Институт Инновационного Проектирования | Интервью профессора Хомякова издательству Алгоритм
 
Гл
Пс
Кс
 
Изобретателями не рождаются, ими становятся
МЕНЮ
 
   
ВХОД
 
Пароль
ОПРОС
 
 
    Слышали ли Вы о ТРИЗ?

    Хотел бы изучить.:
    Нет, не слышал.:
    ТРИЗ умер...:
    Я изучаю ТРИЗ.:
    Я изучил, изучаю и применяю ТРИЗ для решения задач.:

 
ПОИСК
 
 



 


Все системы оплаты на сайте








ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
сертификация инноваторов
инновационные технологии
БИБЛИОТЕКА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ
Это интересно
ПРОДУКЦИЯ
 

 


Инновационное
обучение

Об авторе

Отзывы
участников

Программа
обучения

Вопрос
Ю.Саламатову

Поступить на обучение

Общественное
объединение



Молодому инноватору

FAQ
 

Сертификация
специалистов

Примеры заданий

Заявка на
сертификацию

Аттестационная
комиссия

Список
аттестованных
инноваторов

Инновационное
проектирование

О компании

Клиенты

Образцы проектов

Заявка
на проект

Семинары

Экспертиза проектов

   

Книги и статьи Ю.Саламатова

Теория Решения Изобретательских Задач

Развитие Творческого Воображения

ТРИЗ в нетехнических областях

Инновации 
в жизни науке и технике

Книги по теории творчества

Архивариус РТВ-ТРИЗ-ФСА

Научная Фантастика
 
 
Статьи о патентовани
   

Наука и Техника

Политика

Экономика

Изобретательские блоги 

Юмор 
 
Полигон задач

ТРИЗ в виртуальном мире
медиатехнологий
       

Книги для
инноваторов

CD/DVD видеокурсы для инноваторов

Програмное обеспечение
инноваторов

Покупка
товаров

Отзывы о
товарах
           

Интервью профессора Хомякова издательству Алгоритм

 

Интервью профессора Хомякова издательству АлгоритмАлгоритм. В нашем издательстве вышла Ваша книга «Катастрофа — 2012».Она вызвала немалый интерес. Расскажите о ней.
П.М. Хомяков. Наверное рассказывать о книге занятие не совсем конструктивное. Книгу надо читать, если ее тема заинтересовала. Может быть для начала я расскажу об истории ее создания? И по ходу рассказа затрону основные идеи, в их, если можно сказать, эволюционном развитии. Не возражаете?
А. Давайте.
П.М.Х. Но прежде всего я хочу поблагодарить руководство издательства за публикацию этой книги. Эту книгу можно назвать одной из моих основополагающих работ. В силу ряда обстоятельств, которых мы может быть коснемся ниже, я не надеялся увидеть ее напечатанной. И тут такой подарок мне. Я глубоко тронут таким интересом к моей работе и еще раз благодарю руководства Алгоритма за этот подарок.
Большое спасибо.
А. Пожалуйста, Петр Михайлович. Однако, замечу, что мы бы не заинтересовались вашей работой, если бы не понимали ее актуальность и возможный читательский интерес к ней.
П.М.Х. Все равно, спасибо.
А. Хорошо. Но вернемся к заданному вопросу. История написания этой книги. Когда, кстати, Вы ее начали писать?
П.М.Х. Если быть точным, то писать я ее начал очень давно. Дело в том, что в основе этой книги лежат прогнозы глобального развития, исследование глобальных проблем.
А. Извините, но в Вашей книге по-моему гораздо больше злободневного.
П.М.Х. Да, это так. Но дело в том, что злободневные проблемы России рассматриваются именно с глобальных позиций. В контексте глубокого цивилизационного кризиса, который охватил так или иначе весь мир.
Такой подход позволяет подойти к рассмотрению даже очень острых проблем, проблем, которые затрагивают жизненные интересы читателя, не с позиций сиюминутных интересов и эмоций, а с позиций гораздо более общего плана.
А. То есть, Вы хотите сказать, что книга имеет некий абстрактный характер. Этакое высокое философствование, лишенное эмоций. По-моему, это не так. Эмоции там хлещут через край. Такую страстность редко увидишь в художественных произведениях или острых политических памфлетах.
П.М.Х. В том то и специфика этой книги. Эмоции базируются не на сиюминутных оценках, а на знании закономерностей глобального цивилизационного развития. Знаете, очень важно для человека знать, что его эмоциональная оценка ситуации соответствует объективным тенденциям развития природы и общества.
А. Этакий аналог древнего: «С нами Бог!»?
П.М.Х. Именно так! Именно так. Кто-то скажет: «С нами Бог!», кто-то скажет нечто более научное: «Мои взгляды и оценки соответствуют законам Природы», кто-то по иному сформулирует эту мысль. Но общее направление понятно. Резкие, даже очень резкие оценки и выводы тем не менее объективны.
А. Так что же лежит в основании этой объективности?
П.М.Х. В основании этой объективности лежат представление об общих тенденциях развития природы, общества и цивилизации.
А. На чем же основаны эти представления?
П.М.Х. На моей научной работе. Знаете, до определенного времени моя жизнь была весьма разнообразна. Работал в экспедициях, служил в армии. Довелось поработать и буровиком, и печатником, и расформовщиком, и дворником и даже пастухом. Но тем не менее, два факультета МГУ, Географический и Механико-математический, я закончил. Защитил кандидатскую диссертацию и благодаря уникальному сочетанию обстоятельств в 1981 году попал на работу в знаменитый Всесоюзный институт системных исследований ГКНТ и АН СССР, сейчас Институт системного анализа РАН, где и проработал 29 лет.
Работа во ВНИИСИ и стала главной в моей жизни. Проблематика, которой я занимался во ВНИИСИ, и определила мой профессиональный, а затем и личный менталитет.
А. И что это за проблематика?
П.М.Х. Исследование кризисов, катаклизмов и катастроф в сложных системах. Сам я в основном занимался экологическими и вообще природными кризисами. Критическими ситуациями в ландшафтной среде, геологической среде, атмосфере и гидросфере. Хотя занимался также и проблемами развития техники, регионального развития. Определенными аспектами экономических и энергетических кризисов.
Докторскую диссертацию по техническим наукам по специальности «Управление в социальных и экономических системах» я защитил как раз по упомянутым вопросам.
Однако хочу обратить Ваше внимание и внимание наших читателей на два момента.
Первый. Во ВНИИСИ не было жестких барьеров между исследовательскими группами. Атмосфера была самая живая. 
Творческая. Поэтому я принимал участие в самых разных семинарах и исследовательских программах.
Например, по проблемам старения, проблемам осознания законов природы в русских сказках ...
А. А что и такие исследования были?
П.М.Х. Да. До сих пор запомнился один семинар: «Сравнительное исследование концепции времени в русских сказках и Библии».
А. И что, сильно отличаются?
П.М.Х. Кардинально.
А. Интересно. А чем?
П.М.Х. Знаете, если я начну рассказывать обо всех интересных исследованиях во ВНИИСИ, то мне придется несколько томов здесь изложить.
А. Ну хотя бы один-два примера. Самых завлекательных.
П.М.Х. Ну, например, сколько и за какое время надо уничтожить живой силы противника, чтобы он утратил волю к сопротивлению
А. А что, и такие работы были?
П.М.Х. Не во ВНИИСИ, но у некоторых коллег, которым было интересно знать наше мнение об их результатах.
А. Извините, а какому, условно говоря, военному математику интересно мнение математика-эколога? И чем оно интересно. 
П.М.Х. Интересно потому, что, например, борьба с партизанами и борьба с паразитами сельского хозяйства описывается одними и теми же уравнениями. Один к одному. 
А математическое описание любого катаклизма в сложных системах вообще одинаковое и для экономического, и для экологического кризисов.
Так же и старение, и срыв адаптации организма, и тот же цивилизационный кризис имеют много общего в их формализованном описании.
Я конечно понимаю, что несколько упрощаю. Но в целом это именно так.
А. Интересно. Но вы все время говорите про кризисы, катаклизмы, даже войны и тому подобные вещи. Но ведь мир в основном развивается эволюционно.
П.М.Х. Большая ошибка. Мир, любая его подсистема, что природная, что техническая, что общественная, эволюционно деградируют. А развиваются через обновление в кризисах.
А. Но ведь все политики стремятся сохранить именно стабильность.
П.М.Х. Потому что все политики современного мира — паразиты и деграданты. И мир ждут гораздо более масштабные потрясения, если эти политики сохранят власть.
В теории кризисов есть такая градация. Кризис-катастрофа-катаклизм. Это все более и более радикальные изменения сложных систем при все большей интенсивности физического уничтожения элементов систем.
А. Например.
П.М.Х. Какой пример Вы хотите?
А. Ну, например, в социальных системах. Что Вы имеете в виду под элементами? И чем в этом примере кризис отличается от катастрофы?
П.М.Х. Элементы — люди. В глубокий кризис погибают многие проценты людей. В катастрофу десятки процентов. В катаклизм выживают считанные проценты, а погибают все остальные.
А. Значит Катастрофа-2012 - это еще не самое худшее.
П.М.Х. Конечно. Дай Бог, чтобы она произошла. Ибо если дебильные «стабилизаторы» во власти ее сумеют затормозить, то нас ждет уже Катаклизм-2015. Потому что задержка с реализацией кризиса вызывает катастрофу. А задержка катастрофы вызовет катаклизм.
А. Значит кризисы, катастрофы и катаклизмы — ваша научная специальность?
П.М.Х. С определенной долей условности — да.
А. И поэтому книга написана вполне профессионально с научной точки зрения?
П.М.Х. Да.
А. Извините, Вы рассказывали, что долгое время работали во ВНИИСИ. Но там же примерно в это время работал и Гайдар.
П.М.Х. Да, ну и что?
А. Знаете ли, многие не любят покойного Егора Тимуровича. Ну, и отсюда подозрительное отношение и к институту, из которого он вышел, и который Вы так нахваливаете.
П.М.Х. Институт здесь совершенно ни при чем. Гайдарушка был амбициозным алкоголиком. Я работал с ним в одном отделе. И частенько после дежурства в дружине, знаете, были тогда в СССР такие повинности, ходить дежурить в ДНД, так вот частенько грузил его в автобус, как неодушевленный предмет.
Кстати, докторская его — чистый плагиат с одного канадского издания. И знаете, какая там была главная идея?
А. Нет, откуда же.
П.М.Х. О недопустимости социального расслоения в процессе экономических реформ. То есть прямо противоположное тому, что он реализовывал на практике. Этакое циничное презрение к якобы собственным научным взглядам. Короче, номенклатура, она везде номенклатура. Бездарная, деградировавшая, амбициозная, беспринципная.
А. Не по христиански Вы рассуждаете.
П.М.Х. А я не христианин. Я верю в наших родных русских Богов. Впрочем, родноверие отнюдь не противоречит Единобожию. Во всех ведических религиях Творец один. Впрочем, богословские дискуссии наверное выходят за рамки нашей беседы.
А. Пожалуй. Но, извините, все же еще один деликатный вопрос не по книге. Разрешите?
П.М.Х. Конечно. Читатели должны знать автора, которым заинтересовались не только по книге.
А. Вот Вы работали рядом с Гайдаром ….
П.М.Х. И еще целым рядом «героев» в кавычках 1990-х. Из нашего института вышли еще и Авен, и Данилов-Данильян.
А. Тем более. Тогда нескромный вопрос, что же Вы то в эту обойму не попали?
П.М.Х. Почему нескромный. Чуть было не попал на смотрины в Вену. Там тогда собирали перспективных деятельных молодых людей под предлогом молодежной научной школы. Так вот, волею судеб я услышал разговор о себе. Один деятель, оформлявший документы, спросил у другого: «Неужели этот мужик думает попасть в Вену?» Третий участник беседы изумился: «А почему нет? Прекрасный специалист креативного плана». На что первый ответил: «Слишком мужик, и слишком русский».
Ну и что, мне надо было становиться импотентом или гомосексуалистом, и отказаться от своей национальности, чтобы попасть в одну обойму с Гайдаром?
Я тогда громко кашлянул. И вошел в комнату с очень нехорошей ухмылкой.
Вопрос был закрыт навсегда.
Но данной мне тогда характеристикой горжусь до сих пор.
Ну, и вообще, у меня еще бывали случаи, когда я мог сделать типичную коррупционную российскую карьеру. На рубеже 1990-х после защиты докторской полтора месяца был и.о. генерального директора одного НПО. Но понял, что там просто хотят распилить это НПО и распродать. Стало противно. Успел вернуться во ВНИИСИ, благо формальности перехода не были завершены.
Потом предлагали должность зав. отделом в аппарате одного вице-премьера. Там прямо сказали, сколько брать взяток и сколько откатывать.
А. Ну и сколько?
П.М.Х. Мне - 50 тысяч долларов в месяц. При официальной зарплате где-то, сейчас не помню в пересчете на доллары, долларов 700 в месяц.
Сбежал после первой же беседы.
А. Интересно. Но тогда, если позволите, еще один вопрос не по книге.
П.М.Х. Давайте.
А. В чем суть ваших нынешних злоключений. И где вы сейчас обретаетесь.
П.М.Х. Сами понимаете, вопрос мне мало приятен. Но отвечу, хотя и кратко. Суть нынешних злоключений в том, что я стал жертвой грязной интриги, где схлестнулись интересы ФСБ и МВД. При этом, разумеется, была и коррупционная составляющая. Моих работодателей весьма крупно развели на деньги, фактически ограбив одного на 180 тысяч долларов, а другого на 40 тысяч, шантажируя тем, что я у них работал.
Я бежал из России.
А. И где Вы сейчас?
П.М.Х. В Грузии.
А. Ну и как там?
П.М.Х. Знаете, русский может жить только в России. Вернее, на Руси.
А. И как же Вы видите свое будущее?
П.М.Х. Как в изданной Вашим издательством книге. Катастрофа-2012 и Русская революция. А в революцию я пригожусь в любом качестве. Хотя бы простым солдатом этой революции. Мне ничего не надо. Я пожилой человек и борец за идею. В отличие от номенклатурного Гайдарушки, я своим взглядам и убеждениям верен. А мои убеждения — это Свобода и Прогресс. Причем в формах, соответствующих всем реалиям стран, где эта Свобода достигается, а Прогресс реализуется. То есть с уважением к национальной специфике.
А. У Вас есть сейчас какие-нибудь творческие планы?
П.М.Х. Знаете, пишу понемногу на сайте Folksland.net, где у меня блог, и постоянно улучшаю тексты своих старых книг. Знаете, так получается, что высказанные мною прогнозы постоянно подтверждаются. Кстати, и в «Катастрофе-2012» есть разделы, где сравниваются мои прогнозы и то, что случилось. Ведь я же писал эту книгу фактически начиная с середины 1990-х. Просто хотелось систематизировать в популярной форме то, что знал, те результаты, которые уже были никому в официальной российской науке не нужны.
Так что эта книга писалась и шлифовалась долго.
А. Знаете, не похоже. Стиль такой эмоциональный, темп изложения прямо-таки пулеметный, образно выражаясь
П.М.Х. Одно другому не мешает. Это помните, как у Киплинга:
И если будешь мерить расстоянье, секундами
Пускаясь в дальний бег,
Земля твое, мой мальчик, достоянье
И более того, ты человек!
А. То есть, Ваши книги и сейчас можно считать только что написанными. Просто Вы их аналогично «Катастрофе-2012» долго писали?
П.М.Х. В некотором роде, да.
А. Скажите, а если бы была возможность их переиздать, с чего бы Вы начали, и что бы из Ваших трудов порекомендовали?
П.М.Х. Ну, во-первых «Россия против Руси — Русь против России» Это историческое расследование и одновременно некое социально-историческое эссе, в основе которого лежит разгадка тайн Батыева нашествия и татарского ига. Этакий документальный исторический детектив. Но не только исторический. Там объясняются большинство нелепостей и нынешней российской политики и идеологии. Что важно понять в преддверии Катастрофы-2012.
А. А еще?
П.М.Х. Технотронная Авеста (Сакральная космогония белого человека). Это философско-религиозная работа, сочетающая попытку совместить мистические взгляды и научное мировоззрение. О жанре ярко говорит название одной из частей «Физика колдовства».
Ну, и еще я очень люблю свои политические романы.
Это во-первых «Боги и твари» Это политический фантастический боевик. Действие происходит в двух временных плоскостях в 1970-х — 2000-х годах. Сюжет строится вокруг разработок геофизического оружия и его применения. И во время Троянской войны.
Кстати, тема о геофизическом оружии весьма актуальна в связи со скандалами об американской системе ХААРП, которая якобы ответственна за землетрясение в Японии.
Но, мы отвлеклись.
Следующее мое произведение, которое я хотел бы увидеть напечатанным большим тиражом, это «Тайна царя Иоанна». Это политический фантастический боевик. Сюжет строится вокруг поисков библиотеки Ивана Грозного на фоне современной политической борьбы и криминальных интриг.
Ну, и две менее объемные вещи. Это «Мироповорот». Политический боевик. Социальная фантастика о политической борьбе в современной России. И одновременно любовный роман. Не постесняюсь сказать, берущий за душу. Знакомые женщины плакали, дочитав до конца.
И самый мой первый художественный опыт. Роман «Перекресток». Политический боевик. Социальная фантастика о политической борьбе в современной России с элементами мистики.
А. Но читателям известны и другие Ваши произведения. Например капитальный труд «Свои и чужие». Почему Вы о них не сказали?
П.М.Х. Знаете, «Свои и чужие» были изданы тиражом 9 тысяч экземпляров. И сейчас еще кое-где продаются. «Отчет русским Богам» я бы сейчас существенно скорректировал.
А названные мною книги не продаются. Их тиражи были меньше одной тысячи экземпляров. И по большей части пропали.
А я бы хотел донести эти книги до читателя. Ибо знаю, что они бы сейчас нашли своего читателя.
А. А как Вы оцениваете нынешнюю ситуацию в России?
П.М.Х. Знаете, если говорить в самых общих чертах, то полностью соответствующей моим прогнозам, изложенным в «Катастрофе-2012». А если более злободневно, то читайте меня на сайте Folksland.net.
А. Спасибо за столь обстоятельное интервью.
П.М.Х. Это Вам спасибо за внимание к моим работам.
А. Всего доброго и успехов.
П.М.Х. И Вам успехов.

 


Записаться на тренинг ТРИЗ по развитию творческого, сильного мышления от Мастера ТРИЗ Ю.Саламатова >>>

Новости RSSНовости в формате RSS

Статьи RSSСтатьи в формате RSS

Рейтинг – 717 голосов


Главная » Это интересно » Экономика » Интервью профессора Хомякова издательству Алгоритм
© Институт Инновационного Проектирования, 1989-2015, 660018, г. Красноярск,
ул. Д.Бедного, 11-10, e-mail
ysal@triz-guide.com, info@triz-guide.com
 
 

 

Хочешь найти работу? Jooble