не будет разрывать дипотношения, выдвигать ультиматумы, объявлять нам войну и бросать через Амур или Кавказский хребет десятки дивизий в составе корпусов, армий и фронтов, не будет никаких сплошных линий окопов от Ледовитого океана до Каспийского моря. Классические войны с участием массовых армий - вчерашний день. Современная война - это война неявная, она ведется в сфере экономики (финансовая агрессия), борьбы за контроль над массовым сознанием (с помощью т. н. консциентального оружия), сфере культуры, демографии (например, нарковойна), идеологии и т.д. Но если даже дело доходит до вооруженного противостояния, то классические формы столкновения армий двух или более враждующих стран сегодня возможны разве что между государствами неразвитыми. Скажем, между какими-нибудь африканскими бантустанами, латиноамериканскими диктатурами или, и, что уже крайне маловероятно, где-нибудь на Ближнем Востоке. Возможно, последней масштабной войной такого типа был вооруженный конфликт между Ираном и Ираком.
Война между развитой страной и государством третьего мира нас мало интересует, потому что происходит по большей части дистанционно, когда на туземцев сыпятся бомбы и управляемые ракеты от имени "международных сил поддержания мира", а они в ответ могут только грозить кулаком и ругаться своим туземным матом. Нас интересует ситуация, при которой агрессии со стороны стран первого эшелона подвергается страна, ну, скажем так, не совсем третьего мира. Одной из эффективных "горячих" форм агрессии является т.н. мятежевойна, то есть, если утрировать, это когда одна страна (чаще группа стран), формально не объявляя состояния войны, организуют на территории противника партизанскую войну и всячески поддерживают повстанцев, как пропагандистски, так и материально (последнее, разумеется, не афишируется). Когда страна-жертва будет в значительной мере ослаблена длительной мятежевойной, ее добивают гуманитарной бомбардировкой или цветной революцией.
Классический пример такого типа агрессии - разгром Югославии. Началось все с Косово, продолжилось гуманитарным бомбометанием, а завершилось цветной революцией и жутким самоунижением сербов, добровольно выдавших на расправу Милошевича в Гаагу. Кто скажет, что армия Югославии была малочисленной, технически отсталой, плохо обученной и т.д.? Имеет ли смысл сравнивать количество сербских танков с числом ручных пулеметов, контрабандой поставляемых косовским повстанцам через Албанию? Югославия, если честно, вполне могла ответить и на натовские бомбардировки, да только натовцы не такие идиоты, чтобы воевать со страной, которая ГОТОВА была им ответить. Они пришли не победить, а добить жертву, лишенную самого главного - воли к борьбе. Сейчас по этому же шаблону НАТО добивает Ливию
В РФ тоже была организована мятежевойна в Чечне и поначалу все вроде бы развивалось вполне по-югославскому сценарию, но тут у теневых дирижеров не выгорело. По крайней мере, пока. Так вот, для тех, кто не хочет быть битым в следующий раз, очень было бы полезным изучить опыт двух чеченских компаний и на этой основе кардинально пересмотреть боевые уставы, принципы организации сухопутных сил, системы вооружения, управления боем, снабжения, подготовки войск и т.д. Короче, пересматривать надо все.
В комментариях к предыдущему посту было оставлено много комментариев в том духе, что общевойсковой бой - есть общевойсковой бой, он был, есть и будет, пехота - не спецназ, она ведет бой только во взаимодействии с авиацией, артиллерией, при поддержке бронетехники, и автомат Калашникова - отличное оружие для "махры", как зовется на военном жаргоне царица полей. И не смотря на то, что такие комментарии часто оставляют люди с несколькими звездами на погонах, а у меня на погонах не было даже хиленькой ефрейторской "сопли", я решительно возражу им: общевойсковой бой - это доктрина вчерашнего дня и заточенная под это дело пехота есть, по сути, пушечное мясо.
Давайте вспомним не столь уж и далекий 1994 г., печально знаменитый новогодний штурм Грозного. Армия РФ в то время была укомплектована в подавляющей части офицерскими кадрами советской закалки, многие командиры имели афганский опыт; боевая техника 80-х годов еще не успела устареть морально и износиться физически; в ВВС сохранился боевой костяк, имевший сотни и тысячи часов налета (это сегодня годовой налет в 30 часов вызывает восхищенное "О-о-о, как много!"). Короче говоря, это была армия, еще недостаточно добитая реформами. Но, как известно, первый штурм столицы Ичкерии завершился позорным провалом. Да, генералы были тупые, да, бросили в бой неподготовленных сопляков-срочников, да было много распиздяйства, преступной халатности, откровенного предательства и еще тысячи причин. Речь сейчас не о них.
Грозный в марте 1995 г. предварительно превратив в руины "точечными" ударами, взяли и водрузили над президентским дворцом на площади Минутка "знамя победы". Но, во-первых, дудаевская армия (сделаем ей комплимент, будем звать ее армией) не была разгромлена, она каким-то удивительным образом рассосалась из "блокированного" города и материализовалась в самых различных местах. Во-вторых, кто штурмовал Грозный во второй раз? Со всей страны собрали сборную из десантников, омоновцев, всякого рода спецуру из всех возможных силовых ведомств и даже морпехов. Спрашивается, на кой черт надо было тащить черноберетников аж с Тихого океана, если морская пехота в принципе не предназначена для "штурма Берлина"? Для захвата плацдарма на морском побережье - да, а вот для ведения уличных боев - как-то не очень.
Сделано это было не от хорошей жизни, а лишь потому, что стало ясно - кроме спецназа с поставленной задачей справиться никто не сможет. В стране насчитывалось под ТРИ МИЛЛИОНА людей, носящих погоны, а непосредственно для боя с превеликим трудом наскребли 50 тысяч "штыков и сабель". Да, на войне и сопливому срочнику найдется место - кашу варить, машину водить, склад охранять или даже на блок-посту щеки надувать и шлагбаум с важным видом поднимать-опускать. Но для того, чтобы победить противника в мятежевойне, нужны ПРОФЕССИОНАЛЫ, способные не только вести общевойсковой бой (а куда ж без него?), но и организовать глубинную разведку, контрпартизанский рейд в горах, инженерную разведку местности, штурмовую операцию, зачистку населенного пункта, этапирование задержанных и т.д. Случись в то время еще одна Чечня, воевать в ней было бы совершенно некому, кроме все того же пушечного мяса.
Но к счастью, Чечня у нас была только одна. И вскоре, как любят бахвалиться иные наши вояки, "к весне мы загнали духов в горы и если бы нам дали волю, то мы бы их к осени додавили". Вот только как раз летом "загнанные" духи вдруг загадочным образом материализовались в Буденновске, где учинили жуткое непотребство и даже спецназ с ними сделать ничего не смог. После этого война перешла в затяжную форму и закончилась тем, что "почти добитые" моджахеды в августе 1996 г. вдруг материализовались в Грозном, который армия кроваво штурмовала много недель, и буквально в течение нескольких дней взяли его под контроль. С испугу Кремль подписал хасавюртовскую капитуляцию и де факто признал независимость Чечни. Можно, конечно, все списать на "предательство в верхах", происки мировой закулисы и извечно-жалобное "нам не давали воевать по-настоящему".
Но, боюсь, адепты общевойскового боя даже задним числом не смогут объяснить, как бы они силами линейной пехоты и, пусть даже при поддержке бронетехники и авиации, смогли удержать город, атакованный иррегулярными силами противника. Бои носили очаговый характер, и в этом случае противник, отлично зная местность и обладая инициативой, мог маневрировать силами и создавать перевес в том месте, где ему было нужно, пусть даже и в общем раскладе федералы имели над духами трех- или пятикратный перевес. Этот перевес при нарушенных коммуникациях вообще особого значения не имел, потому что боеспособность частей зависела в некоторых случаях не от выучки войск, состояния материальной части и наличия боекомплекта, а элементарно от возможности обеспечения питьевой водой. Сколько может протянуть человек на жаре без воды? Ну, по собственному опыту знаю, что 36 часов - критический рубеж. Потом организм обезвоживается, кровь густеет, плохо снабжает кислородом мозг, начинаются галлюцинации, обмороки и… Короче, нет ничего удивительного, что чечены не очень-то и лезли на рожон, зная, что время работает на них, ведь новый штурм города с целью спасения блокированных подразделений не мог быть организован быстро и уж тем более, он не мог быть молниеносно осуществлен.
Ну, и как, скажите мне на милость, вести общевойсковой бой в городских развалинах? Да, в Сталинграде в 42-го года это было возможно, потому что противник вел, все-таки, регулярную войну силами регулярной армии, а вот в Грозном 96-го чечены применили совершенно другой подход, которому регулярная армия НИ-ЧЕ-ГО не смогла противопоставить.
В 2001 г. военная операция была спланирована уже довольно грамотно, и ставка делалась не на призывное мясо, а на военных профессионалов, хотя, как я говорил, на войне всем место найдется, в том числе и призванному на два года заморышу-срочнику. Вторая чеченская - это уже не классическая военная кампания, а как бы серия спецопераций по зачистке населенных пунктов, пусть даже на начальном этапе и пришлось снова столкнуться с некоей моджахедской квази-армией. Наиболее ярко характер этой войны был продемонстрирован в ходе сражения за село Комсомольсткое, когда федералы проводили не классический штурм населенного пункта после артподготовки с криком "ура!", а четырехнедельную спецоперацию. Хотя и тут артиллерия пригодилась, включая даже тяжелые огнемётные системы залпового огня "Буратино". Для того, чтобы осознать, насколько классическая война отличается от современной мятежевойны, приведу только один факт: штурм Берлина в 1945 г. длился восемь дней, а какое-то село зачищали почти месяц. Парадокс? Нет, дело именно в характере войны. Комсомольское можно было взять за сутки в ходе общевойскового боя, правда, для этого пришлось бы задействовать не менее дивизии, но с колоссальными потерями. Но, поскольку в данном случае федералы воевали с умом, группировка двухтысячная группировка боевиков была разгромлена при наших потерях в 50 человек (у боевиков в 10 раз больше). Правда, и тут нельзя говорить о полном уничтожении противника, части моджахедов и их командиру Гелаеву удалось вырваться из кольца, что говорит об очень высокой боеспособности мятежников, которых не смущает превосходство противника в численности и огневой мощи.
Когда чеченская квази-армия была распылена, а это окончательно произошло в Комсомольском, война приобрела полностью иррегулярный характер, где практически не осталось места общевойсковому бою. Снова в дело вступили мобильные группы спецов, которые довольно эффективно проводили контрпартизанские мероприятия. Да, дело нашлось и авиации, и артиллерии и в отдельных случаях бронетехнике, но все они выполняли, как и положено, обеспечением боевых действий главных сил, а главной ударной силой в данном случае стало не развернутое в боевые порядки общевойсковое соединение, а малочисленная рейдовая группа. Схема действий нашего спецназа в целом была следующей: егеря (буду, отдавая дань традиции, так их называть) скрытно проникали на территорию предполагаемого местонахождения противника, находили его базу, вызывали огонь артиллерии или авиации и после нанесения массированного удара зачищали местность. Это, я подчеркиваю, лишь общая схема, порой спецназ вел и пехотный бой, часто приходилось заниматься зачистками, и много еще чем.
Итак, самое время задуматься над таким вопросом: нужна ли нам регулярная армия (имеем в виду именно общевойсковые соединения, попросту говоря, "махру" всех видов и оттенков), не способная эффективно противостоять иррегулярному противнику? Ответ утвердительный. Да, регулярная армия нужна, но войска должны быть обучены не только элементарным основам общевойскового боя, но и должны уметь применять все многообразие тактических приемов спецназа. Иначе роль линейной пехоты на войне будет той же - пушечное мясо или статисты.
Да, я знаю, что немалое количество товарищей, которые с пафосом мне возрозят в том духе, что "наша мотострелковая рота под Аргуном имела духов так-то и так-то, а потом пообедала и отымела их на сон грядущий самым извращенным сопособом". Я с частностями спорить не буду, пусть даже приукрас в мюнгазеновском духе тут больше, чем фактуры. Речь сейчас не о частностях, а об общем характере современной войны, в которой можно выявить следующие основные особенности:
- скоротечность;
- очаговость;
- иррегулярность.
Не спорю, что развернутый в чистом поле в боевые порядки мотострелковый батальон, поддержанный танками и авиацией, чьи боевые действия обеспечивают саперы, артиллерия, связисты и т.д. представляет собой грозную силу и способен разнести в хлам даже целый полк противника, если солдаты-чудо-богатыри имеют высокий боевой дух, а отцы-командиры обладают опытом, полны мудрости, при этом решительны и смелы. А теперь представьте себе тот же батальон, которому предстоит воевать в хаотически застроенном населенном пункте и не с регулярной армией, а с партизанами. Это ровно та ситуация, в которой оказалась ливийская армия сегодня. Вот если бы все повстанцы были сведены в одну дивизию или пусть даже корпус, и это соединение попыталась бы атаковать Триполи, то с мятежниками Каддафи покончил бы в считанные часы. Треть личного состава повстанческой армии уничтожили бы на поле боя, остальных взяли в плен и после проведения воспитательной беседы, распустили по домам.
Но ситуация совсем иная: малочисленные повстанцы, недисциплинированные, плохо обученные, хаотично вооруженные и, честно говоря, являющие собой клоунов с оружием, вовсе не стремятся дать бой "кровавому диктатору" и поскорее освободить "страдающий народ". Они контролируют несколько населенных пунктов, и выбить их оттуда ливийская армия НЕ В СОСТОЯНИИ. А если она попытается это сделать так, как это делала наша армия в Грозном, то лучшего подарка мятежникам даже представить невозможно. Ведь в результате ракетно-бомбовых ударов, массированного артобстрела и штурма Бенгази по всем канонам военного искусства, боевиков уничтожить все равно не удастся, а многотысячные жертвы среди мирных жителей разве что убедят всех сомневающихся в бесчеловечности Каддафи, который окончательно слетел с катушек и решил раскатать всех несогласных танками.
А вот если бы у полковника был хорошо подготовленные силы специального назначения, то все могло повернуться иначе, ведь от момента восстания до вмешательства НАТО имелся месяц, чтобы подавить мятеж в зародыше. Даже если это не удалось сделать сразу, то спецназ и тут мог бы помочь. Почему повстанцы не идут на переговоры с официальным Триполи? Да потому что они в этом не заинтересованы, время работает на них. Страдающее население? Да срать вожди мятежников хотели на население! Во всех страданиях виноватым объявлен Каддафи, которого надо свергнуть и всем будет счастье. А уж Западу картины страдающего населения нужны именно для того, чтобы обосновать необходимость вооруженного вторжения в Ливию.
Теперь представьте, что несколько наиболее непримиримо настроенных вождей оппозиции убиты диверсантами, и одновременно происходят теракты в штабах повстанцев, взлетают на воздух склады боеприпасов, неуловимые стрелки отстреливают в Бенгазе повстанческие патрули, взрывают радио и телепередающие станции. И Каддафи тут как бы не при делах - дескать народ стихийно поднялся на борьбу с мятежниками, и то ли еще будет… Вот тут оставшиеся в живых главари оппозиции волей-неволей задумаются: стоит ли им лично подыхать за интересы Саркози и Обамы? То есть шанс склонить мятежников к переговорам имеет не регулярная армия, а только спецназ. С иррегулярным противником можно вести войну только иррегулярную.
Это как бы аксиома, с которой мало кто осмелится поспорить. Иррегулярная война имеет довольно богатую 200-летнюю историю, если отсчитывать ее с испанской антинаполеоновской герильи. Но вот что действительно не укладывается в мозгах наших лампасоносных стратегов, так это то, что иррегулярная война сегодня может являться не вспомогательным, а ОСНОВНЫМ способом ведения войны. В 1812 г. вклад партизан и рейдовых казачьих отрядов в разгром Наполеона был ничтожно мал, все дело решалось в линейных сражениях, а вот в Ливии вы не увидите аналога Сталинградской битвы. Если честно, я не вижу шансов Каддафи победить мятеж военным путем. В лучшем случае Ливия будет разделена на Триполитанию и Киренаику, но войну это не остановит все равно.
Итак, сделаю некоторые выводы: широкое применение методов иррегулярной войны диктует жесткое требование: пересомтреть военную доктрину и заточить армию для действий против партизан, иначе страна будет разгромлена этими самыми партизанами при поддержке забугорных "защитников прав человека". Пример с Югославией см. выше, пример с Ливией см. в теленовостях. И еще раз повторю то, о чем я говорил уже много раз: атомные подводные лодки с "Булавами" на борту и сверхзвуковые ракетоносцы Ту-160 абсолютно бесполезны в мятежевойне. Да и, честно говоря, в любой другой войне их полезность пока ничем не доказана, разве немало человечество создало гигантского, но бесполезного оружия - царь-пушка, танк Т-35, сверхтяжелое орудие "Дора"…?
Заранее предвижу возражения: дескать, нельзя всю армию превратить в спецназ, это невозможно в принципе хотя бы потому что невозможно укомплектовать рэмбами и терминаторами. Нет, всю армию превращать в спецназ не надо, кто-то должен и кашу варить и машины чинить. Но главной ударной силой сухопутных сил в условиях мятежевойны должны стать не танковые армады и массы пехоты, а малочисленный и почти незаметный спецназ, обеспечением работы которого будут заниматься все остальные - от кашеваров до космонавтов на околоземной орбите. Речь идет не о том, что мотопехоту следует упразднить раз и навсегда, а о том, чтобы обучить ее тактике спецназа и соответствующим образом вооружить, иначе на войне она будет присутствовать для декора. Снова получится, что войск много, а воевать некому.
В истории человечества уже как минимум один раз происходила профессионализация армии в эпоху средневековья. В условиях, когда годовая выделка железа на душу населения измерялась в сотнях граммов, ни одно государство не могло позволить себе содержать десятки тысяч рыцарей, закованных в броню, да и не было такой необходимости, ибо на поле боя можно было встретить у противника самое большее несколько сотен профессиональных воинов (остальные тысячи слабо вооруженных и плохо обученных пехотинцев и оруженосцев самостоятельной роли в бою не играли, лишь обеспечивая атаку рыцарской конницы). Ко всему прочему подготовка профессионального воина занимала годы и была столь же затратной, как сегодня подготовка боевого летчика.
Эпоха массовых армий наступила лишь с развитием огнестельного оружия. Стрелять из ружья можно за день научить любого крестьянина, а приемы штыкового боя довольно примитивны. Сегодня мы стоим перед необходимостью новой профессионализации армии, потому что масса призывников, умеющих нажимать на спусковой крючок играет сегодня примерно ту же роль, что средневековые ополченцы, вооруженные дубинами и топорами - воевать с такими же ополченцами они могли, но атаку конницы остановить - нет.
Многие солдаты Второй мировой пишут в воспоминаниях, что за всю войну ни разу не воевали в городах, а видели их, только проходя через них в походных колоннах. Сталинград, Будапешт, Вена и Берлин - очень редкие исключения. Сегодня в условиях очаговой войны где воюет пехота? В населенном пункте. Если же речь о крупном городе, а не о селе, то пехотный бой в городском квартале принципиально усложняется, потому что становится как бы трехмерным, учитывать следует не только высоту зданий, но и подземные коммуникации. А как управлять в бою хотя бы взводом, если командир не способен видеть своих солдат, а солдаты своего командира? Тут и отделением управлять сложно без радиофикации каждого бойца, да и минимальной тактической единицей будет уже не отделение, а боевое звено из 3-4 бойцов.
Вот, собственно, мы и подошли вплотную к теме пехотного оружия, и все вышеизложенное было сказано лишь для того, чтобы подвести читателя к мысли, что для ведения пехотного боя в городе и коллиматор, и лазерный целеуказатель, и глушитель, и боевой фонарь - это не каприз киношного терминатора, а самая насущная необходимость.
Столь подробно говорю я об этом потому, что проблема наших вояк не техническая, а прежде всего МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ. В комментариях к предыдущему посту один военспец на полном серьезе негодует против коллиматорного прицела: мол, за неделю в окопах от ударов и сотрясений он собъется, а привести оружие к нормальному бою в боевых условиях невозможноо. Я готов понять срочника, который всеми силами противится тому, чтобы ему всучили сложное оружие. Его позиция примерно такая: раз уж вы меня заставили два года мотать срок, то дайте мне берданку и не требуйте большего, чем охранять склад с тушенкой.
Но если таких же взглядов придерживается офицерский корпус, то дело дрянь. Офицер, который ненавидит свою работу и стремиться от нее увильнуть (типа, дайте взвод солдат с берданками и не требуйте большего, чем охранять склад с тушонкой) - это паразит, которого надо немедленно вычищать из армии, потому что никто не помогает врагу во время войны так, как эти дармоеды в погонах. Во время войны они с готовностью сдаются в плен и оправдываются как раз тем, что "дык куда нам с нашими-то стреляющими плками против ихних бластеров с баллистическими вычислителями, лазерными дальномерами, ночными прицелами…"
И ведь совершенно точно, что этот военспец знает о существовании лазерного прибора холодной пристрелки оружия (ЛПХП), и знает, что любого солдата можно научить им пользоваться за час и даже каждого можно снабдить этим прибором. По сути это лазерная указка в форме патрона - вставил его в патронник, навел ствол на стену в 100 м и увидел светящуюся точку, куда теоретически попадет пуля - осталось подкрутить маховички на коллиматоре, чтобы маркер совместился с этой точкой. На самом деле, надо, конечно, еще кое-какие баллистические поправки сделать, но суть предельно проста. Выходит, что протесты этого военспеца против усложнения оружия носят совершенно надуманный характер. Склад с тушенкой охранять как-то спокойнее, а вооружат взвод хорошим оружием - того и гляди на войну пошлют.
И уж совсем смешно слушать его сетования, что в войсках мало специалистов по приведению оружия к нормальному бою. По сути он сказал, что наш солдат - это обезъяна, которая может нажимать на спуск, а вот послать пулю точно в цель не может, потому что нет специалистов, способных пристрелять оружие. Сразу возникает вопрос: нах нам нужно содержать армию, где не только солдат и сержант (ага, типа скоро все сержанты будут контрактниками), но даже офицеры не умеют пользоваться мушководом?
Другой ЖЖ-шный военспец, в годах, и судя по всему, в авторитете, вообще такое отжигает, что хоть стой, хоть падай. Типа, высокий профиль стрелка из АК - нифига не проблема, ведь у каждого солдата должна быть саперная лопатка. Ну да, если попал в засаду на горной топе, то первым делом надо выкопать окоп в полный профиль, а потом уже отстреливаться. А когда этот пожилой военспец задвинул телегу про то, что оружие воронится, но никак не красится, я вообще засомневался, держал ли он когда-либо оружие в руках. Штабным протирателям штанов это как бы без надобности. В общем, в очередной раз убеждаюсь, что война - это такое серьезное дело, которое ни в коем случае нельзя доверять генералам. Даже младшим офицерам нельзя, надо их сначала проверить на профпригодность.
Ну вот, опять многабукофф написал, а до вопроса того, какой автомат нужен пехоте, не дошел. В следующий раз обещаю начать именно с этого, нарисовать картинки и сделать фотки для наглядности. А это пока как бы предисловие.
Современный автомат, если не касаться внутренней механики и вопроса боеприпасов, а говорить только об "архитектуре", должен соответствовать следующим требованиям:
1. компоновка по схеме "буллпап";
2. модульная система сборки, широкая номенклатура всевозможного обвеса;
3. максимально закрытая ствольная коробка, зализанные и эргономичные формы, широкое применение пластика.
Почему я столь однозначно отказываю оружию, скомпонованному по классической схеме, считаться современным? Потому что сегодня в большинстве случаев бой происходит в населенном пункте, часто носит интенсивный, но скоротечный характер, нередко происходит в ограниченном пространстве (помещение, развалины, бункера, катакомбы, окопы и т.д.). Другой довольно распространенный случай - горы и густая "зеленка". Во всех случаях "буллпап" имеет неоспоримое преимущество перед классической схемой, особенно в городском бою. Поскольку очень многие "калашисты" категорически не желают воспринимать буквенный код, если он содержит информацию, противоречащую их вере, я объясню преимущество "буллпапа" в картинках на примере боя в ограниченном пространстве. В качестве наглядного пособия использована австрийская штурмовая винтовка AUG - это, пожалуй, единственный боевой "буллпап", гражданская версия которого доступна в России.

1. Компоновка по схеме "буллпап".
Центр масс хорошо продуманного оружия приходится на рукоятку управления огнем, что позволяет управлять оружием при необходимости одной рукой. В случае с AUG А2 задняя часть все же тяжелее, фронтсет уравновешивается RIS-цевьем или подствольным гранатометом, что утяжеляет оружие, но, тем не менее, в управлении оно, благодаря рациональному распределению масс, гораздо удобнее даже более легкого карабина М-4. Про АК в данном случае вообще умолчим.
Тут уже многие военспецы хохмили: дескать, что за бред - стрелять с одной руки, так только Рэмбо в кино делает, а нормальные пацаны не вы…ваются и стреляют прицельно, то есть с двух рук. Вот только три вполне возможные ситуации, когда это необходимо (есть еще масса ситуаций нештатных, например, когда раненый в одну руку боец вынужден отбиваться одной здоровой).
а) Вынос раненого из-под обстрела (фото в самом верху). В поле санитара может прикрыть огнем пулеметчик, или вообще весь взвод, тому нет необходимости стрелять самому, да и тащить раненного удобнее двумя руками. А если бой идет в ограниченном пространстве, в помещении, то раненный первый номер боевого звена может рассчитывать только на помощь второго номера, противник в 10 метрах, поэтому не промахнешься даже стреляя от бедра. Вот только с АК такой номер не пройдет однозначно. А с помощью "буллпапа" данная задача решается легко и непринужденно даже в движении. Имея ЛЦУ с выносной кнопкой управления под большим пальцем, можно вести не просто заградительный, а даже прицельный огонь на поражение.
б) При штурмовой операции (в том числе при полицейской) важно занять как можно более высокий уровень здания, ибо зачищать его однозначно удобнее сверху вниз. Не пробовали забросить гранату со второго этажа на третий через пробоину в потолке или межлестничную щель? А в обратном направлении это очень легко. Если же верхний уровень удается занять скрытно и внезапно атаковать оттуда - это даже не половина, а две трети успеха. Теперь представьте себе упражнение по боевому альпинизму с АК в руках. Не только вскарабкаться по стене с ним, но даже спуститься на веревке вниз (это чисто полицейский стиль, разумеется) с ним нереально.
Вот нашел фотку, показывающую как вынуждены выходить из положения калашисты. Без комментариев. На следующем снимке зафиксирован завершающий момент скрытого проникновения в здание на уровне второго этажа. Два бойца сделали горку, далее два метра по карнизу до проема в стене. Все это с помощью одной руки, в другой оружие, готовое к немедленному применению. Наличие коллиматора позволяет вести прицельный огонь даже из такого неудобного положения. Для пущего антуража не хватает только глушителя.

в) Быстрые команды можно отдавать жестами, не выпуская оружие из рук. У хорошо сработанного звена при скрытом 

проникновении такой способ коммуникации единственно приемлемый. Но гораздо актуальнее при штурмовой операции возможность метать гранату, не выпуская оружия из рук. С АК это как бы тоже можно сделать, используя ремень и зажав приклад подмышкой. Да вот беда - при штурмовке приклад у калаша целесообразнее сложить для повышения маневренности оружия.

Снижение профиля стрелка. Специально сделал снимки на бетонном полу, чтоб никто не говорил, будто я ямку в земле под магазин выкопал. Как видим, стрельба ведется не с упором на локоть, а с упором на два предплечья. Во-первых, профиль снижен примерно на 8-10 см, во-вторых, такое положение более устойчиво и удобно. Попробуйте-ка принять положение для стрельбы лежа из АК, согласно предписаниям, и замереть неподвижно в такой позе. Гарантирую, что через 10 минут ручонки задрожат, а локти на которые приходится 40% массы тела будут нестерпимо болеть, если у вас нет специальных налокотников (это, емтать, не мягкая травка на стрельбище или мат в тире). С упором на предплечья даже на полчаса замереть в такой позе не есть проблема.

Для чего нужно снижение профиля? Прежде всего, для маскировки. В таком положении меня полностью скрывает придорожная трава. Во-вторых, это уменьшает вероятность поражения. Даже если считать, что снижение профиля стрелка на 10 см снижает вероятность поражения огнем противника всего на 20%, то это просто прекрасно, ведь речь идет о голове, попадания в которую чаще всего фатальны. AUG, кстати, далеко не самый наглядный пример снижения профиля стрелка ( к тому же у меня в наличии неудобный высокий коллиматор от М-4). Лучший результат дает P90, у которого отсутствует выступающая снизу рукоять управления огнем, а магазин размещается в верхней части ствольной коробки. Если хорошо ужаться, профиль снизится на все 15 см.

Ползать по-пластунски никто не любит, особенно по камням, по снегу, по жидкой грязи, по раскаленному песку, по пыли, по кишашему муравьями дерну, по мокрой траве и т.д., но жить захочешь - поползешь. При этом ползти 

надобно с оружием, что создает еще массу проблем - цепляется, грязнится, мокнет, натирает, царапает... AUG в этом отношении весьма удобен - при переползании я удерживаю его одной рукой, уперев магазин в локтевой сгиб. При этом в любой момент могу при необходимости нажать на спуск, хотя о прицельности такой стрельбы говорить не приходится. 

Маневренность оружия - важный фактор в современном бою. Не буду расписывать, какие акробатические манипуляции надо проделать для того, чтобы перехватить АК в левую руку(иначе вести огонь вправо из дверного проема можно только полностью вынеся корпус в простреливаемую зону) и как почти невозможно правше прицеливаться левым глазом с помощью механического прицела. Предлагаю оценить по фото удобство "буллпапа". Перенос огня с левого сектора в правый осуществляется мгновенно без изменения положения рук, а коллиматор снимает все проблемы при прицеливании с левого глаза. 

А вот очень эффективный прием - стрельба фактически с закрытой позиции, который можно применять только с "буллпапом" (с АК тоже можно, но крайне неудобно - прижимая ствол к стене с помощью ремня и без упора, удерживая оружие только за рукоятку, повернув на 90% вправо относительно оси ствола и, разумеется, все это с левой руки - жуткий геморрой). 

Это только самые очевидные преимущества системы "буллпап" в ближнем маневренном бою. Причем за эти очевидные плюсы не приходится платить никакими минусами. Да, у AUGа, первой массовой штурмовой винтовки этого типа, есть проблема с неудобным выбросом гильз (например, при положении стрельбы как на  последнем фото они 

полетят в лицо стрелку, что обязывает его иметь штурмовые очки), но у современных "буллпапов" эта проблема решается либо с помощью выброса гильз вперед через специальный канал (А-91), либо вниз, как у Р90. Последнее решение, на мой взгляд, самое рациональное. На этот автомат можно даже мешочек для сбора гильз прикрепить (цветмет, как-никак!).

Он же может играть роль фильтра для едких пороховых газов. Проблема оптимальной развесовки оружия решается как на стадии проектирования (тот же Р90), так и путем размещения в передней части различных боевых модулей.

Главная причина, по которой "буллпап" до сих пор не вытеснил классическую схему компоновки автомата - чисто субъективная: кондовая консервативность генералитета, вечно готовящегося к прошедшей войне, нежелание промышленности опережать свое время. А зачем, если и корявые АК неплохо продаются, а на "буллпапы" нет заказов, по причине №1(Кстати, бельгийцы, которые по причине карликовости своей армии, вынуждены ориентироваться на экспорт, успешно продвигают на рынок именно "буллпапы"). Да и офицеры в войсках не испытывают особого энтузиазма по поводу получения более эффективного оружия, так как это повышает планку боевых возможностей их подразделения и, соответственно, повышает уровень ответственности. Пилять, как среднестатистический офицер стремится избежать ответственности, вы бы знали!!! Что касается солдата-срочника, то ему абсолютно по..уй на все, что не касается жратвы, бухла, ебли и релаксации.

То есть заинтересованными в оснащении силовиков современным оружием оказываемся только мы, гражданские, чей покой должны охранять наши вооруженные силы и и полиция. Парадокс, мля! Если армия, случись что, со своей задачей не справится (а она гарантированно не справится), то меня, как лицо военнообязанное (и ВУС у меня самый непрезентабельный - стрелок) быстренько забреют, оденут на бритую башку стальное ведро под названиемСШ-68, всучат в руки раздолбанный АКМ с давно изношенным стволом и пошлют расплачиваться кровью за предательство 

политиков, тупость генералитета и вопиющий непрофессионализм офицерского корпуса. И уж если мне придется воевать, то я хочу получить то оружие, которое поможет мне выжить, а не героически и бесполезно подохнуть. 

Ладно, это лирика, переходим ко второму пункту.

2. модульная система сборки 
AUG за две минуты без всяких инструментов превращается из штурмовой винтовки в десантный карабин, легкий пулемет или за 10 минут перекомпоновывается в снайперскую (условно) винтовку. Дополнительная оснастка позволяет даже менять калибр, превращая армейское оружие в полицейский автомат.
Нужно ли это все современному солдату? Однозначно, да! Конечно, всем бойцам подразделения нет нужды таскать по три сменных ствола и всевозможный сопутствующий обвес, но, скажем, пулеметчику и снайперу перед зачисткой здания, чтоб не быть в этом процессе статистами, хорошо бы сменить свои длинные стволы на укороченные. После успешного штурма нескольким бойцам имеет смысл оснастить свое оружие длинными стволами с сошками и установить фронтсет с оптическим прицелом (пристреливать агрегат надо, разумеется, заранее) и занять позиции на верхних этажах здания. Нет, это не снайперы, а по западной классификации марксманы, то есть стрелки, выполняющие задачи по высокоточной огневой поддержке (ВОП). 
У нас по уставу эта задача возлагается на бойца, вооруженного СВД. Мое сугубое ИМХО, что более эффективен для осуществления ВОП в бою легкий пулемет, оснащенный качественным (съемным) стволом, удобными сошками и оптикой с переменной кратностью. Практика показала, что так оно, собственно, и происходит - РПК, оборудованный оптикой в двух чеченских кампаниях использовали в качестве высокоточного оружия обе стороны. Британцы с удивлением обнаружили, что их легкий пулемет L86A1 благодаря усиленному стволу и тяжелым сошкам дает при стрельбе одиночными кучность близкую к кучности снайперской винтовки. Поэтому они тоже используют пулемет в качестве оружия марксмана. Западные оружейные компании, идя навстречу спросу, стали тюнинговать РПК (смена приклада, рукоятки, установка RIS и удобных сошек), превращая его в оружие ВОП. 

"Снайперский" "буллпап"-пулемет предпочтительнее СВД и РПК тем, что он универсален - на дальних дистанциях - марксманская винтовка, на средних позволяет вести огонь короткими очередями, а на ближних - поливать свинцом противника, как водой из шланга, благо "буллпап" практически обладает маневренностью пистолета-пулемета. При необходимости перегретый ствол должен заменяться за минуту, а если надо, то оружие трансформируется в карабин для удобства боя в ограниченном пространстве. Таким образом унификация оружия пехотного взвода доходит до крайней точки - стрелок, марксман и пулеметчик имеют на вооружении один автомат-"трансформер". Это, я подчеркиваю, не футуристические фантазии, а практика, опробованная в боевых условиях.
Сменный ствол целесообразен еще и потому, что он является, по сути, расходным материалом оружия. Отстрелял положенный ресурс - получил новый, установил и воюй дальше. Ресурс ствола АК74 - 15 тысяч выстрелов (у М-4 - 20 тысяч), но если использовать трассирующие или боеприпас с пулей повышенного пробивного действия, что весьма актуально в условиях широкого распространения бронежилетов, то ресурс ствола резко сокращается. Для замены изношенного ствола АК надо отправлять на завод. У модульного оружия проблема износа ствола решается за минуту самим пехотинцем.
Стоит ли заморачиваться оснащением оружия сбалансированной автоматикой? На мой взгляд, преимущества этой новации неочевидны. На стрельбище это улучшает результат, не спорю. Но если стоит задача повышения меткости (кучность в данном случае показатель совершенно абстрактный) огня пехотинца в боевых условиях, то тут даже дешевый коллиматор дает больший эффект, чем сбалансированная автоматика, удорожающая, утяжеляющая оружие и снижающая, пусть и незначительно его надежность. А в некоторых условиях легкие пластиковые сошки вкупе с хорошей оптикой дают у опытного стрелка почти снайперскую меткость. Если же рассуждать чисто практически, то в ближнем бою сбалансированная автоматика ничего не дает, а на дистанции свыше 100 м все равно стрелять лучше одиночными.
Глушитель - очень полезная вещь не только для диверсанта и разведчика, он пригодится в ближнем и ночном бою (гасит слепящую стрелка и демаскирующую его вспышку), его должен иметь всякий боец. Другое дело, что требуется очень высокая степень интеграции с оружием, то есть, попросту говоря, винтовка и ПБС должны разрабатываться, как единый комплекс. ПБС должен быть быстросъемный и устанавливаться на ствол одним движением и фиксироваться защелкой без нудного откручивания ДТК и накручивания на его место глушителя.
Модульная конструкция предполагает возможность использования самого различного "обвеса" сообразно решаемой задаче. Прежде всего это касается прицела. Собственно, передовое пехотное оружие скоро не будет иметь такого анахронизма, как прицел, тем более, прицел механический, его заменит вычислительный комплекс целеуказания (ВКЦ). Основу его составят лазерный дальномер, оптический модуль переменной кратности (для пехотинца достаточна кратность 1-3Х) и баллистический вычислитель. С помощью дальномера вычисляется расстояние до цели, данные о дальности и угле возвышения (критически важный параметр для стрельбы в горах) обрабатываются баллистическим вычислителем и выводятся в качестве светящегося маркера на прицельной сетке. Данные о типе боеприпаса, надо полагать, задаются самим стрелком. Боковую поправку на ветер и скорость движения цели он вносит самостоятельно.
В качестве дополнительных прицельных приспособлений (разумеется, интегрированных с ВКЦ) используются лазерный целеуказатель и боевой фонарь (да, это тоже прицельное приспособление, если кто не в курсе, только фонарь должен быть специальным), а так же съемный ночной модуль или какие-нибудь прибамбасы для обнаружения инфракрасного, электронного, теплового и прочего излучения, видеорегистратор или фотоаппарат с модулями GPS и спутниковй связи. А что, очень актуальная приблуда для разведчика или снайпера. Обнаружил что-то интересное, навел прицел, нажал на кнопку и фотоснимок с замером габаритов объекта и координатами автоматически передается в штаб. Снайпер может сначала передает снимок цели командованию и после идентификации получает санкцию на отстрел.
Кто-то может удивиться, зачем оптическому модулю иметь кратность от 1Х? Все просто, отсутствие увеличения позволяет использовать его в качестве коллиматора. Сегодня задача универсализации прицела решается чаще всего путем использования в комплексе коллиматора и откидного увеличителя (магнифер), но это, на мой взгляд, не лучший вариант.
Предвижу возражения, что я описал какой-то космический бластер, имеющий космическую стоимость. Во-первых, модульная стрелковая система - это высшее воплощение унификации стрелкового оружия, позволяющее вместо десятка типов производить одну систему и различные модули к ней, что экономически более целесообразно, чем массово штамповать АК74М, АКСУ, РПК, РПКС, СВД, СВДС а малыми партиями производить ВСС, "Вал" и несколько моделей пистолетов-пулеметов. То есть и линейная пехота, и десантура, и горные стрелки, и полицейский спецназ получают на вооружение одну систему и набор актуальных для себя комплектующих. Это экономически оправдано. Далее экономия происходит на этапе обучения стрелка. И разве невыгодно кардинальное увеличение службы оружия (сменный ствол!) и ремонтопригодность в полевых условиях? Собственно, ремонт будет заключаться в замене сломанного (износившегося) модуля.
Да, усложнение и удорожание оружия пехоты неизбежно, но оно, тем не менее, все равно, простите за утилитаризм, рентабельно. Расчет элементарный. Стандартная (без буржуйских излишеств) экипировка бойца горнострелкового подразделения стоит 200-300 тыс. руб. Стоимость АК74М - 10 тыс. руб., то есть мене 5% общих затрат. Допустим, новый автомат со всеми нужными егерю наворотами будет стоить втрое… хрен с ним, пусть даже в пять раз дороже (долю ВКЦ определим аж в 30 тыс. руб.)! Итого снаряжение бойца подорожает на 15-25%. А насколько процентов вырастут боевые возможности как одного солдата, так и всего подразделения (тут следует принимать в расчет синергетический эффект), насколько расширится спектр решаемых задач?
Наконец давайте зададимся вопросом, какова стоимость человеческой жизни? Ладно, согласен, что она бесценна. Тогда берем в расчет лишь то, что гибель одного бойца означает утрату материальных ценностей - того самого дорогого горного снаряжения, расходы на похороны, выплату компенсации семье погибшего, страховку и прочее, включая затраты на подготовку пополнения, что само по себе занятие небыстрое и недешевое. На этом фоне удорожание оружия на каких-то 40 тыс. руб. - просто смешная цифра. Если егеря получат более эффективный автомат, они будут нести меньшие потери. Соответственно, вырастет коэффициент боевой эффективности всякого бойца по мере приобретения им опыта. А это, как ни крути, если мыслить утилитарно, повышает рентабельность инвестиций в разработку современной оружейной системы. В убытке оказывается только потенциальный противник, да и реальный тоже. Так хули беречь их жизни, вооружая даже спецназ морально устаревшим металлоломом?
Я знаю, какой вой поднимут военспецы-калашисты. Дескать, я говорю об оружии для спецназа, а АК - оружие для массового солдата массовой армии, которую никто не отменял, и ему надо дать что-то вроде приспособления для штыка, которое еще и стрелять может. Странно, на гражданке любой человек легко осваивает компьютер, а в армии для него, если верить военспецам, коллиматор с одной кнопкой и двумя маховичками уже слишком сложен.
Ошибкой является противопоставлять армию и спецназ. Налицо тенденция к профессионализации вооруженных сил (об этом я писал в предыдущем посте), которую именно офицеры, задолбавшиеся с распиздяями-срочниками, категорически отрицают. Эти военспецы мыслят категориями допетровской эпохи, когда "массовое" стрелецкое воинство и поместная дворянская конница сосуществовали параллельно с полками иноземного строя - своего рода элитными войсками того времени, формируемых строго на "контрактной основе". Вот только стрелецкие бандформирования даже с турками на равных воевать не могли и пришлось все вооруженные силы перекраивать на "спецназовский" лад. И тут, о чудо!!! Оказывается из неграмотных крепостных русских крестьян получилась не просто отличная регулярная пехота, а ЛУЧШАЯ в Европе пехота XVIII века, которая отдрючила шведов и пруссаков, ранее считавшихся виртуозами линейного боя. Не скажу, что русские убедительно превзошли французскую пехоту начала XIX столетия, но, по крайней мере, сам Наполеон признавал наших пехотинцев равным противником.
У американцев всякого рода спецназ - 150 тыс. бойцов и их численность растет. У нас Сердюков, сучонок, при полной пассивности армии режет спецназ. Если речь идет именно о США, то не надо заблуждаться, глядя на щуплых очкариков и мучимых одышкой жирдяев, чавкающих жвачкой на блокпостах в Ираке и Афганистане, а именно эти карикатурные вояки чаще всего попадают в объективы телекамер. В балансе сил армия\спецназ следует учитывать и частные военные компании - ЧВК, работающие по контракту с министерством обороны, ЦРУ и Госдепом. Например, в Афганистане частные наемники составляют порядка трети контингента вооруженных сил США. По уровню подготовки боевики ЧВК вряд ли сильно уступают армейским спецподразделениям, тем более, они в значительной степени комплектуются за счет ветеранов спецназа, имеют на вооружении боевые вертолеты, транспортную авиацию и бронетехнику. В Ираке работает более 60 ЧВК. Самая крупная из частных армий мира - Xe Services, чья численность оценивается более чем в 20 тысяч человек. Правительство РФ могло заключить с Xe контракт на наведение конституционного порядка в Чечне - это вышло бы дешевле. Шучу, конечно…
Можете смеяться, господа военспецы, но армия должна превратиться в спецназ, или это не армия, а толпа мужиков с оружием - допотопное стрелецкое воинство. Соответственно и оружие для армии должно быть современным, то есть соответствующим требованию спецназа.
Можно сколько угодно восславлять АК, как не уступающий по ТТХ мировым аналогам, а по надежности их превосходящий. Ага, винтовка Мосина тоже была не хуже зарубежных аналогов. И даже лучше, потому что шейку приклада имела усиленную - специально для рукопашного боя. Германские маузеры были сделаны так, чтоб удобнее было держать при стрельбе, а мосинки - чтоб в качестве дубины использовать. Но наши разведчики до появления ППС почему-то вынуждены были использовать трофейные МП40, хотя по всем ТТХ наши ППШ превосходили фольмеровские поделки. А вот оно - формфактор какую роль играет!
Мало пехотинцу иметь стреляющую палку, которая не хуже, чем любая другая стреляющая палка. Солдат почему-то хочет иметь ОРУЖИЕ ЛУЧШЕЕ, ЧЕМ У ПРОТИВНИКА. Но вот эта простая идея никак не умещается в генеральских извилинах, лампасоносные боровы ждут очередного альмского побоища, чтобы признать очевидное.

3. Максимально закрытая ствольная коробка, зализанные и эргономичные формы, широкое применение пластика
Посмотрите на картинку. Перед вами автомат Калашникова. Не верите? Тем не менее, это так. Точнее, это южноафриканская винтовка Vector CR-21, созданная на базе израильского автомата Galil, являющегося клоном АК-47. Эй, граждане-калашисты, любящие петь гимн надежности АК, скажите мне, за счет чего обеспечивается безотказность оружия в условиях неблагоприятной внешней среды? Правильно, за счет герметичности ствольной коробки. А ствольная коробка калаша - это отличный грязе-пыле-влагосборник. То, что автомат стреляет и после купания в жидкой грязи, объясняется грубостью его автоматики с большими зазорами между деталями (при проектировании учитывались возможности советского станочного парка 40-х годов), но эта же грубость снижает точность оружия - за все надо платить. К тому же грязь, попавшая внутрь, на порядок увеличивает скорость износа деталей, а изношенная автоматика снижает точность и надежность оружия, даже если оно только что почищено.
Так вот, если поместить потроха АК-47 в стильный и эргономичный пластиковый корпус CR-21, то мы получим вполне современную штурмовую винтовку, надежность которой значительно превышает таковую у АК именно за счет герметичного корпуса. Да и рукоятка затвора слева сверху - это куда удобнее для правши, чем справа сбоку у прототипа. Но, разумеется, переделка АК в "буллпап" - это полумера, хорошее оружие надо проектировать с нуля.
Еще один плюс обтекаемого пластикового корпуса - возможности для камуфлирования оружия. Его легко заклеить камуфляжным скотчем. Или взял баллончик с краской, задул им поверхность охрой - и иди воюй в пустыне. Перебросили в горы? Не беда, если есть баллон с серо-зеленой краской. А коли идешь в разведку в джунгли, то тут уж одним баллончиком с краской не обойтись… надо целых два. Темно-зеленым задул фон, потом приложил к оружию несколько образцов местной флоры и побрызгал сверху светло-серым - отличный трафарет получился. Ну, а ближе к зиме интендантам, как пить дать, следует запасаться краской, похожей цветом на снег - спрос на нее гарантирован.
"Зализанный" пластик не цепляется за одежду и густую растительность, на нем ничего не намерзает зимой, он не раскаляется от солнца в пустыне (кстати, на АК пластиковая фурнитура появилась только после того, как наши солдатушки в Афгане заиплись соскабливать лак с прикладов и цевья - он плавился на солнце, рамочный же приклад жег щеку, а в Заполярье зимой наоборот примерзал к коже). Подозреваю, что и вес оружия снизится, ведь в пластиковый корпус можно помещать уже не ствольную коробку, как таковую, а лишь раму, на которой крепится затворный механизм. Резиновый демпфер на тыльнике делает удобной приладку оружия к плечу, рукоятку и "щеку" тоже следует обрезинить, ну или мягким полимером покрыть. Магазин, как я уже упоминал ранее, должен быть только пластиковым, а пластик - прозрачным, чтобы визуально контролировать расход боеприпасов.
Немало позабавили меня фанаты автомата Калашникова. На любую критику в адрес объекта своего почитания они отвечают одним и тем же "аргументом": "Зато в АК можно насрать, подождать, пока говно присохнет, но он все равно будет стрелять". Поскольку убедить верующих в неадекватности их культа логическими доводами невозможно, я такой задачи и не ставлю, адресуя свои полемические рассуждения людям, способным к восприятию разумных доводов.
Меня волнует вопрос: какой автомат надо дать русскому пехотинцу (десантнику, морпеху, спецназовцу и т.д.), чтобы он обеспечил ему преимущество в бою с любым другим противником. Я не отрицаю того, что хорошее оружие должно сочетаться с хорошей экипировкой, хорошей связью, хорошим управлением и хорошей политподготовкой. Но, все-таки, хорошее оружие первично, с чем, надеюсь, разумные люди спорить не станут. Итак, сейчас постараюсь сделать эскиз автомата, который лично я хотел бы иметь в бою (дай бог, чтоб он мне не понадобился, конечно).

Компоновка
На любой вопрос предлагаю смотреть исключительно с позиции рациональности, а не личных фетишистских предпочтений или опыта игры в Counter Strike. Вот, скажем, почему компоновка по схеме "буллпап" предпочтительнее классической? Хотя бы потому, что при прочих равных "буллпап" позволяет надежнее контролировать "подброс" оружия, поскольку, с точки зрения физики, чем больше плечо рычага (чем ближе к срезу ствола точка удержания оружия), тем меньше силы нужно прикладывать для компенсации импульса отдачи, подбрасывающего оружие вверх. При этом даже не будем вспоминать, что конкретно у АК эффект "подброса" усугубляется расположением приклада ниже линии ствола, мы в данном случае рассматриваем лишь абстрактную теоретическую модель.
Если благодаря применению схемы "буллпап" удается увеличить кучность стрельбы, то на поражение цели будет расходоваться меньше патронов. Следовательно, ствол меньше греется, а чем меньше он греется, тем более точную стрельбу позволяет вести автомат и тем меньше патронов тратится на поражение цели. Логично? Чем меньше расходуется в ходе боя боекомплект (при той же результативности), тем меньше зависимость бойца, да и всего подразделения от снабжения боеприпасами. То есть чисто математически схема "буллпап" предпочтительнее.
А тем, кто попытается возражать в том духе, что схема "буллпап" имеет существенные недостатки, я попрошу не копипастить Википедию (пилять, задолбали уже эти вики-эксперты), а назвать именно те конструктивные недостатки, которые не удалось решить к сегодняшнему дню. Проблема экстракции гильз в лицо левше решена, проблема перетяжеления задней части оружия решена, проблема неудобного для перезарядки расположения магазина решена, а как использовать на буллпапе магазины большой емкости, вы узнаете буквально через пять минут. Осталась, собственно, всего одна проблема - сложность оснащения буллпапа механическим прицелом, но на самом деле, это проблема надуманная.

Прицел
Думаю, нет нужды доказывать, что коллиматорный прицел позволяет не просто значительно увеличить меткость стрельбы среднего стрелка, а увеличить ее очень существенно. При этом не стоит забывать о таком значимом в бою факторе, как время прицеливания. При использовании традиционного для отечественного оружия открытого прицела глаз нужно сфокусировать сначала на мушке, потом на цели, а это не только утомляет глаз, но и требует затрат времени. Учитывая, что в бою стрелять приходится чаще всего по движущейся цели, а не по статичной мишени в тире, то выводы о преимуществе коллиматорного прицела неоспоримы. Не будем забывать и о том, что применение коллиматора не сужает угол обзора из-за необходимости щурить один глаз, что тоже весьма полезно, особенно в бою маневренном. А уж эффективную стрельбу в сумерках или ночью без коллиматора вообще сложно себе представить.
Нужен ли современному автомату механический прицел? В качестве резервного не помешает, вес он имеет незначительный. Но это именно резервный прицел, но никак не основной. Я бы отдал предпочтение складному диоптрию, имеющему одну прицельную линию с коллиматором (т.н. установка co-witness) - стрелять можно, не снимая коллиматор, если он вдруг выйдет из строя. Более того, можно откидной целик крепить прямо на штатный коллиматор, для "буллпапа" это , пожалуй, единственно проходной вариант.
Теперь складываем преимущество буллпаповской схемы с преимуществом коллиматорного прицела. Наложение двух преимуществ дает т. н. синергетический эффект - суммирующий эффект взаимодействия двух или более факторов, характеризующееся тем, что их действие существенно превосходит эффект каждого отдельного компонента в виде их простой суммы. Расход боеприпасов на результативный выстрел еще более снижается, ствол греется еще меньше, его износ сокращается, способность вести бой в автономном режиме увеличивается и т.д.
Но для нашего автомата будущего простой каллиматор уже не годится. Современные прицельные системы используют встроенный баллистический вычилитель, а у нас пусть будет целый вычислительный комплекс целеуказания (ВКЦ) с оптическим прицелом, телевизионной ночной насадкой, дальномером и ЛЦУ. Для гранатомета будет использоваться тот же интеллектуальный прицел. Скажем, при наведении на оконный проем баллистический вычислитель на основе данных дальномера выдаст на табло указание, какой угол возвышения следует задать и просигнализирует, когда наведение будет осуществлено в соответствии с рекомендациями.

Боеприпас\калибр
Почему и немцы и американцы закрыли свои программы проектирования безгильзового оружия? Потому что единственный существенный плюс, который давал безгильзовый боеприпас - возможность увеличить носимый боекомплект за счет снижения его веса. Но та же возможность реализуется при изготовлении гильзы не из латуни, а из композитных материалов или полимеров. Соответственно, в скором будущем именно такой боеприпас должен вытеснить традиционную металлическую гильзу. Полимер более дешев, технологичен, не окисляется при длительном хранении (поэтому его не надо лакировать) и, как мне кажется, меньше способствует самопроизвольной инициации пороха в условиях перегрева (есть у некоторых образцов оружия такая проблема).
Если выбирать из распространенных калибров, то я бы не стал безоговорочно отказывать 7,62 в праве на существование, но все же для штурмовой винтовки более подходящим следует признать 5,45. Существующая линейка патронов 5,45х39, включая специальные ПП и ПРС, вполне удовлетворяет современным требованиям, еще бы качество изготовления подтянуть - так совсем хорошо будет. Если калашизм - это религия, то наиболее радикальное ее ответвление - вера в АКМ, который благодаря более мощному патрону, дескать, рельсу прошибает, достает противника сквозь кирпичную стену, и кусты, мол, пуле АКМ тоже нипочем.
Во-первых, любая остроконечная пуля при столкновении с препятствием меняет свою траекторию, и калибр 7,62 здесь принципиально ничем не отличается от 5,45. Например, полицейских снайперов обучают специальным приемам стрельбы через оконное стекло, потому что оно значительно изменяет траекторию полета пули. Что касается практической стрельбы в лесу, то если, скажем, противник прячется за кустом, то он его все равно не спасет от вашей очереди. Даже если листва изменит траекторию пули на 10 градусов - в итоге это лишь увеличит радиус рассеивания на несколько сантиметров и не более того. Стрелять же сквозь сплошной кустарник все равно никто не будет хотя бы потому что стрелять, не видя цель, бессмысленно.
АКМ действительно пробивает жестко закрепленный стальной рельс толщиной почти 2 см (сам видел) с 80-100 м, но не всегда (имеет значение угол попадания) и только бронебойной пулей с вольфрамовым наконечником. Теперь вопрос: зачем автоматчику нужно пробивать рельс? Патрон 5,45х39 ПП с пулей повышенной пробиваемости со стальным термоупроченным сердечником пробивает, если не ошибаюсь, все штатные натовские бронежилеты. Ну, если говорить, более понятно, то, например, наши бронежилеты 5 класса защиты выдерживают попадания обычной пули из АКМ и АК74 с 5 м, но пули с термоупроченным сердечником все равно его дырявят. В любом случае велика вероятность вывода противника из строя даже если пуля не пробила защиту - если куски сломанных ребер застряли в легких, много не навоюешь. Задачи по поражению легкой бронетехники в бою с помощью АКМ эффективно решить не получится, для этого существуют крупнокалиберные пулеметы и реактивные гранатометы.
То же самое касается и стрельбы сквозь стену. Да, кладку в один кирпич (то есть межкомнатную перегородку) АКМ пробивает, но стрелять сквозь стену имеет смысл лишь только если вы сквозь эту стену видите :. Поразить цель при стрельбе сквозь кирпич можно только случайно из-за изменения траектории полета пули при столкновении со столь внушительным препятствием. То есть практической надобности в пробивании рельсы и кирпича в бою все равно нет, а расхожий миф про то, как духи из-за дувалов в Ираке мочат из АКМ пиндосов, а те со своими пукалками М-16 бессильны им ответить - это просто байки, которые всерьез воспринимают лишь те, кто не знает, что такое дувал. Да и элементарная логика подсказывает, что те же духи стреляют НЕ СКВОЗЬ дувал, а высунувшись из-за него, так что преимуществ АКМ над М-16 этот факт никоим образом не демонстрирует.
Итак, практических плюсов в реальном бою калибр 7,62 не дает (психологический эффект в расчет не берем), проблема бронепробиваемости решается путем применения 5,45 ПП. Преимущества же малокалиберного патрона вполне ощутимы - прицельная дальность стрельбы возрастает аж на 100 м, кучность значительно выше, траектория более настильна и, как ни парадоксально, поражающая способность на дальности до 400 м превосходит таковую у 7,62 (из-за меньшей устойчивости пули в полете). То есть если считать автомат средством поражения живой силы противника, то выбор в пользу малого калибра очевиден. 7,62 - это уже пулеметный калибр, пусть таковым и остается, ведь пулемет, как класс оружия, мы упразднять не собираемся. Если же стоит задача повышения огневой мощи стрелкового взвода, то, на мой взгляд, имеет смысл усилить его отличным крупнокалиберным пулеметом "Корд", уникальность которого в том, что он может вести огонь не только со станка, но и с сошки (можно даже с рук, но это, конечно, понты). То есть если надо изрешетить бронемашину или разобрать кирпичную стенку - обращайтесь к пулеметчику.
В ходе специальных операций актуален калибр 9 мм для использования патронов СП-6 с дозвуковой скоростью полета пули. Разумеется, в комплексе с ПБС. То есть, имея в виду модульную конструкцию нашего автомата и его мультикалиберность, предполагаю, что имеет смысл унифицировать гильзы калибров 5,45 и 9 мм таким образом, чтобы эти патроны можно было использовать в нашем оружии, лишь меняя сам ствол. Думаю, технически эта задача решаема (на всякий случай будем держать в уме, что магазин должен быть прямым, без изгиба, чтобы туда вмещались 9-мм патроны в стандартной 10-мм гильзе).
Я знаю, старые военспецы при слове "мультикалиберность" вздрагивают, некоторые даже начинают в припадке биться лысиной о паркет. Почему это слово их так пугает, сказать трудно. Один спец на полном серьезе втирал мне, что снабжать подразделение боеприпасами будет просто невозможно из-за путаницы в номенклатуре патронов. Хотя на самом деле все строго наоборот - это сегодня будет катастрофой, если десантникам, оперирующим в тылу врага, сбросят по ошибке боекомплект 7,62 вместо 5,45. А если те же десантники имеют комплект для конверсии оружия под другой калибр, то они вполне могут какое-то время продержаться и на трофейных патронах. Более того, тем же разведчикам или егерям имеет смысл перед рейдом адаптировать свои автоматы под калибр противника - во-первых, есть возможность пополнять боезапас за счет трофеев, во-вторых, меньше наследишь гильзами, что осложнит врагу поисковые мероприятия. В отличие от наших военспецев американские и израильские, то есть те, что постоянно воюют, как раз одобряют мультикалиберность, что мы видим на примере Bushmaster ACR и TAR-21. Да и AUG последних модификаций легко адаптируется для стрельбы широко распространенным в мире советским патроном 7,62х39. Так что тенденция в оружейном деле сформировалась вполне очевидная.
А если хотите знать, что такое настоящий геморрой со снабжением, то почитайте мемуары участников русско-турецкой войны 1879 г. - в то время у русской пехоты на вооружении состояло порядка десяти ружейных систем разного калибра.

Обвес
Рассуждения типа "А нахрена бойцу ночной прицел, ПБС, ЛЦУ и прочая поебень из набора киношного Рэмбо, если и без нее мы духов валим за милую душу?" достойны только кондовых дилетантов в военном деле. Объясняю на пальцах, чтоб даже до самых тупых дошло: оружие НЕ ХУЖЕ чем у противника при прочих равных даст и потери НЕ МЕНЬШИЕ чем у него, а шансы выиграть бой у вас будут ОДИНАКОВЫМИ. А вот явное превосходство в вооружении перетекает в ТАКТИЧЕСКОЕ преимущество над врагом (надеюсь, не надо объяснять, что это значит). Представим такую ситуацию: каждый солдат противника обладает ночным телевизионным прицелом, а ваше подразделение такой "ненужной поебени из набора Рэмбо" не имеет. Днем ваши шансы примерно равны, но противник станет уклоняться от боя днем, а ночью будет активно атаковать, потому что в ночном бою он обладает РЕШАЮЩИМ преимуществом. Уютно ли вы лично будете чувствовать себя, нихрена не видя, но зная, что враг держит вас на мушке? Инициатива полностью в его руках. Если враг с первого выстрела не раскроил вашу голову, вы имеете шанс сделать ответный выстрел на вспышку. А если у него оружие оснащено ПБС, а у вас его нет? Это ведь тоже "ненужная поебень" из арсенала спецназа - лишние полкило веса для "махры".
То есть классический АКМ с открытым прицелом, деревянным прикладом и брезентовым ремнем только до тех пор адекватное оружие пехоты, пока вы толпой гоняете по лесополосе малочисленных духов, у которых в руках тот же самый автомат, отсутствие кучности у которого компенсируется только шквальностью. Но стоит столкнуться с более оснащенным противником, как АК превращается в тяжелый и малоэффективный кусок гремящего железа.
Нечто похожее произошло с русской армией в середине XIX века, когда Россия, кстати, тоже воевала на Кавказе. В боях с горцами нарезной штуцер не только не имел особых преимуществ, но даже обладал существенным недостатком из-за сложности с заряжанием - т. н. расширительную пулю невозможно было закатывать в ствол, ее надо было с усилием пропихивать туда шомполом. Но когда мы столкнулись с англо-французами в Крыму, в сражении на Альме те просто выкашивали русских солдат штуцерным огнем, сами оставаясь вне досягаемости нашего ружейного залпа (95% русских ружей были гладкоствольными). Вот это и называется тактическим преимуществом - когда ты можешь убить противника, а он тебя - нет. Выручали наших только штыковые атаки, но общий итог все равно был неутешительным: поражение и безвозвратные потери 4 к 1 у противника.
Впрочем, огневая подготовка еще более полувека оставалась слабым местом русской армии, потому что считалось, что исход боя решается штыковой атакой. Даже японские пулеметы не убедили русских генералов в порочности этого подхода, и они проиграли еще одну войну, хотя за 10 лет имели все возможности для насыщения войск автоматическим оружием, эффективность которого солдаты на своей шкуре испытали в Маньчжурии.
Так что когда я слышу пафосные разговоры военспецев о том, что мы супостата шапками закидаем и прикладом добьем, в моем воображении сразу возникает пьяная харя генерала Кирьякова. Этот в свое время уже закидал…
Кстати, если кому интересно мое ИМХО, то лазерный целеуказатель - вещь очень полезная, и не только ночью. Представим себе, что во время боя в городе ваш взвод, закрепившийся в здании, начинает доставать снайпер, и вы его засекли. Попробуйте объяснить пулеметчикам, что надо обработать одиннадцатое окно справа на 16-м этаже третьего дома слева во втором ряду от перекрестка. Да пока вы досчитаете, какое там окно на каком этаже, минута пройдет. И хорошо, если пулеметчик при обратном счете не ошибется. Конечно, лучший вариант указать положение врага - дать очередь трассирующими в то окно, где засекли вспышку. Но этим вы снайпера и спугнете. А вот мощным лазерным лучом можно тихо указать его местонахождение, описывая круг диаметром метра в три метра по стене здания, где притаился вражеский стрелок. Гораздо более актуален этот способ при зачистке зданий. Скажем, если здание Г-, П- или Н-образное, то наблюдатель из одного крыла, где хороший обзор, "маркирует" лучом места, где он видит противника, для штурмовой группы, передвигающейся в противоположном крыле (они видят бегающую красную точку на стене рядом с проемом, где притаился противник). Днем "подсветить" цель с помощью ЛЦУ можно хотя бы метров на 100. А ночью в бинокль точку видно на расстоянии 1,5 км. Ну и, разумеется, ЛЦУ иногда полезно использовать для прицельной стрельбы. Например, на ходу относительно прицельно можно стрелять только так, либо с помощью специального боевого фонаря.

Вундерваффе заказывали?
Итак, приступим к проектированию. Мудрить с ноу-хау не будем, а просто возьмем все лучшее у существующих зарубежных образцов. Если утрировать, то постараемся скрестить модульную схему AUGа с эргономикой P90. Результат на схематичном рисунке. Верхний ресивер (ствольный блок и ствольная коробка) должен быть быстросъемным. При перекомпоновке карабина в марксманскую винтовку, например, целесообразно менять ствол вместе со ствольной коробкой и установленным на нее оптическим прицелом, дабы избежать процесса пристрелки оружия. Для пулеметчика это не столь важно, ему достаточно поменять ствол, ибо он будет трансформировать свое оружие в карабин лишь для ближнего боя, например для зачистки здания, где тонкая настройка прицела неактуальна.
У традиционных "буллпапов" магазин расположен все-таки не очень практично, а схема, примененная на P90, на штурмовой винтовке будет менее удобной из-за некоторого увеличения габаритов. На мой взгляд, лучшее решение - размещение магазина вдоль ствола автомата с левой стороны путем утопления его в корпус. Это, кстати, позволит еще и выровнять баланс оружия за счет переноса веса магазина из задней части в переднюю. Но самое главное, предложенная мной схема позволит оснащать оружие сразу двумя магазинами с обеих сторон (пулеметчики оценят). Когда один опустеет, патроны автоматически будут подаваться с другого магазина. Тот, кому второй магазин без надобности, просто закроют нишу для второго магазина пластиковой заглушкой. Конструкцию магазина с поворотной горловиной предлагаю либо тупо скоммуниздить у Рене Предаззера, либо накреативить равноценную замену. Кнопка фиксатора магазина утоплена в корпус, что полностью исключает случайное ее нажатие. По грубым прикидкам такой двухрядный магазин при длине 360 мм будет вмещать не менее 50 патронов. Причем гипотетически его можно сделать более длинным, растянув хоть до среза ствола, например, для пулеметчика, и вманать туда все 100 патронов. А если еще и гильза из легкого полимера - ах, мечты, мечты… Впрочем, немцы пошли еще дальше и создали легкий пулемет на базе перспективной G-11, магазин которого вмещает аж 300 безгильзовых патронов.

Лично мне нравится переключение режима огня у AUG, точнее отсутствие такового, когда выбор режимов осуществляется глубиной нажатия на спуск: слабое нажатие приводит к одиночному выстрелу; нажатие до упора инициирует автоматический огонь. Поскольку для неопытного стрелка такое использование селектора может показаться сложным, я бы лишь дополнил спусковой механизм простейшим ограничителем хода, препятствующим полному нажатию на спуск, то есть режима стрельбы будет два:

1.Одиночный\автоматический.
2. Одиночный.

Нужен ли оружию предохранитель? По мне, так с ним только лишняя морока. У АК, например, приведение в боевое положение очень неудобно - сначала надо снять оружие с предохранителя, потом взвести, и все это правой рукой. Вот ей-богу, усложнить этот процесс уже невозможно при всем желании. Чтобы избежать случайного выстрела достаточно просто снимать оружие с боевого взвода - тогда и предохранитель, как отдельный механизм, не нужен. Вопрос, конечно, спорный, но не предусмотреть ли возможность снятия автомата с боевого взвода при том, что патрон может 

оставаться в патроннике? Впрочем, не настаиваю на таком варианте, не вижу ничего страшного, если на оружии система взведения и предохранения от случайного выстрела будут традиционными. У нашего автомата взведение производится левой рукой, причем оно может осуществляться одновременно с наведением, что существенно снижает время реагирования огнем в экстренных ситуациях. Рукоять затвора может быть развернута как в левую, так и в правую сторону (для левшей). При стрельбе она будет сохранять неподвижность.   

Выброс гильз будет осуществляться вниз, как у Р90, что не создаст проблем ни левшам, ни правшам (при стрельбе со слабого плеча). Проблема воздействия пороховых газов на глаз стрелка этим тоже в значительной степени мере нивелируется. Не лишне будет и предусмотреть мешочек для сбора стреляных гильз, как у Р90 - он значительно затруднит проникновение грязи в полость, через которую гильзы выбрасываются.
Сменный ствол предполагаю сделать двух калибров - базовый 5,45 различной длины и 9 мм для спецопераций (под специальный патрон с дозвуковой скоростью пули) и в качестве автомата для полиции, имея в виду применение пули с пониженной рикошетирующей способностью (впрочем, в данном случае подойдет и патрон 5,45 ПРС) и нелетальных боеприпасов. Не исключаю даже использование пистолетного патрона (возникает вопрос, как приспособить к нему магазин, но на AUGе эту проблему решили путем применения адаптера). Ствол для пулеметчика, разумеется, должен быть более массивным, чтоб меньше перегревался (ребристая поверхность?), а для марксмана ствол будет изготовляться по более продвинутой технологии (всякая там холодная ковка и т.д., не спец я в металлообработке, так что без подробностей). Впрочем, для фанатов 7,62, чтоб не ныли, можно выпустить ограниченной партией соответствующие стволы и комплект для конверсии затвора. Пущай рельсы дырявят в свое удовольствие.

 А вот для любителей насрать в ствольную коробку у меня принеприятнейшее известие. Пластиковый ударопрочный корпус не будет иметь верхней крышки и вообще делать его разборным не вижу нужды, доступ внутрь будет осуществляться только через съемный тыльник (для выемки блока УСМ). Ствольная коробка, как упоминалось выше, будет выниматься по типу AUGовской, а удерживаться в корпусе с помощью утопленного в корпус (в нише для магазина) фиксатора. То есть чтоб нагадить внутрь оружия, его придется разбирать. Проникновению внутрь пыли будет мешать герметичный корпус.

Внутренняя механика оружия находится как бы за рамками нашей темы, но если уж автоматика АК зарекомендовала 

себя хорошо, то не вижу смысла кардинально менять подход. Конечно, механизм подачи патронов и выброса гильз изменится, так же как и УСМ (он будет выниматься при неполной разборке через тыльник корпуса), но баллистические свойства ствола, принцип работы газового поршня, затворная рама и возвратный механизм пусть сохранят преемственность с автоматом Калашникова. 

Сошки/рукоятка
Что бы там не говорили военспецы, а сошки - вещь очень полезная, особенно для марксмана и пулеметчика. Для них предлагаю быстросъемные сошки, крепящиеся на "рельсах" в передней части корпуса. В походном положении они складываются вдоль ствола. Вешать сошки на ствол нецелесообразно, потому что нагрузка на ствол при этом снижает кучность, и весьма значительно. Один мой знакомый, много стрелявший из РПК, утверждает, что при стрельбе одиночными с установкой на сошку дополнительное отклонение от точки прицеливания составляло примерно 30 см на дистанции 300 м. Проверить не могу, но говорил он убедительно.
Прочие стрелки пусть довольствуются легкой сошкой, спрятанной внутри многопозиционной передней рукоятке. Кстати, эта рукоятка имеет в основании шарнир и переламывается не только вдоль, но и поперек, что удобно при переползании и зачистках зданий, особенно при стрельбе из-за угла. Штатный гранатомет не имеет своей рукоятки, при стрельбе из него раскладывается автоматная рукоятка

Резюме
Предложенная мной идея является проектом универсального стрелкового комплекса, способного удовлетворить армию и полицию, спецназ и линейную пехоту. Широкая номенклатура обвеса и наборы для конверсии калибров не означает, что всякий солдат должен носить трехкилограммовый автомат и еще полпуда всяких ништяков к нему. Экипажам боевых машин, тыловикам и прочим военнослужащим, не ведущим бой с помощью личного оружия, вообще не надо ни сменных стволов, ни дорогого ВКЦ, ни подствольного гранатомета. Им достаточно иметь для самообороны карабин, боекомплект которого будет состоять из двух пристегнутых магазинов на 50 патронов каждый (при экстренном покидании танка одной рукой хватать оружие, а другой искать в дыму и темноте подсумки с магазинами не комильфо).
Таким образом речь идет не о замене устаревшего АК новым, пусть даже и хорошим автоматом, а о создании универсальной оружейной платформы, имеющей практически безграничные варианты комплектации под все мыслимые запросы, и возможности для дальнейшей модернизации. И, опять же, экспортный рынок для мультикалиберной системы расширяется значительно.

P.S. И таки да, пока в Кремле заправляют либеральные выблядки, фантазии на тему эффективного оружия будущего будут оставаться фантазиями. Потому что никакого будущего у нас с наномодернизаторами нет.


Записаться на тренинг ТРИЗ по развитию творческого, сильного мышления от Мастера ТРИЗ Ю.Саламатова >>>

Новости RSSНовости в формате RSS

Статьи RSSСтатьи в формате RSS

Рейтинг – 999 голосов


Главная » Это интересно » Наука и техника » Смерть автомата Калашникова
© Институт Инновационного Проектирования, 1989-2015, 660018, г. Красноярск,
ул. Д.Бедного, 11-10, e-mail
ysal@triz-guide.com, info@triz-guide.com
 
 

 

Хочешь найти работу? Jooble